Сообщество «Выживание» 19:57 11 января 2023

Конец глобального мира

главные итоги уходящего 2022-го
1

Конец декабря — традиционное время не только для прогнозов на будущий год, но и для подведения итогов года уходящего. Вовсе не исключено, что в оставшиеся до новогоднего боя кремлёвских курантов считаные дни 2022-го ещё может произойти нечто, способное изменить не только наше понимание событий этого «года трёх двоек», но и нас самих. Но если исходить из уже случившегося, то нужно отметить следующее.

Прежде всего, 2022-й год — это год специальной военной операции по демилитаризации и денацификации Украины. Решение о начале проведения СВО, как было заявлено в обращении президента России 24 февраля, было принято им лично, и понятно, что такое решение не могло быть принято «на словах», но требовало юридического оформления минимум в одном из двух вариантов, предусмотренных действующим российским законодательством: либо в форме Указа Президента Российской Федерации, либо в форме Приказа Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации (в соответствии со ст.87, п.1 Конституции РФ). Обе формы также могли быть использованы.

Однако никакой официальной информации в доступных источниках по данному поводу нет, и за всё время проведения СВО, то есть на протяжении десяти лишним с месяцев, этот вопрос не то, что не освещался, но даже не затрагивался публично. Нигде: не только в нашей стране, что понятно и оправданно — хотя бы соображениями секретности, — но и в зарубежном, глобальном медиапространстве, что уже выглядит странным и даже маловероятным, особенно на фоне тяжелейших «адских санкций», введенных американо-британским «альянсом демократий» против России. Впрочем, не слишком известный факт, но официального объявления войны со стороны Советского Союза Германскому рейху не было, вплоть до полной и безоговорочной капитуляции последнего в ночь с 8 на 9 мая 1945 года.

Данный факт ничуть не умаляет — скорее подчёркивает — величие подвига советского народа, неисчислимых жертв, понесенных им в ходе 1418 дней Великой Отечественной войны, и Красного знамени Победы над берлинским рейхстагом. Он также позволяет провести очевидные исторические параллели между ситуацией 1941 года и текущим моментом. Слова наркома иностранных дел В.М. Молотова, сказанные им в знаменитом радиообращении 22 июня 1941 года: «Теперь, когда нападение на Советский Союз уже свершилось, Советским правительством дан нашим войскам приказ — отбить разбойничье нападение и изгнать германские войска с территории нашей родины». Как известно, отбили и изгнали — вплоть до Берлина. Собственно, аналогичные цели ставились и Александром I в Манифесте от 6 июля 1812 года после вторжения Наполеона: «Мы, призвав на помощь Бога, поставляем ему войска Наши, кипящие мужеством попрать, опрокинуть его и то, что останется неистребленного, согнать с лица земли Нашей». Согнали — в конце концов, взяв Париж. Похоже, налицо уже многовековая традиция…

Да, СВО, в отличие от предыдущих Отечественных войн, 1812-1814 и 1941-1945 гг., формально была начата российской стороной, но в своём обращении от 24 февраля 2022 года президент РФ В.В. Путин не случайно подчеркнул, что целью предпринятых действий является защита России от тех, кто взял Украину в заложники и пытается использовать её против нашей страны и её народа, а демилитаризация и денацификация Украины — необходимое условие для достижения этой цели, сама же спецоперация проводится в соответствии со статьёй 51 части 7 Устава ООН, с санкции Совета Федерации России и во исполнение ратифицированных Федеральным Собранием договоров о дружбе и взаимопомощи с народными республиками Донбасса. То есть по факту Россия не «нападает на Украину», как заявляют США и их союзники, но вновь защищается от внешней агрессии, что подтвердил, в частности, и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров: «Хочется как можно раньше закончить эту войну, которую Запад готовил и в итоге через Украину против нас развязал».

В данной связи есть особый смысл обратиться к текстам двух почти аналогичных документов, подписанных главой Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации В.И.Матвиенко. Первый из них — Постановление от 1 марта 2014 г. № 48-СФ «Об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации на территории Украины» (было отменено 25 июня 2014 г.):

«Рассмотрев обращение Президента Российской Федерации и исходя из интересов безопасности жизни граждан Российской Федерации, наших соотечественников и личного состава воинского контингента Вооруженных Сил Российской Федерации, дислоцирующегося в соответствии с международным договором на территории Украины (Автономная Республика Крым), в соответствии с пунктом "г" части 1 статьи 102 Конституции Российской Федерации Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации постановляет:

1. Дать согласие Президенту Российской Федерации на использование Вооруженных Сил Российской Федерации на территории Украины до нормализации общественно-политической обстановки в этой стране.

2. Настоящее постановление вступает в силу со дня его принятия».

Второй документ — уже упомянутое выше Постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 22 февраля 2022 г. № 35-СФ «Об использовании Вооруженных сил Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации»:

«Рассмотрев обращение Президента Российской Федерации, в соответствии с пунктом «г» части 1 статьи 102 Конституции Российской Федерации Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации постановляет:

1. Дать согласие Президенту Российской Федерации на использование Вооруженных Сил Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации на основе общепризнанных принципов и норм международного права.

2. Общая численность формирований Вооруженных Сил Российской Федерации, районы их действий, стоящие перед ними задачи, срок их пребывания за пределами территории Российской Федерации определяются Президентом Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

3. Настоящее постановление вступает в силу с момента его принятия».

Как можно видеть, между этими двумя документами, разделенными временным интервалом длительностью почти в восемь лет, имеется существенная разница. Первый из них разрешает использовать ВС РФ исключительно на территории Украины, второй — за пределами Российской Федерации в целом. Существенно различаются также обоснования использования Вооруженных сил: указание на конкретную угрозу национальной безопасности в Крыму в 2014 году и отсутствие какого-либо указания на подобную конкретную угрозу в 2022 году. Наконец, во втором постановлении Совфеда есть отсутствующий в первом пункт о том, что президент Российской Федерации определяет все конкретные параметры использования ВС РФ за её пределами. В 2014 году, до принятия в результате общероссийского голосования поправок к Конституции РФ, подобное положение неизбежно вступало бы в противоречие с признанием Основным Законом нашей страны приоритета международного права над национальным.

Иными словами, 8 лет назад использование ВС РФ предполагалось возможным на территории Украины для устранения угроз Крыму со стороны сил, совершивших госпереворот в Киеве 22 февраля 2014 года. Теперь же использование ВС РФ изначально установлено возможным практически по всему миру, в отношении любого круга противников, и это соответствует реальным угрозам, а также тезису о том, что СВО изначально не является российско-украинским конфликтом, но конфликтом между РФ и коллективным Западом («альянсом демократий») — пока на территории бывшей Украины, однако наша страна готова к любому дальнейшему развитию событий. Сдерживающий эффект такого правового оформления не менее выражен, чем постановка на боевое дежурство «Ярсов» и «Авангардов».

Данное обстоятельство во многом определяет ход СВО, который несколько отличается от боевых действий предыдущих двух предыдущих Отечественных войн в нашей истории. Аналог иностранных вторжений 1812 и 1941 годов случился не в 2022-м или даже в 2014-м году — он случился в 1991-м, так его и оценивали ведущие политики Запада, которые даже отпраздновали свою «грандиозную победу» в холодной войне. Но сейчас в исторической ретроспективе все «лихие девяностые» выглядят совсем иначе: аналогом отступлений наших армий до Москвы. И только сейчас, в зиму 2022/23 годов, наступает «время московских пожаров» 1812 года и «время Сталинграда» зимы 1942/43-го.

Тем самым 2022-й стал ещё и годом острой военно-политической недостаточности «однополярного мира» Pax Americana как фундамента того «международного порядка, основанного на правилах», который утвердился на нашей планете в конце 1980-х–начале 1990-х годов после уничтожения Советского Союза. Все попытки США и англо-американского альянса в целом сохранить, обновить и переутвердить своё «глобальное лидерство» не привели к какому-либо положительному для них результату: и в собственно военном, и в военно-политическом, и в социально-экономическом аспектах. Прежде всего — потому что нашу страну, вопреки всем приложенным усилиям и многочисленным заявлениям западных лидеров, не удалось ни «победить на поле боя», ни «раздавить санкциями». Более того, многие государства мира либо отказались от полной конфронтации с Россией, либо даже в той или иной форме поддержали нашу страну. Разумеется, здесь наиболее существенным моментом является позиция главных партнеров РФ по ШОС и БРИКС, то есть Китая и Индии, на долю которых приходится больше трети населения нашей планеты и больше четверти мирового производства. И в Пекине, и в Дели предпочли не разрывать взаимовыгодные связи с Москвой из-за давления со стороны США и их союзников, а использовать возникшую ситуацию в своих национальных интересах. Большой евразийский треугольник «Россия—Индия—Китай», созданный «по заветам» Е.М. Примакова, не только прошёл первое серьезное испытание на прочность, но и, по целому комплексу объективных причин, имеет все шансы превратиться в новый глобальный «центр силы», во всех сферах цивилизационного развития альтернативный коллективному Западу. Про Иран, «нефтяные монархии» Персидского залива, включая Саудовскую Аравию, а также про растущее «антизападное» большинство стран АТР, Латинской Америки и Африки в данном контексте даже говорить не приходится: они во всё большей мере отказываются безоговорочно подчиняться требованиям Вашингтона, Лондона и других центров западного неоколониализма.

Параллельно усиливаются противоречия внутри самого «альянса демократий», причём данный процесс уже не ограничивается периферией данного альянса и не сводится, например, к «особым позициям» Турции в НАТО или же Венгрии в Евросоюзе, как было совсем недавно. Нет, он перешёл на страны, исходно являющиеся фундаментом «однополярного мира», причем это происходит как на межгосударственном, так и, что еще более важно, на внутриполитическом уровнях. Ситуация, опять же, аналогична ситуациям после разгрома Наполеона в 1812 году и разгрома немецко-фашистских полчищ под Сталинградом и на Курской дуге: спаянные «железом и кровью» агрессивные антироссийские коалиции начинают постепенно покидать их участники, причем это, как правило (но далеко не всегда), сопровождается сменой правящих режимов в «выпадающих» странах. Недавняя чехарда с британскими премьерами-консерваторами, смена правительства в Италии, усиление сепаратистских настроений в Шотландии, даже победа партии Гоминьдан в ходе местных выборов на Тайване — только «первые ласточки» начавшихся изменений. Точно так же, как попытки лидеров ЕС добиться от США более выгодных условий своего дальнейшего участия в едином антироссийском (и заодно антикитайском) фронте. Точно так же, как длящаяся в самих Соединенных Штатах с 2016 года «холодная гражданская война». Эти множащиеся «линии раскола» тем более показательны на фоне растущего и всё более эффективного взаимодействия тех стран и народов, которые сделали свой выбор не в пользу основанного на американо-британской Новой Атлантической Хартии 2021 года «альянса демократий», а в пользу альтернативных моделей развития.

Если же от военно-политических перейти к социально-экономическим итогам 2022 года, то главным из них можно считать распад глобального рынка товаров и услуг, в целом проходящий по хорошо известному всем свидетелям краха СССР сценарию — только в масштабе уже не одной, отдельно взятой страны или группы стран, а в общемировом масштабе. Введенный «альянсом демократий» режим «адских санкций» против России не достиг заявленной, но ложной политической цели: превратить специальную военную операцию по демилитаризации и денацификации Украины в замаскированное под самоубийство убийство нашей страны с последующим разделом её активов и ресурсов, зато он достиг скрытой, но реальной финансово-экономической цели — сгладить накопленный за предшествующие полвека катастрофический дисбаланс между объемом мировой денежной массы (L,включая финансовые дериваты) и объемом реально производимых товаров и услуг (WDP, World Domestic Produst).

Как правило, этот момент всячески выводится не только из фокуса внимания, но даже из поля зрения вообще, однако он имеет, вне всякого сомнения, фундаментальный характер. Весь производимый в мире за год объем товаров и услуг оценивается примерно в 90 трлн долл. по номиналу и примерно в 150 трлн долл. по паритету покупательной способности (данные МВФ за 2021 год). При этом объем мировой торговли (точнее, экспорта) по итогам того же 2021 года достиг рекордной отметки в 28,5 трлн долл. (+25% по сравнению с «ковидным» 2020 годом и +13% по сравнению с «доковидным» 2019 годом). И, как отметил в одном из своих выступлений президент России Владимир Путин, за эти два года США напечатали примерно столько же долларов, сколько за последние 40 лет — 5,9 трлн долл. Но это лишь наличные доллары, «кэш». В целом же объем мировой денежной массы, по всем оценкам, превысил 1500 трлн долл., в том числе более 300 трлн долл. — долговые обязательства государств, из которых почти 94 трлн долл. — совокупный долг США.

Иными словами, реальных товаров и услуг в мире производится намного меньше, чем эмитируется денежных знаков, долларов прежде всего. Отсюда рост цен на фоне спада производства — классическая стагфляция, вызванная переизбытком денежной массы. Поскольку при этом её большая часть (по разным оценкам — от 70% до 80%) циркулирует в «виртуальном» секторе экономики, дисбаланс между L и WDP уже к концу 2021 года начал принимать лавинообразный характер, и «адские санкции» коллективного Запада, поводом для которых стало начало СВО, достаточно эффективно выполнили роль противолавинного барьера. Конечно, не на все 100%, но мировой рост цен по итогам года: а) не достиг возможных максимумов, ограничившись в целом уровнем 10-20%; б) сконцентрировался преимущественно в самых чувствительных сегментах рынка, энергетическом и продовольственном. Опять же, не столько в форме роста цен на соответствующие товары и услуги, сколько в форме их нарастающего физического дефицита и попыток организовать распределение по управляемым ценам («потолки» и т.д.), что в конечном итоге суммарно лишь усилит кризисные проявления.

Что особенно важно, режим «санкций» приобретал в 2022 году всё более широкий характер («вторичные санкции» и т.д.), деньги сами по себе перестали быть универсальной мерой стоимости и расчётным инструментом. В первую очередь, это коснулось «валюты номер один», американского доллара. Следствием отмеченного выше распада глобального рынка товаров и услуг стала дедолларизация мировой экономики, и это можно признать вторым важнейшим итогом 2022 года. Понятно: если нет глобального рынка, то нет и глобальной валюты, она исчезает.

Как отметил американский журнал Foreign Affairs, карательные санкционные меры США и их союзников по «альянсу демократий» привели к тому, что «зона доллара» в мировой экономике начала сокращаться (в ещё большей мере это справедливо для «зоны евро», о чём Foreign Affairs по вполне понятным причинам умалчивает). Если обратиться к такому, например, индикатору, как специальные права заимствования (SDR), или «корзина валют» МВФ, то её последнее обновление вступило в силу 1 октября 2016 года, а следующее, которое должно было состояться еще в 2020 году, по различным внешним причинам (COVID-19, СВО и т.д.), до сих пор не утверждено. Почему так, и почему это важно, — можно понять из небольшой таблицы.

двойной клик - редактировать изображение

Из этих цифр следует, что финансовая дискриминация КНР и других «незападных» стран, включая Россию, должна быть ликвидирована, и она уже ликвидируется: правда, явочным порядком, «снизу», а не «сверху», что полностью соответствует классической формуле революционной ситуации «верхи не могут, низы не хотят» и подчеркивает низкое качество работы действующей системы глобального управления.

Поэтому вовсе не удивительно, но вполне закономерно, что главными пострадавшими по итогам 2022 года оказались социально-экономические системы стран «альянса демократий», прежде всего — Евросоюза и Великобритании: даже не по текущему провалу уровня жизни своего населения, значительная часть которого оказалась перед дилеммой «поесть или согреться», а по утрате совокупного производственного и инфраструктурного потенциала. Собственно, такой «закат Европы» можно считать третьим из важнейших социально-экономических итогов 2022 года, в котором начал осуществляться реальный переход от однополярного к многополярному миру.

Кстати, следует отметить, что Россия с начала СВО и даже вплоть до настоящего времени, уже после сентябрьского подрыва газопроводов «Северный поток» и «Северный поток-2», демонстрирует готовность этот «закат Европы» предотвратить или хотя бы избежать самых жестких его форм. И «зерновая сделка», и сохранение логистической структуры транзита углеводородных энергоносителей (включая планы по созданию «газового хаба» для стран ЕС), и многие другие индикаторы об этом свидетельствуют. Однако, поскольку «закат Европы» носит комплексный характер, видимо, неизбежен переучёт связанных с данным метарегионом активов, где очень многое предстоит списать, а многое — продать или обменять по «остаточной стоимости». Учитывая гигантский объём отечественных вложений в европейские страны (и Великобританию) после Второй мировой войны, это будет очень болезненный, но неизбежный для России процесс. Который предстоит пройти до конца, не исключая из него и Украину (кстати, по данным Всемирного банка, в списке стран по росту ВВП (ППС) за период с 1990 по 2018 год (то есть задолго до начала СВО) «незалежная» занимала последнее место в мире с показателем 41%. Иными словами, её экономика за эти 28 лет сократилась в 2,5 раза, а за 2022 год — примерно ещё на столько же. Наглядный пример того, к чему может привести ошибочное глобально социально-экономическое и военно-политическое позиционирование типа «Украина — это Европа» и «Весь мир с нами» (до последнего украинца). Поэтому не стоит удивляться тому, что «закат Европы» в 2022 году принял формы «украинизации Европы». И есть определенные основания опасаться того, что этот процесс может перерасти в «закат» и в «украинизацию» всего коллективного Запада.

Илл.: https://t.me/kukufffka/1879

На основе публикаций РИА ФАН

Комментарии Написать свой комментарий
31 декабря 2022 в 01:12

Авторский блог Владимир Винников 11:43 30 декабря 2022
Конец глобального мира
главные итоги уходящего 2022-го
Владимир Винников Олег Щукин
Оценить статью: +2 ===


НАЗАД В СССР ! или СПИНОЙ ВПЕРЁД

Руссо сказал – «Назад в пещеры!» -
Тем указав и СССР черёд.
Нам Время шепчет в Путинской манере-
«На каждый шаг назад - два - делаешь вперёд».

1.0x