Сообщество «Экономика» 19:16 2 июля 2022

Энергетическое «окно» для Запада закрывается

нынешний глобальный энергетический кризис является производной от кризиса глобальной финансовой системы

Что представляет собой нынешний энергетический кризис? Если посмотреть на счетчик текущего энергетического баланса, то окажется, что первая четверка стран-потребителей энергии с начала 2022 года забирает в нём больше половины общего объема, причем на КНР приходится 25%, на США — 15,2%, на Индию — 6,37%, а на Россию — около 5,5%. А следующая шестерка (Япония, Бразилия, Канада, Германия, Южная Корея и Франция) — ещё 14,2%, то есть на первую десятку приходится около двух третей потребляемой в мире энергии. Остальные 185 государств вместе довольствуются всего лишь одной третьей частью потребляемой энергии.

Также стоит заметить, что мировой баланс энергопотребления более чем наполовину покрывается газом и углем (соответственно, 27,11% и 26,8%), еще 23% — нефтью, 4,5% — атомной энергетикой. На все «зеленые», возобновляемые источники энергии (ВИЭ) в настоящее время приходится меньше 19%. Это почти вдвое больше по сравнению с 2011 годом, когда доля ВИЭ составляла 9,1%. Основной рост произошел за счет развития ветровой и солнечной энергетики. Но во-первых, это происходило путем их специального субсидирования, во-вторых, при нынешних технологиях потенциал такого роста практически исчерпан, а в-третьих, качественного изменения энергобаланса за прошедшее десятилетие не произошло. Существенно, с 33% до 23%, снизилась только доля нефти, чуть меньше, с 30,3% до 26,8%, — доля угля. АЭС остались примерно на прежнем уровне — 4,5% вместо 4,9%, зато выросла доля газа — с 23,7% до 27,11%.

Может показаться странным, но производство первичной энергии не является более равномерным, чем ее потребление. Из 14 млрд тонн условного топлива (Тое), полученного в 2020 году, 68,4% приходилось на первую десятку стран-производителей: Китай, США, РФ, Саудовскую Аравию, Индию, Канаду, Австралию, Индонезию, Иран и Бразилию. При этом первая четверка давала около половины (6,94 млрд Тое) мировой энергии.

Из ТОР-10 стран-потребителей только Россия, США и Канада энергопрофицитны. Остальным приходится значительную часть необходимой им энергии в той или иной форме импортировать. Для Китая эта часть в 2020 году составляла 632 млн Тое, для Японии — 336 млн Тое, для Индии — 318 млн Тое, для Южной Кореи — 216 млн Тое и для Германии — 179 млн Тое. Россия выступает крупнейшим в мире нетто-экспортером энергоресурсов — в эквиваленте 671 млн Тое. Следующая — Саудовская Аравия, 390 млн Тое. И в целом рынок стран-экспортеров (продавцов) энергоресурсов в большей степени дисперсен, чем рынок стран-импортеров (покупателей).

Следовательно, способность комплексно (военными, финансовыми и прочими средствами) контролировать глобальные поставки энергоносителей является необходимым условием мирового лидерства для любого субъекта международной политики. И вот эта функция, с момента создания «нефтедоллара» и подчинения ему других фиатных валют коллективного Запада, то есть в течение почти полувека, бывшая прерогативой США, ими сейчас уже в критической степени утрачена. По причине того, что своим лидерством и своей властью они, можно сказать, злоупотребляли. В результате Соединенные Штаты из «глобального лидера» превратились в «глобального паразита», уже к 2008 году потеряв реальное экономическое, а к настоящему времени — и реальное военно-технологическое превосходство. Компенсировать эти потери за счёт дальнейшего усиления финансово-информационного террора больше не удаётся.

Проявлением чего стало взрывное удорожание энергоносителей во второй половине 2021 года, за которым вроде бы обязательное в рамках господствующей экономической теории увеличения их физического производства и предложения… не последовало. Проблема здесь была не в картельном сговоре ОПЕК+ по нефти (нефть как раз дорожала не слишком сильно по сравнению с углем и газом), и не в истощении физических запасов сырья, а в том, что даже эти повышенные цены не компенсировали совокупные затраты производителей вследствие кратного увеличения денежной массы доллара и других фиатных валют в период 2008-2021 годов. Финансовая система стала похожа на стрелку компаса, под который положен постоянно растущий эмиссионный «магнит» — нужного направления «на север» она уже не показывает.

Замораживание и возможная конфискация золотовалютных резервов РФ, попытка введения «предельных цен» на закупку российской нефти, политика администрации Байдена, в июне текущего года приведшая к обвалу акций американских энергетических компаний, переход России к торговле своим газом за рубли и «свежая» национализация проекта "Сахалин-2" — самые наглядные примеры того, что нынешний глобальный энергетический кризис является производной от кризиса глобальной финансовой системы, от кризиса «империи доллара».

Поэтому без «переучёта активов» в новой системе финансовых координат этот кризис не прекратится, а будет только нарастать. И если судить по недавним саммитам ЕС, G7 и НАТО, США вместе со своими союзниками пока отчаянно сопротивляются подобной трансформации — видимо, рассчитывая любой ценой навязать свою волю остальному миру. Хватит ли у «альянса демократий» сил и ресурсов добиться этого результата до того, как «окно возможностей» перед ними закроется — в том числе и руками России?

Публикация: Федеральное Агентство Новостей

Cообщество
«Экономика»
13
Cообщество
«Экономика»
7
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x