Авторский блог Сергей Угольников 15:29 10 апреля 2018

Гастрономическое Гегельянство

Автаркия больших пространств без административного участия
2

Так случилось, что лет 20 назад придумалась обычная неконвенциональная ересь. Собственно, конвенциональность слишком заботить не должна, мало ли какая нормативность навязана обществу из-за странных исторических причуд. Ведь и Маклюэн – до сих пор не является путеводной звездой философских изысканий, да и физиократы давно находятся на периферии становой дороги «экономической мысли». А в тот временной момент – как-то срослось гастрономическое альтергегельянство. Изобреталась примерно с теми же целями, с какими Гегель городил свои вещи в себе, но букв было меньше, всё можно объяснить на пальцах. И без лишнего звена диалектики, вход-выход, упал-отжался, поел – понятно что. При грамотной раскрутке - могло бы получиться смешно. «Развитие» и «инновации» в РФ могли бы обойтись без странного торможения на раскрутку тоталитарных леволиберальных наростов «хипстеров» и «урбанизма», которые, во времена ЕБНа, Лужкова, и сразу после их правления – выглядели простительно, а сейчас - находятся за пределами пошлости.

Наверное, есть вина в том, что не прилагались сколь-нибудь значительные усилия для продвижения теории, но и оправдывающие обстоятельства – тоже есть. Во-первых – лень. Во-вторых, «а толку»? Сколько раз не скажи, что Трамп победил из-за самой структуры Твиттера – правящее прогрессивное сословие всё равно заговор искать не перестанет. Оккам – он не всегда Оккам, а для кого надо Оккам. В-третьих, были неоправданные иллюзии, казалась незыблемой формула «что знают двое, то знает и свинья». В-четвёртых, все мы не очень любим Гегеля. Даже назло Попперу – не очень любить его получается, и такое унылое морализаторство плодить без особой необходимости – моветон. Ощущаешь себя участником собрания домовладельцев, осуждающих очернительский роман товарища Стейнбека. Стейнбек нам тоже не друг, но мировой дух ТСЖ – не тот уровень, к которому хочется стремиться. В-пятых, территориально-детерминированные теории (как опять же, казалось) – могли бы плодиться сами, без авторства. И конечно, в территориальной детерминации всегда слишком много вводных, а выводы писанины – слишком простые, всё это смахивает на убогий продактплесмент товаров-услуг.

Но за отчётный исторический период произошли некоторые изменения. Благодаря подвижническим усилиям Оксаны Тимофеевой мы недавно узнали, что Гегель больше не считается оплотом мракобесия среди просвещённой публики. Некоторые виды товаров всё-таки начали производить в РФ без внешней поддержки в остаточных объёмах, просто желательно хоть как-то им поспособствовать. Да и почему бы не рекламировать то, от чего с души не воротит. И если факторы, определяющие сознание, сами по себе - почему-то не сформулировались - то ладно, пусть будет у них номинальный автор. Слишком большую широту русского человека, как не грустно, действительно надо несколько ограничить. Выбор между карнавалом и порядком – перезрел. Алгоритмизация, при всей её греховной туповатости, помогает сохранить нервные клетки для более важных целей. Не нужна идея «долга» там, где достаточно шкурного «интереса». И, конечно, в стране появились мантры про импортозамещение с санкциями, пришедшие тогда, когда их не ждали. Народу, по большому счёту, наплевать, он как-то привык к тому, что «чем лучше Уолл-Стрит, тем хуже Мейн-Стрит», но актуальная паника среди коммерческих отделов больших корпораций – напоминает недавнюю, по историческим меркам, экономическую ситуацию.

Да, точно, двадцать лет прошло, девяносто восьмой год. Который был славен не только прекраснейшим дефолтом, но и борьбой за отмену таможенных пошлин на ввоз полиграфической продукции. Казалось бы, в этом вопросе всё было предельно просто. Ввозится оборудование, полиграфия печатается в РФ, создаются рабочие места не в Финляндии и Германии, а на территории распространения полиграфической продукции, у подведомственного населения появляется больше денег, на которые покупаются газеты и журналы, которые платят зарплату журналистам и редакторам. Зачем было против этого - протестовать акулам пера и шакалам ротационных машин, нести бред про «защиту свободы слова» (занятие, после 96-го года – совершенно несуразное)? Правильно – чтобы ещё меньше зависеть от потребителей распространяемой пропаганды.

Ведь в прессе, зависимой от читателя, к примеру, не имеет смысла печатать материалы о благодати мигрантов (мигранты не читают газет), необходимости разрушать «не вписавшуюся в рынок» промышленность, или рассказывать про то, что раздробление единой энергосистемы – загадочным, но безусловным, научным образом - понизит цены на электроэнергию. А вот СМИ, независимые от результатов хозяйственной деятельности – могут (и должны) любую подобную ахинею распространять. Не рефлексируя, на радость хозяина. Вход-выход, как сказано выше. И пусть информация сейчас распределяется в основном в электронном виде, но «руки помнят». СММ, перепечатка новостей, монтаж видеоконтента - перемещается туда, где зарплата ниже. В условиях победоносных революций на сопредельных территориях, монтажёры, находящиеся, например, в Виннице - монтируют те же ролики про прекрасное правление «Единой России», что и их коллеги в Москве, только в три раза дешевле. Ну, а что они монтируют в свободное от работы время – понятно после пожара в Кемерово.

И с этим ничего нельзя поделать, потому что углеводородное бытие – именно так определяет сознание. От перемены лиц, управляющих энергетическими потоками – никаких глобальных изменений в характере пропаганды - не произойдёт. Углеводороды – должны перемещаться за границу. И заграничные потребители сырья - должны производить больше товаров, чтобы это сырьё оплатить. Для большей конкурентоспособности импортируемого – промышленная и социальная инфраструктура страны-экспортёра углеводородов – должна разрушаться. Упал-отжался, поезд дальше не идёт. Тарифное (да и нетарифное) регулирование в этих условиях носит временный характер. После отгремевшего кризиса (войны) реинкарнируется условный Сорос с безусловными халдеями, и начинает с прежним задором бредить про толерантность и открытое общество.

Идеология «гражданского общества», в этих условиях – плохое противоядие. То есть, эта доктрина – всегда отрава. Даже не замечая её трёхходовой динамики, главное в ней – примат обмена над созиданием, что – не самая продуктивная мысль. Она не препятствует экономического навязывания валенок - неграм, и папуасских костюмов – жителям Заполярья. Такой «перенос бремени белых», при всей цветущей сложности – утомителен, можно надорваться в процессе, не имеющем рационального результата. Территориальные, национально-детерминированные технологические решения – выглядят несколько иначе.

Очевидный пример – это Япония. Одноразовость японских лаптей, снашиваемых ровно от тракта до тракта – превращается в принцип «равной прочности» и «одноразовости». Не только аутентичные Тамагочи, но и «общечеловеческие» автомобили – должны прослужить без глюков положенное количество времени, после чего - развалиться без остатка. Американцы долго пытались скопировать эту экономическую модель, но частично получилось только у Джобса (и, к слову, после появления Айфонов – японское экономическое чудо как-то резко потускнело).

Не хватает примера японцев – пусть будут швейцарцы. Оставив в стороне сыр, часы и политику нейтралитета – несложно заметить, что швейцарский армейский нож – результат именно сборки отдельных элементов, как и само швейцарское государство. И да, нож именно армейский, неограниченная конкуренция – зло. Кто ещё? Немцы? Ладно, пусть будут немцы. Конвейер, механицизм, миф о порядке, Протестантизм и мечты Энгельса о плановом хозяйстве – он всё оттуда же. Из культуры выращивания ячменя, откорма этим ячменём свиней, и изготовления пива, которое будет выпито на Октоберфесте. Не «размахнись плечо, раззудись рука», а вот именно так, рядами, засевая любую территорию. Потому что земли мало, и урожайность не французская. Приводит такая тщательность, конечно, и к отдельным эксцессам, но что уж тут поделать. Не надо было «гражданское общество» навязывать и англичанками гадить. Которые тоже – козни строят не из-за высоких моральных островных побуждений, а просто потому, что кушать очень хочется.

В РФ – тоже возможен набор технологий, которые, к сожалению, ограничивают полёт фантазии, и формируют какие-то «скрепы», но зато - без лишнего звена субъективных депутаток. И без матрёшек-балалаек, которые особой автохтонностью не отличаются. Для понимания горизонта возможностей - достаточно вспомнить «автаркию больших пространств», которая была вытеснена пропагандой «общечеловеческих ценностей» потому что подразумевала только опору на таможню. Таможня, может, и хорошо, но слишком зависима от политиков. А должна зависеть от территории. Дихотомия Север-Юг. Что развесисто колосится в северных болотах Россиюшки? Правильно, клюква. Что плещется на её же южных заливных лугах? Правильно, мёд. Поэтому достаточно даже этого гастрономического примера, сбраживания мёда и добавления в продукт брожения - клюквы.

Клюквы – потому что витаминов зимой не хватает, а мёд нужен – для сугрева. На экспорт продукт поставлять не надо, у них там и так слишком жарко, и витамины им – не нужны, зашлакованность организма у них возникнет, а тут – предъяви, не замай. И Кемьска Волость необходима не только для державного величия, а для клюквенной урожайности. Алкашей, желающих Кемьску Волость отдать – не грех и репрессировать задолго до занятия ими государственных постов. Сверхбогатых – нам не надо, они не продукты брожения мёда с клюквой любят пить, а, собаки, шампанское в Куршавелях лакать, от чего пчёлы медоносность снижают, и клюква не вызревает. С идеологической обслугой сверхбогатства – не надо вести дискуссий, можно просто обойтись без их светлых лиц. Борьба трудящихся за повышение зарплат – нужна, чтобы пили больше продуктов брожения мёда с клюквой, а не заморскую гадость разбодяженную. Мигранты – не нужны, они борьбе трудящихся за свои права мешают, и другие у них, несуразные гастрономические пристрастия. Внутренний туризм – давай, и побольше, внешний – ну извините, никто не обещал, что будет легко. Внешние территории вообще интересуют только с точки зрения подлётного времени. За экологию боремся? Да, конечно, всем миром, пчёлам это важно. За экологию с теми, кто Кемьску Волость готов отдать? Нет, пусть валят подальше, басурмане, из землицы нашей святоотеческой.

Самое важное, что товары, при производстве которых используется автаркия больших пространств уже есть, поисковик в помощь. Недавно, по непонятной траектории, краем уха слышал про фестиваль, где предлагалось соединение Океана и Тайги. Не знаю, о чём там шла речь, но если орехи в морской капусте – то все понимают, как надо действовать, при встрече с любителями рассуждать о принадлежности Южных Курил. Гастрономией, конечно, дело не ограничивается. Из всех видов тканей для нас важнейшими являются льно-хлопковые. Но и в тех случаях, когда используются материалы, отличные от льно-хлопковых – автаркия всё равно нужна. Это, если кто не понял - было про необходимость вразумления до икоты любителей разнообразия учебников и ненавистников школьной формы.

К сожалению, в процессе производства и потребления территориально-детерминированных товаров - всё очень просто. Вру, конечно, помимо таких простых решений - есть и более сложные. Но сейчас про них писать лениво, да и лонгриды, в эпоху ВЕБ.2.0 – нечитаемы. Достаточно и того, что есть. Авось поможет хоть кому-то в трудах праведных.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
10 апреля 2018 в 15:48

Натуральное хозяйство может быть успешным лишь на тех пространствах, которые принадлежат производителю. Просторы РФ уже не наши просторы. А без окошек в мир обойтись сложно. Я, например, на праздник уважаю лососинку холодного копчения с тонким кружком ананаса. И что? В Меланезию теперь? Или в Краснодаре устроим ананасовые плантации?

10 апреля 2018 в 21:44

Ересь автаркии больших пространств - это то, что противостоит ереси частной собственности. Земля принадлежит пчелопасам и клюквопашцам. А со злокозненным гортанобесием - всё сложно. Но у пчёл на болотах выбора немного. Либо переходить на лимоны, которые растут на подоконнике святоотеческом, либо, если мочи нет, подай зловредный ананас - то да. Надо собирать чемодан в один конец. Такая вот кручинушка.

1.0x