Авторский блог Андрей Аганин 19:49 1 ноября 2019

Каков генезис «элиты вхождения» (продолжение)?

В своей статье М.Л. Шевченко очень хорошо говорил о непростой судьбе русского народа, о революции, но мне бы хотелось сказать что-то важное о безусловной ценности российской государственности, оговорив некоторые специальные аспекты её качества.

 двойной клик - редактировать изображение

1. В своей предыдущей статье с тем же названием я начал рассказывать о достаточно долгом и постепенном процессе формирования в России «элиты вхождения». При написании её мне стало ясно, что данная непростая и очень важная тема не может быть изложена кратко. На раскрытие этой темы меня подтолкнула статья Максима Леонардовича Шевченко «Мечта-революция» в № 42 газеты «Завтра» от 23 октября 2019 года, в которой 300 лет романовской империи оцениваются исключительно как, отбросившие Россию в историческом смысле назад и вырвавшие её из общеевропейской истории народов.

Я не являюсь апологетом романовской империи, особенно если учесть, что М.Л. Шевченко оценивает не только собственно имперский период правления династии Романовых, но и царственный период её правления также. Мне особенно понравилось название статьи, но отдельные оценки заставили задуматься ещё раз и о некоторых более общих, но крайне актуальных вопросах современности. В своей статье М.Л. Шевченко очень хорошо говорил о непростой судьбе русского народа, о революции, но мне бы хотелось сказать что-то важное о безусловной ценности российской государственности, оговорив некоторые специальные аспекты её качества.

 двойной клик - редактировать изображение

2. Итак, до середины XVII века Россия как государство и российское общество не отставали от общеевропейского начального развития капитализма, но в России православие, если и было реформировано, то только под влиянием прибывших из Европы протестантов в маргинальной среде отпочковавшихся от него духоборов, молокан, субботников, штундистов, прыгунов, максимистов, хлыстов, дух-и-жизников. В православии, как и в классическом христианстве, был сохранён приоритет  принципа «быть». Реформированное, протестантское, якобы современное общество становилось всё более и более материалистическим, всё ближе и ближе достигающим уровня абсолютной бездуховности, а его члены теперь предпочитают исключительно принцип «иметь» (так потом и возникло ОБЩЕСТВО ПОТРЕБЛЕНИЯ), а не «быть».

РУССКОЕ ОБЩЕСТВО (впоследствии – РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО, органично вбиравшее в себя и другие менее крупные социумы) сохраняет свою среду обитания, в то время как европейцы её разрушают. Но ещё более европейцы разрушают среду обитания всех остальных народов мира, так как они начинают их грабить из-за своей изначальной протестантской несамодостаточности, и принципа «деньги должны делать новые деньги». После Реформации европейцы считали перспективы безграничного счастья и свободы, материального изобилия и господства над природой. Эти надежды достигли своего максимума, когда началась промышленная эра. Предполагалось, что неограниченное производство приведёт к неограниченному потреблению.

Конечно, были какие-то нюансы развития, но в целом экономические отношения в России формировались соответственно общеевропейским тенденциям: города становились местом накопления капитала и его инвестиций, городская буржуазия требовала гарантий и защиты капитала, аристократия, движимая гордыней, боролась за исключительные привилегии и контроль над формами возникновения и оборота капитала, царская власть (особенно в лице Иоанна IV Грозного) развивала разные формы государственных институтов, двигаясь между конфликтами и договорённостями, ища опору в разных классах и сословиях в борьбе за суверенность власти. Очень важным общественным институтом являлся Земский собор как высшее сословно-представительское учреждение Русского царства с середины XVI до конца XVII века, собрание представителей всех слоёв населения (кроме крепостных крестьян) для обсуждения политических, экономических и административных вопросов. Земский собор играл во многом роль аналогичную Верховному Совету СССР, да и сам принцип советов распространял опыт этого общественного института на местное самоуправление.

Но постепенно в России всё естественно приходило к европейскому формату: угрозой суверенитету, воплощением которого выступала царская власть, являлась аристократия (землевладельцы), союзником – служилое дворянство и наделённое правами и взятое под покровительство царской властью городское купечество и мещанство (горожане), а также испытывающие гнёт землевладельцев крестьяне.

Горожане и дворянство показали себя носителями национального самосознания (вполне европейская черта), свои силу и способность самостоятельно организовываться для защиты своей Родины в эпоху Смуты, когда из Москвы изгоняли польско-литовских захватчиков и их пособников. То есть, горожане и дворянство в России показали себя не рабами государевыми, а вполне самодостаточными хозяевами своей жизни.

Земский Собор, избравший Михаила Фёдоровича Романова от всех сословий Земли Русской Государем, Царём и Великим князем всея Руси, был вполне европейским институтом государственной самоорганизации всех слоёв общества, фактически форматом общественного договора – народ и знать делегировали избранному Государю, Царю и Великому князю всея Руси полномочия для воплощения и защиты суверенитета.

 двойной клик - редактировать изображение

Распределение преобладающих религий и конфессий по странам: православие · древневосточные церкви · католицизм · протестантизм · суннизм · шиизм · махаяна · ваджраяна · индуизм

3. Но потом русская история до известной степени надломилась, но не сама, а под влиянием проникновения в Россию протестантских негоциантов. Несколько позднее, уже в 1553 году, при молодом Иоанне IV Грозном в Москве появилось Посольство Королевства Англии. Реформирование христианства в значительной части Европы способствовало установлению европейскими государствами дипломатических отношений с Русском царством, для европейским протестантов стало необходимым заняться его ограблением на «промышленной основе». Безусловно, 300 лет романовской империи, не отбросили Россию в историческом смысле назад и не вырвали её из общеевропейской истории народов. Просто изменились взаимоотношения российских и европейских элит, протестантизм не терпел более отлагательств к ограблению Русского царства.

Если с католическими попытками «нести цивилизацию на Восток» Русь – Россия вполне сносно справлялась, то к таким же протестантским попыткам во многом оказалась уже не совсем готова, что связано со следующими смыслами. Мы часто слышим о различных культурах, но не всегда отдаём отчёт, в чём состоит их различие. Иногда под единой культурой понимается единая религия, но это – неверно. Под единой культурой понимаются, прежде всего, единые особые менталитет и мировоззрение, формируемые и формулируемые не столько даже самой религией, сколько её конфессией. Мировоззрение православного мира – чрезвычайное миролюбие и веротерпимость, включая действующий запрет на захват соседей. Россия никогда не начинала войн, она их заканчивала.

Иное дело – католический мир. Так как его центр располагается в лоне бывшей Римской империи, которой отнюдь не было свойственно чрезвычайное миролюбие и веротерпимость, но всегда присутствовала экспансия, то и культуре католической конфессии передалась эта родовая черта романского мира. Ещё более католицизма оказался экспансивен протестантизм во всех своих формах, что также понятно. Протестантизм возник в лоне католического мира, родовой чертой которого был экспансионизм. К нему ещё добавляется высокая агрессивность, берущая своё начало в борьбе первых протестантов за свои права против прежних авторитетов католической церкви. Борьба, которая во многом носила черты оранжевой революции, характеристики опрокидывания существовавших устоев.

Всё названное – предопределяет несовместимость культур (особых менталитетов и мировоззрений, прежде всего) православия, католицизма и протестантизма. При этом надо не забывать, что православие и католицизм – сестринские церкви, давно размежевавшиеся между собой и далеко разошедшиеся друг от друга, в то время как католицизм и различные направления протестантизма представляют собой мать и блудных её сыновей, но связанных всё ещё какими-то семейными узами – узами единого Западного проекта. В нём доминировала до поры до времени (пока не было детей или они ещё подрастали) мать – католицизм, но как только дети стали достигать юношеского возраста возник тогдашний новый мировой проект «Новая Атлантида» (или «Христианская Реформация»), который убрал острую вражду с матерью пубертатного периода своего становления, но не порвал с ней отношений совсем, которые с годами стали крепнуть. В 2017 году семейство даже торжественно отмечало 500 лет со дня начала Реформации, хотя дата была выбрана весьма условно. В октябре 2017 года 500 лет со дня начала Реформации данное событие по всему миру отмечалось не только протестантским сообществом, но и даже Римско-католической церковью.

Однако, помимо них это событие отмечала и «элита вхождения» в Российской Федерации, где торжества по поводу юбилея Реформации шли полным ходом при государственной поддержке. Для руководства мероприятиями в январе 2017 года в Москве был создан соответствующий организационный комитет, в работе которого приняли участие руководители ряда протестантских «церквей» и общин, 1-й генеральный секретарь Конференции католических епископов России, католический священник Игорь Леонидович Ковалевский, представители РПЦ, Администрации Президента Российской Федерации и правительства Москвы.

Именно «элита вхождения» является той общественной силой в Российской Федерации, которая ведёт российскую (русскую) цивилизацию по пути глобализма, экуменизма, коллаборационизма, соглашательства и ликвидации.

 двойной клик - редактировать изображение

4. В отличие от М.Л. Шевченко я не считаю, что династия Романовых победила в развязанной ею же войне против собственного народа и превратила российское государство в оккупационный режим эксплуатации русского и других народов в своих интересах и интересах своих зарубежных кредиторов и партнёров. Так же я не согласен с тем, что Алексей Михайлович Романов принял решение развязать войну против русского народа, исходя из двух обстоятельств: 1) казнью в 1649 году в Англии короля Карла I; 2) начало длительной русско-польской войны 1654 – 1667 годов, в ходе которой в политическую орбиту внутренней политики Русского царства были включены обширные территории Речи Посполитой с населением, привыкшим к правам шляхты, городов, гильдий, сословий, – то есть, к тому, чего так боялись царь и его окружение в России и что могло привести, вкупе с опытом народно-освободительной войны 1612 года, к нежелательным для царской власти демократическим (в понятиях той эпохи) переменам.

С возникновением протестантизма в Европе руководство Греко-восточной российской церкви, как тогда именовалась современная Русская православная церковь, и элиты Русского царства могли возрадоваться тому, что у «сестринской церкви» возникли проблемы. Как тогда им представлялось, могло ослабнуть как духовное, так и политическое давление на русское общество и его властные институты. Однако, данным ожиданиям не суждено было сбыться. Русское мировоззрение, основанное на православной вере, не рассматривает окружающий мир как мир врагов, оно исповедует ценность многообразия и его симфонию. А вот китайское мировоззрение намного более прагматичное: китайцы вполне могли бы рассматривать себя, окажись они на нашем месте, как одну из трёх интригующих сторон, и постоянно играть на противоречиях между католиками и протестантами ради достижения своих интересов.

И хотя английские события очень ясно воспринимались Москвой, поскольку связи Русского царства с Королевством Англия были весьма тесными, но Иоанн IV Грозный переписывался с королевой Англии Елизаветой I, сватался к ней и впоследствии к её дальней родственнице Марии Гастингс не поэтому, а потому, что интересы английского капитала в Русском царстве были вполне внятными ещё в XVI веке. Протестантизм в форме англиканства уже в те годы принялся душить православный Восток, и, Иоанн IV Грозный как мог, отстаивал интересы Русского царства в тот период.

Экспансионизм и агрессия раннего протестантизма в отношении Русского царства стали для него гораздо более ощутимыми, чем со стороны католицизма, хотя и тот не сдавал своих прежних экспансионистских позиций. Экспансионизм и агрессия принципа «иметь» проявился в гораздо более многочисленных сферах, нежели это мог себе позволить принцип «быть».

 двойной клик - редактировать изображение

5. Согласно родовому преданию, предки бояр Романовых выехали на Русь «из Пруссии» в начале XIV века. Однако историк С.Б. Веселовский полагает, что Романовы – выходцы из Новгорода. Как было это на самом деле – вода темна.

Первым достоверным предком бояр Романовых и ряда других дворянских родов считается Андрей Кобыла – боярин московского князя Симеона Иоанновича Гордого. Потомки Фёдора Кошки стали прозываться Кошкиными. Дети Захария Ивановича Кошкина стали Кошкиными-Захарьиными, а внуки – просто Захарьиными. От Юрия Захарьевича пошли Захарьины-Юрьевы.

Благодаря браку Ивана IV Грозного с Анастасией Романовной Захарьиной род Захарьиных-Юрьевых стал в XVI веке близким к царскому двору, а после пресечения московской ветви Рюриковичей начал претендовать на престол.

Евдокия, старшая дочь Александра Борисовича Горбатого-Шуйского, была замужем за Никитой Романовичем Захарьиным, дедом царя Михаила Фёдоровича Романова, что дало боярам Романовым некоторое основание выводить свою родословную и от Рюрика. При этом следует отметить, что не все историки считают её матерью Фёдора Никитича: некоторые придерживаются мнения, что матерью Фёдора Никитича была другая жена Никиты Романовича Захарьина, Варвара Головина.

В 1613 году внучатый племянник Анастасии Романовны Захарьиной и сын Фёдора Никитича Романова Михаил Фёдорович был избран на царство, и его потомство (которое традиционно называется «Дом Романовых») правило Россией до 1917 года.

Многие российские конспирологи считают, что бояре Романовы, выехавшие на Русь «из Пруссии», – специальный католический проект по колонизации Руси. Думаю, что это было не так на самом деле. Но протестанты методично стали зарабатывать на ограблении Руси – России: бусы (всякие побрякушки – предмет бизнеса у протестантов, ведь принцип принципа «деньги должны делать новые деньги» у них никто не отменял) в обмен на любые ресурсы, к каковым относятся и люди. Я не склоняюсь к тому, что бояре Романовы – заговорщики Русского царства или русский аналог олигархического семейства Медичи.

 двойной клик - редактировать изображение

6. Любой вменяемый руководитель развитого государства того времени, а не исключительно только Алексей Михайлович Романов, обратил бы внимание на английские события. Стали они для него шокирующими до такой степени, что он присмотрелся к своей стране: не присутствует ли в ней тоже некая хартия вольности, которая потенциально даёт возможность Земскому собору или какому-то другому собранию представителей Земли Русской поставить вопрос о правах, свободах или о легитимности царя, более того, возвести в случае чего помазанника Божьего на плаху и отрубить ему голову? Это большой вопрос для историков, его власть была устойчива, но и он был адекватным правителем. Он вполне мог увидеть, что события 1612 года свидетельствуют о такой возможности – ведь именно городское мещанство, купечество вкупе с дворянством и при поддержке духовного сословия явились спасителями Родины, когда бояре и высшая знать только и думали, как бы им продаться подороже польско-литовским оккупантам, за которыми тогда стоял Ватикан. Но это ещё не означало, что его сознание занимал более всего этот вопрос. Он задумывался о восстановлении политического и духовного единства с Западной Русью и Юго-Западной Русью. В.В. Путин в настоящее время тоже об этом думает, а не только опасается оранжевой революции, как считают многие, ситуация – во многом аналогичная.

Другое дело – это коллаборационистская сущность аристократии того времени, которая почти полностью совпадает с таковой же сущностью нынешней олигархии. Почему, коллаборационистская сущность аристократии в полной мере передалась или должна была передаться дому Романовых? Аристократия и во времена правления Иоанна IV Грозного вела себя не так уж и достойно, если понадобилась опричнина, как правозвестник народного ополчения Минина и Пожарского начала XVI века, а также ВЧК XX века. С аристократией на Руси – в России давно уже нехорошо, отвязалась она давно от народа, обновления элит различных периодов не меняют качественно эту ситуацию.

Правящая, но безответственная верхушка почти всегда одержима гордыней и властолюбием, думает, как бы превратить народ в ничто, пить из него кровь и ничего не давать ему, кроме слов, объедков со своего стола и громыхания оружием. Но так было не только в России, однако, кое-где элиты всё-таки стали отстраиваться, в Англии, потом в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии. В Индии всё держится как-то, в КНР и Иране процесс пошёл во второй половине XX века. В России процесс не запускался очень долго, проблемы остаются и сегодня. Но почему же так происходит?

 двойной клик - редактировать изображение

7. Алексей Михайлович Романов затеял церковную реформу для того, чтобы взять под контроль русское православие, которое было основой понимания русскими себя как особого по отношению к другим народа. Но он это сделал во имя расширения Русского царства и присоединения Украины. Его тоже можно понять, не оправдывая ни в чём, при этом. Но, справедливости ради надо отметить, что и русское православие не сумело выдвинуть достойную альтернативу перед русским обществом в том противостоянии. Алексей Михайлович Романов мог бы двигаться по пути короля Англии Генриха VIII Тюдора, реформируя русское православие. Но православный русский проект ослаб к 1660-м годам, хотя и не выдохся ещё до конца.

На страшном для русской истории Московском поместном Соборе 1654 года это сформулировал великомученик, епископ Коломенский Павел: «С того времени, как мы сделались христианами и получили правую веру по наследству от отцов и дедов благочестивых, мы держались этих обрядов и этой веры, и теперь не согласны принять новую веру».

Именно так воспринималась народом реформаторская активность царя: мы, русские, особые в силу того, что сами храним свою веру, – а царь нас ломает о колено, навязывая нам веру новую, не нашу, не русскую.

Русское самосознание, отталкиваясь от чисто догматической религиозной проблематики, решало вполне гуманистические вопросы о роли и месте человека в современном мире, его отношениях с властью, о свободе и необходимости.

Это видно и по текстам протопопа Аввакума, и по письмам архимандрита Переславского Данилова монастыря Иоанна Неронова, по посланиям иных мучеников русской веры и русского самосознания.

Главный раскольник – это царь Алексей Михайлович Романов и его сподвижник патриарх Никон, которого он сделал своим орудием в борьбе против народа.

И первый удар был нанесён именно по осознанию себя русских людей как носителей особого свободного духа, хранителей православия через этот дух, а не по государственной указке.

Царь фактически заявил: мне безразлично, что вы думаете, – я сам буду решать, какими должны быть православие и Церковь, какие ценности и как вам исповедовать.

Русские люди восприняли реформу как посягательство на то, что народ совершенно справедливо полагал пространством собственной свободы, собственного дерзания, размышления. И что в действительности являлось коллективным сознательным и бессознательным, в чём развивалась оригинальная и вполне европейская культура русского народа: социальная, гражданская, политическая.

Сначала интеллектуальное возмущение, потом возмущение политическое и религиозное претворилось в страшное кровавое восстание под руководством донского казака Степана Разина. А донские казаки были русскими людьми, хранившими в себе начала народной свободы. Казачество осознавало себя как русских людей, которые имеют с государством, с царём, внятный договор. В обмен на службу царь присылал хлебные баржи, даровал земли. Казаки не являлись рабами или слугами государевыми.

Восстание Степана Разина было ответом на попытку царской власти подчинить себе все слои русского общества: дворянство, городское мещанство, даже крестьянство, которое при Борисе Годунове получило льготы и послабления в виде разрешения вопроса с Юрьевым днём.

Разинское восстание подавили с помощью иностранных наёмников – с этого момента для царской власти стало нормой привлекать иностранцев для порабощения и унижения собственного народа.

Так стал оформляться оккупационный характер романовской династии. И романовская империя показала, что она является не государством, вырастающим из естественной истории русского народа, но сложным продуктом с участием прибывших на жизнь в Россиию протестанов из Европы, возникла подобие тирании при помощи иностранных наёмников. Именно тогда впервые заводятся так называемые войска иностранного строя, которыми принято гордиться, но которые были, по сути, наёмными подразделениями на службе царской власти в её борьбе против народа. Такова было плата за «вхождение в Европу».

Победа государства над разинскими повстанцами была очень жестокой: людей сажали на кол, сдирали кожу, казнили и пытали люто.

Разинских повстанцев поддержали соловецкие старцы, монахи, которые 12 лет держали осаду от царских войск. Но иуда-предатель сдал монастырь царским войскам, и все соловецкие монахи приняли жестокую смерть.

Исследование эта непростой темы будет завершено в следующей статье автора.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой