Сообщество «Экономика» 00:01 30 января 2024

Из официальной статистики не видно, как растёт денежная масса в России

единственным объективным критерием для оценки остаётся уровень цен на потребительском рынке

Российские финансисты отчитались о результатах прошлого года, которые неплохи – бюджетный дефицит незначителен (1,9% ВВП) и даже меньше запланированного. Это хорошо? Вообще, дефицит означает, что государство (государство в узком смысле, то есть аппарат управления страной) тратит больше средств на свои цели, чем получает доходов (собирает налогов и т.д.). Как можно потратить больше, чем у тебя есть? Раньше, когда деньгами было золото, этого сделать нельзя, а сейчас просто: Центробанк допечатает сколько надо и даст Правительству, а оно уже раздаст кому следует. А то и вообще переведёт в электронном виде, так что и бумагу тратить не надо. Чисто формально эти деньги берутся из Фонда национального благосостояния, но по эффекту это ничем не отличается от эмиссии.

Беда только в том, что тем самым в экономике растёт денежная масса. А это может привести к росту цен. Есть такая формула Фишера, связывающая денежную и товарную массу и уровень цен. Так что если товаров в экономике не прибавляется, а денежная масса растёт – то и цены растут, это очевидно. Так что главный вопрос: а как растёт товарная масса? Но парадокс в том, что из статистических данных этого не видно.

Нефтегазовые доходы, надо сказать, сильно «просели» по сравнению с прошлым годом – такова, увы, конъюнктура на мировом рынке. Кстати, уже с этого года структура поступлений от этого сектора изменится: экспортная пошлина на нефть и нефтепродукты обнуляется, а выпадающие доходы компенсируются за счёт роста налога на добычу полезных ископаемых. Но баш на баш в масштабах всей экономики не получится: прямым следствием будет уравнивание в части цен на топливо внутренних и внешних потребителей, то есть цены на бензин и солярку ещё подтянутся к европейским, последствия этой ситуации будут многообразны, но это отдельная тема.

Самая значительная часть бюджета – это НДС. Он взимается и с внутреннего производства, и с импорта (это, кстати, основная часть платежей, взимаемых с импорта, а не таможенные пошлины). Да, эти сборы выросли в 2023 году, но по этим цифрам нельзя сказать: больше стало товарной массы на рынке или меньше. Показатель-то в рублях, и рост по сравнению с прошлым годом вполне возможен просто за счёт подорожания товаров и услуг.

Кроме того, рост НДС в отраслях, связанных с военными расходами, означает нечто другое: военное производство товарной массы не создаёт, эту продукцию конечный потребитель не покупает. Говорить об «оживлении экономики благодаря военному производству» – наивно, если продукция не продаётся куда-то вовне.

В целом, имеющаяся экономическая информация мало что даёт в плане знания о работе и развитии российской экономики, тем более что информация о расходах вообще закрыта, по понятным причинам.

Получается, что единственным объективным критерием для оценки остаётся уровень цен на потребительском рынке. Пока у нас действует рыночное ценообразование, этот показатель наиболее точен. И надо сказать, он как раз и свидетельствует, что ситуация в экономике более-менее неплоха, несмотря на рост военных расходов и беспрецедентное внешнее санкционное давление. Ничего похожего на галопирующую инфляцию нет, нет и товарного дефицита («яичный психоз» – это в основном выдумки, хотя рост цен реален). Так что есть основания для осторожного оптимизма.

Публикация: Партия Дела

Cообщество
«Экономика»
1.0x