Сообщество «Посольский приказ» 01:18 11 января 2023

Год раздоров

юный 2023 год уже намекает нам на целую череду локальных конфликтов

Признак мятежного времени – вместо вопросов «рванёт ли?» и «когда рванёт?» задаётся вопрос «где именно рванёт быстрее всего?»

Юный 2023 год уже намекает нам на целую череду локальных конфликтов, благодаря которым он и окажется на страницах учебников истории. Некоторые из них уже устали ждать, другие упадут большинству как снег на голову. Первая неделя нового года принесла новости сразу о нескольких таких разогревающихся точках.

Балканы, родина мировых войн, грозят вспыхнуть уже давно. Декабрьская эпопея с баррикадами на севере Косово стала лишь очередным эпизодом затянутой драмы, возникшей поверх албанского вопроса, приправленного американскими амбициями.

В конце прошлого месяца президент Сербии Вучич всё же сдал назад и распорядился разобрать баррикады, собранные косовскими сербами после 10 декабря. Причиной для такого решения стали гарантии Брюсселя и Вашингтона в том, что участвовавшие в установке баррикад сербы не будут преследоваться. Едва ли уместны пошедшие по нашей прессе разговоры о том, что никаким гарантиям американцев не стоит верить, – Вучич, может, и рад бы настаивать на своём, но сейчас у него просто нет выбора. 30 декабря из Косово пришли новости о том, что сербы действительно начали разбирать баррикады. Шиптары не были бы шиптарами, если бы в ответ на это не начали злорадствовать и провоцировать. Сначала 2 января Альбин Курти, упорно именуемый в западной (и почему-то в нашей) прессе «премьером Косово», в интервью немецкому изданию Die Welt объявил, что НАТО якобы планирует увеличить численность своего контингента в Косово. В самой НАТО о таком не говорили – видимо, указания господина премьера до брюссельских шестёрок ещё не дошли. Потом НАТО демонстративно отказала Белграду в праве на ввод войск и полиции на свою же территорию – такой запрос был сделан сербами для видимости формального соблюдения правил. Согласно резолюции ООН за номером 1244, Сербия может вводить на территорию края тысячу своих военнослужащих, но силы KFOR заявили, что не видят для присутствия сербов никаких оснований. Затем в рождественский сочельник в деревне Готовуша на юге Косово некий албанец ранил из огнестрела двух сербов: 11-летнего мальчика и его 21-летнего кузена. На место стрельбы не прибыли представители находящегося на территории края контингента НАТО, зато митинг местных жителей их очень заинтересовал, после чего собравшимся повелели разойтись. Спустя два дня стрелка всё же соизволили найти – им оказался 33-летний Азем Куртай. Пока его задержали на 30 суток, но с властей самопровозглашённой республики станется показательно его отпустить, поскольку перед ними стоит задача любой ценой спровоцировать Вучича на резкие действия.

Заблокированный со всех сторон и лишённый любой возможности получить помощь из России или из Китая президент Сербии вынужден терпеть, бежать от битв и отказываться от вызовов на косовскую дуэль. Такой подход, когда явный прагматизм граничит с видимой трусостью, можно рационально объяснить на внешнем рынке, но внутри страны зреет недовольство президентом. Ещё 4 января он, пытаясь возразить шквалу гневных заявлений различных телеэкспертов, объявил о решении увеличить спецназ республики с полутора до пяти тысяч человек, а также объявил о получении от «некой европейской страны» пусковых установок и ракет. Сербию будут шатать – на это намекает хотя бы проведённая тем же Вучичем параллель Белграда с Касабланкой: по его словам, с 20 декабря по 5 января было такое число шпионов, какого в Белграде не было со Второй мировой войны. Многовекторный, скользкий и танцующий на краю бездны сербский президент обозначил свою решимость, ответив немецкому изданию Die Zeit, где говорилось, что его можно «приручить». Вучич, чья фамилия переводится как «волчонок», объявил, что волк слабее льва и тигра, но в цирке не выступает. К сожалению, президента подвела аналогия: волков либо убивают, либо селекцией выводят из них мопсов и чихуахуа. Взятой в заложники Сербии сегодня остаётся только терпеть, стиснув зубы, а нам остаётся лишь уповать, что православный народ не станет топливом для ещё одной войны.

К слову о православных народах. Греко-турецкий конфликт многие привыкли считать плохо замаскированным блефом. В самом деле, члены НАТО не станут доводить ситуацию до хотя бы немного горячего противостояния, вместо этого предпочитая перебрасываться словесной грязью, спорить за какие-то никому не нужные куски вулканического пепла в Эгейском море и выслуживаться перед Вашингтоном в вопросах приоритетного получения новых истребителей. Но то, что на минувшей неделе заявил министр защиты граждан Греции Такис Теодорикакос, выходит за рамки этих невинных боданий. Он объявил о немедленном запуске строительства пограничного забора на реке Эврос, по которой проходит рубеж с Грецией, – турки знают реку, где стоит их позапрошлая столица Эдирне, как Мерич, а болгары называют её Марицей. Строго говоря, решение о строительстве забора было принято ещё в августе: тогда причиной греческого подражания Трампу назывались орды нелегалов, которые страшно мешают грекам. То решение было принято с улыбкой: в конце концов, сейчас не 2015-й и все, кто хотел пересечь границу, уже давно её пересекли. Сейчас стали доступны планы строительства, и вид забора, больше напоминающего стену, намекает на то, что Греция намерена защищаться вовсе не от сирийских беженцев. Причиной для столь резкой декларации намерений – ничто не говорит о желании стоять на своём так, как внушительная бетонная стена, – стало очередное обострение ситуации вокруг Крита.

Пресс-секретарь президента Турции Эрдогана Ибрагим Калын ляпнул глупость, очевидно рассчитанную на внутреннюю аудиторию: сказал, что если греки решат расширить зону своих территориальных вод вокруг Крита (то есть наехать на турецкую территорию), то ох уж турки этим грекам зададут жару! Языки без костей у президентских пресс-секретарей – международная болезнь. Греки это услышали (кто бы мог подумать в век мгновенного распространения новостей), и для них самих это стало делом принципа: на следующий же день официальный представитель греческого правительства Иоаннис Иконому в ответ заявил, что Греция расширяет что хочет в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву, а то, что Турция её не подписала, – кто ж ей злобный визирь?

7 января Эрдоган на испытаниях баллистической ракеты «Тайфун» объявил, что греков пойдут бить только в ответ (разумеется, контекст заявления намекал на то, что всякое бывает). За день до этого в море около города Дидим (турецкое побережье где-то в 120 километрах к югу от Измира) турецкие и греческие суда береговой охраны взялись за оружие: ахейцам не понравилось, что их соседи прицепились к греческим же рыболовам. Параллельно с этим турецкая пресса активно разгоняет информацию о том, что на тех самых кусках пепла – многочисленных островах в Эгейском море, почти в полном составе принадлежащих Афинам, – греки наращивают свои военные силы, так что жди беды. Жди беды особенно в свете того, что в Турции грядут президентские выборы, а у населения накопилась масса вопросов к Эрдогану – вопросов, которые отойдут на второй план в случае конфронтации с извечным врагом. Жди беды в контексте обнаружения в восточной части Эгейского моря богатых месторождений газа – тех самых, которые Греция намерена разрабатывать при активном содействии США, а Турция хочет выкачать с помощью российских технологий, – это не могли не обсуждать председатель Газпрома Миллер и Эрдоган на встрече в начале декабря. Словом, греко-турецкий вопрос имеет шансы обрести в 2023 году свой ответ.

Турки активно работают и на восточном направлении – Зангезурский коридор, который должен связать Турцию с Каспием через территорию Армении вдоль иранской границы, вовсю строится. Об этом заявил 1 января президент Азербайджана Алиев. Трактовкам подписанных 9 ноября 2020 года трёхсторонних соглашений о прекращении огня между Арменией, Азербайджаном и Россией посвящено много споров. Одни (чаще всего с турецким говором) утверждают, что в соглашениях чётко прописаны обязательства по созданию коридора, другие (с армянским акцентом) отвечают им, что про транспортную связь Нахичеванского эксклава Азербайджана и основной части страны в соглашениях нет ни слова.

Интерес России – не допустить сухопутной связи Турции и Азербайджана. Это не только плотно привяжет к Анкаре Среднюю Азию, но ещё и обеспечит туркам, так любящим содержать у себя различный сбежавший из России радикальный мусор, прямой доступ к южным границам Дагестана.

В этом интересе России очень слабо помогает Ереван, время от времени пеняющий нашим миротворцам на их нежелание решать все армянские проблемы. Так, премьер Армении Никол Пашинян уповал на то, что на смену неэффективным российским миротворцам, неспособным разблокировать связывающий Армению и Карабах Лачинский коридор, вот-вот придут международные силы под мандатом ООН и наведут порядок. Лачинский коридор – ещё одна драма, вяло текущая с декабря. Шестикилометровую дорогу заблокировали азербайджанские крикуны, представившиеся экологами. Сначала они митинговали, вопили и топали ногами – словом, вели себя как настоящие экологи. Но как только начались морозы, на их место приехали совсем не экологичного вида молчаливые юноши с автоматическим оружием. Вот уже почти месяц миротворцы не предпринимают действий по разблокировке коридора, но и не отходят. Это вызывает страшный гнев в Армении, упирающей на то, что открытость Лачинского коридора прописана всё в тех же соглашениях. 8 января в Гюмри прошёл митинг с требованиями закрытия 102 военных баз. Недовольные армяне обзывали Россию «союзником Турции», кричали о «российско-турецкой оккупации», требовали решительных действий. При всём этом сдавший азербайджанцам Карабах в 2020 году товарищ Пашинян готовится возложить всю ответственность за очередную катастрофу армянского государства на Россию. Параллельный флирт с «мировым сообществом», которое активно пытаются втянуть в карабахскую проблему, и попытки развести Россию на открытие нового фронта – явные предпосылки к тому, что в Закавказье в 2023-м рванут последствия войны 2020 года.

Наконец, последняя более чем тёплая точка на карте морозного начала 2023 года расположена вдалеке от Балкан, турецких претензий и армянских страданий. Те, кто в 2019-м поспешил отложить корейскую проблему в долгий ящик, сегодня признают свою неправоту: обстановка на полуострове накаляется не по дням, а по часам. Причиной декабрьской напряжённости стало уязвлённое самолюбие. Всё началось с того, что северокорейцы запустили разведывательный спутник на низкую орбиту. В ответ на публикацию фото Сеула с этого спутника в северокорейской прессе соседи с юга запустили свой спутник, который сфотографировал Пхеньян в более высоком разрешении. Уязвлённые последователи чучхе принялись запускать свои беспилотники и фотографировать южнокорейские города. Это обернулось уязвлением уже для южан – их ПВО не смогли сбить простые БПЛА, локаторы не могли сфокусироваться на них, а сами дроны ехидно вертели безнаказанные петли вокруг центра Сеула, где находится резиденция президента Юн Сок Ёля, известного ястреба и скептика в вопросе отношений с КНДР. В ответ на это... впрочем, вы и сами понимаете: уязвлённые южане запустили своих дронов, которые с таким же успехом покружили над Пхеньяном и тоже сделали снимки соседской столицы. В ответ на это возникли американцы, которые подняли свои способные носить ядерное оружие бомбардировщики и принялись многозначительно летать над Южной Кореей вместе с местными самолётами. Это нелепое соревнование, словно вырезанное из фильма Кубрика про доктора Стренджлава, куда серьёзнее, чем выглядит на первый взгляд. Южная Корея со своим новым начальством активно навязывается в качестве ключевого союзника США в регионе. Штаты, чья оборонная стратегия упоминает Сеул как одного из главных партнёров, активно заверяет Республику Корею в своей готовности вступиться за неё в случае ядерной угрозы с Севера. Но каждый шаг на пути этого заверения, говорит Шин Сон Хо, профессор международной политики в Национальном университете Сеула, только укрепляет уверенность Пхеньяна в том, что на северокорейской шее затягивают удавку. Радикализация риторики пока не привела к реальной конфронтации – если, конечно, не считать таковой взаимные запуски спутников и БПЛА, – но её характеризует важный момент. Всё чаще от имени Пхеньяна выступает Ким Ё Чжон, сестра Ким Чен Ына, куда менее сдержанная на язык и периодически называющая претензии Сеула «собачьим тявканьем» и «ахинеей». Разговоры о том, что реальное столкновение, подобное тому, что было в 2010-м на острове Ёнпхёндо, сыграет на руку КНДР, имели бы смысл только в случае чистого сопоставления двух Корей. В самом деле, южнокорейское общество куда более чувствительно к потерям и куда легче идёт на компромисс. Но Пхеньян, в последний день ушедшего года запустивший в Японское море три баллистические ракеты, ясно понимает, что гамбургский счёт здесь неприменим: фактор США, готовых провести ядерные учения вместе с Сеулом или даже разместить в Южной Корее своё ядерное оружие, там явно учитывают.

Конфликты на границе Китая и Индии, пакистано-индийские дрязги, Тайвань, Сахель и бесчисленное множество других мест – вспыхнуть может везде. Глобальный мир умирает в горячке сотен локальных войн, и чем ближе будет обособление хаусхоферовских панрегионов в замкнутые на себе системы, тем активнее и ярче будут разгораться эти раздоры на швах глобуса.

20 января 2023
Cообщество
«Посольский приказ»
1
19 января 2023
Cообщество
«Посольский приказ»
29 декабря 2022
Cообщество
«Посольский приказ»
4
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x