Сообщество «ЦАРЁВА ДРУЖИНА» 05:44 25 октября 2019

Когда крест и меч были порознь

Давняя история с продолжением в наше время 
26

Дело было года три-четыре назад. В начале осени мой старый итальянский друг Никколо, историк из Песто, доставил меня на джипе к подножию горы Пафлагоне, что в Неаполитанских Апеннинах. Здесь  зарождается торопливыми потоками река Селе,  чтобы  в сотне римских миль* ниже пополнить пресной водой Салернский залив Тирренского моря.  Мы с другом осмотрели живописные окрестности нашей стоянки, выбрали сухой взгорок и поставили палатку в тени под низким зонтиком карликовой пинии. Потом уселись  у костра, и Никколо голосом опытного лектора начал свой рассказ о событии, случившемся здесь немногим более  двух тысяч лет тому назад.  «На этом самом месте, -  историк кивнул в сторону нашей палатки, - стоял его шатёр… Не смейся, Серджио, я знаю!.. А вокруг, не разводя огней, расположились на траве, под кустами и деревьями, его соратники. Вполголоса перекликаясь, передвигались дозорные по границам лагеря.  Он весь словно укутался в чёрный походный плащ.  Мутно белело лишь слабое световое пятно на ткани шатра от огня, зажжённого внутри». 

…Мой друг часто прерывался, чтобы заваривать кофе.  Я следил за диктофоном,  не задавая вопросов.  Только по возвращении домой закончил расшифровку записи. Читайте!

            *

Та осенняя ночь 682 года от основания Рима выдалась в верховьях Силаруса** ненастной.  Тяжёлые облака осыпали меловое среднегорье холодным дождём, ветер лохматил дубравы и заросли мирта, ломал ветви низкорослых сосен. Заполночь  несколько тёмных фигур  покинули шатёр.  Одна из них осталась у входа снаружи, другие разошлись в разные стороны.  От откинутого полога вниз по косогору протянулась световая дорожка. Кто-то в плаще с накинутым на голову капюшоном ступил  на неё, выйдя из кустов, и стал подниматься к шатру. Стоявший наверху подался вперёд, всматриваясь в полуночника:

- Ты кто? Назови себя.

- Спасённый Богом, Исус,  вторая центурия первой когорты, - послышался глухой голос из-под капюшона. –  Выслушай меня, Спартак.

- Следуй за мной.

Под куполом просторной  палатки горел на опорном столбе фитиль в плошке с оливковым маслом. Света оказалось достаточно,  чтобы нам из двухтысячелетней дали рассмотреть стоявших друг против друга простого бойца и военачальника. Последний, лет под сорок, одетый в шерстяную рубашку до колен, был  высок и плечист, русоволос. Светлая окраска волнистой шевелюры и кудрявой бородки, голубые глаза выдавали в нём фракийца, как называли в Риме коренных жителей  балканского севера и пришлых туда недавно с полуночной стороны славян-антов.  Второй, ростом значительно ниже, по сравнению с известным гладиатором, казался хрупким, но не изнеженным. Тонкая смуглая рука молодого ещё человека, которой он отжал воду из клиновидной бороды,  была исполосована бледными шрамами.  Чёрные волосы с синевой, миндалевидные тёмные глаза, наполненные какой-то мучительной  думой,  позволяли предположить, что перед вождём восставших рабов стоял уроженец Востока, где таинственные культы и своеобразные ощущения  влияют на облик человека.

 - Ты иудей? Почему ты называешь себя Спасённым Богом?  - спросил Спартак.

 - Я не ведаю своего родства, мой командир. Помню себя только с той поры, когда меня,  уже юношу, остановили на дороге из Иерусалима к Мёртвому морю  бродяги. Они и дали мне это имя. Я исходил с ними всю Палестину,  побывал в эллинских городах, познал философию греческих  мудрецов,  затем поселился среди отшельников в  Кумранских пещерах.  Но неразумно ушёл оттуда, и вскоре меня схватили римские солдаты. За что, не знаю.  Меня  продали плантатору в Южной Италии.  Ты меня освободил. Я понимаю все сущие языки Ойкумены – и арамейский, и греческий,  и латынь, и другие. Со мной по ночам беседуют боги всех народов, чаще всех – один, ранее  неведомый... 

На этих словах родства не помнящий умолк.  Спартак задумчиво прошёлся по шатру, спросил:

-Чего ты ждёшь от меня,   странный человек?

-Посмотри за реку, Спартак.  Там горят костры наших врагов. Уже победные огни. Честолюбивый торгаш Марк Красс мечтает о триумфальном въезде в столицу мира. А в обратной стороне, на расстоянии дневного перехода,  высаживаются в порту Брундизия легионы Лукулла.  И на восток нет пути тебе, и на запад, - нервным жестом Исус указал направления. -   Там - стена Пентелийских гор, там - предательское для тебя море. Добытая тобой свобода, коротает свою последнюю ночь.  Разве ты не понимаешь?

Спартак  досадливым махом руки прервал речь ночного посетителя:

- Я не удерживаю тебя. До рассвета, пока не началось сражение,  каждому вольно покинуть лагерь. Так только что решил совет командиров. Но ты не трус…  Я вспомнил: ты прикрывал мне спину в сражении при Мутине.  

Исус  неопределённо покачал головой, то ли соглашаясь с мнением своего вождя, то ли отрицая его:

-Пока у меня оставалась надежда на гибель этого проклятого мира, я готов был положить свою голову на жертвенный камень свободы. Теперь такой надежды нет. Да и что дала бы твоя полная победа, случись эта невероятность? Господа стали бы рабами, а  рабы – господами.  В земной жизни может быть только так. Силы Тьмы побеждают всюду. Долгая ночь надвигается на обитаемый мир. Тебе и другим, как ты, не остановить её.  Рекой крови не смыть рабства. Я вижу тысячи трупов вокруг этой горы и тебя среди них, бездыханного.

- И всё? – насмешливо спросил вождь вчерашних рабов. – Это всё, что ты хотел сказать мне?  Что-то не так, что-то ты не договариваешь, халдей.

Отступник опустил свои выразительные глаза. Потом вскинул их на Спартака, подошедшего к нему вплотную. Они горели так, будто принадлежали не человеку, а восточному идолу, во чреве которого  жрецы разводят жертвенный огонь.

- Бежим… Бежим вместе. Я знаю надёжный путь.

Фракиец отозвался не сразу. Скрестив на груди мускулистые руки, он стал кружить вокруг столба с навешенными на нём доспехами и оружием. От движения воздуха заколебался язычок пламени в светильнике, тревожные отблески побежали по ткани шатра.

- Вчера  люди Красса предложили  мне сложить оружие в обмен на римское гражданство и чин претора. Сейчас  ты склоняешь меня на дезертирство. Что оскорбительней?

Казалось, Спартак разговаривает сам с собой. Последние его слова задели отступника. Он поднял руки, словно защищаясь от удара:

- Нет, нет, не  оставляй легион на виду у Красса! Распусти его до рассвета. Одно твоё слово, и  твои братья рассеются по горам.

- Ты соблазняешь меня жизнью земляного червя? Дышать гнилью и питаться мертвечиной? Завидная участь! Нет, только победа или смерть.

Пока вождь  повстанцев произносил эти слова,  Исус менялся на глазах:  спина его выпрямилась, он как будто подрос, черты лица обострились, и в глазах вновь разгорелся огонь восточного идола. Он словно забыл, кто перед ним.

- Брат мой,  ты рассуждаешь как эллин, подстрекаемый своими бессильными богами-олимпийцами, которых выдумали дети. Пусть не пугает тебя жизнь  раба, ибо все люди в этой жизни – чьи-то невольники. Покорись воле истинного бога!  Ведь твоя свободная  бессмертная душа лишь краткий миг,  ложно именуемый жизнью, пребывает в телесной оболочке. Не всё ли равно, что есть наше тело – раб или господин?  Так угодно богу.

- О каком из богов говоришь ты?  Всякий из римских богов на стороне римлян. А боги других народов бессильны перед ними.

- Ты заблуждаешься, Спартак. Нет богов ни римских, ни греческих, равно как и других. Есть бог единый и вездесущий, всемогущий отец всех людей, непостижимый человеческим разумом.

- Вот как! - военачальник остановился и с интересом посмотрел на пророка, оказавшегося в его войске. – Раз наше бренное тело – ничто, стоит ли  спасать его бегством, не зная даже, кем оно будет завтра, рабом или господином? Не почётней ли погибнуть с мечом в руке? И честь сохранишь, и  раньше предстанешь перед твоим всесильным богом.

Исус не заметил иронии.

- Непросто приблизиться к небесному престолу, Спартак. Лишь долгим служением господу (тяжкими трудами, постом, молитвами и умерщвлением плоти)  можно заслужить его благодать. Брат мой, я открою тебе великую тайну. Далеко отсюда, на пустынных берегах Мёртвого моря живут в пещерах дети Света. Они именуют себя эссенами. Дни их проходят в труде на тощих полях под палящим солнцем, а ночи – в молитвах и чтении священных книг, написанных  под диктовку истинного бога.  Я пробыл там несколько лет, но не крепка оказалась моя вера тогда, а душа и тело не могли отказаться полностью от мирских соблазнов. Я бежал в многошумные города к лживой жизни детей Тьмы. Остальное ты знаешь. Ты вернул мне  свободу, так позволь же  отплатить тебе добром. Последуй за мной.  Тайными тропами мы проберёмся в Брундизий.  Оттуда менее одной луны плавания до финикийского побережья, а там рукой подать до обители эссенов. Мы войдём в их общину, очистим души от житейской скверны и станем  мирно ждать прихода Мессии, который возвестит о гибели Князя Тьмы.  Вот тогда и придёт час мщения. Мы больше не будем проливать  кровь наших врагов. Наш бог, истинный создатель, отмстит за нас, за всех угнетённых. Решайся, Спартак! Бежим!

Пальцы Исуса вцепились в плечо фракийца.  Хватка оказалась железной.  Не узнать было искривлённого страдальческой гримасой лица  сообщника эссенов,  на губах выступила пена. Резким движением Спартак освободился от хватки тонких пальцев ночного посетителя:

- Опомнись, безумец! Ты предлагаешь мне поменять солнечный миг борьбы на долгое ожидание божественной подачки во мраке пещер, на мечту о равенстве в загробном мире? Пусть твой бог, если он всесилен, даст его мне и моим братьям по оружию здесь, сегодня.

Восточный человек вскинул испуганный взгляд под купол шатра:

- Тише! Он слышит.

**

Полководец повернулся спиной к Спасённому Богом. Подойдя к выходу из шатра, откинул полог.  В предрассветной мгле смутно обрисовывались купы деревьев и кустов, тела бойцов, спящих под плащами на траве.  Одинокие фигуры уже передвигались по лагерю.  Перекликались дозорные. На противоположном берегу Силаруса  дотлевали  костры римлян.

Вождь вернулся к  опорному столбу, снял с крюка панцирь и стал прилаживать  его к груди поверх рубашки. Проверив на прочность ремни римского шлема и поножей, протянул руку к мечу, лежавшему в ножнах на столе  поверх чертежей  местности  с горой Пафлагоне.

- Я верю в богов, в судьбу, но без этого меча вера моя  слаба.  Иди, Исус,  спасайся в своих пещерах.  Скоро бой. Последний.  Знай, мы победим.

- Ты мужественный человек, Спартак, достойный славы Геракла. Жаль, что через двадцать-тридцать лет никто не вспомнит о тебе.

***

Спустя несколько дней лесная тропа вывела усталого путника с тёмным бородатым лицом на окраину Брундизия. Город уже покинули Легионы Лукулла, спешившие усилить Красса.  Исус пробрался в порт, отыскал финикийского «купца» в тесном ряду судов у причала. Старый моряк с серьгой в мочке  уха, полупират-полунегоциант,  долго вертел в коротких пальцах серебряный динарий,  задавал вопросы: кто да откуда путник. Тогда  Исус извлёк из складок плаща  аурею. Золотая монета развеяла подозрения тирянина. Он  показал  глазами на  место под навесом у мачты  судна: «Располагайся здесь». С кормы доносились обрывки разговора: «Тысячи рабов полегли… Пленных распинают по дороге Капуя-Рим». – «А тот… как его?.. Спартак?» - «Фракиец, говорят, пал последним. Только тела его не нашли. Изрубили, видать, на куски». – «Нет, это боги взяли его к себе». – «Да ну, он же смертный!». – «Выходит, не смертный».

****

Исус  благополучно добрался до Палестины.  Позже его встречали на пыльных дорогах Востока среди бродяг и нищих.  Потом следы его затерялись в прибрежных скалах Мёртвого моря. Как он жил среди эссенов в Кумранских пещерах, когда умер, никто не знает.  Много позже в Малой Азии возникли легенды о Мессии, иудее  по имени Йешуа. Греки звали его  Иэсоусом,  славяне нарекли  Иисусом. Но был ли он тем самым   бойцом  последнего легиона Спартака, о котором рассказал мне  историк Никколо, или   главным действующим лицом  поздних легенд стал другой Исус,  достоверно неизвестно.

Примечания:

*1 римская миля =1000 шагов легионера (700-750 м).

**Ныне р.Селе.     

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«ЦАРЁВА ДРУЖИНА»
75
Cообщество
«ЦАРЁВА ДРУЖИНА»
15
Cообщество
«ЦАРЁВА ДРУЖИНА»
47
Комментарии Написать свой комментарий
25 октября 2019 в 06:34

“Много позже в Малой Азии возникли легенды о Мессии, иудее по имени Йешуа. Греки звали его Иэсоусом, славяне нарекли Иисусом”.

Грамотей. Греки звали его Христосом, славяне Спасителем.

25 октября 2019 в 07:14

Ничто не свято. Если в патриархальной империи и в Красной цивилизации рукой писателя двигал нравственный императив, то в буржуазной Эрефии все стало товаром. Буржуазия пластична, она способна приспособить под свои коммерческие нужды любые ценности, облечь это в любое фэнтези. Совсем недаром этот жанр стал доминирующим в среде буржуазной интеллигенции.

Для полного счастья, не хватает пару религиозных приживалок с цитатами, скажем, от Серафима Соровского. Обосновать мораль коньектуры и нравственные изыски автора язычника. Типа, - И сказал апостол Павел, всякий старший библиотекарь может стать власовцем, но не всякий власовец библиотекарем.

И это по вашему, литература?

25 октября 2019 в 12:17

Грамотеям.
Как же посмел Альберт МальЦ (а не МальТц, верхогляд Ужакин!) назвать своё произведение "Крест и стрела", когда у Шекспира " Ромео и Джульетта", у Достоевского "Преступление и наказание" и т.д.?! Так что я не первый, который между двумя понятиями поставил союз "и". И как же посмел В.И. Ленин "украсть" (!!!) у Чернышевского название "Что делать?" ?

Первый вариант настоящего произведения под названием "Двое" был опубликован в советской периодике более 40 лет тому назад. Видимо, тогда Ужакин, ещё не впавший в идиотиз, то ли не заметил его, то ли позабыл имя автора. Сохранилась прекрасная рецензия из редакции журнала "Наука и религия". Процитировать из неё не могу, т.к. рецензия вместе с другими бумагами того времени находится в фонде хранения моих рукописей и др. в НКЦ Пушкинского Заповедника. Новый русский пролетарий Ужакин при желании может обратиться туда.
Второй вариант под названием "Исус и Спартак" увидел свет на сайте "Завтра" в 2015 году.
Под тем же названием рассказ вошёл в книгу моих избранных сочинений в 2017 году.
Настоящий вариант мною сокращён с учётом знаний и умственных способностей некоторых читателей, пОстящихся на сайте от безделия и внутренней пустоты.
Успокаиваю их: я знаю как звали Иисуса Христа в Иудее и в Греческом мире две тысячи лет назад. Не утруждайте себя умничаньями. Здесь нет ни крыш Парижа, ни немецких автоматов.
Благодарствую, Арк Седов.

25 октября 2019 в 12:36

Я не хочу в угол! Я правда учил!

25 октября 2019 в 15:39

Балац, с каждым вашим постом с грустью убеждаюсь, как гаснет ваш ум, как всё более плоским становится то, что вы, наверное, принимаете за свои остроты.

25 октября 2019 в 15:35

Дорогой акын неизвестного кишлака Джамбул Джабаевич Рахматуллин! Может быть вы и меня, с греческими корнями, будете учить как греки произносили имя Иисуса Христа? Коли так, предлагаю вам открыть в кишлаке уроки изучения языка эллинов. А может лучше заняться дрессировкой лошади Пржевальского? НЭ?

25 октября 2019 в 15:53

Свобода – сам человек, его вскрытый Бог. Извне свобода не добывается.
Последнее испытание выдержано - и "боги взяли его к себе".

25 октября 2019 в 16:07

Я имею в виду искушение спасти свою жизнь вместо того, чтобы отдать ее, целиком, за Свободу.

25 октября 2019 в 16:15

Сокуров, позвольте от дискуссии отсечь все лишнее. И начну с вашего курьез, с вашей поддевки по поводу американского автора. Выглядело это так: обнаружив неизвестное вам произведение, вы с досады и по привычке полезли в вики-помойку, чтобы понять - что же это за произведение - "Крест и стрела". И тут вам подвернулась удача, вы обнаружили недостающую букву. тут то вы и проявили свои лучшие качества ))) Только вот беда, Сокуров, я то эту книгу читал в свои учебные годы, а вы нет. И читал в оригинале, а потому и привел фамилию автора по памяти, как в оригинале. А вы по принципу - не читал, но осуждаю. Упс.

Понимаете, Сокуров, иногда перевод нам преподносит нам сюрпризы. Вот вы читали в детстве (возможно, но маловероятно), книгу Айвенго, писателя Вальтера Скотта. А потом выясняется, что Айвенго совсем не айвенго, да и Вальтер оказывается Уолтером. так, что читайте больше, Сокуров, тогда у вас озимые не будут косить по зяби.

А теперь о главном. Ваша отсылка, к тому, что ваш рассказ сорок лет тому опубликовали в "Науке и религии", представляется мне крайне важной, во многом раскрывающая портрет автора. Вы ведь , насколько мы знаем с ваших слов, не верите ни Бога ни в черта, а в своем творчестве тяготеете к языческим принципам душевной организации, этакий представитель предорфиков - стихии, меловые отложения и прочий литературно-геологические понты.

А тут. пока еще молодой автор ( как-никак сорок лет), тащит антирелигиозную гаврилиаду, ему же похрен о чем писать но конъектуру он чувствует крепко. Полагаю, что в редакции состоялся разговор, один-в один , какой состоялся на Патриарших между Берлиозом и Иваном Бездомным. Мол у вас Иисус, как живой, а нам надо, чтобы это было мифом. Ну вы в конце дровишек и подкинули.

Я конечно дико извиняюсь, Сокуров, но Зенона Косидовского вы конечно же не читали, ни Сказания Евангелистов, ни все остальное.

Отсюда и сухой остаток. Вы - коньюктурщик, были и, увы, остаетесь.

25 октября 2019 в 16:53

Есть то оно, есть - это второе Я, как второе дно. Однако хочу задать вопрос "писателю" второго дна, а почему этот грек, вторую версию для Форума газеты Завтра назвал на католический манер - "Исус и Спартак"? В чем цимес?

Надо полагать, что нам представлена вторая часть дилогии и он сейчас работает на первой частью "Исус и подвиги Геракла". А что, креативно и неисчерпаемо. Можно даже подкинуть писателю ряд тем, скажем: Исус и Клеопартра, Исус и семь чудес света, Исус и и морфологическое строение западных Карпат, Иисус Навин и истребление Хеврона... Хотя стоп, это для другой повести.

25 октября 2019 в 17:06

Сергей Анатольевич, обратите внимание на грамотея, цитирую Ужакина:
- ...похрен о чем писать но конъектуру он чувствует...
- ...Вы - коньюктурщик, были и, увы...
Видимо, у этого грамотея родной язык амэрыканский, ха-ха.
Беру на себя смелость подсказать барнаульцу правильное написание этого слова на русском языке: КОНЪЮНКТУРА!
Моё мнение, не отвечать Вам Ужакину. Вы сами призывали к этому в предыдущей статье.

25 октября 2019 в 19:05

Присоединяюсь к НЕ ОТВЕЧАТЬ!
И читать в качестве развлекалова.
Потому как чел реально развлекается.

26 октября 2019 в 10:03

Арина, Алексис, последую вашим советам.

26 октября 2019 в 11:42

Мне жаль, Арина, что Сокуров вдруг последует (хотя вряд ли) вашему и своему (есть подозрение, что Палеолог тот же Сокуров) советам и своему призыву к Царским дружинникам и своим единомышленникам – тогда и С. Ужакин, и его единомышленники перестанут писать и останетесь вы, дружинники и его единомышленники с ним в гордом одиночестве. Надеюсь все-таки, что он последует совету : «Секрет успеха в том, чтобы вызвать возмущение как можно у большего числа людей».

26 октября 2019 в 14:35

Посты Скрипко и Рахматуллина удалены, как не относящиеся к теме.
Расчитываю, что другим будет наука.

26 октября 2019 в 15:38

С. Величка: Уф, отлегло!


****
Рано отлегло. :-)) Готовьте таблетку под язык. А вообще от души посмеялся над асфальтовой агротехникой. Отвечать в том, совершенно хамски оформленном материале, естественно, не буду. От бессилия беситесь, подыгрывать не стану. Но раз тему подняли, то непременно готов к дискуссии.

***
И пару слов по этой теме, которой вы уже начали тяготится. Зачем выкосили Валерия Скрипко и Вадима Рахматуллина? Весьма остроумно подмечены все ваши огрехи и выпады против православия. Или в вашей системе координат критика лишь, когда вы паясничаете? Не по мужски, мусье Сокуров из Парижу?

Мне, кажется, судя по вашей реакции, что вы все же осознали. что используя образ нашего Создателя, под свои мелкие литературные и языческие нужды, вы поступили дурно. По крайней, мере мне так показалось. И если это так, то это уже хорошо. Значит, не все потеряно.

26 октября 2019 в 16:37

Вы что, действительно, мужчина, болтун?!

26 октября 2019 в 17:41

ПРОПАВШАЯ ГРАМОТА ИЛИ МОРАЛЬ ВТОРОЙ СВЕЖЕСТИ

То, что кружок "нео-монархистов" ведет себя с позиции мнимого превосходства, на Форуме отмечалось неоднократно. Выражения типа - вы ведете себя как идиот, все что вы говорите это брехня, и прочая, для этих людей обыденное дело. Однако, возвратный монолог на тему Галича и Петра Капицы по уровню извращений просто зашкалил. Видно, прежний спор для Павленки оказался незаконченным, что он решил его продолжить под очередным быдлячеством г-на Сокурова. Тем самым, как бы оправдывая криминальные замашки последнего.

Суть спора была проста. При обсуждении небольшой фантазийной сокуровской миниатюры, Павленка хваля вымысел Сокурова, непонятно зачем ( примерно как про шпингалеты с Нижнего Тагила) приводит в качестве аргумента историю встречи ученого Петра Капицы и полпулярного в узких кругах исполнителя - Галича. Причем диалог между двумя персонами передан в уничижительной форме для русского ученого. Что и отметил наш собкор из солнечной республики. И тут Павленка взрывается, он переобувается в воздухе и начинает педалировать тему реальности фотографии, будто, кто с ним на эту тему спорил. При этом в традиционной форме хамил, как последний гопник с района. Ну, типа - ты никто и звать тебя никак. Одним словом, простое быдлячество.

В общей дискуссии мною был сделан небольшой анализ психо-физиологического состояния, лиц изображенных на фотографии, которым я полностью подтвердил выводы Вадима Рахматуллина - Петр Капица интеллектуал высокой пробы и аристократ духа. Определения, которые ему дал Павленка, совершенно отвратительны по форме и антирусские по содержанию. Так о русском ученом может говорить только латентный русофоб.

И вот оказывается Павленка не успокоился, его это задело, он затился, а тут накатал новую цидулю. Что ж, вызов принимаю, сказал я себе и решил поставить два текста рядом - Павленки и и свой. говорить на языке текстов.

И какового же было мое удивление, когда своей темы я не обнаружил. Снес ее Величка по тихому, как тать в ночи. Один уничтожает тексты, второй этим пользуется. Одним словом - шельмы.