Сообщество «Историческая память» 11:02 28 апреля 2022

Кичливые ляхи

Польша напрашивается на очередной раздел
6

Поляки вновь подличают, клевеща на Красную Армию и на Россию. Причём теперь уже надо говорить о поляках, а не только о руководящих польских политиканах, ибо за то, что отбросы народа получают власть, ответственен в конечном счёте сам народ… Но уже осенью 2009 года, на который пришлось 70-летие начала германо-польской войны, польский Сейм принял резолюцию по поводу якобы агрессии СССР против Польши 17 сентября 1939 года. Российский МИД тогда выразил по этому поводу сожаление, а Государственная Дума даже направила полякам жёсткое послание, в котором резолюция Сейма была определена как кощунство, о чём заявил тогдашний заместитель председателя Комитета ГД по международным делам Андрей Климов.

К сожалению, большинство современных поляков уже давно ведёт себя по отношению к России и к нашей общей истории безответственно и неблагодарно. Пусть меня поправят, если я ошибаюсь, но во Второй мировой войне за свободу Польши погибло примерно в три раза меньше поляков, чем погибло советских солдат при освобождении только непосредственно Польши. Уже в силу этого благоговейное отношение к словам "русский" и "СССР" должно было бы воспитываться в Польше с пелёнок у всех граждан на государственном уровне. Как, между прочим, и подобное же отношение к имени Сталина, обеспечившего послевоенной Польше приращение доброй трети её территории. Нет же, в Варшаве талдычат о "четвёртом разделе Польши", о якобы "тождественности Сталина и Гитлера" и т. д., а поляки избирают такой Сейм, который принимает не столько кощунственные, сколько балаганные "резолюции", заявляя при этом, что "польско-российское примирение требует уважения исторической правды". А ведь историческая правда состоит как раз в сказанном выше. И это — не мнение, а неопровержимый исторический факт.

В некотором отношении именно Польша виновна в развязывании Второй мировой войны, поскольку именно она отказалась от справедливого урегулирования конфликта с Германией в части Данцига, польского "коридора", и т. д.

И не боится ли Польша, которая все эти годы позволяла и позволяет себе барственную наглость по отношению к историческим фактам и здравому смыслу, что будут пересмотрены и трёхсторонние решения о существенном приращении территории Польши на Севере и на Западе, а также об установлении западной границы Польши по линии рек Одер — Западная Нейсе?

Не мешало бы напомнить Польше вообще многие факты истории — как не такой уж давней, так и очень давней. Ну, например… Вторжение Германии в Польшу стало результатом не Пакта от 23 августа 1939 года, а результатом недостойной позиции Англии и Франции на военных переговорах с СССР в Москве в августе 1939 года, а также — безответственной позиции Польши. С одной стороны, Польша категорически отказывалась урегулировать с Германией вопрос о Данциге и "Польском коридоре", с другой стороны, она так же категорически отказывалась от предлагаемой советской военной помощи, не соглашаясь предоставить даже аэродромы для советских ВВС.

Полякам стоило бы тогда иметь в виду, что претензии Германии к Польше закладывались ещё знаменитым "документом из Фонтенбло" — меморандумом премьер-министра Англии Ллойд-Джорджа, направленным им участникам Версальской конференции 25 марта 1919 года. Там говорилось, в частности, вот что:

"Если в конце концов Германия почувствует, что с ней несправедливо обошлись при заключении мирного договора 1919 года, она найдёт средства, чтобы добиться у своих победителей возмещения… Несправедливость и высокомерие, проявленные в час триумфа, никогда не будут забыты или прощены.

…Я не могу не усмотреть причину будущей войны в том, что германский народ, который достаточно проявил себя как одна из самых энергичных и сильных наций мира, будет окружён рядом небольших государств. Народы многих из них никогда раньше не могли создать стабильных правительств для самих себя…"

Английский политик имел в виду в первую голову именно Польшу, а также прибалтийские "лимитрофы".

Что же до польского "Коридора раздора", разделившего Германию, то его смысл умные люди понимали уже тогда, когда он только проектировался. Не говоря о Ллойд-Джордже, достаточно вспомнить письмо Буллита президенту США Вильсону, или, например, то, что в тридцатые годы англичанин Фуллик пророчествовал: "Если Польша не вернёт коридор Германии, она должна быть готова к самой гибельной войне с Германией, к анархии и, возможно, к возвращению в состояние рабства, из которого только недавно освободилась".

Тут было верным всё, кроме слишком уж сильного и антироссийского слова "рабство", а особенно — последнего слова "освободилась". Польша не освободилась — её "освободили" усилиями Антанты и Соединённых Штатов как раз для того, чтобы всегда иметь под рукой и "Коридор раздора", и "санитарный кордон" против СССР.

В вопросе о Польше, как и в вопросе о Версале, западные политики и политические писатели всегда старались обходиться не более чем полуправдой. Так, классически известный Фуллер признавал, что 21 марта 1939 года Гитлер не так уж был неправ, предъявляя два своих требования Польше, а Чемберлен, опрометчиво заверяя Польшу 31 марта в британских гарантиях помощи, был, мягко говоря, неправ. Идёт Фуллер по цепи причин и дальше, хотя и не до конца: "Нет никакого сомнения в том, что Гитлер вызвал войну 1939–1945 годов, равным образом нет никакого сомнения и в том, кто и что вызвали к жизни Гитлера. Это — Клемансо, бесконтрольный, но всё ещё контролирующий председатель мирной конференции, и его шедевр — Версальский договор".

Здесь далеко не всё верно и полно, но, как видим, здесь нет речи о вине России. Зато прямо возлагается вина на Францию, хотя она в Версале не играла решающей роли, в отличие от США, что, кстати, делает ответственность США за последующее ещё большей, чем для Франции и Англии.

Как отмечено выше, Польша не обрела независимость после Первой мировой войны, а получила её из рук творцов "Версаля" в таком формате, который, как и формат "версальской" Чехословакии, получившей немецкие Судеты, программировал новый европейский конфликт.

При этом Польша сразу же стала претендовать на русские территории, начав войну с Советской Россией. А после советских неудач Польша на мирных переговорах в 1921 году проявила не бо́льшую историческую осмотрительность, чем в случае с немцами в 1939 году, претендуя на то, на что претендовать не имела никакого объективного права. Рижский "мирный" советско-польский договор 1921 года за счёт неуступчивости Польши создавал условия для будущего конфликта так же, как это программировал Версальский договор. Поэтому в сентябре 1939 года СССР не "вторгался в Восточную Польшу", а освободил Западную Украину и Западную Белоруссию. Напомню о линии Керзона. Она была названа по имени британского министра иностранных дел, но предложена в 1920 году Ллойд-Джорджем как обоснованная граница между Польшей и Россией и подтверждена союзнической конференцией в Спа. В 1939 году именно по ней была проведена граница между СССР и Германией.

Впрочем, позиция Польши в Риге была для неё традиционной: Польша вела завоевательные войны всегда, когда это ей удавалось. Уже ранние средневековые хроники Галла Анонима и Винцентия Кадлубка в хвастливой манере рассказывают, например, о походе короля Болеслава на Киевскую Русь. Напомню также о захвате Малороссии, о занятии поляками Москвы во время Смутного времени, об участии поляков в походе на Россию Наполеона, о занятии поляками Киева в ходе советско-польской войны, а также о лозунге "Польша от моря до моря" — от Балтийского до Чёрного моря.

Приведу для информации читателю два интересных и показательных отрывка из упомянутых польских раннесредневековых хроник. Первый — из так называемой Хроники Галла Анонима, относящейся к началу XI века:

"…Король Болеслав (Болеслав Храбрый, коронован в 1025 году, — С.К.)… вторгся с великой храбростью в королевство русских и тех, вначале пытавшихся сопротивляться, но не осмелившихся завязать сражение, разогнал перед своим строем, словно ветер прах. Он не задерживался, однако, по вражескому обычаю (то есть, в представлении Анонима, по обычаю трусливых и жадных — в отличие от "рыцарственных храбрецов" поляков — русских, — С.К.) в пути, чтобы захватывать города и собирать деньги, а поспешил в столицу королевства Киев… А король русских по простоте, [свойственной] его народу, ловил в это время удочкой рыбу с лодки, когда [ему] неожиданно сообщили, что Болеслав приближается. Он с трудом этому поверил, но в конце концов… ужаснулся. Затем, поднеся ко рту большой и указательный пальцы и поплевав по обычаю рыболовов на наживку, сказал, говорят (ну-ну, — С.К.), к стыду своего народа, следующие слова: "Раз Болеслав занимается не этим искусством, а ему привычно забавляться военным оружием, значит, господь в его руки передаёт и город этот, и королевство русских, и [богатства его]". Так сказал, и, недолго медля, бежал.

А Болеслав, не встречая никакого сопротивления, войдя в огромный и богатый город, обнажённым мечом ударил в Золотые ворота…", и т.д.

Правда здесь в том, что после смерти в 1015 году великого киевского князя Владимира I Святославича, крестившего Русь, в 1015–1019 годах на Руси шли междоусобные войны сынов великого князя Владимира за великокняжеский престол. Воспользовавшись этим, поляки и предприняли в 1018 году поход на Киев. 22 июля 1018 года на реке Буг у Волыни произошла битва Болеслава и сына Владимира — Ярослава, княжившего тогда в Киеве и впоследствии названного Мудрым. Только поражение русских, а не страсть к спокойной рыбалке Ярослава, открыло Болеславу дорогу на русскую столицу.

Войдя в Киев в августе, поляки, разграбив его, через месяц бежали. А вскоре Ярослав вновь принял киевское княжение.

Между прочим, ни в какие Золотые ворота Болеслав ударять мечом в 1018 году не мог, поскольку они были выстроены Ярославом лишь в 30-х годах XI века. И уж не знаю, из какого пальца — большого или указательного, Галл Аноним высосал историю о якобы великой храбрости поляков и якобы беспримерной трусости русских. Но зато ясно, что из хроники Галла Анонима высосал уже свою историю о "великих деяниях" Болеслава, "перед которыми и немой становится красноречивым, а красноречие славнейших немеет", более поздний польский хронист — магистр Винцентий Кадлубек. У Кадлубка Болеслав тоже "частыми ударами меча высек на Золотых воротах знак зависимости" и затем "поставил там (это в русском Киеве-то! — С.К.) королём какого-то (? — С.К.) своего родственника".

Магистр Кадлубек повествует:

"…Самого короля русского он (Болеслав Храбрый. — С.К.) одолел даже не в сражении, а лишь повергнув в жалкий страх. Ведь тому сообщили, что Болеслав угрожает, когда он забавлялся рыбной ловлей, тот бросил удочку и королевство со словами "Мы попались на удочку тому, кто не учился ловить сомов". Едва произнёс эти слова, как тут же со страхом обратился в бегство, будучи более удачливым в бегстве, чем в боевой схватке…"

И это — о всё том же Ярославе Владимировиче Мудром! Он боролся с братом Мстиславом, в 1026 году разделил с ним государство, в 1030 году вновь объединил его и княжил в Киеве до своей смерти в 1054 году. При Ярославе была составлена "Русская Правда", при нём средневековое Русское государство достигло пика своего могущества… Ярослав (христианское имя Юрий) основал в Прибалтике русский город Юрьев (нынешний Тарту), выдавал своих дочерей за королей Европы, а те радовались этой чести.

Можно было бы остановиться и на более поздней истории Польши, на причинах трёх её разделов и на том, почему якобы процветающее государство, к тому же — во многом заслонённое от потока Дикой Степи русской грудью, вдруг впало в подчинённое и несамостоятельное положение. О трёх "разделах" Польши отмечу лишь, что Россия Екатерины II по двум первым "разделам" и отчасти даже по третьему, всего лишь возвращала в состав России западные русские земли, населённые белорусами, и юго-западные русские земли, населённые украинцами. Однако я не буду более занимать внимание читателя известными, в общем-то, коллизиями, и остановлюсь, под конец, на якобы способности поляков к самостоятельному управлению.

Приведу ещё одну цитату из меморандума Ллойд-Джорджа:

"…Предложение комиссии по польским делам о передаче 2 млн 100 тыс. немцев под власть народа иной религии, народа, который на протяжении всей своей истории не смог доказать, что он способен к стабильному самоуправлению, на мой взгляд, должно рано или поздно привести к новой войне на Востоке Европы".

Требуются комментарии?

На фото: с 2014 года в Польше снесли около 100 памятников советским воинам, спасшим поляков от фашистской тирании

Cообщество
«Историческая память»
3
Комментарии Написать свой комментарий
28 апреля 2022 в 18:33

Хороший материал. Стоит добавить, что исторически поляки применяли один и тот же приём отношений с соседями: всячески натравливали на них третьи страны, занимались банальными сплетнями и поклёпами. Фактически, со времён "приглашения" Тевтонского ордена и до попытки "привлечь к разборкам" с Россией, то Наполеона, то Гитлера, приводили к тому, что ляхам "отлетало" по полной. Но, кажется, никакая история их не учит. Гиены, однако.

28 апреля 2022 в 19:40

Да, считать спорными границы по Одеру-Нейсе. Гегемон ослабнет
Наши мертвые солдаты уже не охраняют эти границы.
Пусть польские националисты подерутся с бандеровцами в Галичине.

28 апреля 2022 в 23:13

Круталин! Галичина - исконно русская земля. пусть пройдёт ещё тысячу лет, всё равно всё своё вернём. своей земли ни пяди не дадим!

29 апреля 2022 в 10:01

Пшеки УЖЕ заёрзали, зашевелились. Собрались туда, на (как они себе думают) "свои" земли, вводить свой контингент, поляков-орлов, "героев".
Не торопятся ли? Вот уж прав негодяй Черчилль, назвав Польшу"гиеной"!
А статья, без сомнения, отменна! То, что надо. Заберу в свою папку "Всё по Польше и полякам"

2 мая 2022 в 19:13

Шульгин! Столько веков они под чужими и стали чужими.
И кровь поменялась, и вера.
Надо быть реалистами.

29 апреля 2022 в 10:18

Интересные выдержки из переписки Сталина и Черчилля приведены в статье Геннадия Колдасова в «МГ» (№4). В них отмечается ряд «…характерных особенностей поведения кондовых ляхов, которые давно известны всем, кто имел непосредственные контакты с большим числом поляков: упрямство, тугую вразумляемость, авантюризм, неуважение другой стороны, склонность наносить удары ниже пояса и исподтишка; азартность, агрессивность, наглость; польский национализм и нацизм (хотя среди них есть и «антинацисты»); их частую безответственность в словах и поступках…»

1.0x