Сообщество «Конспирология» 13:08 14 ноября 2020

Игра против всех

Международный Валютный Фонд угробит США
1

"ЗАВТРА". Сергей Борисович, состоялись выборы президента США, победу по предварительным итогам одержал кандидат от Демократической партии Джо Байден, как и предсказывали многие эксперты. При этом вы ставили на республиканца Дональда Трампа. Почему? 

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Я удивлён такому исходу американских выборов. Да, перед голосованием коэффициенты в пользу Байдена были два к одному, что означало его победу в предвыборной гонке, но, тем не менее, я разделяю точку зрения Марка Твена, который ещё в начале ХХ века ехидно заметил, что "если бы от результатов выборов что-то зависело, нас бы никогда никто к ним не допустил". Для правящих сил вопрос о том, кто будет избран руководителем государства, слишком важен, чтобы полагаться на такие случайные вещи, как народное настроение. Более двух тысяч лет развития демократии — после печальных примеров Афин и Рима — позволили в этом вопросе чётко сориентироваться: главное — не в том, кто и за кого будет голосовать, а в том, кто и как будет считать и объявлять результаты. Это необходимое условие существования президентских систем. 

"ЗАВТРА". Мнение избирателя вовсе не учитывается? 

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Люди, принимающие решение, кто в итоге станет президентом, разумеется, обращают внимание на позицию населения, но это не единственный фактор, а один из многих, хотя он тоже важен. 

Избрание Байдена, даже просто с учётом его возраста, означает, что Америка потеряет четыре важнейших года в ситуации с пандемией COVID-19. В мире идёт жёсткая темповая игра, и здесь пропуск даже месяца может быть весьма критическим. А Соединённые Штаты за всю историю своего существования никогда бессмысленно, на пустом месте не теряли времени. Это не соответствует их протестантскому, буржуазному, индустриальному, культурному коду, противоречит американской поговорке "время — деньги". 

"ЗАВТРА". Вы считаете, что Трамп должен был остаться президентом, потому что он моложе и энергичнее Байдена и способен быстрее реагировать на ситуацию в стране? 

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Если бы в праймериз вместо Байдена победу одержал кто-то из молодых демократов, у него вполне мог оказаться альтернативный трамповскому план изменений. Тогда был бы выбор: какой из них важнее для США на данном этапе. Но избрание Байдена означает, что у демократов нет свежего плана, а без него действовать результативно в нынешней ситуации нельзя. 

Президент Байден попытается воссоздать модель финансовой глобализации, но с пропуском двух лет из-за коронавируса. Это, на мой взгляд, не имеет никаких шансов на успех. Конфликт, возникший в США на расово-этнической почве, будет законсервирован, вместо того чтобы жёстко разрешить его в ту или другую сторону. Всё это — формы потери времени. 

Разумеется, у каждой страны бывают периоды пассионарного социального надлома, когда делается совсем не то, что нужно. Могу предположить, что в Америке случился такой надлом. Но издалека его не видно. Именно поэтому я удивлён проигрышу Трампа. Вряд ли он и стоящие за ним силы признают такие итоги выборов. 

"ЗАВТРА". Кто из важных мировых игроков был заинтересован в победе Байдена, и на что они рассчитывают? 

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. В предвыборную кампанию из заявлений многих влиятельных лиц и организаций складывалось впечатление, что все они были убеждены в победе Байдена. Это касается и МВФ. 

"ЗАВТРА". Недавно в заявлении по поводу вступления в ряды МВФ Андорры директор Международного валютного фонда Кристалина Георгиева сказала, что из-за пандемии и надвигающейся экономической катастрофы сегодня "встаёт новый Бреттон-Вудский "момент"". Как это всё увязывается с поддержкой Байдена? 

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. МВФ — детище Бреттон-Вудской валютной системы. Это ранняя рузвельтовская модель глобализации, её в своё время не удалось реализовать Трумэну. Вероятно, он был не в состоянии понять глубину замыслов Рузвельта, считавшего очень важным втягивание в эту идею Советского Союза, за что даже был готов прилично заплатить. Трумэну же более существенным казалось очертить границы возможного продвижения СССР в западный мир. Именно поэтому глобализация не смогла развернуться в 1945 году. 

Международный валютный фонд — сугубо глобальная структура управления мировыми финансами и контроля над развивающимися странами через систему кредитования. При этом кредиты МВФ не являются чисто коммерческими, они сопровождаются целым набором жёстких требований к получающим их государствам. И всегда эти требования сводятся к разрушению национальной экономики и свободному допущению в страну транснациональных корпораций. 

Сейчас у МВФ две очень существенные проблемы. Первая: полный и необратимый распад системы глобализации в связи с COVID-19. Вторая: неплохо заработавший Китай, включившийся в зону кредитования стран третьего мира. И МВФ очень недоволен тем, что КНР как сильный игрок начинает активно теснить фонд на его поле. Поэтому МВФ полон желания положить этому конец, объявляя китайские займы нетранспарентными. Хотя за всю историю финансов они никогда прозрачными не были и сейчас таковыми не являются. 

Руководство фонда было совершенно убеждено в победе Байдена, а значит, и в неизбежности реглобализации. Это именно то, чего хотят и что намерены делать демократы. Правда, не факт, что всё у них получится. 

"ЗАВТРА". Для реглобализации в МВФ используют метафору, связанную с Бреттон-Вудской системой, и заведомо делают шаг назад? 

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Три шага назад! По официальным данным МВФ, за год потери мирового ВВП из-за коронавируса составили 4,4%. Но этот показатель явно сильно занижен, на самом деле происходит массовая финансовая катастрофа. Разумеется, возникает поисковая активность для её предотвращения. И удивительно, что специалисты из МВФ вообще ничего нового не смогли придумать. Они взяли старую кальку и пытаются всерьёз выдать её за то, что якобы может работать. 

Бреттон-Вудская система получилась относительно удачной именно потому, что к её проектированию не приложил усилий ни один финансист. Этот механизм создавал генерал американской армии Джордж Маршалл со свойственной военному прямолинейностью и логикой. И ему была нужна не валютная система, а валютно-финансовое сопровождение плана Маршалла, который являлся первой моделью глобализации в условиях существования полностью разорённой войной Европы и не пострадавших, а напротив, нарастивших экономику США. Маршалл понимал, что остановить масштабное американское производство означало попасть в сильнейший кризис, сравнимый с начавшейся в 1929 году Великой депрессией. Поэтому требовалось создавать ситуации, при которых Европа закупала бы американские товары на американские же деньги. В некотором смысле это стало финансовым включением Европы в американскую систему. 

Бреттон-Вудская экономическая модель просуществовала довольно долго — с 1944 по 1968 год. В 1960-м Соединённые Штаты и семь западноевропейских стран — Бельгия, Франция, ФРГ, Италия, Нидерланды, Швейцария и Великобритания — подписали очень важное соглашение: "Золотой пул". Это диктовалось необходимостью поддерживать относительную неизменность положения национальных валют в пересчёте на золото. То есть Бреттон-Вудская система через доллар создавала золотой стандарт, а заключённое международное соглашение гарантировало, что при попытках раскачать ситуацию со стоимостью денег относительно доллара собравшиеся игроки будут эти колебания гасить, не выводя их за определённые, с их точки зрения, разумные границы. 

Такая конструкция просуществовала до 1968 года. За это время случилось множество событий: арабо-израильская война, блокировка Суэцкого канала, возник сильнейший дисбаланс валют — франка и марки. И тут выяснилось, что финансисты всегда играют одинаково и совершенно неспособны думать наперёд в отличие от политиков, некоторых учёных, многих философов и почти всех военных. 

"ЗАВТРА". Финансовое мышление нестратегично? 

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Финансовое мышление — сугубо тактическое. И когда есть возможность сделать шаг вперёд, но невооружённым глазом видно, что через два хода это приведёт к катастрофе, финансисты всё равно его делают. "Золотой пул" понадобился, чтобы "успокоить" начавшуюся разбалансировку валют. Но как только выяснилось, что кто-то мог получить реальную прибыль, а кто-то — реальные убытки, в тот же момент это международное соглашение было разорвано. И Бреттон-Вудская система вступила в ситуацию жесточайшего кризиса. 

К тому времени в мировой экономике почти всё вышло из равновесия. В 1971 году остановилась конвертация доллара в золото. Дважды — в 71-м и 73-м — доллар жёстко девальвировался. Разразилась четвёртая арабо-израильская война — "война Судного дня", в результате чего наступил нефтяной кризис. Он напрямую был связан с потерей привязки валюты к золоту, что привело к диким колебаниям цен на всё, но, прежде всего, на само золото. А поскольку нефть, золото и зерно всегда находятся в некотором тарифном согласии, то их рассогласование привело к колоссальному скачку цен на нефть. Нужно было в корне менять ситуацию. 

В 1976 году прошла Ямайская конференция, на которой удалось разработать более или менее функционирующую систему. Золотой стандарт был отменён, курсы валют стали устанавливаться не государством, а рынком — появились плавающие валютные курсы, долларовую корзину заменила валютная, возникли специальные права заимствования и так далее. Но Ямайская система в отличие от Бреттон-Вудской создавалась, можно сказать, "на коленке" и действовала в целом плохо. 

"ЗАВТРА". То есть эта система разрабатывалась как частное решение, необходимое в тот момент? 

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Да. Ей помог укрепиться произошедший в СССР кризис, поскольку появилась возможность вложения средств в огромную экономику Восточного блока. Это позволило Ямайской финансовой системе без серьёзных жертв перетечь в Брюссельско-Вашингтонскую — несмотря на то, что в 1992 году случилась дестабилизация европейской валютной системы, а в 95-м — кризис доллара. 

В конце ХХ века финансисты додумались до "биметаллизма" — двойной корзины "евро/доллар". Это могло работать как маятник, относительно стабильно, независимо от локальных кризисов хоть доллара, хоть евро, обеспечивая ещё и управление всеми остальными мировыми валютами. 

Но Брюссельско-Вашингтонская система тоже делалась "на коленке", а потому в 2008 году после ипотечного коллапса в США её накрыл кризис, который усугубился борьбой с офшорной экономикой в 2013–2014 годах. 

"ЗАВТРА". Аналитики полагали, что уже в 2016 году должен был произойти переход к новой финансовой системе… 

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. В некотором плане он произошёл, если иметь в виду усиление роли юаня в мировом денежном обороте и отказ ряда стран от расчётов в долларах и евро. 

Сейчас МВФ должен был бы предложить очередной вариант мировой финансовой системы. Но, судя по всему, сделать это не в состоянии из-за отсутствия хоть сколько-нибудь свежих и интересных идей. Новой валютой называют то криптовалюту, то электронную валюту, то усиленные смарт-контракты, то безденежный, чисто натуральный, компьютерный обмен. 

Некоторые финансово-кредитные организации в срочном порядке обрастают несвойственными им ранее функциями. Так, Сбербанк не случайно сократил своё название до "Сбер", сейчас он больше чем банк, поскольку занимается логистикой, туризмом и множеством других услуг. Греф прекрасно понимает, что дни Сбербанка как чисто банковской структуры сочтены, и торопится получить возможности развития раньше, чем это нужно будет делать в критической ситуации. Я сейчас не даю оценку его деятельности — хорошо или плохо он поступает, а отмечаю повышенную активность по сравнению с застоем идей в МВФ. 

"ЗАВТРА". Сказывается ли такое положение дел на влиянии МВФ в мире? 

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Эта организация всё время демонстрирует одну и ту же игру. У нас часто называют её антироссийской. На самом деле она гораздо больше антикитайская. А в целом МВФ играет только за себя и против всех, при этом надеясь использовать для реализации своих целей ресурсы США. Достигнуть этого он намерен, эксплуатируя два обоснования глобализации. 

Первое — экономическое. Речь идёт о транспарентности финансов, читай: подотчётности финансов Международному валютному фонду, а следовательно, подотчётности мировой финансовой системы — доллару. Обязательность прозрачности денежных потоков объясняют борьбой с терроризмом, отмыванием денег и так далее. 

Второе обоснование глобализации — экологическое. Отсюда заявления о необходимости предотвратить глобальное потепление, о "зелёной" энергетике. И заметьте, всё это в задачи МВФ, даже с точки зрения его устава, вовсе не входит. Зато объясняет необходимость глобализации. 

"ЗАВТРА". Вопрос о поддержке Международным валютным фондом Байдена и заявление по Андорре увязываются в один общий план? 

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Вступление крохотной Андорры в ряды этой финансовой организации не является настолько важным фактом, чтобы войти в стратегический план. МВФ просто присягнул на верность Америке. И не Америке вообще, а тем демократам, которые приходят сейчас к власти и будут поддерживать МВФ на плаву. И надо ждать, что к инициативе МВФ по полной программе присоединятся многие. Украинцы, думаю, вот-вот на эту тему выступят и скажут, что они всегда были с демократами и никогда не поддерживали Трампа. 

С победой Байдена поведение МВФ не изменится. Если бы победил Трамп, у которого в программе могли быть заложены криптоэксперименты или что-то подобное, то фонд, скорее всего, стал бы мешать президенту. Соединённые Штаты уже много лет потихоньку ликвидируют основные международные институты, созданные после Второй мировой войны. Переживают кризис ЮНИСЕФ, ЮНИДО и другие "возрастные" организации. Они, конечно, предельно устарели и нуждаются в том, чтобы с ними что-то сделали. Но МВФ — точно такой же реликт Второй мировой войны. И в случае победы республиканцев, вполне вероятно, с этой структурой поступили бы примерно тем же образом. Думаю, досталось бы и ВОЗ. 

"ЗАВТРА". Но история не знает сослагательного наклонения, Трамп не останется президентом Соединённых Штатов ещё на один срок, если только до назначенной инаугурации не произойдёт что-то экстраординарное. Вы разочарованы? 

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Возможно, я переоцениваю возможности Америки и её готовность к борьбе на современном этапе. Но до сих пор американцы боролись всегда. Если они действительно потеряли свою способность к борьбе, утратили пассионарность, то это важнейший факт в развитии нашей цивилизации, который, безусловно, нуждается в серьёзном анализе. Хотя мне чрезвычайно сложно в подобное поверить… 

"ЗАВТРА". Что ж, дождёмся инаугурации по итогам президентских выборов в США, запланированной на 20 января, и посмотрим, качнётся маятник в сторону поддержки МВФ или нет. Спасибо, Сергей Борисович, за беседу! 

Беседовала Наталья Луковникова

Илл. «Портрет буржуазии» (1939). Художник Давид Альфаро Сикейрос

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Конспирология»
11
7 января 2021
Cообщество
«Конспирология»
16
Комментарии Написать свой комментарий
14 ноября 2020 в 17:08

И я разделяю точку зрения Марка Твена, который ещё в начале ХХ века ехидно заметил, что "если бы от результатов выборов что-то зависело, нас бы никогда никто к ним не допустил".
Поэтому факт остаётся фактом, - победу при капитализме = сатанизме всегда одерживает в первую очередь не тот за кого проголосовал народ, а тот кто нужен в данное время капиталу.
При этом если мнение народа и капитала совпадает, то это шоу воспевается как апогей демократии. А если наоборот, то здесь всё одинаково, что как Ельциным в 1996 году, что с Байденом сейчас.

При всём при этом на самом деле, - утверждение капиталом находящегося в явной деменции Байдена есть явное свидетельство тупика, - Точки, в которую вошёл весь этот ветхий звериный мир. А это значит, что с момента этого застоя уже началось его расточение.

1.0x