Сообщество «Информационная война» 13:49 2 марта 2022

И грянул бой...

Хроники информационной войны
1

Военное время обладает странным свойством: даже там, где не слышен рёв вертолётов, грохот ракетных ударов и вопли гражданских, волны этих звуков срывают всю фальшь. Под яркими масками обнаруживаются жуткие морды, благовидным эвфемизмам приходит на смену холодная прямолинейность, а обеспеченные и критически важные структуры в самый нужный момент оказываются бессильными и неэффективными. Военная операция на Украине с самого момента признания народных республик имела этот характер. Заседание Совбеза (которое, если верить особо зорким людям, смотревшим на положение стрелок часов Путина на видео с подписанием договоров, прошло уже после признания ДНР и ЛНР) многие политологи внутри страны трактовали именно так. По их словам, произошло чуть ли не принятие присяги в преддверии событий, которые неизбежно должны были произойти. Аналогичным образом последовавшие за этим признанием события показали, кто есть кто, как в масштабах мировой политики, так и на уровне локального театра информационной войны.

Международная реакция не стала сюрпризом – те, кто должен был осудить «беспрецедентный акт агрессии», осудили его, а те, кому полагалось призвать к миру – призвали. Нет смысла приводить шаблонные и заезженные формулировки, которыми пользовались внешнеполитические ведомства стран континентальной Европы и руководители этих стран, им нет числа. Тем не менее крайне любопытным был контраст между строгими и резкими осуждениями российской операции и нерешительными и кроткими попытками откреститься от тех, кого восемь лет убеждали в полной поддержке. Ряд брюссельских чиновников и высокопоставленных дипломатов западноевропейских стран порой умудрялись сочетать два вроде бы взаимоисключающих вектора в рамках двух-трёх предложений. Что же касается глав государств и руководителей европейских ведомств, заточенных на внутренние дела, ключевую роль в их речах, как ни странно, играли интересы их собственных стран. Почти везде отказ от наиболее радикальных санкций объяснялся стремлением обеспечить энергетическую и продовольственную безопасность Европы: Россия поставляет в западные страны нефть, газ и сельскохозяйственную продукцию. Заметьте разницу в риторике: раньше отказ от самых сильных санкций, насколько очевидно он бы ни был продиктован нежеланием навредить самому себе, всегда оправдывался намерением дать России пространство для манёвра. Предполагалось, что для России всегда может быть хуже. Сейчас всё иначе: Запад пошёл на самые мощные меры экономического воздействия. Ограничение использования евро, доллара и фунта вместе с заморозкой огромных объёмов российского золота в западных банках по нормам обожаемого политиками международного права считается объявлением войны. В добавок к этому, главами дипломатических миссий европейских стран было решено отключить Россию от системы SWIFT. Мера, которой, как финальным аргументом, СМИ стращали российское население с самого 2014 года, была преподнесена антироссийским фронтом как однозначная и сокрушительная победа. Потом тем не менее оказалось, что этот самый финальный аргумент коснётся банков, ранее подпавших под санкции: Сбербанка, Промсвязьбанка, Совкомбанка, ВТБ, банка «Открытие» и Новикомбанка. Пресс-службы некоторых из этих банков уже опубликовали заявления, где заверили, что отключение SWIFT не смертельно, хотя и ощутимо. Эксперты же утверждают, что, хотя полная переориентация России на аналогичные системы займёт некоторое время, сейчас это будет сделать намного проще, чем в 2014 году. Утверждалось, что сегодня доля внутренних расчётов, проходящих через систему SWIFT, составляет около 1/5, в то время как ещё в 2017-м этот показатель был в районе 4/5. Конечный пользователь не заметил этого изменения, что даёт смутную надежду на то, что отключение от глобальной платёжной системы является в большей степени шагом политического символизма. Важным механизмом воздействия со стороны Европы стало давление на авиаперевозки: для российских авиакомпаний было закрыто европейское небо (на что Россией немедленно были приняты ответные меры аналогичного свойства), а специальным решением Евросоюз запретил российским компаниям лизинг европейских самолётов. Пока сложно сказать, к каким результатам это приведёт – очевидно, билеты подорожают у всех, затянутость подобных санкций задушит российские и европейские авиакомпании, а на освободившийся и растущий после скорого конца ковида рынок нагрянут азиаты. При этом корпорация «Аирбас», лишившись постоянных платежей за почти восемь сотен самолётов, арендованных в РФ, будет вынуждена куда-то их пристроить или превратить Европу в кладбище авиалайнеров. Не стоит уподобляться нашим безыскусным пропагандистам, повторяя их тезисы 2014 года: несмотря на урон, который нанесут подобные меры Европе, от таких санкций мы ничего не выиграем, а ущерб будет несопоставим. Наши проблемы в этом случае будут куда серьёзней: производство современных пассажирских самолётов пока не налажено, а замену «Аэробусам» брать неоткуда, что в перспективе сделает авиаперевозки по самой большой стране мира существенно дороже. Проблемы со строительством самолётов будут стоять тем острей, чем реальней окажутся европейские угрозы отрезать Россию от рынка микроэлектроники. Да, уже пошли новости, что «Интел» и АМД – крупнейшие поставщики потребительских процессоров – прекращают поставки в РФ, но в перспективе такие новости значат мало. В отличие от острой и стратегически важной необходимости налаживать собственное производство подобного оборудования. Андрей Школьников в эфире «День ТВ» сказал, что сроки решения этой проблемы – 2025–2026 годы. Он связал это с суперпроектом Минпромторга и «Ростеха» по разработке процессоров, опирающимся на ряд нетипичных для традиционной микроэлектроники технологических решений. Государство вложило в этот проект 800 миллиардов рублей, что показывает серьёзность намерений. Но всё это потом, а в данный момент мы серьёзно уязвимы. Тем не менее даже здесь Россия имеет ответный рычаг давления. Сейчас – так уж сложилось исторически – почти все процессоры печатаются на Тайване, а сверхсложные станки для литографии микросхем собираются в Нидерландах. Но вся отрасль завязана на материалах, поставляющихся в том числе и из России. Так, треть всего палладия – критически важного компонента компьютерной памяти – на мировой рынок идёт именно из России. Гексафторциклобутен и неон, важные при выжигании транзисторов на кремниевой плите, тоже поставляются из РФ. Дальнейшее подорожание и без того дефицитных процессоров – сомнительная цена за желание поставить Россию на место, тем более что статус Тайваня как фактически независимого государства вот-вот может быть оспорен.

Новости о том, что китайские самолёты и военные суда вошли в территориальные воды и воздушное пространство острова высоких технологий, появились сразу же, как только украинское небо разрезали следы российских ракет. Тогда эти новости оказались ложью – ни Тайвань, ни США, ни Китай ничего подобного не говорили. Тем не менее спустя два дня Китай всё же начал прощупывать почву: тайваньское военное ведомство объявило о заходе китайской техники на территорию Китайской республики. Ничего серьёзного, но реакция Тайваня и США на подобные манёвры в такой момент даст Китаю понимание как военных, так и политических последствий шага, который назревал очень давно. Ясное осознание своего положения в глобальном противостоянии и чёткое выражение собственной позиции – роскошь, которую КНР стала позволять себе относительно недавно. Китайцы заявили, что война, конечно, плохо, но игнорирование легитимных требований РФ и осуждение стремлений закончить войну – куда хуже. Министр иностранных дел Ван И заявил, что санкции не решают, а лишь усугубляют конфликт. Наконец, китайские дипломаты занялись в соцсетях любимым делом российских публицистов: принялись переводить стрелки на США, вспоминая многочисленные «гуманитарные интервенции». Важнее слов оказались дела. КНР заявила о разморозке запрета на импорт пшеницы из России, выразила намерение купить российскую нефть в случае сокращения закупок европейскими покупателями, да и контакты всё в той же сфере микроэлектроники особенно ускорились за последние несколько месяцев. 25–26 февраля поползли слухи о том, что США якобы готовы признать Тайвань китайским в ответ на прекращение поддержки России. То, как широко эта информация разошлась по блогам именитых публицистов и даже ряду СМИ, показывает, что не все понимают принципиальную важность тайваньского вопроса для США. Торг, если Китай вообще на него пойдёт, должен будет проходить в других плоскостях.

Для Вашингтона украинский кризис одновременно похож и не похож на кабульский провал команды Байдена. В столице США, если судить по достаточно спокойной реакции, все давно понимали, к чему всё идёт. Отсюда берут начало бесконечные прогнозы вторжения (последний из которых, сделанный за четыре часа до начала операции, всё же сбылся) и столь же масштабные заверения в том, что никакого военного противодействия со стороны США или стран НАТО Россия может не опасаться. Заранее была проведена видимая эвакуация дипломатического персонала и невидимая, но наверняка осуществлённая эвакуация разведчиков, военных инструкторов, сотрудников биолабораторий и прочих критически важных специалистов американских предприятий, не терпящих лишнего внимания. Свою роль сыграла и тактика сил ВС РФ, не сумевших или не захотевших разыгрывать стандартный блицкриг с молниеносным взятием Киева. Словом, повтора коллапса афганского государства, который, кажется, стал для Вашингтона полной неожиданностью, не случилось. Мир не увидел ярких кадров вертолётной эвакуации с крыши американского посольства, тщетных попыток запрыгнуть на шасси улетающего грузового самолёта, морпехов, стреляющих в штурмующую ворота дипмиссии толпу. При всём этом следует понимать степень важности Украины для американского общества и вашингтонского истеблишмента. Да, она всем безумно интересна и важна, особенно после многих месяцев информационной накачки. Да, американская элита, особенно близкие к действующему президенту круги (как и он сам) много лет использовали Украину в схемах своего обогащения. Но с Афганистаном, куда США вторглись после глобального унижения 11 сентября, куда ввели американских солдат, куда вложили триллионы долларов, Украина не сравнится, а стало быть, крах украинского проекта не нанесёт по репутации Белого дома такой ужасающий удар, какой нанёс Кабул. Это дало Байдену моральное право с чистой совестью отправиться в отпуск, так что за исключением первого обращения президента США и его редких заявлений, отдуваться пришлось его команде. Команда, впрочем, не горела особым рвением – о новых санкциях со стороны конкретно США в течение четырёх дней объявлялось буднично, причём к львиной доле европейских санкций, типа того же закрытия авиапространства, американцы, не будь дураки, не присоединились. У руководства страны какой-никакой энтузиазм появился только с осознанием затянутости российской военной операции на Украине. А вне вашингтонской аристократии самым большим энтузиастом оказался некто Дональд Трамп. Сложно сказать, кто это такой – в Интернете пишут, что это бывший президент США, но трудно поверить, что у политика такого уровня нет даже аккаунтов в соцсетях. Последние несколько дней Трамп, раздавая многочисленные интервью и выступая на конференции консерваторов, щедро поливал грязью своего преемника на посту главы государства. По его словам, единственным президентом США в XXI веке, в период чьего президентства Россия ни на кого не нападала, стал именно он. Трамп упрекнул администрацию Байдена в «глупости напоказ», которой и воспользовалась Россия. Не забыл он упомянуть и катастрофическую ситуацию на южной границе США, откуда собираются отправлять в Польшу пограничников, на радость нелегалам. Речь, бьющая в такое количество болевых точек и произнесённая в такой момент – очевидная заявка на возвращение в большую политику. В свете чрезвычайно низкого рейтинга Байдена и слабого доверия электората к Демократической партии республиканцы могут получить большинство в Конгрессе уже к концу года, после промежуточных выборов в ноябре. После этого возвращение Трампа в Белый дом будет делом техники. Вашингтонская газета The Hill со ссылкой на Гарвардский центр политических исследований публикует данные опроса, согласно которым 62% американцев считают, что нападения не случилось бы, будь Трамп президентом. Не очень ясно, в чём состояла принципиальная разница подходов двух президентов к украинской проблеме, но пока кое-что указывает на второй шанс для оранжевого человека.

Товарищ Трампа по политической клоунаде и сосед США по Атлантике тоже увидел в происходящем второй шанс для себя. Падение рейтингов, вызванное бесконечной раскруткой внутри Британии темы с вечеринками Бориса Джонсона во время ковида, ушло в прошлое. На то были две явные причины. Первой стала отмена большинства и обещание скорой отмены оставшихся ковидных ограничений – теперь вся страна сможет превратиться в одну сплошную вечеринку. Вторым шагом стало куда более серьёзное, чем в США или Европе, нагнетание истерики о вторжении на Украину. Рейтинги поднялись, но положение Джонсона всё ещё шаткое: подлинным лицом Британии в медиапространстве стала Лиз Трасс, министр иностранных дел. Человек выдающейся некомпетентности, неоднократно выдававший неимоверные глупости, Трасс имеет амбиции уже скоро занять пост премьера. Об этом говорят как британские эксперты, так и ряд политологов у нас. В частности, это упоминал Константин Черемных. Лиз Трасс в своих риторических упражнениях пустилась во все тяжкие: пообещала «разорвать российскую экономику в клочья», одобрила перспективу отправки иностранных наёмников на Украину и предрекла конфликту несколько лет продолжительности. Сам Борис тем временем объявляет о горячей моральной поддержке Украины, но солдат посылать не хочет, ограничивается своей стандартной шизофренией в духе совмещения заявлений об «удушении России» и обращения по-русски к русскому народу: «Я не верю, что это от вашего имени». Острая – не в пример более острая, чем американская – реакция на украинские события указывает не только на желание британских политиков выслужиться перед Вашингтоном или собственными партиями. Дело может быть в том, как последние годы плавно перехватывалось управление украинским проектом. Постепенно очень многие рычаги влияния переместились из Вашингтона в Лондон. Дело зашло так далеко, что Британия осмелела и принялась формировать с участием Украины и Польши альянсы непонятного назначения. Британцы, очевидно, предполагали включить в этот альянс ещё и Турцию, с которой они работают куда плотнее, чем кажется. Таким образом, США в ходе своего давно запланированного ухода из Европы (об этом последние пару лет писали даже проамериканские ресурсы) оставили контур антироссийского давления на аутсорс Британии. И вот у Британии пытаются увести из-под носа один из самых важных и наиболее болезненных элементов этого контура. В свете этого гнев, обида и желание мести любой ценой вполне оправданы.

Военная операция мгновенно перевела западные и восточные структуры информационного воздействия в режим повышенной продуктивности. Вечером 27 февраля Павел Дуров написал в «Телеграме», что рассматривает возможность приостановки работы телеграм-каналов – настолько мессенджер утонул в дезинформации. Несмотря на то, что Дуров вскоре передумал, показательная нейтральность «Телеграма», нежелание применять цензуру к той или иной стороне, превратили сервис в поле боя. В ответ на российские чаты, где местные могли делиться сведениями о передвижениях украинских войск, киевские информвойска реагируют мощной атакой по самым разным направлениям. Фальшивые учётные записи атакуют чаты, заваливая их расчленёнкой и порнографией, боты массово кидают жалобы на неугодные каналы, пользователей без их ведома закидывают в наполненные новостями про «десятки тысяч убитых российских солдат» группы, поливают грязью и вводят в истерику. «Информвойска» – вовсе не фигура речи. 72-й центр информационно-психологических операций ССО Украины, если верить фотографиям, был уничтожен во время обстрелов, но за годы активной деятельности успел наплодить множество верных последователей и заложить в наше инфополе множество бомб. Дело их рук – новости о трёхстах погибших в «Зимней вишне» в 2018-м, бесконечное нытьё про закрытые шахты в ДНР и горячая поддержка всех протестных выступлений в России. Сейчас же недобитки «украинского Ольгино» разгоняют фейки один изобретательней другого. Банальщину – типа фальшивых писем русских солдат домой в духе «мама, приезжай и меня забери» – даже не стоит брать в расчёт. В ход пошли любимые приёмы ныне покойного Тымчука: «враг потерял 83 тысячи бойцов, наши потери – насморк у одного». Чем абсурднее и несогласованней, тем лучше: в одну ночь заявили о трёх сбитых ИЛ-76 ВС РФ, на следующий день сказали о втором сбитом ИЛ-76. Разумеется, ни видеодоказательств, ни, как любят говорить украинцы, фотофактов, предоставлено не было. Доказательства вообще оказались слабым местом обеих сторон, но на множестве фальсификаций ловили только одну. Самым ярким примером стала история с островом Змеиный на морской границе Молдавии и Украины. Украинские СМИ поведали историю о тринадцати пограничниках, доблестно пославших известно куда российский военный корабль, а затем принявших геройскую смерть. Позже выяснилось, что их было не 13, а 82. Они не погибли, а сдались. Да и вроде как никого никуда не посылали. Словом, как в известном анекдоте, не в лотерею, а в карты, не машину, а квартиру и не выиграл, а проиграл. Причём факт сдачи пограничников подтвердило и Минобороны Украины, но пропаганду это ничуть не тронуло: на самых разных уровнях агонизирующей системы начал навязываться искусственный и натужный мем с посыланием российского корабля. Другой мем – медиавирус, иными словами, – связан с нелепой попыткой вбросить фейк про умелого украинского пилота. В новости фигурировал лётчик, сбивший в ночном бою над Киевом 6 вражеских самолётов (словно сейчас 1943-й) и получивший прозвище «Призрак Киева». В подтверждение такого бреда – и это не шутка – приводилось видео из игры «Арма 3», имитирующее съёмку с земли, но выдающее чрезмерную чёткость компьютерных текстур и нереалистичные движения. Нелепость и лживость подобной байки накликала внимание англоязычных посетителей телеграм-каналов и анонимных форумов – они принялись выдумывать абсурдные подробности. Так, оказалось, что «призрак Киева» на самом деле был темнокожей женщиной-трансгендером, сбившей (или сбившим) 26 самолётов, севшей и голыми руками перебившей ещё взвод «оккупантов». Информвойскам пришлось играть по правилам Кадырова и пугать и без того паникующих украинцев злыми чеченцами: по их словам, кадыровцы проникли во все города Украины, ходят по улицам и водят машины, а для конспирации одеваются в обычных мужчин и женщин, а иногда и в детей. Таким нехитрым образом оправдывается анархия, охватившая окружённые украинское города: в Киеве, Харькове, Одессе и Мариуполе счёт убитых в перестрелках, замученных и казнённых на месте «кадыровцев» и «российских диверсантов» растёт не по дням, а по часам, а виновата во всём Россия, чьи войска на момент кровавых расправ вооружённых кретинов над гражданскими стояли за пределами города. Единым фронтом с украинскими фейкомётами выступили – кто бы мог подумать! – соцсети. Помимо обычной в таких ситуациях односторонней цензуры, «Фейсбук», «Инстаграм» и «Твиттер» взялись за прямое содействие в распространении фейков. Так, в «Инстаграме», где запрещена реклама от российских государственных СМИ, размещаются посты от имени канала «Россия 24», у которого отродясь не было своей страницы, или от агентства «РИА Новости». Посты носят панический характер: нужно срочно снимать валюту, Мишустин признался в отсутствии денег у России, бюджетникам нечем платить зарплату. Вялость и пассивность Роскомнадзора, не намеренного в критический момент блокировать очевидно вражеские источники информации, принесла плоды: 27 февраля «Тикток» наводнили видео с москвичами, стоящими в очередях к банкоматам. То, что им никто не объяснил реальное положение вещей, – заслуга в том числе и российской пропаганды. Пока столкновения на полях сражений ежедневно демонстрируют доблесть и мастерство наших солдат и командиров, организованные и заряженные бойцы информационного фронта не просто проигрывают схватку за умы — кажется, что они вообще не явились на фронт.

Единственным в рядах государства надёжным источником новостей о ходе боевых действий является пресс-служба Минобороны. Один или несколько раз в день генерал-майор Игорь Конашенков сухо зачитывает факты о ходе спецоперации, что тут же разлетается по СМИ, блогам и ТГ-каналам. Но современные войны не ведутся фактами, их выигрывают эмоции! Наши пропагандисты говорят про братские народы, подлых бандеровцев, использующих гражданских как живой щит, про ВСУ-шников, которых вышеупомянутые бандеровцы заставляют бежать в атаку, выступая в качестве заградотрядов. Всё верно. Но клише и шаблоны 2014 года сыграли с российскими СМИ злую шутку: спустя пару дней после начала спецоперации оказалось, что мало кто горит желанием встречать российские войска цветами и караваями, а приказы как можно меньше бить по живой силе ВСУ и даже во вред себе избегать урона живым кварталам были восприняты в лучших традициях восточной политики – как слабость. Люди, желающие прекрасного образа действительно праведного освобождения близкой страны от страшной заразы, получили слишком мало такого рода видео. Современную войну выигрывает картинка – так почему украинская пропаганда, чей штаб был разгромлен, действует на информационном фронте куда успешнее? Всё, чем смогли обосновать нашу военную операцию люди, получающие огромные деньги за идейное сопровождение действий государства: утомившие публику рассказы про фашистов из полка «Азов», бесконечно долгие и нудные исторические экскурсы и письма от жителей Харькова, Одессы и Киева, которые с нетерпением ждут прихода ВС РФ. На момент 27 февраля самым мощным образом российской операции стало видео с митинга в Грозном, где кадыровцы – на этот раз настоящие, а не пришедшие из буйных фантазий украинских ботов – выстроились ровными рядами и скандировали: «Ахмат – сила». Пиар-команда из Чечни пока единственная с российской стороны достойна похвалы. Что же касается традиционных российских СМИ, ориентированных на международную аудиторию, централизованная и косная система воздействия на умы с каждым днём всё больше доказывает свою неэффективность, а массовые запреты на вещание и блокировки по всей Европе и Северной Америке делают задачу достучаться до иностранной (читай: западной) публики куда сложнее. Однако именно здесь в бой вступают добровольцы. Рассредоточенные, неструктурированные, работающие на голом энтузиазме стрингеры, военкоры, добровольцы, случайные авантюристы, все эти ополченцы информационной войны, – все они делают для оперативного и красочного освещения ситуации куда больше крупных СМИ. В условиях беспрецедентного идеологического давления со стороны врага не нужно судить тех юнцов, что массово высыпали протестовать против войны в Москве и Петербурге: они, как и сторонники Навального, как и жаждущие честных выборов являются не более, чем напуганными детьми (иногда запертыми в телах 30-летних мужчин и женщин), лишёнными наставления и направления от государства, не озаботившегося их воспитанием. На место нравственных авторитетов пришли лицедеи, привычно наплевавшие на действия ВС РФ. Этот массовый интернет-пикет знаменитостей в первый день операции наделал едва ли не больше шуму, чем сама операция. Валерий Меладзе, Иван Ургант, Светлана Лобода и прочие "достойнейшие" люди немедленно принялись выступать с заявлениями — суть слов вкратце сводится к тому, что им очень стыдно быть русскими. Острая реакция аудитории стала для них большой неожиданностью. Культурная элита внезапно обнаружила, что задела в людях что-то очень личное, что-то не выразимое словами, картинками или репортажами скучных пропагандистов. Отчасти именно с этим связано изменение тональности деятелей культуры в дальнейшем – уже на второй день операции Николай Басков, от которого мало кто ждал подобное, выступил с поддержкой Путина, после чего к нему присоединились некоторые другие артисты. Система оперативной реакции либеральной интеллигенции на всё подряд выстраивалась годами, но после первых нескольких дней буйства в соцсетях скатилась к банальному лепету «нет войне» и «мы за мир». Нет смысла лишний раз взывать к совести этих людей, напоминая, что война шла с 2014 года: подобные убеждения для них под страшным запретом, ведь они открывают риск потери таких привилегий, как регулярные выступления в западных странах, недвижимость за границей и благосклонность внутрироссийских же либеральных кругов.

Едва ли для кого-то, знакомого с событиями последних лет, на самом деле стала сюрпризом демаскировка последних дней. Все, кто выглядел предателями, оказались предателями; все, чей профессионализм вызывал вопросы, оказались бесполезными и неэффективными; все, казавшиеся врагами, действительно открыто выразили свою враждебность; все, кто намекал на партнёрство, начал сотрудничать. Военная операция, в ходе которой наше государство повело себя нетипично резко, решительно и дерзко, даёт надежду на выработавшееся где-то в глубине коридоров Кремля, АП, Правительства, Думы или СФ умение верно расставлять приоритеты, формулировать интересы страны и следовать им до последнего. Украинцы были правы – весь мир действительно с ними, если исключать из мира всё, находящееся за пределами Европы и Северной Америки. Но не в ситуациях ли, когда против России создавались огромные коалиции, шли армии с пёстрыми морями знамён и восставали орды клерков и банкиров, ковались наши величайшие победы?

Фото: обложка журнала Time от 11 сентября 1995 года: "Заставить сербов повиноваться. Массированные бомбардировки открывают дверь к миру". В отличие от вооружённых сил западных стран, Россия жилые кварталы не бомбит

Cообщество
«Информационная война»
62
8 января 2023
Cообщество
«Информационная война»
2
Комментарии Написать свой комментарий
4 марта 2022 в 20:11

Надо назвать вещи своими именами: Запад - соучастник геноцида в Донбассе, и все его руководители, причастные к этой фашистской политике должны предстать перед судом народов

1.0x