Сообщество «Советская Атлантида» 00:08 22 марта 2024

Капитан рыбпрома

О сталинском наркоме Александре Ишкове

Рыбное хозяйство страны последнее тридцатилетие, будучи на капиталистическом пути, переживает непростые времена. Отрасль постоянно «реформируется», меняются её руководители, которые провозглашают свои целевые установки для неё и, как следствие, растут цены на рыбу, падает её потребление населением России.

В этой связи память невольно обращается к делам тех, кто был у штурвала рыбной промышленности в советское время. А это был период её становления, трудных военных лет, послевоенного восстановления, стремительного планомерного подъёма 60–70-х годов и сложностей в условиях передела Мирового океана. Причём в этот сложнейший период росло потребление рыбопродукции населением страны.

Таким человеком, бесспорно, является сталинский народный комиссар рыбной промышленности СССР, в последующем министр рыбного хозяйства СССР Александр Акимович Ишков. Именно он почти 40 лет (с 1940 по 1979 г.) руководил рыбной отраслью, провел её через все самые сложные периоды и, безусловно, имел свои взгляды на её дальнейшее развитие.

К сожалению, Александр Акимович Ишков не оставил цельной программы или развёрнутых тезисов на перспективу о развитии рыбной отрасли. Хотя, если учесть, что в период после его ухода на пенсию рыбное хозяйство с 1979 и до 1992 года удерживало свои позиции как по вылову, так и по производству пищевой продукции, – это свидетельствует о прочности заложенной им основы. Да и в современной капиталистической России рыбное хозяйство всё ещё базируется на ряде основ, заложенных в своё время сталинским наркомом рыбной промышленности А.А. Ишковым.

Трудно сказать, как бы повёл «рыболовный корабль» министр А.А. Ишков в наше время. Но для меня, а я проработал в «ишковский» период развития рыбного хозяйства более 25 лет (в последние годы непосредственно под его руководством в области международного сотрудничества), совершенно ясно, что рыночные отношения для него не были «тёмным ящиком».

Министр Ишков с его стратегическим мышлением и необычайной тягой ко всему новому нашёл бы свой, свойственный только ему путь развития рыбной отрасли. Тот, который ведёт к повышению её эффективности и главное – к насыщению внутреннего рынка страны рыбной продукцией, доступной для населения.

Достижения рыбного хозяйства СССР в период руководства наркомом, министром А.А. Ишковым, а они бесспорны, не дают покоя тем, кто пытается даже в наше время, спустя почти 45 лет после оставления им своего поста, принижать эти достижения, инспирировать разного рода измышления о коррумпированности штаба отрасли и т. д. Последнее, по моему мнению, не соответствует фактам, и об этом и многом другом сказано в нижеследующем очерке.

Становление: от рабочего до наркома

Родился Александр Акимович Ишков 29 августа 1905 года в семье рабочего в городе Ставрополе. В 14-летнем возрасте он становится учеником в электромеханической мастерской, затем рабочим и через два года – мастером этого предприятия. В последующем, в 1927–1929 годах, избирался секретарём райкома ВЛКСМ в городе Благодарное Ставропольского края. С мая 1927 года – член ВКП(б). Проучившись в течение двух лет в Северо-Кавказской краевой практической академии сельского хозяйства имени А.А. Андреева в городе Новочеркасске Ростовской области, Александр Ишков в 1930 году в 25-летнем возрасте назначается заместителем председателя правления Кубанского рыбаксоюза в городе Ахтари Краснодарского края. С этого времени и до конца своей жизни А.А. Ишков отдал всего себя рыбной отрасли, её становлению и развитию.

В предвоенные 1937–1939 годы А.А. Ишков назначается управляющим Азово-Черноморского госрыбтреста в городе Ростове-на-Дону, затем переводится управляющим Волго-Каспийского госрыбтреста в Астрахани. Уже тогда организаторский талант, инициатива и, главное, умение решать возникающие проблемы молодого Александра Ишкова обратили на себя внимание наркома пищевой промышленности (куда входило и Главное управление рыбной промышленности Наркомпищепрома СССР) Анастаса Ивановича Микояна. Именно по рекомендации А.И. Микояна в 1939 году Александр Ишков назначается заместителем в созданный Народный комиссариат рыбной промышленности СССР, который возглавила Полина Семёновна Жемчужина – жена В.М. Молотова. Уже в этот первоначальный период своей деятельности он настолько явно проявил свои организаторские способности, что стал оставаться на «рыбном хозяйстве» при отсутствии по тем или иным причинам наркома П.С. Жемчужиной.

В 1940 году А.А. Ишков в свои 35 лет, с переводом на другую работу П.С. Жемчужиной, назначается И.В. Сталиным, вновь по рекомендации А.И. Микояна, народным комиссаром рыбной промышленности СССР. В этом молодом возрасте для руководителя такого ранга он уже имел опыт управления такими крупнейшими для того периода объединениями, как Азово-Черноморский и Волго-Каспийский рыбтресты. Именно эти крупнейшие государственные объединения поставляли большую часть рыбной продукции в самую заселённую европейскую часть Советской России, на Украину и Закавказье. Так что назначение И.В. Сталиным народным комиссаром рыбной промышленности СССР А.А. Ишкова основывалось на его деловых, организаторских и человеческих качествах, которые уже ярко проявились в то время.

Всё это блестяще оправдалось в последующем. Приняв рыбную отрасль в 1940 году с объёмом вылова в 1,3 млн тонн, из которых 60% приходилось на внутренние водоёмы, он довёл вылов в 1975 году до 10,4 млн тонн, из которых почти 90% добывалось в морях и океанах. В мировом рыболовном сообществе отечественное рыбное хозяйство стало бесспорным лидером. Были созданы современный рыболовный флот, широкая сеть перерабатывающих и сбытовых организаций, научные и учебные заведения, специализированные рыбопромысловые разведки, бассейновый принцип управления отраслью и многое другое. Большинство из всего того, что привело к успеху, впервые было применено не только в нашей стране, но и в мировой рыболовной практике.

А.А. Ишков установил и ещё один, уже личный, мировой рекорд: он единственный в мире министр рыбного хозяйства, проработавший на этом посту почти 40 лет!

На главном стратегическом направлении

Обычно считается, что отраслевой министр – это прежде всего хозяйственник, ещё, может быть, чуть-чуть политик, и то внутри страны. Это, безусловно, в полной мере относится и к министру А.А. Ишкову. Ведь он был наркомом рыбной промышленности при И.В. Сталине, министром рыбного хозяйства при Н.С. Хрущёве, Г.М. Маленкове, Л.И. Брежневе. Для того чтобы оставаться у руля отрасли и вести её в эти непростые годы, действительно надо было быть крепким хозяйственником, обладать талантом организатора. Но в не меньшей мере надо было быть ещё стратегом и политиком не только внутри страны, но и на мировом уровне.

Ведь именно в послевоенный период отечественное морское рыболовство начало выходить на широкие просторы Мирового океана, и это, в свою очередь, выдвигало огромной сложности задачу – обеспечить благоприятные условия для ведения производственной деятельности за пределами территории страны. А это уже политика, и политика крупного масштаба. И именно здесь с наибольшей силой раскрылся талант А.А. Ишкова как стратега, тактика, политика мирового уровня в области морского и океанического рыболовства.

Когда А.А Ишков принял рыбную отрасль, основными районами промысла были внутренние водоёмы (реки, озера, прудовое хозяйство), Азово-Черноморский, Волжско-Каспийский бассейны и Балтийское море. Планомерно в эти годы осуществлялось формирование морского рыболовства на Севере в Мурманской, Архангельской областях и на Дальнем Востоке. Однако значение этих районов в предвоенное время ещё не было так велико, как в последующие, послевоенные годы. Вместе с тем уже тогда Александр Акимович хорошо понимал, что будущее за морским, океаническим рыболовством, и в этой связи уже тогда он уделял много внимания решению ряда стратегических и организационных вопросов развития рыбной промышленности в Мурманской области, в частности формированию её центра в незамерзающем порту – Мурманске.

Именно здесь начал закладываться один из крупнейших рыбных портов мира – Мурманский рыбный порт. Рыбаки Севера впервые в мировой практике в предвоенные годы начали осваивать промысловые районы не только по всему Баренцеву морю, но и в районах Шпицбергена, и в восточной части Гренландского, Норвежского морей. Шло освоение и дальневосточных морей.

Всё это было прервано войной. В тяжёлых условиях оказалась вся рыбная отрасль, так как были отрезаны самые рыбные районы – Украина, Прибалтика, Чёрное, Азовское моря. Военные действия сковывали рыболовство на Каспии и в Баренцевом море. В этих условиях и с учётом ограниченности продовольствия руководство страны поставило перед рыбной отраслью задачу: «Больше рыбы для фронта и тыла».

Нарком А.А. Ишков принимает непростое решение наращивать вылов за счёт интенсификации промысла в реках и озёрах Сибири, Урала и особенно Дальнего Востока, при одновременном продолжении рыболовства на Каспии и в Баренцевом море. За короткий период удалось минимизировать снижение объёмов вылова из-за военных действий, а в реках и озёрах Сибири уловы были даже увеличены, почти втрое. В эти годы, как признавал сам Александр Акимович, «…приходилось работать с предельной нагрузкой, вылавливать зачастую и то, что в других условиях следовало бы оставить в водоёмах для восполнения и запасов рыбного поголовья».

Комплекс мер, принятых штабом рыбной отрасли во главе с А.А. Ишковым, позволил в годы военных действий удерживать вылов на уровне 1,0–1,1 млн тонн ежегодно. Самое большое снижение добычи в военные годы было около 28–30%. Для сравнения: при переходе России от советского к капиталистическому периоду снижение вылова составило почти 50%.

Именно в военные годы раскрылся тот огромный организаторский талант, которым обладал Александр Акимович Ишков. Именно в эти годы формировался А.А. Ишков как стратег и политик в области рыбного хозяйства. Уже тогда он понимал, что рыбные ресурсы внутренних водоёмов не позволяют, в силу своей ограниченности, обеспечивать устойчиво растущее население страны рыбными продуктами. Не решают эту проблему и сырьевые ресурсы прибрежных морских вод. Следовательно, выход из создавшегося положения может быть только за счёт освоения сырьевых рыбных ресурсов вначале морских, а затем и отдельных океанических районов Мирового океана.

От прибрежного к океаническому рыболовству

Для осуществления столь огромного по масштабу замысла требовались современный рыболовный флот, развитие портовой, судоремонтной, рыбоперерабатывающей мощностей, береговой инфраструктуры, а также научная система прогнозирования, управления морским рыболовством и подготовка соответствующих кадров. Всё это было блестяще осуществлено А.А. Ишковым и его соратниками с учётом особенностей того времени. А эти особенности диктовали поиск неординарных путей для достижения поставленных целей.

Так, сразу же в первые послевоенные годы стало ясно, что управление отраслью при огромной удалённости морских рыбопромысловых районов – от Баренцева, Балтийского морей до Охотского, Берингова и Японского морей – требует большей оперативности в повседневном решении текущих задач. В этих условиях Правительство СССР принимает в 1946 году решение создать два министерства: Министерство рыбной промышленности западных районов и Министерство рыбной промышленности восточных районов СССР, которые просуществовали почти три года, затем были объединены в Министерство рыбной промышленности СССР. Такой шаг позволил быстро стабилизировать положение дел непосредственно на местах – в удалённых от центра районах, а затем уже при начавшемся росте производства сконцентрироваться на решении стратегических задач развития морского, океанического рыболовства.

Всё это было оправданно для своего времени при централизованной плановой экономике. Другим примером неординарного подхода, осуществлённого непосредственно министром А.А. Ишковым в первые послевоенные годы, может служить решение проблем формирования морского добывающего флота. Так, часть полученных по репарации от Германии торговых, транспортных, госпитальных и других судов переоборудуется для нужд рыбной промышленности – под плавбазы для приёма и обработки рыбы, под китобойные и транспортные суда.

Одновременно, в конце 40-х – начале 50-х годов, по предложению А.А. Ишкова принимается на правительственном уровне решение, и осуществляется в практическом плане серийное строительство средних рыболовных траулеров (СРТ) в ГДР и в прибалтийских портах. Эти суда, которые длительное время составляли основу морского рыболовства страны, вели промысел сельди почти во всех районах Гренландского, Норвежского, Баренцева морей, а также в морях Дальнего Востока.

В дальнейшем, в 60–70-х годах, именно с судов типа СРТ и модернизированных СРТ-Р, СРТМ началось освоение в отдалённых районах промысла сельди, хека, налима и других пород рыбы в Северо-Западной Атлантике. По существу, серийное строительство судов типа СРТ позволило в целом решить проблему обеспечения населения страны продукцией из сельди. Именно сельдь стала третьим основным продуктом после хлеба и картофеля.

Решая эту важнейшую народнохозяйственную и социальную задачу, министр А.А. Ишков много внимания уделял организации отечественного морского рыболовства данных пород рыбы тралами. С этой целью совершенствуются суда, орудия лова и технология как добычи, так и переработки рыбы на рыбодобывающих судах в готовую продукцию, вплоть до выпуска консервов и пресервов.

Революционным было строительство первых больших морозильных рыболовных траулеров с кормовым тралением – БМРТ. Это было новое слово в мировом рыболовстве, и оно принадлежит нашей стране, её конструкторам, учёным, капитанам, тралмейстерам. Введение в строй судов типа БМРТ наряду с совершенной техникой лова позволило производить рыбную продукцию, которая в последующем доставлялась прямо в магазины. Благодаря такому подходу начал расширяться ассортимент рыбной продукции. Немаловажное значение имело и то, что по бытовым условиям для команды суда типа БМРТ не имели себе равных в мире.

двойной клик - редактировать изображение

А.А. Ишков неоднократно сам выходил в море на промысловых, научно-поисковых судах в районы Баренцева, Норвежского, Северного морей и в Северо-Западную Атлантику, с тем чтобы практически решать те или иные проблемы отечественного морского рыболовства.

В середине 60-х годов разведанные и начавшие быстро осваиваться промыслом в различных районах Мирового океана новые объекты: хек, мойва, путассу, рыба-капитан, макрурус, нототения, сквама, сардинелла, сардина-иваси, ставрида, минтай и другие виды, — неохотно брались для реализации торговой сетью. Шло затоваривание холодильников, транспортных рефрижераторов, плавбаз, да и промысловые суда простаивали в порту в ожидании разгрузки. Нужен был неординарный подход, с тем чтобы прорываться сквозь торговые ряды, не желающие возиться с дешёвым, но хлопотным рыбным товаром. К тому же необходимо было быстро, без проволочек утвердить ГОСТы на продукцию, цены и т. д. Особенно было трудно решать ценовые вопросы, так как расчёты экономистов показывали, что для покупателя стоимость продукции будет выше, чем существующие на тот период цены (утверждённые ещё в 40–50-х гг.) на традиционную для внутреннего рынка рыбу – треску, сельдь, кильку, карпа и др.

В министерстве по инициативе А.А. Ишкова было принято решение: организовать выставку всей новой рыбопродукции, пригласить на неё первых руководителей государства Л.И. Брежнева и А.Н. Косыгина. Поставить перед ними вопрос: либо выделить средства для глубокой переработки сырья, либо разрешить самим рыбакам реализовывать рыбопродукцию, построив свои специализированные рыбные магазины. Последнее предложение было по тем временам не только экономическим, но и политическим – посягательством на монополию государства, которую олицетворяло Министерство торговли и трепетно отстаивал ЦК КПСС.

Такая выставка была организована в Доме культуры Московского рыбокомбината. На ней все бассейны показывали свою новую продукцию. Когда всё было готово, А.А. Ишков три или четыре раза обошёл все стенды, тщательно слушая разъяснения и подробно расспрашивая при этих «репетициях» не только первых руководителей, но и рядовых исполнителей. Все его вопросы были доброжелательные, с подтекстом, направленным на подсказку, что и как надо докладывать, когда приедут высокие гости.

Выставку посетил первый заместитель председателя правительства К.Т. Мазуров с большой группой специалистов из ЦК КПСС, Госплана, других министерств и ведомств. В целом выставка сдвинула проблему с мёртвой точки: были утверждены ГОСТы, приняты предложения бассейнов по ценам, началось создание и строительство в крупнейших городах Советского Союза специализированных рыбных магазинов, наименованных «Океан». Их было построено и введено в действие за короткий срок более ста. Да и сама торговля повернулась лицом к новым видам, непривычным для нашего покупателя. К тому же всё это позволило не только приступить к широкому освоению разведанных запасов, но и начать исследования и поиск рыбных ресурсов в других районах Мирового океана, вплоть до вод, прилегающих к Антарктиде, что привело к открытию и освоению новых районов и объектов промысла. Это один из многих примеров, как А.А. Ишков, зная механизмы функционирования советской партийной, плановой системы, находил быстрые способы решения проблем, стоящих перед отраслью.

Большое внимание министр А.А. Ишков уделял становлению и развитию рыбопромысловых разведок и научному обеспечению функционирования рыбной промышленности. В этих вопросах для него было характерно не только решение текущих повседневных проблем, но и перспективных, долгосрочных. Безусловно, приоритетным было формирование устойчивой сырьевой базы морского, океанического рыболовства Советского Союза. Этому вопросу он уделял много внимания. Сам принимал и выслушивал учёных, специалистов промразведки, а наиболее важные вопросы выносил на рассмотрение научно-технического совета Минрыбхоза СССР или на коллегию министерства.

Специализация бассейновых промразведок в тесной увязке с учёными на перспективных работах по наращиванию сырьевой базы отечественного рыболовства позволила в 60–80-е годы открыть и освоить самые отдалённые районы промысла в Мировом океане. Это районы Африки, Латинской Америки, Антарктики, ЮВТО, ЮЗТО, Австралии, Новой Зеландии и акваторий Индийского океана. В результате объёмы вылова стремительно росли: 1955 год – 2,7 млн тонн, 1960 год – 3,5, 1965 год – 5,7, 1970 год – 7,7, 1975 год – 10,4.

Таких темпов роста уловов не знала ни одна страна в мире. Советский Союз по этому показателю вышел на первое место в мире, опередив традиционного мирового рыбодобывающего лидера – Японию.

На международном направлении

А.А. Ишков хорошо понимал, что работа рыбопромыслового флота в удалённых районах Мирового океана требует всё же поддержки берега, и немалой: это пополнение продуктами, ремонт, отдых экипажей, перегрузка судов и т. д. И в этой связи были начаты совместно с МИД, Министерством внешней торговли (МВТ) широкомасштабные работы по установлению международного сотрудничества с прибрежными зарубежными государствами вблизи берегов, у которых вёл промысел наш рыболовный флот. Были проведены многочисленные переговоры со странами Африки, Америки и Азии. Многие из них министр возглавлял сам.

двойной клик - редактировать изображение

Характерным для А.А. Ишкова было то, что он тщательно готовился к переговорам. Просматривал материал, собирая информацию из различных доступных ему источников, выслушивал мнение членов делегации, особенно тех, кто приезжал из бассейнов.

Переговоры министр вёл спокойно, стараясь расположить к себе партнёра, при этом старательно следил, чтобы не создавалось в ходе их «завалов», которые бы привели к срыву. Аргументация была очень чёткая. А.А. Ишков умел слушать партнёра, опровергать те аргументы, которые не отвечали интересам отечественного рыболовства. Одновременно с этим он не отрицал и возможности собственного отступления, но до определённого предела, до предела директив. Были случаи, что он выходил за директивы, но всегда ответственность брал на себя.

Норвежская газета «Фискарен» давала такую характеристику нашему министру: «Ишков производил впечатление человека живого, общительного, знающего много. Но за столом переговоров он был твёрд, и в этом норвежские власти убедились, начиная с переговоров о 200-мильной зоне и соглашению по рыболовству и кончая договором о «смежной зоне» и нерешёнными вопросами по Шпицбергену».

Многие предложения, которые он выдвигал, были рассчитаны на годы вперёд. Это касалось сотрудничества с Норвегией, Фарерскими островами, Канадой, Японией, Анголой, Марокко, Мавританией, Новой Зеландией и многими другими странами. Все зарубежные партнёры, с которыми он вёл переговоры (а это были министры рыболовства, иностранных дел, первые руководители государств), высоко отзывались о нём и особенно ценили его стратегическое мышление.

Так, бывший министр рыболовства Норвегии Эйвен Болле во время моей последней встречи с ним сказал, что предложение А.А. Ишкова подписать соглашение о создании Совместной советско-норвежской комиссии по рыболовству показалось ему идеей бесперспективной, и он пошёл на подписание соглашения безо всякого энтузиазма. Однако спустя годы Эйвен Болле убедился в обратном. Работа Совместной советско-норвежской, а теперь уже российско-норвежской комиссии позволила избежать рыболовных конфликтов между нашими странами и решать все вопросы взвешенно. Таких примеров в деятельности А.А. Ишкова на международном направлении много.

Большое внимание А.А. Ишков уделял отношениям нашей страны с Японией в области рыболовства. Он по-доброму завидовал лидерству японской рыбной промышленности в своей стране, а также в мировом рыболовстве. Все ответственные переговоры с Японией, а это разработка и заключение послевоенных конвенций, соглашений, договорённостей по принципиальным вопросам взаимного промысла, А.А. Ишков вёл сам, либо они осуществлялись под его руководством и контролем. Он уважительно относился к своим коллегам из Японии, и они его ценили за твёрдость слова.

Одновременно с этим А.А. Ишков стремился всё полезное, увиденное в японской рыболовной промышленности, применять в нашей отрасли, но с поправкой на наш менталитет и опыт. К территориальным притязаниям Японии он относился отрицательно и считал, что «не надо ворошить историю, от этого только проиграют рыбаки и народы наших двух соседних стран». Вместе с тем, когда в 1956 году было принято принципиальное решение о возможной передаче Японии группы островов Малой Курильской гряды (Хабомаи и Шикотан) после заключения мирного договора, А.А. Ишков доложил ЦК КПСС и Правительству СССР об ожидаемых в связи с этим потерях отечественного рыболовства. По существу, он выступил против такого решения.

Как государственный деятель своей эпохи министр Ишков много времени уделял развитию сотрудничества в области рыбного хозяйства со странами – членами СЭВ, в частности с Болгарией, Польшей, Румынией, Венгрией, Чехословакией, а также ГДР, Кубой, Вьетнамом, Китаем и развивающимися странами Африки, Азии и Латинской Америки. Это сотрудничество включало не только совместный промысел, но и строительство портов, рыбокомбинатов и подготовку кадров.

Во всех международных делах Александр Акимович опирался на мнения учёных и практиков, хотя часто его отношения с тем или иным специалистом складывались непросто. Министр никогда не ставил свою подпись под каким-либо научным трудом или научной разработкой. В этом отношении он был щепетилен.

Следует отметить его положительное отношение к созданию представительств Минрыбхоза за рубежом, совместных советско-иностранных компаний, экспедиций в области как рыболовства, так и обработки рыбы с участием иностранных партнёров. Причём они начали формироваться под его покровительством задолго до официального принятия курса на освоение рыночных отношений. Безусловно, А.А. Ишкову приходилось все связанные с международным сотрудничеством вопросы «пробивать» в Госплане, МИД, МВТ, Минфине, а главное – на Старой площади, в ЦК КПСС. Конечно, были и неудачи, но Александр Акимович не терял оптимизма.

Много энергии А.А. Ишков отдал организации и проведению международной выставки «Инрыбпром». Она последовательно была осуществлена в Ленинграде при его непосредственном участии в 1968–1975 годах и затем проводилась раз в пять лет. Целью выставок было не только показать, чем располагает отечественное рыбное хозяйство, но и привлечь ведущие иностранные рыболовные державы, а также фирмы к взаимовыгодному сотрудничеству с рыбной отраслью Советского Союза. Одновременно с этим А.А. Ишков неизменно добивался у Правительства СССР выделения отрасли необходимых финансовых средств, а это инвалюта, для заключения контрактов с иностранными фирмами на покупку техники и даже заказов на строительство судов. В ходе выставки шли, как правило, переговоры в области рыболовства с представителями других государств, крупнейших фирм. Словом, и здесь А.А. Ишков шёл широкими стратегическими шагами к заветной цели – вывести отрасль в мировые лидеры.

Вместе с тем эпоха холодной войны и надвигающийся раздел Мирового океана серьёзно осложняли работу отечественного промыслового флота. Особенно беспокоило министра Ишкова введение 200-мильных рыболовных, экономических зон, так как именно в пределах этого пояса у побережий зарубежных государств отечественный флот добывал около 5,6 млн тонн из 10,4. Потеря таких объёмов была смертельна не только для отрасли, но и для продовольственной безопасности страны. В этих условиях усилия министерства, да и самого А.А. Ишкова были направлены на недопущение введения 200-мильных зон при одновременном проведении комплекса внешнеполитических инициатив по смягчению этого последствия, если не удастся всё же предотвратить введение зон.

Так, ещё задолго до введения зон А.А. Ишков проводит в 1972 году в Москве совещание министров пяти социалистических государств, ведающих вопросами рыболовства, (Болгарии, Венгрии, Польши, СССР и Чехословакии), на котором принимается Декларация о принципах рациональной эксплуатации живых ресурсов Мирового океана в общих интересах всех народов земного шара. В ней, в частности, было особо подчёркнуто, что «сотрудничество всех заинтересованных государств в области изучения и регулирования промысла живых морских ресурсов является необходимым условием их рационального использования и повышения рыбопродуктивности Мирового океана. Однако раздел между государствами значительной части биологически взаимосвязанных районов открытого моря путём установления прибрежными государствами особых зон большой ширины (например, свыше 12 миль) и провозглашение исключительных прав прибрежных государств на постоянно мигрирующие в море рыбные стада сделали бы выполнение этой задачи невозможным». Данная декларация была распространена как документ на Генеральной Ассамблее ООН (А/АС 138/85, 17 августа 1972 г.).

Таким образом, задолго до введения 200-мильных зон А.А. Ишков предвидел надвигающуюся опасность и делал всё, чтобы предотвратить передел Мирового океана либо обеспечить работу флота в новых условиях. Многое в этом направлении удалось сделать, тем не менее введение 200-мильных зон началось в 1975–1976 годах лавинообразно, до завершения работы Конференции ООН по морскому праву, где этот вопрос был одним из главнейших. Всё это серьёзно осложнило работу отечественного рыболовного флота. Пришлось нашему рыболовному флоту покинуть целый ряд районов лова вблизи берегов Северной и Южной Америки, ряд районов Африки. Годовой вылов снизился почти на 1,5 млн тонн и составлял около 9 млн тонн. Существовала опасность дальнейшего неконтролируемого снижения объёмов вылова вплоть до простоя флота и сворачивания морского океанического рыболовства в отдалённых районах Мирового океана.

В этих сложных условиях министр А.А. Ишков ведёт совместно со своими соратниками напряжённую дипломатическую работу по размещению рыболовного флота на определённых условиях в 200-мильных зонах иностранных государств. За короткий период он посетил как глава советской делегации десятки стран: Чили, Перу, Сенегал, Мавританию, Анголу, США, Кубу, Канаду, Новую Зеландию, Исландию, Норвегию, Англию, Швецию, Сенегал, Индию, Вьетнам и др. Со многими из них были достигнуты взаимоприемлемые договорённости о сотрудничестве в области рыболовства. История мирового рыболовства не знала такой масштабной и результативной работы в отдельно взятой области – морском рыболовстве. По существу, министр Александр Акимович Ишков сформировал новое направление – дипломатию в области морского, океанического рыболовства.

Рыболовная дипломатия министра А.А. Ишкова дала свои плоды, что позволило буквально в течение двух лет стабилизировать улов на отметке в 9 млн тонн. Одновременно с этим шла скрупулёзная работа по расширению сырьевой базы отечественного рыболовства в открытых районах Мирового океана за пределами 200-мильных экономических зон. И по этому направлению были получены неплохие результаты. Были открыты новые районы и объекты промысла в водах Антарктики, в Юго-Восточной части Тихого океана (ЮВТО) и даже в ближайших к отечественным портам открытых районах Северной Атлантики и Северной части Тихого океана, что давало прирост сырьевой базы не менее 3,0–3,5 млн тонн в год.

Однако в практическом плане этим уже воспользовались последователи министра А.А. Ишкова – министры рыбного хозяйства СССР В.М. Каменцев (1979–1986 гг.), Н.П. Кудрявцев (1986 г.) и Н.И. Котляр (1987–1991 гг.). Они достойно продолжили дело А.А. Ишкова, выведя рыболовство Советского Союза из кризиса, вызванного введением 200-мильных зон, и доведя ежегодный вылов до 11–11,3 млн тонн, что обеспечило реализацию мечты Александра Акимовича о лидерстве СССР как рыболовной державы в мире и увеличило потребление отечественной рыбопродукции населением страны.

В феврале 1979 года А.А. Ишков под давлением партийной номенклатуры вынужден был в возрасте семидесяти трёх лет уйти на пенсию. Он хорошо понимал, что возраст даёт о себе знать, и уходить на покой надо. Вместе с тем А.А. Ишков хотел уйти с должности министра рыбного хозяйства СССР в 1980 году, после завершения выставки «Инрыбпром-80». На ней он предполагал высказать свои мысли о путях дальнейшего развития как мирового рыболовства, так и отечественного рыбного хозяйства.

Итог деятельности министра А.А. Ишкова кратко характеризуют две цифры: в 1940 году, когда он принял отрасль, вылов составлял всего 1,3 млн тонн, а в 1975 году – 10,4 млн тонн. Таких впечатляющих успехов не добивался не только никто из его последователей в нашей стране, но и ни один министр рыболовства зарубежных стран.

Осень рыбного патриарха

Выйдя на пенсию, Александр Акимович Ишков не планировал полностью прекращать трудовую и творческую деятельность. Он задумал написать книгу о становлении и перспективах дальнейшего развития рыбного хозяйства страны. А для составления плана книги он не один раз собирал у себя дома тех, кто мог ему искренне посодействовать в этой интересной работе. Такой план был составлен, и Александр Акимович приступил к подбору материала. Между тем болезнь продолжала его беспокоить, к тому же заболела и его верная спутница жизни – жена, обаятельная, скромная Лидия Ивановна. И будущее отрасли, особенно проблема, как избежать потери районов лова в целом ряде акваторий Мирового океана, беспокоили его не меньше.

На одной из наших встреч он попросил принести карту Южного океана с морскими районами Антарктики и, рассматривая её, выдвинул следующую весьма перспективную идею. Суть её заключалась в создании с фирмами ряда стран, примыкающих к районам промысла, совместных предприятий для переработки в береговых условиях криля и рыбы, с тем чтобы одну часть продукции реализовывать на мировом рынке, а другую – в нашей стране. Таких «опорных» точек, где бы флот действовал постоянно, в Южном океане определилось десять, в том числе в Новой Зеландии, Австралии, Аргентине, Чили, ЮАР и на ряде островов в этой части океана. Такой подход, по мнению Александра Акимовича, позволил бы на прочной основе довести вылов в Южном океане до 5–6 млн тонн и удерживать его постоянно, а также привлечь иностранные инвестиции для обновления и строительства флота и береговых перерабатывающих мощностей. Однако уже образующаяся изолированность министра от действующих госструктур не позволила ему полностью развить эту интересную идею. Вместе с тем, используя такой подход, всё же в последующем удалось получить «добро» от ЦК КПСС и Правительства СССР на создание совместных советско-иностранных компаний по добыче рыбы в открытых районах Мирового океана. Это было сенсационное решение для того периода. К сожалению, практически эту работу осуществить не удалось по известным «реформаторским» причинам, а затем и в связи с развалом СССР.

Примерно в это же время Александр Акимович Ишков при встрече вдруг неожиданно для меня спросил: «Поедешь со мной работать за границу?» Я опешил, ведь здоровье его было не на высоте. Подумав, сказал: «Да, готов». Тогда он, впервые за весь период моей работы под его началом хлопнув по плечу, добавил: «Пока никому ни слова. В Анголу буду проситься советником по рыболовству в правительство душ Сантуша. Некоторая поддержка «в верхах» имеется». К этой теме больше Александр Акимович не возвращался: здоровье ухудшалось, к тому же ушла из жизни его жена Лидия Ивановна.

Последний мой разговор с Александром Акимовичем Ишковым состоялся в середине мая 1988 года, незадолго до его кончины. Я позвонил ему в больницу, попросился проведать, сказав, что получил назначение на должность заместителя министра рыбного хозяйства СССР. Он очень взволнованно и как-то необычайно радостно поздравил, затем, помолчав, добавил: «Ещё раз поздравляю: заслуженно. Выйду из больницы, заходи, есть о чём поговорить». Это были последние слова, которые я слышал от Александра Акимовича Ишкова. Он ушёл из жизни 1 июля 1988 года в возрасте 83 лет. Однако даже уйдя из жизни, он не давал покоя своим недоброжелателям. А они у него были.

Распространялись слухи о том, что А.А. Ишков якобы покончил с собой или что его судили и расстреляли в связи с вскрытыми хищениями в магазинах «Океан». Всё это вымыслы, рождённые завистью к его достижениям и к достижениям Советского Союза в области морского рыболовства. Они, достижения рыбного хозяйства в период руководства отраслью А.А. Ишкова, и сейчас не дают покоя поборникам нового русского капитализма. Годами мусолится в СМИ так называемое «рыбное дело», создаются фильмы, телепередачи, основанные на вымыслах и «полётах мысли», но не на фактах. Факты говорят о другом.

Норвежцы, которые больше всех ценили А.А. Ишкова как министра и как партнёра по переговорам, в одной из своих ведущих газет писали: «Сообщение о том, что 73-летний министр рыбного хозяйства СССР Александр Ишков покидает свой пост, отчётливо знаменует окончание эпохи бурного развития рыболовства в Советском Союзе». В принципе, эти слова оказались пророческими. С развалом Советского Союза рыбное хозяйство России столкнулось с невиданными трудностями и вот уже почти 30 лет находится в глубоком кризисе, прежде всего в управленческом, и в неопределённости своих главных целевых установок. Это уже отдельная тема для других людей с другим мировоззрением. Им с министром А.А. Ишковым тягаться не по силам.

В наше время, отмечая многогранную деятельность министра Александра Акимовича Ишкова, можно с уверенностью ещё раз подчеркнуть, что А.А. Ишков занял видное место в истории отечественного и международного морского рыболовства. Опыт Советского Союза в области морского рыболовства, опыт и деятельность министра рыбного хозяйства А.А. Ишкова должны стать достоянием нового поколения специалистов-рыбников нашей страны.

Родина по достоинству оценила заслуги министра А.А. Ишкова в становлении и развитии отечественного рыбного хозяйства. Он удостоен звания Героя Социалистического Труда, награждён пятью орденами Ленина, а также орденами Октябрьской Революции, Красного Знамени, семью медалями и рядом наград от зарубежных государств, неоднократно избирался депутатом Верховного Совета СССР и был делегатом пяти партийных съездов.

Из всей плеяды министров рыбного хозяйства нашей страны министр Александр Акимович Ишков – наиболее яркая, многогранная личность, вписавшая созидательные страницы в историю развития не только отечественного рыбного хозяйства, но и мирового рыболовства. В честь него дальневосточная компания «Океанрыбфлот» наименовала рыбопромысловый траулер — БАТМ «Министр Ишков», Всероссийской ассоциацией рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортёров учреждена юбилейная медаль «100-летие со дня рождения министра рыбного хозяйства СССР А.А. Ишкова», а на здании, где министр работал в последние годы, установлен барельеф.

двойной клик - редактировать изображение

Cообщество
«Советская Атлантида»
Cообщество
«Советская Атлантида»
1.0x