Авторский блог Андрей Сотников 12:21 6 июня 2017

Иванкино. Последние селькупы

летом деревня Иванкино превращается в самый настоящий остров...
2

Расстояние от Томска до села Иванкино – 330 км.

Как добираться?

Автобусом Томск-Колпашево до конечной остановки (около шести часов), далее полтора часа по Оби на попутном катере.

Многие поселения спорят, кто старше Томска. Нагорному Иштану - 450 лет, Нарыму - 600, а в селькупской деревне Иванкино люди жили и три-четыре тысячи лет назад. Гомер сочинял свою «Одиссею», а Иванкино уже стояло, только называлось по-другому, мы даже не знаем как, но люди жили, а так как письменности в Сибири не было, то и информации о тех временах не осталось.

Справка. Селькупы – коренная народность томской области. Проживают в Томской области и Ханты-Мансийском автономном округе. Общая численность селькупов на сегодняшний день - 3,5 тысячи человек.

---

Летом деревня Иванкино превращается в самый настоящий остров, полтора километра в длину, километр в ширину, где разместилось пятнадцать домов и более ста жителей.

Несмотря на удаленность от центра, отсутствие дорог, Иванкино не собирается вырождаться. Даже напротив, молодежь отсюда не бежит. Кто согласится оставить рай земной? А кто сбежал, победствовав на чужбине, в бездушных городах, возвращаются назад. В 90-е Иванкино получило статус «территории традиционного природопользования», это значит, что вокруг села теперь существует семикилометровая зона, где можно ловить рыбы, живности сколько хочешь, исключая запрещенные породы. Но и их, конечно, ловят, свежая красная икра у местных жителей здесь на столе не переводится.

Живет Иванкино охотой, рыбалкой, сбором ягод и грибов. Местным жителям, слава Богу, ни кто не мешает, власть далеко и в далеком Иванкино ее совсем не чувствуется. У всех жителей есть одна мечта, одна на всех, чтоб к ним дорогу как можно дольше не проводили, появится дорога и наступит конец иванкинскому райскому житию, конец тысячелетнему благоденствию - понаедут голодные горожане и все подчистую вычистят. Здесь все помнят печальный пример соседнего села Инкино, какие там были богатые озера, а провели дорогу и теперь осталась одна вода. Потому, когда они молятся своему иванкинскому богу, просят его об одном: чтоб забыли об их существовании, позволили жить самостоятельно, свободно, как жили испокон веков их деды и прадеды.

Раньше селькупских поселений было много, теперь осталось только одно. Иванкино наверно потому и сохранилось, что здесь испокон веков сохранились прекрасные рыболовные угодья, богатые покосы. В Иванкино, вообще, никогда не возделывали землю, здесь и теперь нет огородов, местные жители только рыбачат и этого им достаточно. Рыбы и теперь много, только хранить негде – а света на острове нет.

Рыба тоже, говорят местные жители, уже не та. «Раньше рыба была такая, - вспоминает местный старожил, Владимир Евграфович Мурзин, - что и не поверите. В 36-м году мы шли пешком с отцом из Каргаска, так видели, как мужики везли на двух санях осетра килограмм в двести. На первых санях лежала голова, на вторых, подсанках – хвост. Больше я такой царь-рыбы и не видывал».

Скот в Иванкино пасется сам по себе. Как сходит снег, он сам уходит и уплывает на острова. Коровы вечером возвращаются доиться. Благодаря тому, что Иванкино остров, тут относительно спокойно, чужих нет, а значит и воровать некому.

Есть теория, что для сохранения культуры, нужно сохранить прежде всего язык. Поэтому селькупскую культуру в Иванкино стали возрождать именно с языка. В Иванкино открыли единственную в мире школу на селькупском языке. Но трагедия в том, что если пришло народу время уходить, его ни как не остановишь и селькупы этот печальный закон очередной раз подтверждают. Остатки культуры еще сохранились где-то в быту, а язык умер безвозвратно – не осталось живых носителей. Последняя бабушка, которая говорила на селькупском, умерла. Селькупский знает только учительница, преподающая его детям, да и та изучала его уже по книгам.

Когда-то в Иванкино была своя церковь. В тридцатые годы ее закрыли, сделали клуб. Однажды, рассказывают, молодежь там танцевала и у одной девушки недоставало пары. Она сняла со стены икону Николая Чудотворца и стала с ней кружить. Так легенда гласит, вскоре в землю ушли оба.

ПОСЛЕДНЯЯ СЕЛЬКУПКА

Беседа с селькупкой Александрой Ильиничной Сычиной.

Встретился я с ней случайно. Шел по берегу в один дом брать интервью. Вдруг вижу, плывет баба в обласке (лодке-долбленке) и поет. И надо же было такому случиться, что вскоре именно она вошла в дом, где я делал тщетные попытки разговорить хозяев. Все нижеследующее, это ее монолог, ей даже не требовалось задавать вопросов. Беседа наша оказалась непродолжительной. Когда ей наскучило, она так же неожиданно как и пришла, поднялась и ушла, даже не простилась. Селькупы не прощаются, потому что никогда не расстаются.

Я ПОТОМ ИЗВИНЮСЬ ПЕРЕД ВАМИ

Извините, что с мокрыми ногами, - я потом извинюсь перед вами.

Селькупами, значит, интересуешься? Что ж, могу рассказать и о селькупах. Сейчас остяков стали называть селькупами, а раньше мы были остяки, теперь селькупами заделали. Кому это понадобилось, не знаю?

Жили раньше как? Женщины никогда белье дома не полоскали, постирали, вышли на улицу – зима не зима, без разницы - пополоскали в реке, прямо голыми руками. Руки замерзли, о коленки похлопали и дальше полощат.

Раньше женщины курили только трубку. Я тоже курю, но сигареты, у меня трубки нет. Кстати, у вас нет чего-нибудь покурить? А раньше и мужчины, и женщины курили только трубку - у меня папа трубку курил. Курит-курит, потом пальцем вот так прижмет, там аж огонь горит пламенный, а ему ничего. Попробуй сейчас так сделать? А тогда люди крепкие были.

Раньше рыбы много было, стерляди, осетра, - обозами в Томск возили. Зайдешь зимой в амбар, они там как поленницы лежат. Я помню, как было раньше, хорошо было - а сейчас здесь люди какие-то непонятные стали, туда-сюда. У меня вот коровка вчера сдохла: видели что подыхает, хоть бы кто лапкой пошевелил.

Языка селькупского я не знаю, у нас его ни кто не знает. Мама моя знала, а мы забыли. Но она с нами не разговаривала, не знаю почему. Я могу тебе частушку на селькупском спеть, но она неприличная.

У меня было много братьев, - у мамы было четырнадцать детей. Раньше мужики не давали аборты делать. Не попы запрещали, а сами мужья. Я не знаю почему. А сейчас один-два ребенка, да и над теми трясутся, - блин-деревня елочка ни кому не дам полапать.

А тогда бросят - сам воспитывайся. Никогда не забуду, я была маленькая, мама мне говорит: "Доча, возьми, пол помой - чтоб чисто было". А мне-то охота купаться. Я три плашки выскоблила и убежала на речку. Мама как увидела, что я пол не помыла, пришла на берег: "Вылазь!" – говорит. - Не вылезу. - "Если, - говорит, - ты сейчас не вылезешь, я заплыву и тебя прямо там утоплю". Мне деваться некуда, жить-то хочется, я плыву к берегу. Она меня очень строго воспитывала, остяки они строго воспитывали. Сейчас тут у нас в деревне нет остяков, сейчас остяков считают селькупами, тут и селькупов, по-русски сказать, нет. Если разобраться, остяки чистокровные - это мы, Сытины и мой сосед, дядя Коля Тобульжин. И все.

Как раньше жили? С утра рано уходят, поздно вечером возвращаются. Они добывали все, что им надо было: и норку, и лося - все на свете добывали, у них все было в руках.

А ты что книжки пишешь? Я книжек очень много прочитала. Только какой толк от этих книжек? Я сказки люблю, это моя стихия, сказки - это стихия остяков. Мама нам много разных сказок рассказывала. Только не знаю, остяцкие ли они. Я тебе потом их расскажу.

У меня папа в войну снайпером был, потом, после ранения, автоматчиком, - домой пришел на костылях. И дядя снайпером был, - остяки все снайперами воевали, они же охотники с детства.

Я боюсь змей до.., одним словом, очень боюсь. У нас тут черные гадюки водятся. Едем мы с мужем в обласке, а он говорит: «Я только что змею видел». И какой господь понес меня на берег. Вижу, стоит подосиновик, красивенький такой, с красной шапочкой, только я его брать - а там змея. Она на меня: "Ш-ш-ш". Я кричу: "Валера, спаси меня". Он подбежал, схватил сухой сучек и давай ее убивать - главное нужно сухим сучком ее бить, по мокрому она взберется и тебя же укусит. У нас тут много змей, они так не кусают, только если тронешь. Я после этого и гриб не стала брать. Говорю: Не нужен он мне.

Остяк, когда едет по реке, он что видит, то и поет. Я думала, все это вранье. Один раз еду, ну честное слово, у меня песен современных вроде бы много в голове вертится, а глянула - лес кругом, зайцы бегают туда-сюда - и про себя стала сама сочинять эти песни. Меня аж смех взял.

Вон по телевизору показывали остяков в разных костюмах. Это все вранье. У меня фотография бабушки есть двадцатых годов, они там в штанах все - и мужики, и бабы - ни каких тебе костюмов. И я тоже не люблю носить платье. Одела штаны, кофту или свитер и пошла, мне даром ничего не надо, - и братьям ничего не надо было. Да у меня мама тогда росла, если б были наряды-обряды, она бы нам сказала.

Вот коровка у меня пала. Я всю ночь по ней проплакала. Теленком ее еще взяли, она у нас болела, мы ее выходили, а тут беда такая случилась.

Отрывок из готовящейся книги Андрея Сотникова «Чудеса России»

Подписывайтесь в Ютубе на новый канал путешественника Андрея Сотникова.

Как поддержать очередную анти-глобальную экспедицию Андрея Сотникова, смотрите на его сайте spasi-hram.ru в разделе «Помочь проекту»

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
6 июня 2017 в 16:42

Спасибо, уважаемый Андрей! Интересно. Узнала много нового о селькупах ( я раньше преподавала географию).

1.0x