Авторский блог Тимур Зульфикаров 15:48 6 декабря 2023

Экологические сказки Ходжи Насреддина

Ходжа Насреддин сказал…

…Милые друзья!..

Когда я вижу, как по беззащитным лесам… полям… горам

Крадётся охотник с ружьём,

Мне хочется крикнуть:

… Вот идёт убийца!..

Убийца Матери - Природы!..

А тот кто убивает Мать – Природу и её обитателей,

Тот убивает себя и всё Человечество…

Бог создал вначале Природу,

А потом – Человека, чтобы он охранял… оберегал Её…

А человек убивает свою Мать…

Когда охотники убьют всех зверей… птиц… рыб…

Они будут убивать друг друга на голой Земле…

И уже убивают…

И создатели всех машин… компьютеров…

Искусственных разумов – это тоже охотники,

Которые убивают Природу и Человечество…

Я посвящаю эти притчи тем охотникам,

Которые побросали на Землю свои ружья и адские машины.

СНЕЖНЫЙ БАРС… ИРБИС… КОЗОПАС…

…Старый матёрый охотник Абдулла Дарий Кир

Осенней лунной ночью

Побрёл в древние Фанские горы охотиться на кабанов…

Много кабанов и волков расплодилось

В Смутные Времена…

В Век Золотого тельца…

Сам Абдулла Дарий Кир, как мусульманин,

Не ел кабанье мясо…

Но продавал его людям других вер…

Долго шёл охотник по сребролунным горам…

А ведь охота с ружьём - не охота, а убийство…

Охота - это когда Ты один наедине со зверем…

С ножом… с камнем… или с голыми руками…

А нынешние охоты – это убийство беззащитных зверей…

Особенно преступны…

Бесчеловечны охоты богачей – браконьеров ради забавы,

А не ради еды, как у бедняков…

Знал ли… чуял ли это бедняк Абдулла Дарий Ксеркс…

Знает это только Всевышний…

Полноликая… среброликая луна плыла …

Далеко проливала свой свет в горах…

Абдулла Дарий Кир знал,

Что чуткие быстроногие кабаны зорко… остро видят…

И не подпустят его на выстрел…

И тут он увидел на вершине горы Кухи Сароб

Огромную ветвистую орешину и решил залезть с ружьём на дерево…

Спрятаться в его ветвях и оттуда стрелять в кабанов…

Но когда он взглянул на орешину

Своим орлиным хищным оком,

То вздрогнул, увидев в ветвях огромную кошку

С текучими абрикосово – золотистыми глазами…

Уйхххья…

А это был снежный барс… ирбис… козопас…

Который давно уже исчез с Фанских гор

И перебрался в Красную книгу вымирающих зверей…

Айххьяяяя…

И вот вдруг явился…живой…

Пришёл из Афганистана… Ирана…

Индии что ли?...

Кочующий… хищный… гибкодивный зверь…

Ойхххх…

И вот он глядит на Абдуллу Дария Кира…

Готовится к смертельному прыжку что ли…

Слюна алчная летит… капает из его разверстой пасти…

Тогда опытный стрелок Абдула Дарий Кир,

Который мог попасть в глаз орла

Поднял ружьё и прицелился…

…У меня семь дочерей…

Убью барса…

Продам его драгоценную шкуру…

Устрою богатую свадьбу – туй

Для моей дочери красавицы Гульпери Тадж Махал…

Миг!..

И пуля полетит… вонзится… вопьётся в глаз барса…

И насмерть расплещет его жизнь…

Айхьяяя…

Но тут… вдруг…

Барс когтистой лапой срывает с ветви

Спелый орех и метко бросает его охотнику…

Осень была поздняя… зрелоспелая…

Орехи, сбросив изумрудную кожуру,

Золотились… серебрились… качались от ветра…

Множество орехов…

Абдулла Дарий Кир опустил ружьё и налету поймал орех…

Потом барс сбросил охотнику ещё несколько переспелых плодов…

И Абдулла цепко поймал их…

О, Аллах!

О, Всевидящий…

О, Всещедрый…

О, прости меня…

Но чем я могу ответить этому доброму зверю…

Мне нечем ответить…

Только любовью…

Только…

А свадьба моей любимой дочери

Гульпери Тадж Махал подождёт…

ЗОЛОТИСТО ОГНЕННАЯ САГИТИЛЛО И СМОЛЯНОЙ ГУРГИПАМИР

…В ноябре… в горах и долинах начинаются собачьи свадьбы…

Собачьи любовные игрища…

И вот в Фанских лазоревых,

Уже посеребрённых первым снегом горах,

Носятся… кочуют пенные, словно бешеные,

Стаи собак…

И днём… и ночью остро лают… хрипят…рычат…

И вот одна огненно золотистая Сангитилло,

Бесконечно лая, несётся на высокую гору…

А за ней - огромные волкодавы прыгают… скалятся..

Яро грызут друг друга…

Сталкивают соперников в пропасть…

Визжат… погибают в пропастях…

И навсегда отстают…

И вот огненная Сангитилло

Одна взбирается на самую высокую средь гор скалу Ач – Кулла…

Ночь…

Полная… жёлтая, как хивинская поздняя дыня, луна плывёт…

Скала высокая…

Луна рядом…

И вот Сангитилло воет на луну…

Долго… долго…

И вой её далёким сиротливым эхом бродит… мечется по ночным горам,

Порождая камнепады и заглушая водопады…

Уоооойййёёёёууууу...

И чудится, что и с луны кто – то одиноко горько лает… воет…

Захлёбывается… всхлипывает…

По - собачьи жалуется…

Может, лунная одинокая собака отзывается…

Перекликается на всю ночную Вселенную с земной сестрой…

Да…

Долгая эта звёздная перекличка

Двух одиноких…

И тут на скале Ач Кулла

Появляется громадный… смоляной, как чёрный ворон,

Волк Гургипамир с роящимися белыми,

Как альпийские снега, глазами…

Это редкий зверь…

Царь Памира…

Самый большой волк в мире…

Красная книга говорит,

Что таких чёрных особей уже не осталось на Земле…

Но вот один живой явился…

Как он добрался до Фанских гор

С далёких… вечноснежных вершин Памира… Крыши Мира…

Иль услыхал… учуял допотопный зов…

Неутолённый древний любовный запах огненно золотой Сангитилло...

За тысячи вёрст…

О, Творец!

И кому Ты ещё даёшь Такой Зов…

Да…

А любой, даже самый слабый волк, разорвёт…

Победит любую, даже самую сильную собаку…

Ибо собака кусает, а волк режет жертву…

Углубляя… расширяя смертельную рану…

Но этот великий смоляной Волк – боец не для охоты пришёл…

А для любви…

И он не тронул Огненно Золотистую,

А только лизнул её в нос…

А это - поцелуй волка…

Он пожалел её…

Он смертно полюбил её…

А она вначале от страха хотела броситься со скалы Ач - Кулла

В бездонную пропасть,

Но потом учуяла,

Что он рванётся … бросится вслед за ней,

Как верный пёс…

И она покорилась ему…

На вершине скалы Ач - Кулла…

И их видела только Луна…

А Творец,

С Необъятных Небес,

Любовался и Луной…

И ими…

Потом они сошли со скалы и пошли в кишлак…

Увидев огромного смоляного белоглазого зверя,

Хозяин Сангитилло охотник Берды Чингисхан

Схватил ружьё и прицелился в страшного гостя…

…Убью волка…

Продам шкуру…

У меня семь сыновей...

Сыграю старшему Мардону Батыю свадьбу…

Айхьяяя…

Но тут Сангитилло встала между хозяином и волком

И загородила Гургипамира от пули…

И потрясённый Берды Чингисхан вдруг всё понял и опустил ружьё…

Айхххх…

Тогда Сагитилло и Гургипамир

Навсегда покинули кишлак

И ушли в горы…

На волю!..

На бесконечную… бескрайнюю… бездонную

Сладчайшую волю…

Да!..

А Любовь – это и есть Вселенская Божественная Воля…

О, мои братья и сёстры…

О, охотники всех стран и народов!..

Если встретите этих Двух,

Не троньте их…

У них Любовь…

А Любовь выше собаки и волка…

Любовь даже выше человеков…

Она выше Жизни и Смерти…

АНГЕЛ НАВРУЗА

У садовника Мехрубона Бахрамгура было десять детей…

Он читал древнекитайские трактаты о любви

И знал, когда творить мальчиков, а когда девочек…

Да…

Тут древние знания побеждали слепую… дурную.. неуправляемую страсть…

И потому у Мехрубона Бахрамгура было поровну -

Пять мальчиков и пять девочек…

О, Всевышний…

Десять вечноалчущих ротиков,

Готовых съесть всё вокруг -

Даже Саму Вседышащюю Беззащитную Природу…

И десять пар глаз

Неотступно глядели на бедного садовника,

Который плакал даже , когда зимой горцы вырубали деревья,

Чтобы согреться в холодных… глиняных кибитках…

А тут родные ротики и глаза,

Которые вечно хотят есть…

О, Вездесущий…

Кому нужен плачущий садовник

В эпоху порубленных лесов и садов…

И вечноголодных чад…

А тут ещё приближался Навруз –

Древний зороастрийский Праздник Весны…

И недорубленные… неубитые деревья

Стояли в медовом кружевном пчелином цветенье,

Как невесты в летучих алмазных одеяниях…

Но что мог бедняк Мехрубон Бахрамгур

Поставить на праздничный стол для детей и гостей?..

Какие яства и подарки?..

…О, Всевышний !

Помоги мне!..

Тогда Мехрубон Бахрамгур взял ружьё и пошёл в родные… талые,

Ползущие от многоводья Фанские лазоревые горы…

И хотя он всех любил и жалел

В этом жестоком мире и рыдал над всяким порубленным кустом…

Деревом… и даже покошенной травой…

Но десять алчущих ротиков и двадцать печальных глаз

С надеждой глядели на него

И он старался забыть о своей многолюбящей душе,

Как о подрубленном древе…

О, Всеведущий…

Долго брёл …тонул… полз… скитался Мехрубон Бахрамгур

По текучим козьим опасным тропам

Над дымными бездонными пропастями…

И, наконец , добрался до альпийских нетронутых снегов…

И тут…

И тут едва не рухнул в близкую пропасть

И замер потрясённый…

Виденье что- ли…

От усталости …от хмельных ветров весны…

От туманов, клубящихся на вершинах гор и на дне пропастей…

Айххх…

Там стояло на снегу миндальное цветущее

Жемчужное розоволепестковое древо,

Одно сред бесконечных снегов…

Миндаль всегда цветёт средь снегов…

Этот первовестник Весны…

Айххх…

А на вершине древа,

Распахнув огромные синенебесные крыла с золотыми каймами,

Сияла царственная венценосная Птица

И тёмно изумрудными блаженными буддийскими очами

Взирала на Мехрубона Бахрамгура…

Это была редкостная птица дрофа… дудак…

Такие птицы давно уже исчезли в Фанских горах…

И мало кто знал о них…

Это на них , по всему сладострастному Востоку,

Охотятся богатые нефтяные олигархи…

Говорят, что от их сладчайшего мяса

Вскипает в старых мужах остылая хищная кровь

И они вновь яро царят… тешатся в своих уснувших гаремах…

Но мудрецы, ученики Авиценны, говорят,

Что это древняя ложь…

На самом деле у этих божественных птиц редчайшие тончайшие нежнейшие перья…

И когда ты гладишь этими перьями больного человека

Иль потухшего гаремного мужа

Больной исцеляется,

А потухший - возгорается…

А птица сама роняет… сбрасывает эти целительные перья…

И не надо убивать её…

И этот Секрет…

Эту Тайну знали ещё древнекитайские императоры…

Но унесли с собой в могилы и мавзолеи…

Да…

Много Великих Тайн ушло с фараонами…

Царями… императорами… шахиншахами...

Да…

Много пастухов ушло в век баранов…

Много волков пришло…

Да…

Но Мехрубон Бахрамгур опять вспомнил о голодных чадах своих

Поднял ружьё… прицелился в птицу…

И долго стоял с поднятым ружьём…

Птица была совсем рядом…

Не улетала…

Но почуяла близкую смерть..

И только закрыла тёмно изумрудные…

Текучие, как вешние ручьи, глаза…

Иль она ещё верила, что человек – её друг…

И эта покорность поразила охотника…

И он забыл про своих чад и бросил ружьё на землю…

Навсегда…

Повернулся и быстро пошёл с талой горы…

Без ружья ему было легко …

Ааааайххххх…

А уже сумерки… туманы вечерние

Опасно плыли… густели окрест…

Долго… долго, но радостно… радостно

Брёл по родным Фанским горам Мехрубон Бахрамгур…

В родной свой кишлак Йезд Зардушт…

В свой самодельный каменный домик с травяным двориком – хавли,

Обнесённым старым глиняным сыпучим дувалом…

Ойххх…

Уже Плеяды… Алмазы… Хрустали… Бриллианты

Высыпали над горами…

И полная луна плыла …

Полнолунье…

Сребролунье…

Полноночье…

Роднодомье…

Полносонье…

Айхьяяя….

О, Всемилостивый…

Мехрубон Бахрамгур проснулся рано…

Ещё все спали в кишлаке…

Даже петухи ещё не проснулись…

Он вышел в хавли – дворик…

Ещё туман не ушёл…

Туманно было… зябко… знобко…

Но так сладка Утренняя Молитва…

Аллаху Акбар…

Аллах велик, как океан…

А человек, как капля, мал…

Ааааааа….

Но что там…

Кто там движется… колышется…

Живёт на дряхлом сыпучем дувале…

О, Всевышний!..

Только Ты всё зришь и знаешь…

А там - та самая Царственная… Венценосная Птица

С синенебесными крылами и золотистыми каймами…

И тёмно изумрудными очами…

Айхьяяя…

И Мехрубон узнал её…

А она узнала его..

Потом из - за горы пришло Солнце …

И стало светло… далеко… вольно в кишлаке

Как в Необъятной Просыпающейся Вселенной…

О, Хозяин Всех Миров…

И Ты даруешь нам Эту Алмазную Вечную Вселенную…

А мы, слепцы, бесконечно глядим в мёртвый компьютер…

Помилуй нас…

И вдруг чей –то детский голосок радостно закричал на весь кишлак…

…Эй, люди, просыпайтесь!..

Пришёл Навруз!..

Великий Праздник Весны!..

Глядите!..

На дувал Мехрубона Бахрамгура прилетел Ангел Навруза!..

Он прилетел с Небес!..

Он прилетел со Звёзд!..

От самого Зардушта… Зороастра…

Ангел!.. Ангел!.. Ангел!..

И весёлая улыбчивая толпа

празднично одетых детишек… мужей… жён… стариков

Окружила бедный каменный дом Мехрубона Бахрамгура …

И расписную , как персидские ковры, Чудодейственную Птицу…

И гости принесли множество яств и подарков…

И кричали:

- Ангел Навруза!..

Ангел Навруза!..

Не улетай!...

Оставайся с нами навсегда…

Да…

А счастливые дети и многие мужи и жёны не знали,

Что это дрофа…

Что это земная птица, а не Небесный Ангел…

Да…

Но пусть подольше не знают…

Да…

А, может, это и был Ангел…

Да мы – слепцы XXI века не узнали Его….

С того дня Мехрубона Бахрамгура называли святым…

А он и был святым,

Потому что рыдал над всяким порубленным деревом…

И навсегда расстался с охотничьим ружьём…

О, братья и сёстры!..

Как было бы блаженно,

Если б все мы были такими святыми…

1.0x