Сообщество «Изборский клуб» 00:19 23 декабря 2021

Этажи русской идеологии

чтобы сложносоставное целое не распалось, нужны центростремительные векторы, иначе говоря — экономические и духовные скрепы
13

Краткая история вопроса

В середине 40‑х годов XIX века вышла в свет работа К. Маркса и Ф. Энгельса "Немецкая идеология". Поначалу двухтомный труд не вызвал интереса у издателей. Дело в том, что авторы, отталкиваясь от учений Г.В. Ф. Гегеля, Л. Фейербаха и младогегельянцев (Б. Бауэра и М. Штирнера) продемонстрировали склонность к плоско-материалистическому пониманию общественной жизни. Главный лозунг фундаторов марксистского мышления можно сформулировать при помощи нехитрого и ставшего широко распространённым слогана «Бытие определяет сознание». Это были жёстко сформулированные слова, которые звучали чересчур спорно и схематично и поэтому вызвали массированную критику со стороны философов идеалистического направления.

Последующий ход истории показал, что производительные силы (базис) и духовная система существования социума (надстройка) скорее находятся во взаимодействующих, коррелирующих отношениях, влияют друг на друга определяющим образом. И вибрация, непрерывно происходящая между ними, прежде всего, происходит на уровне выработки или выбора наиболее оптимальной идеологии.

Идеологию можно понимать как важнейшую сферу человеческих представлений о жизни общества. Они непрерывно видоизменяются в соответствии с условиями существования этносов и формулируются устами наиболее пассионарных, интеллектуально оснащённых личностей, способных концептуально обозначить прошлое, настоящее и будущее сложившихся в обществе идей, взглядов и принципов. Всё это в полной мере можно наблюдать на отечественной почве.

Эта данность нагляднее всего предстаёт на других этажах духовности. К началу 90‑х годов ХХ столетия стало ясно, что официальная советская идеология не способна ответить на вызовы времени. В силу своей косности она не может энергично перестраиваться и обновляться, становясь колоссом на глиняных ногах, которого нетрудно спихнуть с авансцены и отодвинуть на периферию общественного сознания.

На смену ей в результате энергичных усилий радикально настроенной части постсоветского общества была вынесена, условно говоря, демократическая и либеральная идеологическая модель. Всё происходило с молниеносной решительностью. Людям «длинных идей» требовалось время для осмысления происходящих процессов. А «реформаторы» действовали куда оперативнее консерваторов, предлагая скороспелые, часто непродуманные и заимствованные у Запада модели, которые на определённом этапе для неподготовленной публики могли выглядеть вполне привлекательно. Это был своего рода идеологический популизм: свобода личности, рыночные отношения, внеблоковый статус, отсутствие цензуры, плюрализм и т.д. Приманки оказались на виду и засверкали как яркая обёртка.

Но что скрывалось под этой ярмарочной шелухой? В то время как государство предпринимало беспомощные попытки найти нечто вразумительное и в итоге отказалось от какой‑либо идеологии, новый правящий класс незаметно, но настойчиво внедрял новомодные идеологемы. На какое‑то время почти аксиомами стали такие девизы самореализации, как: «Если ты умный, то почему бедный?», «Лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным» и «Куй железо пока Горбачёв». Словом — «Обогащайся!»

Разумеется, и тогда находились люди, предвидевшие пагубность укоренения такого рода эгоистической морали. Понятно, что их высказывания требовали эффективной нейтрализации. Для этого потребовались яркие и всем понятные аргументы.

В разгар перестройки на экраны вышел телефильм Владимира Бортко "Собачье сердце", который приобрёл неслыханную популярность. Персонажи повести М. Булгакова и их высказывания пошли в народ, чему немало способствовала социальная и экономическая напряжённость. А когда в стране состоялись политические кризисы августа 1991 и октября 1993 годов, либерально-демократические политики, СМИ и их адепты взяли на вооружение злобный ярлык для пригвождения своих идеологических оппонентов к позорному столбу — «Дети Шарикова»[1]. Данное обидное прозвище звучало с трибун Госдумы, со страниц прессы, из теле- и радиоприёмников. Казалось, от этого не отмыться.

Пришлось тогда взять слово для ответа. Суть в том, что в начале 90‑х настало время жёсткого диктата со стороны новых «хозяев жизни». Сторонники плюрализма на дух не переносили иной точки зрения, так как были генетическими преемниками «комиссаров в пыльных шлемах». (Не зря сборник их программных выступлений так и назывался — «Иного не дано».) Они действовали по законам революционной/контрреволюционной необходимости и гнобили всех и вся.

Свою статью против этой тенденции пришлось назвать «Дети Швондера» (хотя в фильме Роман Карцев несколько смягчил этот образ, придал ему некоторую человечность). Несмотря на то что публикация состоялась в скромной газете с малым тиражом, она не осталась незамеченной — свою солидарность выразили люди разных кругов. Затем внимание было обращено на выдуманный демократами «птичий» язык, благодаря чему они сразу распознавали друг друга по системе «свой — чужой». Это было отмечено в небольшой заметке "Идейно крепкий речекряк" ("День", №38, 1992).

А что сегодня?

Этот небольшой экскурс в прошлое нужен был для того, чтобы убедиться: ситуация в наши дни изменилась не сильно, по крайней мере, не кардинально. Если пройтись по страницам нынешней либеральной прессы, прислушаться к голосам заединщиков, звучащих в эфире телевизионных ток-шоу, легко увидеть: от своих целей и тогдашней риторики они отказываться не намерены. Практически все монологи и реплики фигурантов дискуссий с либеральной трибуны созвучны спорам тридцатилетней давности. Ничего здорового и позитивного не было и нет — ни в нашей истории, ни в её культуре, ни в её настоящем. А потому — нечего копаться под сенью родных осин: свет истины, прогресса и благополучия может пролиться только с Запада, благодушного и душеспасительного. Убеждать их в противоположном — дело бесполезное и бесперспективное. Формулировать позитивные, открытые лозунги — значит, подвергнуть себя оголтелым и беспринципным нападкам. Что же делать?

Всё‑таки, хотя бы вкратце, изложу своё видение проблемы.

Нередко раздаются голоса, ратующие за то, что главной национальной идеей для России должен стать патриотизм. Что тут сказать? Патриотизм — как бы ни огрызался на него Булат Окуджава — начало высокое, сокровенное, таинственное. Но это — слишком широкий взгляд, особенно для такой Родины, как наша. «Россия не вмещается в шляпу!..» — говаривал генерал-майор Чарнота из булгаковского "Бега".

Но чувство патриотизма свойственно каждому уважающему себя народу, любому состоявшемуся государству, всякому нормальному человеку. Патриотизм — неотъемлемая часть полноценной, а не ущербной личности, так же, как любовь к своей матери, к роду, к отеческим гробам. Это, как говорят, не обсуждается, так как относится к области аксиоматики. Но в данном случае мы имеем дело с феноменом совсем иного рода.

Российский патриотизм — явление высокого порядка. И тут на первое место выступает такое геополитическое обстоятельство, как историческая многонациональность нашей державы. Русское государство из седой древности представало как союз племён, включавший в себя славянские, многосоставные народности, тюркские, половецкие, скифские, уральские, угро-финские, балтские, полабские, восточно-германские, романские и иные элементы единой супернации. Единство ингредиентов этого полиэтнического образования не раз подтверждали военные и иные масштабные катаклизмы. Солдаты разного происхождения, менталитета и вероисповедания, оказавшись в одном окопе, как правило, не чувствовали разобщённости и действовали в единой сплотке, в едином порыве. Почему и с завидным постоянством отбивали нападения, наголову разбивая захватчиков со всех сторон света. Достаточно вспомнить всем известные события Великой Отечественной войны, чья история достаточно изучена и описана в литературе, как в научной, так и художественной.

Но и события современности свидетельствуют о том же. Большой войны, благодаря судьбе, сейчас нет. Но, как утверждают серьёзные аналитики, и в мирное время противостояние между Россией и внешним миром никуда не делось. Одним из проявлений такого антагонизма в обычной жизни является спорт. И тут мы обнаруживаем множество красноречивых примеров нерушимого многонационального единства.

Устроители недавно состоявшихся в Японии Олимпийских игр предприняли всё для того, чтобы разрушить, разобщить российское сообщество. Им казалось, что, лишив страну флага, гимна, герба и прочих государственных знаков отличия, они получат горстку или даже толпу ничем не связанных, обиженных и озлобленных на своё государство людей — не помнящих о своём гражданстве, о своей родовой принадлежности суперменов. Но они жестоко просчитались: как всегда, наши недоброжелатели не учли извечной особенности русского, российского характера.

Выступая на ринге, помосте и других ристалищах, наши атлеты не только не забывали о своей национальной принадлежности — они всегда помнили о Большой Родине, которая подготовила их, собрала в дорогу и потом с честью встретила как победителей и призёров. И дело даже не в выплате солидных премиальных сумм: кто взирал на лица стоящих на пьедестале почёта триумфаторов и их тренеров, не мог не обратить внимания, каким огнём горели их глаза, с каким воодушевлением они слушали звуки духоподъёмной музыки Чайковского. Вот уж действительно: эту песню не задушишь, не убьёшь, как писал советский поэт Лев Иванович Ошанин.

Русские, татары, осетины, дагестанцы, ингуши, чеченцы, кабардино-балкарцы, представители других народов принимали свои заслуженные награды с чувством, что их победами восхищаются не только жители родного города, посёлка, села, аула, кишлака, но и вся многомиллионная семья народов. На мой взгляд, эти спортивные достижения сплотили Российскую Федерацию не меньше, чем официальные торжества и мероприятия. Многие миллионы почувствовали свою причастность не просто к победоносной спортивной команде, а к могучей Державе и, если угодно, Империи!

А главное — между собой, в интервью, на пресс-конференциях, в беседах с членами других делегаций все они изъяснялись с помощью русского языка как реальной, а не номинальной формой международной коммуникации.

Нет сомнений в том, что наши идеологи должны на все сто процентов использовать этот мощный рычаг, всячески культивировать максимальную этническую пестроту нашего населения. Бережное сохранение культур, обычаев, национального своеобразия наций и народностей, сплотившихся вокруг русского центра, должны быть прописаны на законодательном уровне. Особо тонкую работу необходимо вести с националистическими движениями — в той форме, как национализм понимал великий русский философ Иван Александрович Ильин. Надо сделать так, чтобы их деятельность не вела к сепаратизму, а укрепляла дружбу между народами. Нужно приложить все усилия, чтобы молодые люди в республиках мусульманской ориентации смотрели не в сторону запрещённых в РФ структур "Талибана" и ИГИЛ[2], а стремились к российским святыням. Все общегосударственные празднования и другие мероприятия стоит проводить с учётом национальной специфики.

Когда видишь на экране кадры из европейских стран, где молодёжь охотно красуется в национальных костюмах, невольно рождается чувство зависти: неужели наши юноши и девушки из другого теста? Конечно же нет. Нужно просто сделать так, чтобы отечественные костюмы, танцы, песни, культурные традиции стали привлекательными для наших юных сограждан, оказались, говоря их языком, в тренде. Особый спрос и госзаказ в этом деле следует обратить к домам моды, дизайнерам одежды, визажистам. Сумело же этого добиться руководство Приднестровской Молдавской республики, где мне доводилось присутствовать на таких мероприятиях, когда «буйство» русских, украинских, молдавских, гагаузских, болгарских и других нарядов с лихвой затмевало радужные флажки маргинальных сообществ.

«Всяк сущий в ней язык…»

В своё время Вадим Валерьянович Кожинов с тревогой и нескрываемым удивлением писал, что ХХ век неожиданно для многих оказался веком национализма, причём появились такие виды национализма, о которых раньше и не слыхивали. Эта тенденция очень опасна, так как в многонациональном государстве создаёт центробежные силы, которые уже разодрали в мелкие клочья не одно территориальное образование. Пример, который у нас прямо перед глазами, — трагическая судьба Советского Союза, взорванного как снаружи, так и изнутри. Разумеется, такая возможность полураспада существовала и для России, что охотно предрекали пессимисты от геополитики. Однако этого не произошло. Почему? Попробуем разобраться.

Элементарная логика подсказывает: для того чтобы сложносоставное целое не распалось, нужны центростремительные векторы, иначе говоря — экономические и духовные скрепы. Слово это в обиходе записных русофобов приобрело резко негативное звучание. В их ограниченном понимании скрепа — вымышленная, фантомная субстанция, фикция, изобретённая патриотами для достижения своекорыстных целей. На самом деле ничего этого нет, а есть только один сплошной материализм, расчёт, выгода. Согласиться с такой точкой зрения невозможно.

То, что огромную страну связывают прочные внутренние стяжки общего хозяйства, исторического прошлого, властных структур, военных и специальных служб, понятно. Но не меньшей цементирующей силой был и остаётся великий русский язык. Как бы ни стремились редуцировать его значение на международной арене, он и сегодня играет роль надёжнейшего средства межнационального общения. И не только в странах бывшего СССР, СНГ, но и далеко за их пределами. Сегодня по числу зарубежных диаспор наша страна занимает одно из первых мест в мире. А потому при выработке новейшей российской идеологии особо важное место следует отвести дальнейшему распространению, изучению и развитию великого и могучего.

Надо признать, сегодня наша родная речь испытывает мощный прессинг со стороны западной цивилизации. Телевидение, интернет, всеобщая глобализация, развитие электронных технологий — давят на русский язык как гнёт на квашеную капусту. Что ни день слышишь новые словечки и термины-англицизмы. Латинские символы настырно лезут в кириллические тексты, взламывая их, как заветную шкатулку с драгоценностями.

Беда состоит и в том, что в последние полвека русский язык очень медленно обновляется и пополняется словами, образованными от славянских корней. Почему это происходит? Ведь наша интеллектуальная и литературная общественность всегда славилась своей креативностью (вот опять иноземное словечко!). Со времён адмирала Шишкова и Карамзина, от опыта Лескова до словесных экспериментов Маяковского, Хлебникова и других футуристов наши люди никогда не лезли в карман за подручным неологизмом. Сегодня эта кладовая почти не пополняется. Ясно, что переломить данную тенденцию будет не просто. Понадобятся кропотливые и настойчивые усилия лингвистических центров: академических и учебных институтов, университетов и школ.

Но где язык, там и литература. От мастеров слова во многом зависит здоровье и крепость нашего языка. В последние десятилетия у нас практически вывелись писатели со своим собственным оригинальным стилем. Вы заметили, как усох и истончился теперь жанр литературной пародии? А всё потому, что пародировать стало некого, особенно в области прозы. В стихах пародист ещё имеет шанс выловить пару-тройку курьёзных строк и оттоптаться на стилистических огрехах. А где нынче прозаики с ярко выраженной манерой, как это было, скажем, в 20–30‑е годы прошлого столетия: Шолохов, Булгаков, Зощенко, Платонов, Олеша? Попробуйте перепутать одного автора с другим! А что сегодня? Большинство романов, повестей и рассказов написано как под одну гребёнку. Кроме затейливой северной прозы Владимира Личутина ничего и в голову не приходит. Не станешь ведь пародировать Виктора Пелевина или Владимира Сорокина — их сочинения порой выглядят как пародия на самих себя.

Масла в огонь подливают и модераторы литературных премий: из года в год в закрытые списки попадают одни и те же кандидаты, а через несколько лет имена авторов-лауреатов забываются и тускнеют. А ведь зачастую именно государство направляет деньги на поощрение литераторов и других деятелей культуры. И оно могло бы внимательнее контролировать эту часть литературного процесса.

Наука и образование

Наш современник оказался в состоянии человека, который знает, что ничего не знает. Выяснилось, что у нас нет достоверных сведений о строении Космоса, Солнца, Солнечной системы, её планет и спутников. Нынешняя астрономия всё чаще беспомощно разводит руками; на её фоне даже астрология и другие так называемые паранауки выглядят убедительнее, приковывая к себе взгляды всё новых адептов. Мы ничего не знаем о происхождении жизни и человека, смутно догадываемся о строении земного шара, океанология честно признаётся, что не в курсе того, что происходит в 9/10 глубин мирового океана. И так далее.

Понятно, что это общечеловеческая проблема, но её надо как‑то решать. Вместо того чтобы предлагать комплексные решения научных вопросов, учёные высыпают на нас кучу разрозненных сведений, фактов и концепций, которые не дают сколько‑нибудь стройной картины бытия. При этом научные деятели и координаторы крепко держатся за, мягко говоря, никем не доказанные учения: теорию относительности, теорию эволюции, взгляды на строение атомного ядра… Подавляющее число учёных придерживаются строго материалистических взглядов, которые для них незыблемы. Креационная наука по‑прежнему остаётся в полном загоне. Многие учёные в упор не видят точку зрения религиозных мыслителей, душа для них — антинаучное понятие. Вот интересно — гегельянский Абсолютный Дух с точки зрения философии — научен, а русская душа — нет.

Тот же В. Кожинов приводит слова английской писательницы Вирджинии Вулф: «Именно душа — одно из главных действующих лиц русской литературы… Она остаётся основным предметом внимания. Может быть, именно от этого англичанина и требуется такое большое усилие… Душа чужда ему… Даже антипатична… Она бесформенна… Она смутна, расплывчата, возбуждена, неспособна, кажется, подчиниться контролю логики или дисциплине поэзии…»[3]. В этом действительно кардинальное различие в менталитете России и Запада. Но вот что поразительно: русская религиозная философия спокойно и квалифицированно оперировала термином «душа», а наши современные мыслители стыдливо отворачиваются от него.

Сегодня мы практически не видим учёных такого масштаба и широты взглядов, как В. Вернадский, А. Чижевский, П. Флоренский. Одной из последних по времени личностей этого типа был нобелевский лауреат Жорес Алфёров, который в эфире без особого напряжения раз за разом щёлкал по носу телеведущего В. Познера. Кстати, именно Алфёров поделился успехами в выстраивании цепочки: «школа — вуз — научная лаборатория», которая представляется оптимальным способом организации учебного процесса.

О сфере науки следует сказать особо. Одним из критериев эффективной работы учёного-преподавателя считается наличие и количество публикаций. И вроде бы — не подкопаешься. Но тут немало подводных камней. Публикация публикации рознь и ценится по‑разному. С ВАКовскими рецензируемыми изданиями всё понятно, но хорошо известно, что многие из них печатают статьи на платной основе, а значит, качество текста не играет решающей роли. Ещё один парадокс: полосная публикация в "Литературной газете" (тираж свыше 100 тыс. экземпляров) не идёт в зачёт, а статейка в каком‑нибудь малоизвестном вестнике (500 копий) — учитывается как научное достижение.

Отдельно рассматриваются и ценятся публикации в зарубежных журналах. Но разве не понятно, что в нынешних условиях, когда Россию давят санкциями по всем направлениям, наши авторы там — не самые званые гости. Хорошо, если ты занимаешься изучением творчества О. Мандельштама, Б. Пастернака или И. Бродского — твои изыскания, очевидно, придутся ко двору. А если пишешь о Н. Рубцове, Н. Тряпкине или Ю. Кузнецове или других поэтах патриотического направления, к твоей работе отнесутся в лучшем случае — с прохладцей. Такая вот у них идеология.

Системные сбои

И наконец, о самом главном, трудном и грустном. Нынешним идеологам нужно сконцентрировать усилия на преодолении своеобразного порочного круга, дурной тенденции, то и дело проявляющейся на всех этажах нашего государственного и общественного устройства. Исходя из собственного опыта и отзывов знакомых, друзей, наблюдателей и аналитиков можно судить, что наша система функционирует таким образом, что на передовые позиции и руководящие посты у нас нередко выдвигаются не самые лучшие кандидатуры.

Деловой человек, инициативный работник, перспективный дублёр, согласно национальной традиции, подразумевающей скромность и деликатность поведения, зачастую находится в тени, не лезет вперёд, не работает локтями. В результате на освободившуюся должность выдвигаются более пробивные, нахрапистые, услужливые люди без моральных ограничений и комплексов. Вакансии заполняются не лучшими, а более удобными кадрами, такими, для которых такого «антинаучного» понятия, как совесть, просто не существует.

Могут возразить: карьеризм был всегда и везде, это общий закон жизни, и ничего уж тут не попишешь. Конечно, витальные, шустрые и нахальные люди имеют больше шансов выйти в люди, занять более высокое место в иерархии. Но эта практика приводит к тому, что мы часто наблюдаем такое явление, как человек не на своём месте. Пробившись в начальники, такие натуры, увы, обнаруживают не самые лучшие нравственные качества, от чего страдают общее дело, движение вперёд, моральный климат в коллективе. Именно это имел в виду «наше всё» Пушкин: «Беда стране, где раб и льстец одни приближены к престолу, а небом избранный певец молчит, потупив очи долу…»

Как решить эту грандиозную задачу, сказать трудно. Но начинать давно пора, вернее сказать, — это требовалось ещё вчера. Но лучше поздно, чем никогда. В многотысячелетнем Китае, выдвигаясь на руководящую должность, будущий чиновник должен был преодолеть строгий экзамен. Вероятно, эту систему следует опробовать и у нас. Но подобное испытание не должно напоминать уравниловку типа ЕГЭ, а включать в себя не только проверку профессиональных, деловых качеств, но и мониторинг психологических акцентов личности, общего кругозора, умения грамотно писать и говорить. Если все эти требования будут удовлетворены, претенденту можно доверять ответственный пост, причём — на конкурентной основе. Решить эту задачу можно только сообща.

Примечания:

1 Кстати, сегодня на Украине провластные журналисты используют этот образ для дискредитации своих противников.

2 Запрещенная в РФ организации

3 Цит. по: Писатели Англии о литературе. XIX–XX вв. М.: 1981. С. 285.

Комментарии Написать свой комментарий
23 декабря 2021 в 02:18

Национальная идея сегодня – это, прежде всего, идея освоения факта отмены золотопаритетности денег в 1976 г. http://zavtra.ru/blogs/natcional_naya_ideya_segodnya_eto_prezhde_vsego_ideya_osvoeniya_fakta_otmeni_zolotoparitetnosti_deneg_v_1976_g_

Человечество имеет свой алгоритм развития. И национальная идея развития того или иного государства должна заключаться, прежде всего, в следовании этому алгоритму. Иначе, раньше или позже, государство, свернувшее с человеческого пути развития, перестает существовать, а население государства попадает в крайне тяжелую ситуацию, вплоть до того что ставится на грань или за грань выживания.
У человечества имеется единственная научная методология следования алгоритму развития человечества, созданная Карлом Марксом, развернутая другими классиками марксизма-ленинизма, больше всего, И. В. Сталиным, показывающая, что человечество развивается сменой формаций, которые, в свою очередь, сменяются сменой способов производства. И. В. Сталин говорил, что каков способ производства, такова и формация, таковы идеи и теории, политические взгляды и учреждения в формации, в обществе. А способ производства в рабовладельческой и феодальной формациях менялся благодаря изобретениям, резко повышающим производительность труда. Так, феодальный способ производства возник после изобретения ветряной и водяной мельниц, капиталистический способ производства появился после изобретения ткацкого станка и паровой машины. И национальная идея и соответствующий ей патриотизм должны были тогда заключаться, преимущественно, в освоении то ветряной и водяной мельниц, то ткацкого станка и паровой машины. Иначе, народы и страны деградировали и даже гибли. Или вывозились, как луддиты, в Австралию.
В СССР мы ждали появления коммунистического способа производства, чтобы перейти к построению коммунизма, и имели так называемый социалистический способ производства, который не был, сам по себе, отдельным способом производства, а был искусственно созданной смесью продуктообмена и товарно-денежных отношений, имели способ производства, который, по производительности труда, был близок к капиталистическому способу производства, но не имел эксплуататорской составляющей.
Сегодня многие, оправдывая свою собственную никчемную жизнь, пытаются опорочить ту национальную советскую идею перехода к коммунизму и соответствующий ей советский патриотизм, заявляя, что ничего такого якобы не было, а если и было, то в том, что было, не было якобы никаких прекрасных порывов. Конечно же, построение общества без эксплуататоров и ожидание входа в коммунизм были мощнейшей национальной идеей и вызывали мощнейший патриотический подъем в советском народе, для которого не было преград ни в море, ни на суше.
Я и сам тогда был таким патриотом, бегавшим на верную смерть за Родину. И был тогда благодарен и сегодня остаюсь благодарным многим юристам и экономистам, не составлявшим мне там конкуренции. И без них там было не протолкнуться. И я и сегодня не понимаю и не принимаю, что можно жить иначе.
Но теперь понимаю, что не только там, где я бегал на смерть за Родину, надо было спасать Родину.
В 1976 г. произошла отмена золотого паритета денег. Не изобретения в технике, как было раньше и как ожидалось многими, в том числе и В. И. Лениным, а усовершенствование денег отменило предыдущую капиталистическую формацию и вывело на авансцену развития человечества новый, потенциально коммунистический, окончательный для человечества способ производства, в котором сняты все объективные ограничения для роста производительности труда и производства товаров, в котором все ограничения роста производительности труда сводятся к организационным ограничениям и могут быть сняты, при должной организации использования этого нового способа производства.
Основной характеристикой этого способа производства является неограниченно возрастающий поток выпускаемых товаров, идущий рядом с соответствующе неограниченно возрастающим потоком выпускаемых денег. Освоение отмены золотого паритета денег и многих ее последствий, в первую очередь, организацией использования этого нового способа производства в интересах народа, должно стать основой и национальной идеи и соответствующего патриотизма. Очевиден и первый шаг по использованию этого способа производства в интересах народа - полное, открытое и законное (бюджетное) направление выпускаемых денег (прибыли, прибавочной стоимости) в распоряжение народа, чтобы к народу пошел и поток выпускаемых товаров.
Но этот шаг так и не был сделан. Орда экономистов, несмотря на то, что основной официальной целью их деятельности была и остается прибыльность экономики, поставила экономику СССР в бесприбыльное состояние. Потому что эта их деятельность не связывала экономику СССР с прибылью, с выпускаемыми деньгами, и, тем самым, создала условия для разрушения СССР. Например, последний министр труда СССР д. э. н. В. Ф. Паульман заявил, в публичной полемике со мной, что он понятия не имел и не имеет о словосочетании «выпускаемые деньги». Теперь эта орда экономистов держит в бесприбыльном состоянии экономику России, не заботясь, чтобы прибыль (выпускаемые деньги) проходила в экономику России, что ставит уже Россию на грань разрушения. Ведь прибыль, это превышение денег, имеемых в конце периода, над деньгами, которые имелись в начале периода. Отсюда, прибыль в экономике России составляют выпущенные деньги, прошедшие в экономику страны. Но в экономику России, на предприятия и к населению России, выпускаемые деньги не проходят, экономика России, из-за того что в нее не проходят выпускаемые деньги (прибыль), искусственно сделана бесприбыльной, обреченной на гибель. Что, например, привело к ликвидации с 1991 г. в России порядка 80 тысяч крупнейших заводов и фабрик, что, в свою очередь, привело к ликвидации массы трудового народа, лишившегося средств к существованию. Государство или предприниматели организуют производства, люди обучаются и идут на них работать, часто, по 25 часов в сутки, но, в условиях бесприбыльной экономики, любое предприятие, любой формы собственности, каким бы инновационным или импортозамещающим оно ни было, как бы бесплатно оно ни кредитовалось, рано или поздно обрекается на банкротство, а трудящиеся обрекаются на потерю работы, на потерю заработка, часто, на потерю жизни.
И в этой бесприбыльной экономике сегодня бродят, отдельными разрозненными группами, коммунисты и призывают народ к борьбе с капиталистами, даже не задаваясь вопросом: какие капиталисты могут быть в бесприбыльной экономике? Кроме того, коммунисты, вместо того чтобы направлять к народу поток выпускаемых денег, чтобы, тем самым, направить в распоряжение народа поток выпускаемых товаров, в том числе и средства производства, часто призывают трудящихся брать в свои руки предприятия. Поэтому народ, только что державший в своих руках предприятия и погибавший, вместе с гибелью своих предприятий, шарахается от таких коммунистов, как от чумы. Люди нутром чуют, что бесполезно брать предприятия в свои руки, но пока еще не понимают, что невозможно ни частнику, ни коллективу, ни акционерам, ни государству удержать предприятия от банкротства в бесприбыльной экономике, когда у владельца предприятий нет доступа к прибыли, к выпускаемым деньгам. Удивительно, что сегодняшние организованные коммунисты, постоянно на словах пекущиеся о народе, не занимаются прохождением к народу народных выпускаемых денег, заработка народа, оценки уже не золота, а только труда народного.
Не меньшая, чем орда экономистов, орда юристов, в том числе и два юриста, стоящие официально (формально) сегодня во главе России, сделала нас всех преступниками, поддерживая систему, в которой мы, все граждане России, пользуемся преступно выпущенными деньгами.
Эти юристы допускают, что в России происходит самое крупное ограбление в истории человечества, ограбление нас, населения России, на все деньги. Ведь все деньги проходят стадию выпуска. И все выпускаемые деньги в России, которые теперь выпускаются не на золото, а на общий труд населения страны, не проходят к нам, к населению страны, как это должно быть по закону и совести, а присваиваются ворьем, фглонистами, частными банкирами, незаконно выпускающими себе деньги. Крупнее ограбления быть уже не может.
Понятно, что это необыкновенное ограбление является основой коррупционности, бандитизма, терроризма. Понятно, что лишение человека права на его же выпускаемые деньги, это лишение человека права на его же заработок, это лишение человека права на достойную жизнь, часто, права человека и на саму жизнь.
Не меньшая, чем орды экономистов и юристов, сегодня свирепствует и орда политиков, издеваясь над нашим народом, над нами. Все наши политические деятели, идя на выборы, всегда обещают повысить нам зарплаты, пенсии, пособия, стипендии, но пока всегда обманывают нас, потому что никогда не связывают повышение наших доходов с эмиссионностью. Зарплаты, пенсии, пособия, стипендии у всех нас могут увеличиться только тогда, когда будут неинфляционно выпущены деньги и эти неинфляционно выпущенные деньги законно (бюджетно) пройдут в наши зарплаты, пенсии, пособия, стипендии. Честный человек, не имея доступа к эмиссионности денег, к своим же выпускаемым деньгам, лишен доступа к еде, одежде, квартире, машине, образованию, здравоохранению, правоохранению, культуре, спорту, к работе, в том числе и к предпринимательству, к творчеству и т. п., лишен доступа к своему развитию. Человек, в современных условиях, без денег не может нормально ни родиться, ни вырасти, ни оставить потомство, ни помереть. Статьи Конституции РФ, которые гарантируют гражданам России права и свободы, например, право на жилище, остаются просто декларацией прав и свобод. Потому что человек не может их реализовать, из-за отсутствия у него значительной части его заработка, нарабатываемых им современных незолотопаритетных выпускаемых денег, например, не имеет денег на покупку квартиры или оплаты коммунальных услуг.
То есть честный человек у нас, будучи лишенным доступа к современным незолотопаритетным выпускаемым деньгам, лишен, фактически, доступа к жизни. И народ чувствует, что его здесь постоянно обманывают, как либералы, фглонисты, коммунисты, так и В. В. Путин, но уличить обманщиков пока не может, потому что и у народа пока отсутствует понимание, что сегодня основа развития народа связана с освоением отмены золотопаритетности денег, с появлением новых незолотопаритетных выпускаемых денег.
Теперь патриоты России, для спасения России ее народа, должны стать политиками, экономистами и юристами, чтобы сделать граждан России честными людьми, чтобы сделать экономику России прибыльной, наладив выпуск денег только государством и полный, открытый и законный (бюджетный) запуск выпускаемых денег.
Надо сказать, что среди юристов уже появились герои, совершающие героические подвиги для спасения России, например, известный аналитик Т. В. Волкова, публично заявившая, что капитализм погиб и мы живем в посткапиталистической фазе. Появились герои и в среде экономистов, например, д. э. н. В. Ю. Катасонов, обличающий фальшивомонетческий выпуск денег в России.
Мне часто говорят: «У нас есть национальный лидер В. В. Путин. Поддерживай его, если ты патриот России». Да, сегодня десятки миллионов граждан России готовы, если не умереть за В. В. Путина, то лишить жизни его противников. Страшно подумать, во что обходилось сбережение жизни М. Ходорковского от гнева народного, когда он был в России. Но, тем не менее, я, как патриот России, не могу быть сторонником марионетки ворья, фглонистов, разрушающих Россию. У фглонистов, деятелей, занимающихся выпуском себе денег в России, этих воровских денег неизмеримо больше, чем у государства. Если все мы, в том числе и В. В. Путин, живем постоянно в жалких бюджетных 19 триллионах рублей, то фглонисты и в этом году незаконно выпустят и присвоят себе порядка 100 триллионов рублей. Понятно, кто в России хозяева. Мы не очень их видим за В. В. Путиным, но это точно такие, какие уже официально пришли к власти в Украине. И они в любой момент могут, отодвинув В. В. Путина, и официально взять власть в России.
Но если В. В. Путин, при нашей всенародной поддержке, добьется выпуска денег в России только государством и направления выпускаемых денег в бюджет РФ, как этого требуют законы России, в том числе и Конституция РФ, то тогда начнет осуществляться и реальная современная национальная идея, по использованию современного (коммунистического!) способа производства в интересах народа России, и появится возможность для возникновения реального героического патриотизма, как готовности патриотов России отдать свою жизнь за Россию, идущую по человеческому пути развития, идущую в коммунизм.
И тогда я первый поклонюсь В. В. Путину в ножки.

23 декабря 2021 в 17:56

«Вот интересно — гегельянский Абсолютный Дух с точки зрения философии — научен, а русская душа — нет".
Сегодняшний «непрактичный» иррационализм души русского человека завтра может обернуться самым практичным рационализмом, если только вера его в Высшее Начало ПЕРЕСТАНЕТ БЫТЬ АБСУРДНОЙ И НЕЛЕПОЙ (вроде нынешнего «христианства», и др.), а примет форму НАУЧНО-ФИЛОСОФСКОГО ДУХОКОСМИЗМА и приведет его к ПОЗНАНИЮ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ЗАКОНОВ ЖИЗНИ КОСМОСА.
Народно-патриотическому Союзу необходимо СФОРМИРОВАТЬ СПЕЦИАЛЬНУЮ КОМИССИЮ по духовно-философским вопросам, включив в нее независимых и компетентных экспертов (но толко не православных попов!), чтобы эта комиссия внимательно изучила т.ск.«дело Рерихов» и ОБЪЕКТИВНО сопоставила церковные «христианские» догматы с философскими положениями Живой Этики - ПОДЛИННОГО ХРИСТИАНСТВА, очищенного от вековых поповских подтасовок и ложных толкований, а также углубленного и расширенного до уровня научно-философского духокосмизма. И если хватит ума понять эту разницу (которая как земля и Небо), то и ПОДЛИННЫЙ И ЕСТЕСТВЕННЫЙ СИНТЕЗ РЕЛИГИИ И КОММУНИЗМА БУДЕТ НАЙДЕН, а с религиозными призывами «к смирению, покорности, обещающую рай в загробной жизни за терпение бесправия, унижение и нищеты в реальной жизни» будет раз и навсегда покончено.

23 декабря 2021 в 22:58

" Решить эту задачу можно только сообща." Как раз этого " сообща" власть и не допустит.

27 декабря 2021 в 02:53

Ну, надо всего лишь найти это "сообща" в общих выпускаемых деньгах.

1.0x