Авторский блог Владислав Шурыгин 00:55 15 февраля 2019

Генерал Сурцуков. Армейская авиация в небе Афганистана

доклад к 30-летию вывода войск из Афганистана
5

Недавно наша страна отметила 30-летие вывода войск из Афганистана.

Афганская эпопея не только осела в памяти тех, кто там воевал, или как-то иначе соприкасался с этой темой, она дала мощнейший толчок развитию тактики применения армейской авиации, порядку организации взаимодействия между родами войск и видами ВС, а также взглядам на роль и место вертолётов в системе вооружённой борьбы.

Учитывая малое время, отведённое мне для доклада, я сосредоточусь на техническом аспекте анализа применения армейской авиации (АА) в ДРА.

Афганистан, как театр военных действий, сочетал комплекс самых неблагоприятных факторов для применения вертолётной техники. И в этом смысле опыт применения вертолётов там уникален. Высокие температуры н.в, превышение над уровнем моря, запылённость в равнинной части и сложная конфигурация посадочных площадок в горах, сильнейшее морально-психологическое давление на лётный состав, обусловленное высокой интенсивностью боевых вылетов во время всего периода длительной командировки, приводящей к хронической усталости, и, как следствие- повышением вероятности ошибочных действий, напряжение, связанное с возможностью обстрела в любое время в любом месте, где бы ты ни находился, на земле, или в воздухе, днём, или ночью, всё это в совокупности делало труд военных вертолётчиков поистине героическим.

Для всестороннего обеспечения ввода и выполнения боевых задач войск 40А осенью 1979 года на базе частей ВВС, дислоцированных в ТуркВО и САВО, был сформирован 34-й смешанный авиационный корпус. В его первоначальный боевой состав вошли всего 6 авиационных эскадрилий от разных воинских частей (аэ от 115-го гвардейского иап, аэ от 87-го орап, аэ от 217-го апиб, 302-я овэ, аэ от 136-го апиб и вэ от 280-го овп).

В 1980 году с началом активных боевых действий правительственных войск ДРА и Советских войск против оппозиции и моджахедов, возникла острая необходимость в увеличении авиационной группировки 40А.

34-й САК был усилен переброшенными с территории СССР лётными частями и переформирован в ВВС 40-й армии со штабом в Кабуле при штабе 40А. Дополнение произошло за счёт: 181-го овп (вэ 12 вертолетов Ми-24 в Кундузе и вэ 12 вертолетов Ми-8 в Файзабаде), 292-го овп (вэ 12 вертолетов Ми-24 в Джелалабаде и вэ 12 вертолетов Ми-8 в Гардезе), 280-го овп (вэ 8 вертолетов Ми-8 в Газни), а также ряда подразделений истребительной, истребительно-бомбардировочной, штурмовой и разведывательной авиации.

На аэродроме Чирчик был дополнительно сформирован 50-ый осап (20 вертолетов Ми-24Д, 20 вертолетов Ми-8Т, МТ, 4 самолета Ан-26, Ан-26РР, 4 самолета АН-12 и самолет Ан-30Б), который в дальнейшем вошел в состав ВВС 40А и базировался на аэродроме Кабул. Всего к началу 1981 года в состав ВВС 40А входило 89 самолётов и 112 вертолётов.

Авиационные части и подразделения армейской авиации ВВС 40А, принимавшие участия в боевых действиях в Афганистане 1979-1989 годах – См.слайд №1 и №2

двойной клик - редактировать изображение

двойной клик - редактировать изображение

Армейская авиация и транспортная авиация на вертолетах при этом составляла 2/3 численности авиации ОКСВ в ДРА. Возрастание состава армейской авиации происходило на протяжении всех лет вооружённого конфликта. В итоге группировка армейской авиации в составе ВВС 40-й армии к концу войны увеличилась по сравнению с ее началом в 3 раза: (со 112 вертолётов различных типов до 331 единиц). В ходе боевых действий состав группировки армейской авиации изменялся и качественно. Если в начальный период в её составе насчитывалось 52 боевых вертолёта типа Ми-24, то к концу войны их было 229.

По характеру решаемых военно-политических задач и особенностям вооружённой борьбы боевые действия советских войск в Афганистане условно можно разделить на четыре периода проведения войсковых операций.

Первый период с декабря 1979 года по февраль 1980 года включал в себя ввод ОКСВ в Афганистан, размещение его по гарнизонам, а также ведения боевых действий по обеспечению решения этих задач.

Второй период с марта 1980 года по апрель 1985 года характеризовался введением активных широкомасштабных боевых действий, главным образом своими силами, а также совместно с соединениями и частями ВС ДРА.

Третий период с апреля 1985 года по январь 1987 года (период политики национального примирения) включал в себя переход от активных боевых действий преимущественно к поддержке афганских войск и проведению специальных операций по пресечению доставки оружия и боеприпасов из-за рубежа.

Четвёртый период с января 1987 года по февраль 1989 года – период участия советских войск в проведении политики национального примирения при продолжающейся поддержке боевой деятельности афганских войск. Подготовка и вывод советских войск.

За годы войны происходило постоянное повышение удельного веса огневых задач. В целом за весь период афганской войны на выполнение огневых задач, включая патрульное сопровождение колонн, было затрачено 37% от всех вертолётовылетов. На транспортно-десантные перевозки израсходовано 32 %, на специальные задачи 17% и на воздушную разведку 14% вертолётовылетов (Слайд № 3)

Слайд №3 Распределение лётного ресурса по задачам.

Как уже было отмечено, влияние физико-географических особенностей ТВД обусловило и область применения вертолётов. Так, вертолёты типа Ми-8Т применялись в основном в равнинной и пустынной местности, с боевой нагрузкой, соответствующей высоким ТНВ. При этом двигатели ТВ2-117 были вынуждены регулировать на ТВГ до 925гр.С.

Вертолёты Ми-24 (всех модификаций), сконструированные для применения на европейских ТВД в основном для поражения бронированных целей с передней полусферы, «неуютно» чувствовали себя в тех условиях. Им явно не хватало запаса мощности в данных условиях. Поэтому были вынуждены применять или со стационарных аэродромов, или с посадками на площадки, с превышением не более 1500 м. над уровнем моря. При этом боевая нагрузка, как правило не превышала два блока УБ-32, две бомбы калибром до 100кг и БК к СПО. И если с такой нагрузкой экипажу удавалось набрать высоту более 3000м, то эта машина считалась очень сильной! Поэтому в ряде случаев, от применения Ми-24 в операциях приходилось отказываться. Пример: вторая фаза Панджшерской операции, когда необходимо было высаживать десант на площадках Эвим (Шахран) в июне 1982 г. По маршруту надо было преодолевать перевал высотой около 4500м, чего они сделать не могли.

Зато вертолёты Ми-8МТ, незадолго до указанных событий появившихся на вооружении ВВС, показали себя с самой лучшей стороны. Большая энерговооружённость машины, автономность, обусловленная наличием ВСУ, модифицированные балочные держатели, новая энергосистема, частичное бронирование, а затем и наличие БКО

(« Липа») позволило этой машине стать настоящим универсалом, выполняющим различные задачи, рабочей лошадью этой войны. Достаточно сказать, что в первый и второй период ведения боевых действий именно Ми-8МТ являлся основной ударной силой во время выполнения огневых задач, тогда, как на Ми-24 отводилась роль уничтожения средств ПВО противника и усиления ударной группы.

Вертолёты Ми-6 также сыграли значительную роль в обеспечение транспортных перевозок. Ими было перевезено около 14% грузов и л/состава. В основном применялись они с выполнением полётов на больших высотах и ночью.

На применение вертолётов также огромное влияние оказали способы и средства борьбы с ними ПВО противника. Не напрасно противник считал вертолёты основной опасностью для себя, поэтому уделял этому вопросу большое внимание.

Если в первом периоде применялись, в основном ПМВ, то уже во втором периоде, когда у противника появились ДШК и ЗГУ, как правило применялись большие высоты. А с 1984 года, с появлением у противника в массовом порядке ПЗРК применялись или ПМВ, или полёты на высотах, с таким превышением над местностью, которые исключали бы поражение данным средством. Совершенствовались также тактические приёмы преодоления ПВО и средства защиты. Так, если в начальный период от ПЗРК типа

«Стрела-2», «Ред ай», с нечастыми случаями боевого применения их, хватало отстрела АСО-2В, то позже на вертолётах стали устанавливать комплексы СОЭП-В1 («Липа»), а затем- ЭВУ (пример из Чечни). Но даже эти меря не всегда были эффективными для противодействия ПЗРК типа «Стингер-пост», с двухканальной ГСН. Приходилось перевозки выполнять, как правило, ночью, с обеспечением всех пассажиров парашютами.

Совершенствовалось также и наступательное вооружение вертолётов. Так, например, боевое применение НАР типа С-5 показало их низкую эффективность действия по живой силе противника и укреплениям. Появившиеся во второй половине афганской эпопеи С-8 устранили этот недостаток и существенно повысили боевой потенциал вертолётов.

Пулемёт ЯКБ-12,7 на вертолёте Ми-24 зарекомендовал себя капризным, ненадёжным, требующим тщательного и квалифицированного обслуживания, что не всегда было возможным в боевой обстановке, при нахождении экипажей, как мы говорили «на гастролях», т.е. действующих в отрыве от основной базы. Поэтому появление Ми-24П на арене афганской войны вооружённого пушкой ГШ-2-30 приветствовалось лётным составом. Эта пушка показала высокую эффективность по наземным целям, показатели надёжности и неприхотливости, а также высокую точность и разрушительную силу снарядов. Также высокую эффективность показало применение ПТУР «Штурм» с объёмно-детонирующей боевой частью. Как правило, одного попадания в цель типа пещеры, или отдельного строения хватало, чтобы поразить цель с вероятностью близкой к единице.

В Афганистане началось первое, экспериментальное применение ОНВ (ПНВ-57). Они к тому времени были ещё далеки от совершенства, но это дало опыт их применения и понимание направления развития этих устройств, которое потом привело к тому, что мы имеем сейчас.

В Афганистане боевое маневрирование вертолётов для атаки цели и достижения повышения вероятности выживания при противодействии противника также получило своё развитие, что привело к существенному расширению представления о манёвренных возможностей вертолётов, в том числе и Ми-8, Ми-6 и внесению соответствующих изменений в инструкции экипажа (РЛЭ).

По мере усиления противником противодействия и с наработкой опыта, совершенствовалась также тактика применения вертолётов на поле боя. Такие приёмы, как «Вертушка», «Клещи», «Звезда», «Завеса» и многие другие, прочно вошли в арсенал тактических приёмов вертолётчиков и используются до сих пор.

Общий налёт АА в ДРА составил 790 тыс. часов. Количество различных повреждений. Полученных вертолётами по годам приведено на слайде № 4

Слайд №4. Количество боевых повреждений по годам

двойной клик - редактировать изображение

При этом необходимо отметить высокую организацию работы службы ИАС по поддержанию в исправном состоянии авиационной группировки. В среднем исправность АТ составляла около 95%. При этом на местах вынужденной посадки восстанавливалось около 60 % АТ, 25% эвакуировалось на внешней подвеске, и 15%-уничтожалось на месте, ввиду невозможности восстановления.

Общие потери наших вертолетов в ДРА в представлены на сл.№5 и 6

двойной клик - редактировать изображение

Наибольшие потери пришлись на 1985 г. Это связано с массированным применением противником ПЗРК типа «Стингер». При этом средний налёт на одну безвозвратную потерю составил 2355 ч. В среднем ежемесячные потери составили 3 вертолёта.

Всего из-за огневого воздействия противника потеряно 76,7%, из-за ошибок лётного состава-16,3%, из-за отказов авиатехники-7%. На земле огнём противника уничтожено 6% вертолётов. В авиации ПВ потеряно 62 вертолёта, из них сбито-28.

Для сравнения.

Потери ВВС Афганистана в период с начала "Саурской революции" до падения режима Наджибуллы (т.е. с 1978 по 1992 год) согласно данных генерала Наби Азими, бывшего командующего гарнизона г.Кабул составили 617 ЛА (!) (прим. большие потери ВТС были вызваны сложностью снабжения окруженных гарнизонов. Так, в районе Хоста, за всё время блокады потеряно 7 Ан-26 и 44 Ан-32 по всем причинам):

Слайд №7. Потери ВВС ДРА

двойной клик - редактировать изображение

Всего мы потеряли в Афганистане 495 членов экипажей вертолётов…Звания Героя Советского Союза были удостоены 15 офицеров ( и один- в авиации погранвойск, Шагалеев).

Награждено орденами и медалями более 20 тысяч лётчиков АА.

По свидетельству руководства 40 А , ведение боевых действий нашими военнослужащими в Афганистане было бы невозможно без всестороннего авиационного обеспечения, и прежде всего- с применением вертолётов. Они выполнили более 2/3 всего объёма авиационных задач, зачастую связанных с большим риском.

Сложный рельеф местности, неблагоприятное сочетание природно-климатических факторов, постоянная опасность обстрела противником, как на земле так и в воздухе делало работу вертолётчиков очень тяжёлой, на пределе возможностей как человека, так и машины. Но когда над головой наших ребят стрекотали боевые машины, они были уверены в успехе! Зачастую попавшие в окружение бойцы связывали свои последние надежды с появление вертолётов. А сколько раненых остались в живых благодаря своевременной помощи, оказанной с применением вертолетов! Снабжение войск, занимавших боевые позиции в горах боеприпасами, продовольствием, водой было бы невозможным без вертолётов. А в горах всегда действовал закон: «кто забрался выше, тот и хозяин положения». И ещё один непреложный закон действовал для наших ребят в Афганистане: «Сам погибай, а товарища выручай!» Всегда попавшим в беду приходила помощь с небес. Любой ценой. Даже если это приводило к новым потерям среди экипажей. Но своих никогда не бросали!

Так действовала и будет и в дальнейшем действовать Армейская авиация! Не напрасно у лётного состава Армейской авиации есть лозунг: « Никто, нигде, никогда без нас!»

Выводы для современности.

1) Средства и способы вооружённой борьбы, в том числе авиации, зависят от особенностей физико-географических условий ТВД, противоборствующего противника и задач, стоящих перед войсками.

2) Решающим фактором достижения успеха являются соответствие уровня технической оснащённости частей условиям применения и поставленным задачам, всесторонняя готовность личного состава к их выполнению, и качество принимаемых решений на их применение.

3) Заблаговременная, целенаправленная всесторонняя подготовка личного состава позволяет избежать неоправданных потерь дорогостоящей авиатехники и гораздо более дорогостоящего лётного состава.

4) Необходимо сочетание достигнутого ранее опыта применения авиационных частей с поисков новых тактических приёмов применительно к данным, конкретным условиям ведения БД.

5) Нельзя недооценивать противника, лучше его переоценить.

6) Необходима мотивация и система морально-материального стимулирования действий личного состава применительно к виду вооружённого конфликта.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
15 февраля 2019 в 12:55

Инесса Землер: Чем вы объясняете, что эти 30 лет и в последнее время с обострением вопроса о правильности решения о выводе войск из Афганистана вызывает споры и дискуссии до сих пор?

Аркадий Дубнов, журналист, политолог: Дискуссии не было, потому что не было провокаторов этой дискуссии. То есть те, кто считал себя «униженными и оскорбленными» — я имею в виду какие-то военные, либо националисты или патриоты типа Проханова со своим «Деревом в центре Кабула», — которые героизировали эту несчастную войну, им не было места в публичном как бы дискурсе. Это было не их время.

Время их пришло даже не сразу с приходом Путина, а позже, когда нужно было создавать другой дискурс: возвращение России к статусу великой державы, возвращение России к тому, о чем говорил небезызвестный помощник Путина в своей небезызвестной статье на днях. Нужно было проявлять силу, демонстрировать величие, извините, похерить всё, что делается для просто человека и его жизни в семье, в быту, в здоровье, образовании и направлять все силы на поднятие статуса, величие, в том числе, и вождя.

Вот это началось в первую очередь после 2007 года, после Мюнхенской речи Владимира Владимировича Путина. И тогда началось время Проханова и его команды, так сказать. Тогда вспомнили, что вот мы недовоевали немножко, мы не дошли до того, чтобы в Индийском океане помыть сапоги.

Так что, я думаю, что исторически в той дискуссии, которая происходила все эти 10 с лишним лет, то, что несколько месяцев назад вышла идея пересмотреть оценки нашего вторжения, интервенции советской, конечно, в Афганистан. Напомню, 24 декабря 89-го года Съезд народных депутатов СССР признал решение о вводе войск заслуживающим морального и политического осуждения, — если я не ошибаюсь, такая формулировка была.

Так вот в прошлом году российские коммунисты в думе и генерал Шаманов, возглавляющий комитет по обороне, инициировали законопроект о пересмотре этих оценок. То есть эта война должна была быть признана вполне законной, соответствующей международным обязательствам Советского Союза и так далее.

15 февраля 2019 в 15:10

Фима, если Вы считаете законным нанесение Израилем "профилактических" ударов по территории соседней Сирии (без всякой просьбы со стороны ее властей!), то сомнение в законности аналогичной "профилактики" Советским Союзом в Афганистане - проявление двойной морали.

15 февраля 2019 в 15:38

Как участник(1980-1982 гг.), скажу , что ввод войск был мерой необходимой и вынужденной, а вывод был прямым предательством, направленным на разложение армии и уничтожение СССР. Остальное разговор долгий ...

15 февраля 2019 в 23:31

Уважаемый Виктор Хохлачев! Четвертый день на разных сайтах задаю вопрос: кто ветеран 40-й армии? Все "знатоки", но как спрашиваю, молчок. А комментарии на целый роман. Вот Хохлачев действительный вояка, так как молчун. Кто воевал, тот не любитель об этом говорить. Жму искренне Вашу руку!

1.0x