Сообщество «Учебный космос России» 16:02 30 мая 2020

Гуманитарное космосознание. Классик русского космизма Сухово-Кобылин.

Русский космический Всеобуч.  ГУМАНИТАРНОЕ КОСМОСОЗНАНИЕ. КЛАССИК РУССКОГО  КОСМИЗМА СУХОВО-КОБЫЛИН.

  ГУМАНИТАРНОЕ КОСМОСОЗНАНИЕ. КЛАССИК РУССКОГО  КОСМИЗМА СУХОВО-КОБЫЛИН.

 

 

………………………………………………………………………………………………..

Из архива «Учебного космоса России», «Учебной книги России», «Гуманитарного космосознания, бюллетеня-еженедельника дистанционной общественной кафедры истории развития гуманитарно_космических технологий» (Троицк-в-МОСКВЕ)

……………………………………………………………………………………………..

       К 200-летию со дня рождения классика космизма,

                                                       драматурга  СУХОВО-КОБЫЛИНА

                                 СЕНСАЦИИ ВСЕМИРА:  «космический уклон»

                                              СУХОВО-КОБЫЛИНА

   Пушкинскую укоризну о соотечественниках (мол, ленивы и нелюбопытны) любят повторять; но извлечён ли нравственно-духовный урок потомками гения  – вот вопрос… Остаются безответными призывы страноведов, регионоведов, краеведов к Минкульту, Минпросу, префектурам, губернским «столоначальникам»  отметить тот или иной светло-печальный юбилей… Появился бюрократически-глобальный термин «в пределах компетенции»; к нему прибегают чиновники, сочиняя «отписки»…

   Вот и сейчас недоумение: почему бы не отметить 200-летие классика мировой драматургии, выдающегося философа-космиста Сухово-Кобылина?..

   ИЗ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИХ  СТАТЕЙ

Сухово-Кобылин родился в богатой дворянской семье в селе Воскресенское (Поповка) Подольского уезда, Московской губернии (ныне — поселок Птичное, Троицкий административный округ города Москвы). Лучшие дни своей молодости он провёл в этой деревне.

В 1834 году в шестнадцатилетнем возрасте Александр Васильевич Сухово-Кобылин поступил на физико-математическое отделение философского факультета Московского университета. Он изучает математику, физику, химию, астрономию, минералогию, ботанику, зоологию, сельское хозяйство и философию, которую потом изучал в Гейдельберге и Берлине. Получает золотую и серебряную медали за предоставление на конкурс сочинения (одно математическое «О равновесии гибкой линии с приложением к цепным мостам», другое — гуманитарного характера).

В доме отца, ветерана войны 1812 года, постоянно бывали молодые профессора Московского университета — Надеждин, Погодин, Максимович, Морошкин и другие, дававшие уроки его сестре, известной впоследствии писательнице Евгении Тур (графиня Салиас-де-Турнемир).

В 1830-х годах Сухово-Кобылин учился в Московском университете на физико-математическом отделении (окончил в 1838 году) и пристрастился к философии, которую изучал в Гейдельберге и Берлине.

                                                                                                                                     

                                                               1. 

                               НЕОЖИДАННОЕ: РУССКАЯ ЖОРЖ САНД, ДЮМА

                                           И  МОСКОВСКАЯ  АТЛАНТИДА.

 

                                                                                   …Тянулся  за  рекою  дол,

                                                                                   Спокойно,  пышно  зеленея;

                                                                                   Вблизи  шиповник  алый  цвел,

                                                                                   Стояла  тёмных  лип  аллея…

                                                                                            Н. П.  О г а р ё в.

                                                                                          «Обыкновенная  повесть».

                                                        «Воскресенки…Я вдохнул в себя и воздух и тишину этой

                                                         мирной  картины и подумал – вот оно где мелькает и

                                                         вьется  как вечерний туман, это счастье, которое иной

                                                         едет искать в Москву, другой – в Петербург, третий – в

                                                        Калифорнию. А оно вот здесь, подле нас вьется каждый

                                                        вечер, когда заходит и восходит солнце, и вечерний пар

                                                        оседает на цветы и зелень луговую».

                                                                    (из мемуаров  А. В  С у х о в о – К о б ы л и н а).

 

                     1.  «ВОСКРЕСЕНСКАЯ  ШВЕЙЦАРИЯ». Словесно-выразительный

                                  и художественно-живописный «п о р т р е т» 

                                        Воскресенского  и  Десны-реки

 

   Даже самые любознательные и дотошные краеведы и регионоведы лишь совсем недавно могли прочитать эти тексты, позволившие «прикрепить» к определённым ландшафтам, «своим» территориям  события исторически и цивилизационно весомые, судьбоносные.

Вот, например, то же  незаслуженно забытое-перезабытое Воскресенское на Десне-реке…

   Совсем недавно вошли в научный и просветительский обиход мемуары писательницы, которую современники называли «русской Жорж Санд», а именно Евгению Тур (урожденную Сухово-Кобылину).

 

«У моего отца было подмосковное имение… Оно находилось…между старой и новой Калужской дорогами. Эта Каменка была известная дорога, хотя и не столбовая, но и не проселочная… Итак, от Каменки влево – Воскресенское, отстоявшее от Москвы на 25 верст. Описать Воскресенское трудно. Оно осталось в моей памяти, как оазис в пустыне, как Эльдорадо, как блеск маленького земного райка…».

«Попытаюсь описать словом таким, каким, говорят, купил его мой отец в первый год своей женитьбы, таким, каким я помню это имение в мою молодость и детство. Въезжая в имение, вы ехали по широкому настоящему шоссе из щебня, устроенным моим отцом. Направо… вырисовывалась при самом въезде старинная, белая, небольшая каменная церковь. За нею, отделяя ее от сада, находился зеленый овраг, и через него – мост из белого камня. За мостом  с одной стороны – деревянный дом с зеленой крышей, больница, а с другой – берёзовая роща… Потом опять вниз, и по сыпучему песку скатишься к реке»

 

«По краю шли только метки. Круча была взаправду круча, и спрыгнуть с нее было небезопасно, несмотря на сыпучий песок»

 

«Барский двор стоял на одном конце в глубине полукруглого  двора. За ним тянулся Итальянский сад  с липовыми аллеями, темными и сырыми, и с широкой аллеей перед самым домом посредине из берез к берёзовой роще. Берёзовая роща, как и весь остальной сад, примыкала к реке».

«За Итальянским садом направо раскинулся великолепный, веселый, роскошный Английский сад, с огромными лугами и довольно большим длинным прудом посредине. Различные деревья украшали его; на краю сада – огромный серебристый затон, на котором была поставлена зеленая скамья. Вообще скамей было вдоволь… Мать моя любила Английский сад, и с особой любовью занималась им.. Он прилегал одною стороною к речке, другою – к оврагу, отделявшему церковь, шедшему к Итальянскому саду и к Воскресенской Швейцарии. С другой, левой,  стороны Итальянского сада находились оранжереи, теплицы и грунты6 им не было числа…».

 

«Я забыла гордость моей матери. У ней поспевали вишни в марте, персики в феврале, ананасы в январе… у ней цвели все растения Юга, громадные кактусы (cactus  grandiflora), пионные деревья, магнолии величиною с небольшую березу и злаки всех пород; словом, в её теплицах нашлись бы все редкие растения любого ботанического сада»

 

«Если мне не изменяет память, я скажу, что теплиц и оранжерей было не менее восьми или десяти. Всякий подумает, какое надо состояние, чтобы содержать и развивать всё это при русском климате, но в то время думалось иначе: «У меня садовники свои, - говаривала мать моя, жилицы заняты нашим лесом, а в феврале, к Пасхе я продам Слоеву (известному купцу – В.Ш.) на верные тысячи рублей и больше… тысячи не безделица, а мы продаем только лишние фрукты и оставляем для себя вволю персиков и вишен, и  земляники».

«Действительно, Слоев являлся всякий год и заключал условие. Ему высылали фрукты, но их доставало и на нашу долю. Я помню, что я не находила вкус в ранних персиках, но зато с каким наслаждением съедала огурцы с солью, приехавшие из Воскресенских теплиц вместе с персиками. Бывало, позовут в кабинет отца, а там на столе в горшках цветочных сложенные в охапки – пирамиды персиков, абрикосов и в зеленых перьях земляника. Он вынимал её по ягодке, тер сам и одаривал нас поочереди».

 

                                              «Русская  Жорж  Санд»   на Десне  и  Москве-реке

 

   К о б ы л и н ы  вели своё происхождение от боярина Андрея Кобылы, родоначальника царской династии Романовых. Предки будущей литературной знаменитости по отцовской линии играли весомую и высоко оцененную роль ещё при дворе царя Ивана Грозного.

 

   Первое упоминание – в писцовых книгах 1627 года.

1701 год в селе построена церковь Воскресения Христова. В ХУ111 веке село принадлежало сподвижнику Петра 1 – Петру Михайловичу Бестужеву-Рюмину1728 год. Село Воскресенское (Поповка тож)  с деревнями купил любимец и ближайший сподвижник Петра Первого – генерал-аншеф Павел Иванович Ягужинский, после кончины которого имением владела вдова Анна Григорьевна; вскоре она стала женой графа и обер-гофмаршала Бестужева-Рюмина. Анна Григорьевна – личность трагическая: в 1743 году её по так называемому Лопухинскому делу приговорили к колесованию, но императрица Елизавета Петровна проявила монаршескую милость и сострадание, заменив казнь ссылкой. Имение при этом было конфисковано, но уже в 1755 году Воскресенское с деревнями было возвращено сыну графа Сергею, который почти сразу продал его. Новый владелец усадьбы – знаменитый фаворит императрицы Елизаветы Иван Иванович Шувалов. Так что Воскресенское – исторический свидетель деяний покровителя и друга Ломоносова, первого куратора Московского университета, позднее президента Академии художеств.

 

                 Десна… Красная Пахра… Нара…  Герои Отечественной  войны 1812 года

                                                      …шли же племена,

                                                       Бедой России угрожая:

                                                      Не вся ль Европа тут была?

                                                      Кичась, они забыли ныне…

                                                      Победа! Сердцу сладкий час!

                                                      Россия! Встань и возвышайся!..

                                                                                               А. С. Пушкин.

                                                      «…Отныне… и река Нара будет для нас так же

                                                       знаменита, как и Непрядва, на берегах которой

                                                       погибли бесчисленные ополчения Мамая…»

                                                                                                (из письма М.И. Кутузова)

   Хозяин Васильевского и окрестных деревень (степенный, с гордой осанкой, седовласый полковник- конноартиллерист в отставке) – один из легендарной когорты эпохи наполеоновских войн.  Олицетворение «героя времени», «живой Истории самой». В 1799 году произведен в офицерское звание при Гвардейской Конной Кавалерии; с 1811-го – подполковник 4 Запасной Артиллерийской Бригады. В битве народов, сражении под Аустерлицем был ранен (потерял глаз). Обстреливал из своих орудий Париж, а 19 марта 1814 года вступил во французскую столицу в триумфальном авангарде русской армии (под начальством графа Петра Палена).  Георгиевский крест четвёртой степени вручал ему великий князь Константин Павлович, а прусский орден «За достоинство» получен им из рук героя Ватерлоо прославленного фельдмаршала. В 1814 же году в чине полковника вышел в отставку. Авторитетного боевого офицера избрали предводителем дворянства Подольского уезда Московской губернии.

   Воскресенское. Староникольское. Вороново. Валуево. Филимонки. Красная Пахра… Москва-река, Нара, Десна, Пахра… Они хранят благодарную память о Кутузове и Ростопчине, Милорадовиче и Фигнере, Паскевиче и Барклае де Толли,  Платове и кавалерист-девице Дуровой…

                    

                        «Русская  Жорж  Санд»  с  Десны  и  Москвы-реки

                                                       «Сальяс, графиня Елизавета Васильевна… стоит

                                                        во главе современных русских писательниц.

                                                        Произведения её известны всей читающей публике…»

                                                              ( из «Словаря русских писательниц за 1865 год»).

 

                                                             Вы были девочкой, а я уж юношей, так мы расстались;

                                                        с тех пор и молодость моя и ваше детство миновались.

                                                        И вот опять я встретил вас… Ну, что ж вы делали?

                                                        как жили? Не скроете – из ваших глаз я узнаю,

                                                        что вы любили, что с сердцем страсть была дружна.

                                                        И познакомилось страданье, и жизнь, быть может,

                                                        лишена давно для вас очарованья… Не правда ль,

                                                        страшно схоронить любовь, которой сердце жило.

                                                        И пошло, холодно забыть и страсть, и грусть, и всё,

                                                        что мило? Ещё страшней сказать  себе, что все

                                                         проходит непременно, что в человеческой судьбе

                                                         так надо, так обыкновенно… Но вы признайтесь, -

                                                         вам ведь жаль души прошедшую печаль?                              

                                                             Николай  О г а р ё в. « К  Е.В. Салиас». 1839 – 1841.

 

   Конечно же,  это имя, эта биография, эта творческая индивидуальность  имеет право быть названными сегодня (хотя бы в учебно-просветительских кругах с «гуманитарным уклоном»). С трудом, но мы  всё-таки избавляемся от вульгарно-социологических схем «свой – чужой», «наш лагерь – их лагерь». «Движущаяся панорама» минувшего, «потревоженные тени» былого, «диалектика души героев своего времени», «воспоминание о бущущем»… Движение времени… Шаги Истории самой… Факты, лица, коллизии, философско-психологические «линии»…

   Архивы и библиографические разыскания открывают всё новые и новые «тайны», «загадки», «тропы», ведущие к  деяниям и судьбам судьбоносным, неординарным, недюжинным… «Большое» и «малое»… Классика «большая» и классика «малая»…

Судьбы незаслуженно забытых, пренданных несправедливому забвению… А ведь в них – немало поучительного…

   Исполнилось 200 лет со дня рождения писательницы Евгении Тур (Салиас-де-Турнемир)… Автор «Былого и дум» Александр Герцен отзывался о ней как о натуре «доброй и экзальтированной». «Литературной амазонкой» дружественно именовал её Салтыков-Щедрин.

    Евгения Тур занимала принципиальную позицию, когда дело касалось исповедуемых ею нравственно-духовных ценностей. Так, она «ополчилась» на И.С. Тургенева, которого ранее боготворила. – «Неужели всё молодое поколение, эта надежда России, эти живые, зрелые силы, эти ростки и соки должны походить на Базарова, Аркадия или Ситникова?»_ полемически вопрошала она, негодуя: «лучшие исключения из старшего поколения в отцах, а самые уродливые из молодого – в сыновьях, детях».

 

   Затем последует целое «ожерелье» её сочинений: повести «Долг», «Две сестры» (1851), «Заколдованный круг» (1854), «Старушка» (1856), «На рубеже» (1857), «Цветочница», а также  солидный роман «Три поры жизни» (1853 – 1854). Она проявила себя и как незаурядная публицистка (1856 – она заведует беллетристическим отделом журнала «Русский вестник»). На страницах журналов появляются её эссе, очерки, статьи, обзоры о жизни и деятельности иностранных авторов. В 1860-ом она уходит из «Русского вестника» по принципиальным идейным соображениям. Дмитрий Писарев заметил тогда, что «Русский вестник»  «не уважает умственной самостоятельности своих сотрудников».

В 1861-ом она создаёт собственный журнал «Русская Речь».

   Лучшие издания России охотно публикуют её («Библиотека для чтения», «Отечественные Записки», «»Северная Пчела»). Чрезвычайно любопытна её статья о Ф.М. Достоевском, опубликовавшем к тому времени первые свои крупные вещи; критик обнаруживает при этом тонкое и глубокое философско-эстетическое чутьё.

                  Воскресенская  «Buch  der  Liebe» ( «Книга  любви»)  Н. П. Огарёва

                                                                     …Я вас люблю! Но не скажу вам

                                                                       Ни слова про любовь мою,

                                                                       И этих строк не покажу вам

                                                                       И всё в себе я затаю.

                                                                       К чему слова? Люблю я тщетно,

                                                                       Любовь моя вам не нужна,

                                                                       И лучше, если незаметна

                                                                       Для вас останется она.

                                                                       Вы будете моей мечтою,

                                                                       И заплачу я в жизни сей

                                                                       Моей безвыходной тоскою

                                                                       За тщетный сон души моей.

                                                                          Н и к о л а й  О г а р ё в.

                                                                            «Я вас люблю! Но не скажу вам…». 1841.

   Адресат этой лирической исповеди – Евдокия Сухово-Кобылина. Она стала Прекрасной Дамой  поэта.  - «…И всё родней становится душа  с таинственной глубокой жизнью духа. Тружусь я днём, над книгой ночь сижу и в черных буквах на бумаге белой ищу я мысль и ясный, верный образ, и жизнь моя идёт полна, ровна…

Но иногда внезапно дрогнет сердце, в груди внезапный трепет пробежит, не вижу букв, не понимаю мысли…

Иное чувство душу повернет, и в памяти иной проснётся образ. И снова вы, вся вы передо мною! Не отвожу от призрака я взора и чувствую глубоко, что люблю.

И что люблю я бесконечно трудно! Но и расстаться с чувством не могу. А на душе так  чудно – грустно-грустно…» (1844).

   Огарёвская «Книга любви», его любовно-романтическая, философско-психологическая лирика  способствовали «пробуждению» чувств и настроений автобиографического героя-повествователя «Тёмных аллей»Ивана Алексеевича Бунина. В новелле, давшей название всему бунинскому циклу рассказов-шедевров,  Бунин «вплетает» в художественно-психологическую стилизацию  образы и метафоры огарёвской  «О б ы к н о в е н н о й

  п о в е с т и»: «Была чудесная весна! Они на берегу сидели – река была тиха, ясна, вставало солнце, птички пели; тянулся за рекою дол, спокойно, пышно зеленея; вблизи шиповник алый цвел,  стояла   т ё м н ы х   л и п   аллея…

Была чудесная весна! Они на берегу сидели – во цвете лет была она, его усы едва чернели…                                   «…мне мил язык любви первоначальной…»  «»осталось, для людей закрыто, что было там говорено, и сколько было позабыто»

 

   …Воспоминания о летуче-прекрасных мгновениях… - «А помните, как амазонкою вы смелой летели на коне… Я ехал возле вас… Зеленый ваш вуаль порхал вкруг шляпки белой… Но вот испуганный ваш конь, остановись, вдруг ринулся назад. За вами поскакал я и бледен был, как смерть, и в страхе весь дрожа. Вы тут любовь мою невольно увидали, и в этот вечер стали вы со мной нежней…». Сентиментально-романтическая акварель воспоминаний… «Диалектика души», тонко и глубоко  чувствующей… Изобразительно-выразительная пластика метафор, эпитетов, сравнений… -  положен «А к утру я заснул так сладко, так раздольно, как будто б  ангел сон напел мне песней вольной» (1842).

 

   …Рим. Тёпло-лучезарный день… Но воспоминания о Васильевском, о Десне светлой печалью тревожат сердце… - «Воспоминанье живо мне чертило Весну такую же в моей родной стране. И как-то хорошо и грустно было мне. Таким же воздухом дышал я над рекой, Где вместе мы на берегу сидели, Березы белые, склоняясь над водой, Купали лист зеленый и шумели. Тепло и радостно встречало утро нас, И резво птички пели… Я глядел на вас. Я в упоении, дыханье притая, глядел на вас, и сердце сильно билось… И первый ландыш вам в то утро сорвал я – и что с тех пор с моим цветком случилось? Увядший ли давно, заброшен вами он?. Иль тихо в книгу он на память положен…».    «О! дорого б я дал, чтоб снова в тишине, там, у берёз, где робко льются волны, весною с вами мог сидеть наедине. И слушать бы, очарованья полный, и листьев лёгкий шум, и звуки ваших слов. И жить, и замирать в чаду волшебных снов!»(1843).

 

                                   Драматург, философ, математик, инженер

 

                                 Этюды  Воскресенского…  Первая  в  России

                                      профессиональная  художник-женщина

 

                                                                             «Все лица прежние, картины прежних лет 

                                                                              Передо мной проносятся, как тени…»..

                                                                                                   Николай  О г а р ё в

 

        В художественной культуре России  она занимает скромное, но заметное место. Энциклопедии и библиографические своды характеризуют  Софью Васильевну Сухово-Кобылину (1825 – 1867), как «русскую художницу, ставшую первой женщиной, окончившей Императорскую Академию художеств с золотой медалью».

                                                               (продолжение  следует)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Материал для второй, третьей и части четвёртой полосы

 

 

 

              Большая  Москва  и  Отечественная 

                             война 1812 года

             (нравственно-духовные уроки, неотложные

                                 задачи  и перспективы)

 

 

Фотография: И.Слепович, В.Шахов. Интервью.

                                                                                                                                                     

 

                     Главный редактор общественно-политической газеты «Городской округ

Троицк»   Игорь  Александрович  Слепович  беседует  с  профессором, доктором филологических наук, лауреатом Карамзинской, Есенинской и Бунинской премий, отличником просвещения,  членом Союза писателей

России и Союза журналистов РФ, известным регионоведом и краеведом Василием Васильевичем Шаховым, автором книг по культурологии, эстетике, этике, нравственно-духовному воспитанию, методике и методологии регионоведения.

           

 

Игорь Слепович:  Василий Васильевич,  прошло празднование  Дня Москвы. Москвичи и все наши соотечественники  отмечают  Двухсотлетие Бородинской битвы… Впервые День столицы отметили  жители  Троицкого и Новомосковского административных округов…

Проф. Шахов: Да, есть превосходный повод поразмышлять о многом в контексте  чествования героев судьбоносных событий… Истоки и горизонты…  Очаги и алтари… Уроки истории государства Российского…

Игорь Слепович:  Как это сказано у поэта: «И современники и тени в тиши беседуют со мной. Сильнее стало ощущенье шагов Истории самой…». Конечно же, особая забота о том, чтобы в нравственно-духовный мир нашего современника вошло глубокое знание исторических событий Отечественной войны 1812 – 1814 годов…

Проф.  Шахов: Вот именно… Светло-печальное эхо  из исторических глубин двухсотлетней давности  доносит до нас гул   Бородинского сражения…  «Бородино! Бородино! На битве исполинов новой ты славою озарено, как древле поле Куликово»»…

Игорь Слепович: Особую воспитательную ценность имеют свидетельства участников, очевидцев, современников тех воистину судьбоносных, духоподъёных событий… Я вот перелистываю Ваш альманах «Москвоведение и Отечественная война 1812 года»… Раздел -  «Великие тексты – священная память»…

Проф. Шахов:  Да, мною отобраны тексты самих участников «прогнания французов из Отечества». Широко известные, хрестоматийные сочинения и малоизвестные, впервые вводимые в научный и просветительский обиход… Державин и Крылов, Жуковский, Баратынский, Батюшков, Анна Бунина, Фёдор Глинка… Убеждён, что читатель ХХ1 столетия, формируя свою активную жизненную позицию, найдёт много нового, волнующего, нравственно обогащающего в философско-психологических  «свидетельствах»  Дениса Давыдова и Василия Капниста, Михаила Милонова и Александра Востокова, Кондратия Рылеева и Семёна Раича. Замечу кстати, что эти имена, эти биографии имеют прямое отношение к Большой Москве…

Игорь Слепович: Как Вам видится решение актуальных, злободневных проблем, связанных с тем, что в 2012 – 2014 годах будет (надеемся на это) широко отмечаться победа русского воинства  в противостоянии с объединенными Наполеоном силами, мечтавшими о порабощении России?                                

Профессор Шахов: Хотелось бы привлечь  внимание  общественности к дополнительным мерам, связанным с 200-летием Отечественной войны 1812 года. Кратко изложу суть моих предложений:  Заслуживает, конечно же, памяти потомков одно из важнейших событий  того времени, а именно Кутузовский маневр после Бородинского сражения и оставления Москвы, который подготовил знаменитое Тарутино и последующие победы нашего воинства. В сотнях документов и исторических источников значится  КРАСНАЯ ПАХРА, которая на некоторое время стала эпицентром  судьбоносных событий.  «ГЛАВНАЯ КВАРТИРА ПРИ СЕЛЕНИИ КРАСНАЯ ПАХРА» - официальное название места сосредоточения русских войск. Здесь состоялся Военный Совет, предопределивший задачи перехода к наступлению. Сюда прибыл посланник императора Александра Первого с планом дальнейших действий. В альманахе «Москвоведение. Красная Пахра», который только что увидел свет,  приводятся красноречивые факты, которые побуждают нас внести предложение: в сентябре заложить памятный камень в Красной Пахре на месте будущей стелы  «1812. Главная квартира при селении Красная Пахра».

Игорь Слепович: Как Вы знаете, в самой Красной Пахре кое-что предпринимается… В частности, открыт  монумент М.И. Кутузову…

Проф Шахов: Всяческие похвалы  местному самоуправлению… Но мне хотелось бы сделать акцент на том, что происходившие на нашей земле события имеют не только сугубо «местное» значение. Речь идёт о юбилейных чествованиях федерального уровня, уровня всей Большой Москвы…

Игорь Слепович:  Думаю, что общественное движение «Активист» включится в важную духовно- патриотическую работу… Расскажите о других Ваших предложениях…

Проф. Шахов: Конечно же, заслуживает памятного знака (или мемориальной доски) в ВОРОНОВЕ   главнокомандующий Москвы в 1812 – 1814 годах Фёдор Васильевич Ростопчин. Обер-камергер. Министр иностранных дел. Генеральный директор связи. Первый президент коллегии иностранных дел. Великий Канцлер. Член Совета. Кавалер орденов – Святого Иоанна Иерусалимского, Святого Андрея Первозванного, Святого Александра Невского…

Игорь Слепович: Убежден, что такие факты заинтересуют наших земляков…

Проф Шахов: Как явствует из писем императора, мнение  Ростопчина окончательно определило выбор государем кандидатуры М.И. Кутузова на пост Главнокомандующего. Ростопчинская порода лошадей сыграла важную роль в укреплении боеспособности русской армии.

Игорь Слепович:  Школьники, студенты, все, кому дорога история Отечества, конечно же, поддержат такие предложения…

Проф Шахов:  Ещё одно замечание…Заслуживают памятного знака   события на границе  Большой Москвы, Подмосковья и Калужской области. Напомню достойные быть высеченными на граните слова М.И. Кутузова: «Отныне… и река НАРА будет для нас так же знаменита, как и НЕПРЯДВА, на берегах которой погибли бесчисленные ополчения Мамая…».

Игорь Слепович: Научно-просветительским центром «Энциклопедия Подмосковья» выпущен цикл брошюр: «Москвоведение и Отечественная война 1812 года», «Москвоведение, Большая Москва. Красная Пахра», «Москвоведение: достопамятности Большой Москвы. Вороново» и другие. В них -  имена полководцев, участников партизанского движения, героев солдат, достойных увековечения в названиях улиц, площадей, школ, библиотек. Хотелось бы, чтобы хотя бы по одному-другому экземпляру эти издания были в  библиотеках Большой Москвы и Подмосковья.

Проф Шахов:  Вот тут-то и важна роль общественности… Нужно добиться того, чтобы уже Первого сентября наши отроки и отроковицы вступили в «диалог» с классикой, с великими предшественниками…

Игорь Солоневич: На школьных партах, студенческих столах, в домашнем и семейном чтении должны быть эти важные просветительские пособия… Да ведают потомки православных земли родной минувшую судьбу…

Проф.  Шахов: Процитированные Вами бессмертные пушкинские строки весьма и весьма уместны в контексте обсуждаемых нами проблем, «вечных тем», «проклятых вопросов», «злобы дня». Думаю, что не помешает ещё один философски-публицистический акцент об исторической памяти, нашей ответственности перед памятью о  наших отчичах и дедичах, об оставленном ими духовно-материальном наследии. Ведь Александр Сергеевич (кстати скажем, что его крёстный отец  - из нашего родного и близкого Воронова), вот наш гений как-то заметил не без горечи душевной: мол, мы ленивы и нелюбопытны… Десятки километров (былых вёрст) теперь уже самой Москвы… Калужка… Древний Калужский тракт… Что знаем мы об этих местах? Об этой «глубинке»? Об этих, переживших столетия «во глубине России», сёлах и деревнях…

Игорь Слепович: Во всех  этих Тёплых Станах, Шишкиных Лесах, Сосенках,  Троицких, Ватутинках, Красных, Пучковых, Бабенеках, Бунчихах, Крестах, Горках, Вороновых, Пахрах и Деснах… Вы напомнили  удивительно проникновенные слова А.С. Пушкина, пушкинские мысли, взывающие к нашей памяти, сохранению  и бережению   сыновне-дочерних идеалов, материально-духовных святынь… Но, как говорится, исходя из всего этого – к нашим родным осинам, околицам, перелескам, урочищам, трактам и тропам, вёрстам и километрам…

Проф. Шахов:  Краеведы и регионоведы Московии и Подмосковья, Большой Москвы подготовили все необходимые  тексты, хрестоматии, методические комментарии… Но они существуют лишь в «пилотных» вариантах, в десятке-другом экземпляров…  Кто растиражирует их?  Откуда узнают наши дети, молодёжь наша о многих поколениях соотечественников, которые возделывали глинозёмы и чернозёмы, садили сады, возводили храмы, бортничали, рыбачили, охотились, пасли стада, приручали птиц, водили хороводы, выпекали пахучие хлебы, варили квас и брагу, плели лапти и корзины, встречали и провожали журавлей? Ведь тот же предмет  москвоведение  в школах  (да и в вузах) фактически отсутствует…Ведь педагогов по регионоведению практически не готовят… Ведь увенчанные административными полномочиями дяди и тёти отмахиваются от краеведов как от надоедливых ос…

 

Игорь Слепович:  Коснёмся немного краеведческо-регионального туризма…  Как помочь экскурсоводам, библиотекарям, работникам культуры… Да и что греха таить, как ликвидировать некомпетентность, неосведомлённость некоторых из тех, кому волей судьбы доверены государственные возжи?  Ведь бульдозеры, скреперы, катки-тяжеловесы могут сокрушить то, что несёт в себе  поистине бесценные, часто невосполнимые  державно-исторические  ценности…

Проф. Шахов: Вот перед нами  только что вышедшее  издание (с жанровым подзаголовком «краеведческое пособие»)  «БОЛЬШАЯ МОСКВА И МОСКВОВЕДЕНИЕ»…

Игорь Слепович:  Вы подарили мне это издание…  Процитирую аннотацию к краеведческому пособию: «Настоящее издание посвящено духовно-культурологическому и нравственно-просветительскому обеспечению «новой старой столицы». Москва  п р и р а с т а е т Подмосковьем. Грядущие перемены вызывают интерес миллионов людей. Насущные материально-экономические проблемы необходимо решать уже сейчас. Вместе с тем неотложных решений требуют вопросы культурологические, образовательно-воспитательные, цивилизационно-экологические. В науке и практической деятельности накоплен основательный потенциал краеведами, регионоведами, культурологами, педагогами, социологами. Одна из актуальных задач: фиксация, популяризация, включаемых в сферу  м о с к в о в е д е н и я «очагов и алтарей», духовно-художественных, державно-значимых святынь»…  Издание адресовано педагогам, школьникам, студентам, библиотекарям, экскурсоводам, туристам, массовому читателю…

Проф. Шахов:  Хочу познакомить наших читателей с библиографической конкретикой; назову  лишь несколько «нацеленных» заглавий глав и разделов краеведческого пособия: «Большая Москва в историко-культурологическом контексте М о с к в о в е д е н и я», «Москвоведение в Большой Москве», «Достопамятности новых столичных «земель», «Историко-культурологические и цивилизационно-просветительские аспекты и акценты развития  Большой Москвы», «Имя из глубин столетий (ономастика, топонимика Московии и Подмосковья)»…   Есть и специальные главы-разделы в помощь  туристу, экскурсоводу, организатору культурно-массовых материалов…

Игорь Слепович:  Я с интересом познакомился с  «очевидным-невероятным», «тайнами», «загадками»  Большой Москвы, новых территорий…  В увлекательную «заочную экскурсию»  приглашают нас страницы глав: «Карамзинские тропы и маршруты», «Пушкинские юго-западные маршруты», «Пушкинские достопамятности в Большой Москве», «Большая Москва и Отечественная война 1812 года»», «Огненный» владелец вороновского имения: десница и шуйца Фёдора Ростопчина»»…

Проф. Шахов:  Предусмотрены материалы в помощь научной работе студентов, гимназистов, лицеистов, курсантов, экскурсоводов, туристов…

Игорь Слепович:  Актуален и практически значим раздел «Кем и чем прирастает Москва?.. Кем и чем прибавляет Россия?.. За страницами энциклопедий»… В научных кружках, убежден,  проявят должное познавательное «любопытство» к главам: «Библиографическо-просветительское обеспечение становления Большой Москвы», «Минувших дней печаль и радость. Юго-западные реалии биографии Фёдора Тютчева», «Культурные гнёзда Москвы юго-западной (новые старые адреса)», «Гидронимы новой Москвы («Поившая своей волною давно минувшие века…», «Неожиданный Есенин: к 100-летию есенинского феномена. «На крутой горе под Калугой…». Василий Васильевич, завершая нашу беседу, попробуем подвести некоторые итоги и наметить желательные перспективы…  Опять-таки «вечные» вопросы: кто виноват? Что делать?..

Проф. Шахов:   Убеждён, что затронутые нами вопросы и проблемы заинтересуют москвичей (и основных, «базовых» исторических «земель», и  территорий новых, входящих ныне в Новомосковский и Троицкий округа). Не хочу никого обидеть, но хотели бы мы или не хотели, но придётся избавляться от бесперспективной «местечковости», «местечковой зашоренности». Масштабы, горизонты и перспективы Большой Москвы обязывают нас внести  коррективы в наше миропонимание, мироведение. Это можно проиллюстрировать на базе того же

 м о с к в о в е д е н и я.

Игорь Слепович:  Не могли бы Вы, Василий Васильевич,  сделать уточнения и пояснения…

Проф. Шахов:  Изменение территориальных границ влечёт за собой решение не только и даже не столько бытовых, материально-технических… Нравственно-духовные святыни… Это ведь не только смена почтового индекса и адреса… Те же события  двухсотлетней давности… Нельзя механически «отрезать» в одном месте и «пришить» в другом… 

Игорь Слепович:   Так что же всё-таки делать?..

Проф. Шахов:  Как учили древние, а потом эту мысль варьировали и повторяли: учиться, учиться, учиться… Откуда есть-пошла наша Москва? Как, чем и кем «п р и р а с т а е т» стольный град великой России?.. Несколько лет назад в Интернете мною была размещена «Энциклопедия Подмосковья».Данный культуролого-просветительский проект посвящен Николаю Михайловичу Карамзину, автору великого труда – «История государства Российского». Современные технические возможности позволяют практически ежедневно прослеживать характер и направление читательского интереса к монографическим и справочным статьям, раскрывающим минувшее и настоящее столичного региона (мегаполиса). Первые недели и месяцы фиксировалось читательское внимание Интернет-пользователей Российской Федерации; затем с «Энциклопедией Подмосковья» стали знакомиться в Белоруссии, Украине, Казахстане, Молдове, Таджикистане, Туркмении; затем – в США, Германии, Греции, Израиле, Иордании; география обращений расширялась (Болгария, Монголия, Узбекистан, Эстония, другие государства). Кстати, около половины энциклопедических материалов можно разместить на новом сайте «Большая Москва и москвоведение»).

Игорь Слепович: Какие проблемы и вопросы, какие «ключевые» дефиниции и понятия чаще всего оказываются в поле зрения читателей, пользователей Интернета?

Проф. Шахов: Прежде всего фиксируется неизменное внимание к проблематике краеведения, регионоведения, родиноведения. Соотечественников, читателей ближнего и дальнего зарубежья интересуют разнообразные аспекты и направления регионоведения: краеведение естественно-географическое, историко-культурное, духовно-конфессиональное, литературное, художественное, педагогическое, туристическое. Стабилен «спрос» на энциклопедические реалии, связанные с ономастикой, топонимикой, гидронимией, картографией, демографией, генеалогией, археологией, экологией Москвы, Подмосковья, Московии.

Игорь Слепович: «Любовь к родному краю, знание его истории – основа, на которой только и может осуществляться рост духовной культуры всего общества. Культура, как растение: у неё не только ветви, но и корни. Чрезвычайно важно, чтобы рост начинался с корней», - весомое наблюдение о «родиноведении», «малой родине» академика Д.С. Лихачева.

   Итак, Василий Васильевич, что нужно делать уже сегодня, в августе-сентябре?    

Проф. Шахов: Вот тут-то и нужны энтузиазм, креативность, пассионарность гражданского общества. Нужно объединиться для решения важнейшей сегодня-завтра задачи: включить нравственно-духовную силу преемственности, традиций  в процесс формирования активной жизненной позиции прежде всего  молодёжи.

Игорь Слепович:  «Делать жизнь с кого…».

Проф. Шахов:  Великая сила традиций , уходящих  в глубины столетий… Напомню об огромной роли общества «Знание», которое поистине несло знания в широкие массы… «Знание – сила»… В своё время Всесоюзное общество «Знание» возглавлял живший в Академгородке «Красная Пахра»   лауреат Нобелевской премии, дважды Герой Социалистического Труда Николай Геннадиевич Басов.

Мне посчастливилось встречаться с гениальным учёным-физиком, который стоял во главе грандиозной государственно-общественной просветительской структуры.

Вот видите фотографии, на которых академик Басов запечатлен  с нами, своими земляками, активистами общества «Знание»…

     Так вот – первое предложение: продолжая традиции «знаньевцев», используя творческие силы нынешних «знаньевцев»,  незамедлительно обеспечить школы, лицеи, колледжи, библиотеки, читальные залы необходимым методическим материалом об Отечественной войне 1812 года. Тексты брошюр, буклетов, учебных «раскладушек» для экспозиций подготовлены творческими группами «Учебная книга России», «Москвоведение: достопамятности Большой Москвы». Неужели местное самоуправление, администрации, управы поселений, директора школ и гимназий не могут растиражировать  уже готовые учебно-воспитательские

тексты? Где вы, сегодняшние Третьяковы, Морозовы?..

Второе предложение.  В ближайшие недели приглашаем активистов-знаньевцев, книголюбов, краезнатцев на учебно-методический семинар «Большая Москва и Отечественная война 1812 года». Кто предоставит помещение для семинара?  Кто организует методическую экспозицию? Администрация Троицка? Или - Красной Пахры? Или -  Воронова?

Третье предложение. Организовать краткосрочный семинар по подготовке экскурсоводов по Юго-Западу, Большой Москве, Калужскому тракту, «Кутузовскому маневру», движению русского воинства по территории новой старой Москвы.

Четвёртое предложение. Организовать и провести научно-практический симпозиум «Большая Москва и Отечественная война 1812 года». Есть и докладчики, и актуальная тематика для «круглых столов»… Нужно только желание администраторов…

Игорь Слепович: Мы приглашаем наших читателей включиться в разговор, диалог, полемику о том, как помочь в добром деле чествования героев минувшего, в постижении  исторической судьбы России…

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x