Сообщество «Форум» 15:24 10 февраля 2022

город — машина, созданная человеком

ГОРОД — МАШИНА, СОЗДАННАЯ ЧЕЛОВЕКОМ

И жил на земле человек.

А потом он ушел.

Куда уходят все.

Что о нем потом эпитафией можно сказать вдогонку?

Он был, прежде всего, хорошим производственником.

А потом к его биографии вполне достойно можно приложились весомым и знаковым дополнением и такие слова как поэт, писатель, редактор.

На том огромном заводе, которого ныне нет, он работал, если не ошибаюсь, начальником цеха.

Начальником большого цеха.

Но как человек, которого поцеловало счастье творить, он еще был наделе талантом писать стихи.

Уточним — хорошие стихи.

И судьба благоволила ему даже издать их парой пусть небольших, но книжек.

Как писатель он написал несколько книг прозы. Прежде всего, о своем заводе.

Он был человек земной. Это сегодня все пишут мистику. И похоже, больше глядя в глаза дню текущему, более ничего теперь писать не умеют. Да и не о чем сегодня по большому счету что-то кроме мистики писать. И проклинают время производственной прозы.

Еще он, как человек талантливый и творческий успел поработать на родном заводе некоторое время также и редактором заводской многотиражки.

Это к слову редактор, что выше входит в строку.

У него была чудесная библиотека.

У него была чудесная коллекция пластинок с записью классической музыки.

….

А жизнь его случилась так, что особо у него никого, когда он ушел, не осталось.

Ибо жизнь это уравнение со многими неизвестными и переменными и как она сложится — это еще большой вопрос.

Так часто бывает.

Наследники конечно на освободившуюся жилплощадь найдутся. Пустой квартира стоять не будет.

Глядишь, еще с какими либо судебными мизансценами, ибо собственность и деньги, следующие по пятам ее, без этого спутника никогда не обходятся.

А вот все что он так трогательно берег, копил, заветно — ах, грусть грусти! — то все это, как часто это бывает — тут наследников точно не найдется — все это сдует.

Впрочем, и при самых близких наследниках, не факт, что это все не уйдет в мусорный бак.

И все это не будет безжалостно выброшено недрогнувшей рукой твердого расчета и прагматизма в пасть безвременья.

Как это чаще всего и бывает в том процессе, именуемом жизнью.

Но с другой стороны посмотришь на жизнь шире, на неохватные взгляду просторы дыбящихся кругом и окрест этажей с железобетонными и кирпичными клетями бытия, и не то что становится веселей, но как-то отчаяние все же от сердца нет-нет, да и отхлынет. И равнодушие тут же в душе благостное крепчает. Экую-то ты беду, брат, себе сыскал!

Да, все это печально и грустно. Но не грустней, чем в тысячекратно повторяемом виде.

Это — город!

….

Вот какое предисловие получилось у меня к этому небольшому стихотворению.

Какое в бессоннице бдений иногда может случиться:

Спрашиваю сам себя с улыбкой горчащей:

город, ответь мне —

что же ты есть-то на самом деле такое?

И чем ты манишь в джунгли свои человека,

в сумрачные этажей махины свои,

горло которым перехватили-передавили

петли проспектов и автострад,

в грохоте непокоя?

Где как сон на скрижалях железобетона — рекламы пророчества,

И человеческое где бытие в нем мунковским криком

у времени на мосту,

запертое в клетках безбрежной тоски,

да суматохи извечной погони за счастьем

и безграничного одиночества.

И тут же ответ четким понятием возникает,

над гордою

и надменной позой и дня

и сумасшедшего века,

грустной прострацией:

А город — это адская, как камнедробилка-машина

для глубокой переработки человека

и его последующей утилизации.

Вот парадокс парадоксов человеческого бытия

и неизбывной боли его

от века к веку.

Созданная, правда, и это стоит тут уточнить

не кем-то там либо —

а самим человеком!

А это к нему — маленькое послесловие.

И жил на земле человек.

И когда он уходил туда, откуда уже никто сюда не возвращается, то все то немногое, что было при нем, все что ему было дорого и мило, то ложили вместе с ним в могилу.

Хозяйке пару горшков с ухватом.

Мужчине — чаще всего, что-либо из боевого снаряжения.

И после этого от человека оставался хотя бы такой след.

Который потом, глядишь, да и отыщет спустя столетия в земле любопытствующий археолог.

За мегаполисами же теперь тянется шлейф пепла.

А все остальное перерабатывается в мусородробилках беспамятства.

Логике которой и возразить то по большому счету нечего.

двойной клик - редактировать изображение

Cообщество
«Форум»
Cообщество
«Форум»
2
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x