Сообщество «Информационная война» 13:17 27 сентября 2022

Дорог фейк к обеду

новое оружие Запада в тотальной войне против Востока

Для тех, кто следит за событиями на фронте, прошедшая неделя ознаменовалась рядом успешных и болезненных ударов по военной инфраструктуре в глубине контролируемой ВСУ территории. Две атаки на склады боеприпасов в Одессе, удар по штабу оперативного командования «Юг», серия атак в Измаиле — список намного шире. Секрет Полишинеля состоит в том, что букеты «Герани», которые командование ВС РФ отправляет военным юга Малороссии, производятся в Иране и носят название «Шахед-136». Дроны-камикадзе, если верить иранскому агентству «Парс», закупаются тысячами и запускаются десятками, наносят урон не только военной инфраструктуре, но и чувству безопасности, заставляют врага нервничать, бояться, паниковать и с ужасом смотреть в небо. Именно с этим связана волна публикаций в либеральной прессе, где видные эксперты по всему на свете рассказывают, что персидские беспилотники совсем-совсем не эффективны — те редкие экземпляры, что всё же взлетают, тут же сбиваются ПВО. Сравните эту риторику с паникой и отрицанием, которые в наших СМИ вызвала эффективность работы локхидовских «Хаймарсов».

Иран, который «правильная сторона истории» и до этого не жаловала, вернулся в фокус внимания мировой прессы. Дело не только в поставках БПЛА или дипломатическом разрыве с Албанией, но и в протестах, охвативших эту страну меньше двух недель назад. Вредная привычка, возникшая из наблюдений за сотнями подобных инцидентов, подталкивает нас к неразборчивому клеймению протестов в любой враждебной Вашингтону стране как творчества Государственного департамента. Так ли это в данном случае?

Посудите сами: 14 сентября в районе магистрали Шахида Хагани в Тегеране была задержана 22-летняя курдка Махса Амини. Причиной задержания называлось неправильное ношение хиджаба (которое в Иране для женщин обязательно). Махсу доставили в отделение полиции, где у неё, если верить официальной версии, в результате разъяснительной беседы о правилах ношения платка случился сердечный приступ. После двух дней комы она скончалась в тегеранской больнице. Сразу после этого к больнице стянулись люди — в соцсетях начали размещаться слухи о том, что девушку в полиции запытали до смерти, а власти это скрывают. Вырисовывается знакомый алгоритм: в результате мелкого правонарушения полицейские превышают свои полномочия, и жертва этого превышения умирает от последствий сердечного приступа.

Сложно говорить, что 22-летняя Масха была под действием наркотиков, но северная часть центра Тегерана известна, как район весьма специфических развлечений местной молодёжи. В остальном же параллели с историей Джорджа Флойда очевидны. Врачи точно так же не обнаружили доказательств, что смерть наступила в результате задержания. Более того, в случае Амини они даже не нашли последствий физического насилия. Параллели с Флойдом прослеживаются и в отношении организации протеста: клич был мгновенно разогнан по соцсетям, были оперативно созданы страницы и теги, освещавшие события. Даже последовательность развития событий примерно совпадает: первые несколько дней протестовали в основном случайные прохожие без спецсредств и явной организации, но уже в течение недели к ним присоединились отряды экипированных уличных бойцов.

К тому моменту, когда власти догадались выключить по всей стране доступ к иностранным соцсетям, весь северо-запад Ирана уже ходил ходуном. Интересный нюанс состоит в том, что к региону, где традиционно сильны антиправительственные настроения, присоединился и находящийся на востоке страны Мешхед — второй по величине город Ирана и оплот консервативных сил.

Акцент на северо-западе, как и недовольство в тех местах Тегераном, неслучайны: именно там выше всего концентрация иранских национальных меньшинств — мазендеранцев, азербайджанцев и курдов, к которым относилась и умершая. В протестах приняли участие и курдские бандформирования: момент вооружённого разгона одного из таких формирований попал на видео и просочился в западные СМИ под заголовком: «В Иране расстреляли мирную акцию студентов». Всё это было помножено на чрезвычайную централизацию власти в Иране: пик беспорядков пришёлся на момент, когда президент страны Ибрагим Раиси поехал на Генассамблею ООН в Нью-Йорк, где был вынужден выслушивать одинаковые вопросы от западных журналистов.

К концу прошлой недели стало понятно, что хотя беспорядки и не утихли, сил серьёзно навредить государственному устройству у зачинщиков недостаёт. Тем не менее участившиеся за последние семь лет попытки соорудить в Персии цветную революцию позволяют с уверенностью утверждать, что это далеко не конец.

Искусство имитации революции состоит в опоре на реальный источник социального напряжения. Иными словами, если бить в уязвимые места, рано или поздно государство сложится под собственным весом. Уязвимые места Ирана лежат в самом основании государства: строгие законы при крупной прогрессивной прослойке, этническая неоднородность и граница с контролируемым врагом регионом.

Не просто так вспышка иранских протестов случилась аккурат после визита в Армению Нэнси Пелоси, и не просто так из Азербайджана и Турции последние месяцы доносились голоса о том, что вожделенный путь к Каспию Анкаре (и стоящему за ней Лондону) мешает пробить не Россия, а именно Иран.

Но северо-запад огромной страны — ещё не вся страна. В том же Мешхеде, а также в Ширазе и Тегеране прошли многочисленные митинги в поддержку правительства. К тому же, несмотря на заверения протестующих о взятых под контроль городах и административных зданиях, похоже, что протест удаётся контролировать силами правопорядка при небольшом участии Корпуса стражей исламской революции (КСИР), то есть протестующие не представляют собой опасность, достаточную для применения армии. На 26 сентября беспорядки продолжаются: Тегеран утверждает о семи сотнях задержанных, а оппозиция рассказывает о сотне погибших. Теперь в беспорядках, ничуть не стесняясь своих действий, участвуют курдские группировки «Демократическая партия Иракского Курдистана» и «Кумеле», а также базирующаяся в Албании и накачанная деньгами Вашингтона «Организация моджахедов иранского народа», признанная Тегераном террористической.

Покуда средства борьбы Ирана с протестом довольно стандартны: закрытие доступа к соцсетям и замедление (но не отключение) Интернета.

Важный момент состоит в использовании информационных технологий именно в конструировании протеста. Арабская весна, координация через соцсети, вбросы тегов и манипуляция рекомендованными постами — забудьте! По сравнению с тем, что применили в Иране, — это прошлый век. За неделю — с 12–13 по 20–21 сентября — в СМИ и соцсетях оперативно соорудили целую информационную кампанию вокруг фейковой новости.

Обычно фейки вбрасываются кучно и делают упор не на качество, а на количество, но не в этот раз. Ещё 12 сентября в зарубежной персидской прессе появилась информация о тяжёлой болезни 83-летнего Высшего руководителя Ирана аятоллы Али Хаменеи. Спустя неделю с опорой на эту информацию два дня подряд прозападные персоязычные СМИ уже распространяли новость о том, что Хаменеи скончался. Такая информация идеально легла в контекст беспорядков: в иранском Курдистане одним из основных лозунгов был «смерть диктатору». Разумеется, и здесь не обошлось без реальной подоплёки: легко заподозрить пожилого человека, пропустившего в начале сентября иранский Совет экспертов, в болезни. Более того, в профильных СМИ ещё с начала лета пишут об обострении аппаратной борьбы за кресло Высшего руководителя между кланом Хаменеи, роднёй Раиси, ставленниками КСИР и бог знает кем ещё. Но фейк, вовремя и умело вброшенный, мог и не иметь оснований вовсе — только мастерски проведённую кампанию по раскрутке в видной прессе и социальных медиа.

Аналогичная ситуация на прошлой неделе случилась и с другим противником линии Вашингтона в Азии. 24 сентября СМИ, «Телеграм» и соцсети наполнились информацией о военном перевороте в Китае. Сообщалось о том, что руководитель страны Си Цзиньпин и премьер Ли Кэцян были арестованы, к столице подходит (и вот-вот подойдёт) армия, прекращено авиасообщение и остановлены железные дороги — при этом обо всех этих событиях в огромной, густонаселённой и не очень-то закрытой от внешнего мира стране рассказывается только в нескольких блогах сомнительной достоверности.

Пресса подхватила утку и, как в анекдоте про Гоголя на столбе, принялась выдумывать подробности. Так, из воздуха взялся никогда не существовавший генерал-бунтовщик, в колоннах армии подсчитали танковые батальоны, растянувшиеся на 80 километров, телевидение и Интернет выключили, отменили от 6 до 9 тысяч авиарейсов, помимо двух руководителей арестовали тысячи чиновников, в компартии возникла группа авторитетов, руками армии сместившая Си, а доступ к западным соцсетям (это в Китае-то, где к ним доступа и так не было) ограничили…

Разумеется, никого не интересовала такая малозначительная деталь, как реальность. Ни то, что НОАК полна офицеров, лично лояльных Си Цзиньпину (да и сам Си опирается главным образом именно на армию), ни тот факт, что в верхушке КПК нет никого авторитетнее руководителя страны, ни то, что информации о транспортных проблемах или о перебоях со связью из Китая не приходило, — всё это не интересовало фейкомётов, бурно фантазировавших о китайском путче.

Источник всего этого великолепия довольно быстро нашёлся — им оказалась американка китайского происхождения Дженнифер Зенг. Если верить её «Твиттеру»*, это уже четвёртый или пятый государственный переворот в Китае за последний год, при этом запустивший коронавирус Китай вот-вот загнётся сам по себе то ли от рекордной жары, то ли от наводнений, то ли от ипотечного кризиса, то ли от демографического перелома.

Дженнифер — источник, которому в нормальных обстоятельствах не было бы никакого доверия. Но опять же, контекст конкретно недавнего вброса обеспечил его отличное распространение. В Китае уже несколько месяцев идёт судебный процесс над рядом руководителей юстиции и внутренних сил правопорядка, и последние недели отметились именно оглашением приговоров. Помимо этого, свою роль играет внешнеполитическая нестабильность: странности в отношениях с Россией (внезапный визит Патрушева на Западе восприняли именно так), череда заявлений, обостряющих тайваньский кризис, очередной обмен взаимными оскорблениями с Вашингтоном. Неудивительно, что на таком фоне фейк про арест Си сумел взлететь и добраться до крупных газет.

Правдоподобные, умело раскрученные и бьющие в больные места фейки, поднявшие шум в инфополе, стали новым оружием Запада в тотальной войне против Востока. Против мощного оружия Империи лжи нет более надёжного средства, чем информационная гигиена. Китайцы, чьи местные соцсети не извергали жуткие новости про восьмидесятикилометровую танковую колонну на подъездах к Пекину, очень удивились бы, узнав, что у них в стране только что, оказывается, произошёл военный переворот.

* Запрещённая в РФ западная социальна сеть

23 ноября 2022
Cообщество
«Информационная война»
Cообщество
«Информационная война»
4
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x