Духовный фронт империи
Авторский блог Михаил Кильдяшов 00:00 25 июля 2012

Духовный фронт империи

<p><img src="/media/uploads/30/chelovek_zvezdy_thumbnail.jpg" /></p><p>В противостоянии Садовникова и Маерса — живой лозы и мёртвого камня — неминуема Победа Света над Тьмой, потому что "Россия — дом Богородицы", Россию сам Христос причащает, в ней живёт "раса благодатных людей"</p>
0

"Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел со Отцем Моим на престоле Его".

Откровение Иоанна Богослова, 3:21

Если, согласно расхожему утверждению, вся мировая история — это история войн, то история России — это история ратного духовного подвига. Вопреки всем законам военной стратегии мы одерживали Победы, не пускаясь в гонку вооружения, а исповедуя религию русского Чуда, когда орудия наши заряжались не только боевыми расчётами, но и учителями и поэтами, учёными и молитвенниками. Оттого и противник России — это не интервент в камуфляже, с автоматом наперевес, а Враг, который пишется с заглавной буквы, в чьём бы обличии он ни являлся: Мамая или Наполеона, Гитлера или Дудаева, ведь "Дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей", русских людей — страдальцев и заступников за весь мир. Этому и посвящён новый роман Александра Проханова "Человек Звезды".

"Новая космология учит, что наша Вселенная соседствует с двумя другими, отделяет их друг от друга. Вселенная Света и Вселенная Тьмы. Каждая основана на различных видах энергии, которые, соприкасаясь, производят взрыв, способный уничтожить мироздание". Полем брани Тьмы и Света становится уральский город П., в котором сосредоточились корневые основы русского Бытия: "Город П. несомненно обладал какой-то тайной, быть может, связанной с колдунами и шаманами, или инопланетными существами, или иной призрачностью, заставлявшей думать, что это поселение вместе с церквями, заводами, памятниками в один прекрасный день снимется с места и улетит в светящиеся летние небеса". Кажется, он вобрал в себя мощь всех городов русских, стрелой времени пролетел через все четыре Империи в нашей истории. Он был и стоянкой древних кочевых племён, и стольным градом, где собиралось ополчение, и городом-героем, сдержавшим натиск врага и отдавшим "всё для фронта, все для Победы", и мифологическим Китежем, вдруг восставшим со дна озера Светлояр.

Нарушив многовековой "покой" (именно такое название носит в церковно-славянской азбуке буква "п"), в город П. прибывает некто Виктор Арнольдович Маерс, который, подобно гоголевскому Чичикову, скупает мёртвые души и, как булгаковский Воланд, собирает свиту из местных политиков, олигархов, прокуроров и сановников, заключивших сделку с Дьяволом. С триумфом "победителя" ("Виктор") таинственный незнакомец расставляет по городу мелких бесов — красных роботов, сводящих горожан с ума, заставляющих их накладывать на себя руки; как зоркий и хищный "орёл" ("Арнольдович"), он пытается растерзать раненое, но живое, дышащее тело богоносного города; как искусный и коварный "каменщик" ("Маерс"), он стремится подточить краеугольный камень, расколоть фундамент русского Дома.

Посланнику Дьявола противостоит учёный Антон Тимофеевич Садовников, претерпевший на афганской войне "за други своя", после чего у него открылся дар исцеления души и тела. Он обрёл нерасторжимую связь с природой, научился аккумулировать силу духа, черпая её из молитв, стихов, картин, научных идей и истории. Возделывая сад русского мира, Садовников для предстоящей битвы собирает батальон праведников из учёных, колокольного мастера, языческого шамана, директора детского дома, психиатра-еврея с душой, болящей за Россию, школьника — потомка артиллериста, нанесшего решающий удар по Рейхстагу, настоятеля одной из местных церквей. Светоносный батальон ведёт к Победе Никола Чудотворец, деревянную статую которого воскресил Садовников. "Кормчий корабля Христова", заступник оклеветанных и борец с еретиками, святой с глазами мудреца и младенца, "воин, вооружённый мечом и священной книгой", стоящий "на страже божественных заповедей" и отражающий смерть, — только он сумеет уничтожить легион красных роботов.

Но адская когорта, добыв из чёрных дыр Бытия квант Тьмы, стала генератором смерти, катализатором энтропии, запустила в русском мире программу самоуничтожения, подготовила удары по русской гомосфере, ноосфере и пневматосфере.

ГОМОСФЕРА: БИТВА ЗА ДУШУ

Если западная цивилизация, признавая человека "мерой всех вещей", подразумевает, прежде всего, тело, то для нас главное мерило — душа, стремление всё "безличное вочеловечить" — это не экзистенциальная анархия, а одушевление всего сущего, когда время не распадается на прошлое, настоящее и будущее, а течёт непрерывной рекой. Когда человеческое общежитие не укладывается в ячеечные рамки семьи, а разрастается в философию рода — и ты можешь оказаться за одним праздничным столом с Пушкиным и Гагариным, можешь каждое утро получать благословение Серафима Саровского — в этом и есть соборность, коллективизм, "философия общего дела". Поэтому "у Европы есть история, а у России — житие", и в противостоянии Лени Рифеншталь и летописца Нестора Победа всегда будет за нами. Наши истоки чисты, корни глубоки, наше начало в "Слове о Законе и Благодати", напрямую связывающем нас со Священным Писанием, отчего наше искусство неизменно будет ситным хлебом, утоляющим глад, а не эстетической пустышкой.

С этим-то и не может смириться когорта Маерса. "Дьявол опасен тем, что он всегда не то, за что себя выдаёт". Адский посланник явился в город П. искусствоведом с грандиозным проектом перформанса по уничтожению русской души: "Город превратится в феерию огней, аттракционов, цирковых представлений, волшебных спектаклей, где средствами музыки и танцев будет развернута картина человечества с его пороками, страстями и великими устремлениями". Дьявольское искусство работает на уровне животных инстинктов, на уровне "пупка и паха", где красота "невозможна без боли, без насилия, без истязания себя и других"; где вместо живительного глотка воды предлагают содержимое канализационной трубы, подсовывают жупел: "Есть мастера, которые из прутьев ивы могут построить Эйфелеву башню, а из натуральных помидоров — пирамиду Хеопса"; где ради шоу, карнавала готовы разобрать на сувениры Берлинскую, Китайскую и Кремлёвскую стены.

Современное западное искусство насквозь галлюциногенно, пропагандирует "философию наркотической свободы". Так, "Молитва в Гефсиманском саду" превращается в "Сад земных наслаждений", а коринский "Реквием. Русь уходящая" — в мунковский "Крик". Но русскому искусству не нужны допинги, его пульсирующую суть представил в поэтической формуле Николай Глазков:

Была страна богата иль нища,

Но Новгород Великий или Вологда,

Каменьев философских не ища, 

Всё золотое делали из золота.

Русская душа кружится в постоянном танце: "всё в мире танцует. Небо танцует. Звезды танцуют. Солнце танцует. Вода в океанах танцует. Вся Вселенная трепещет, звучит, исполняет волшебный танец"; поёт псалмы, фольклорные песни и романсы на стихи Пушкина; чтит и народные лубки, и иконы Андрея Рублёва. Потому в битве за гомосферу нам даруется Победа!

НООСФЕРА: БИТВА ЗА МЫСЛЬ

Ноосфера стала не просто новым слоем планеты, соединяющим её с Вселенной посредством человеческой мысли, а явила прорыв в следующую эру, в иное темпоральное измерение, преобразующее археологическое и историческое время в метафизическое. Здесь смещается грань между живым, неживым и бессмертным: "Ноосфера звучала, струилась, выплёскивала протуберанцы, казалась золотистым заревом, трепетала разноцветными вспышками. Таила зрелища исчезнувших городов, лики умерших мудрецов и героев, сгоревшие в пожарах картины и рукописи". Здесь помысел и слово преобразуются в дело. Здесь мысль Циолковского запускает Гагарина в Космос. 

Человек из микрокосма перерастает в макрокосм, всё в нём, и он во всём, как это происходит с Садовниковым: "Сквозь тёплый, нагретый солнцем слой он чувствовал глубинное излучение земли, таинственную музыку недр, звучание минералов и руд. Эта музыка проникала в его кровь, отзывалась в каждой клетке, в каждой кровяной частице, и он, погружённый в эти колебания и волны, чувствовал себя частью земли, был создан из её вещества и плоти.  

Его мозг, его сердце ловили жар глубинного пламени, летучие вспышки, летящие из земного ядра. Эта огненная стихия рождала в нём незримое свечение. Он переставал сознавать границы своей личности, и начинал чувствовать вращенье земли, её полёт в мироздании". В ноосфере сталкиваются проект "Цепенящий ужас" Тьмы и теория "Идеальной организации" Света. Согласно проекту, "восстают люди, исполненные гнева и ненависти. А люди, исполненные горя и отчаяния, не восстают, лежат ничком, и по их спинам можно ходить и ездить". Потому цель тёмных сил — задавить бунтарский потенциал народа войнами, катаклизмами, катастрофами и терактами, загнать его в тесную темницу страха, превратить общество в огромную психиатрическую лечебницу, где любой социальный удар будет сублимироваться в сознании каждого человека.

Теория "идеальной организации" противостоит социальной энтропии, при которой люди разбегаются, как атомы Вселенной, живут по принципу социального дарвинизма — "спасайся, кто может и как может". "Идеальной организацией является та, в основу которой положена заповедь: "Возлюби ближнего, как самого себя". И одновременно — "Возлюби Отца Бога твоего". Вот поэтому, в основу социальной инженерии положено Священное писание". Отказ от собственного "я" ради ближнего и соборного целого стал основой монашеских обителей, десантных батальонов, научных сообществ и "цехов поэтов" — "Человек отдаёт коллективу все свои силы и дарования, и при этом эти силы и дарования постоянно умножаются".

Это единство стало залогом вечной русской Победы, в институте по изучению которой работал Садовников: "Энергии, таившиеся в глубинах русской истории, проснулись и двинулись на помощь окровавленным советским дивизиям, поселились в душах атакующих пехотинцев, в истерзанных телах пленных подпольщиков, в сердцах малолеток, вставших к токарным станкам. Божественные энергии Света, благодать неба излились на русский народ, приносящий в кровавых боях христову жертву, не пускающий Тьму пролиться в земную историю, заслоняющий своими пробитыми сердцами гибнущее человечество".

Каждая русская Победа подобна вселенскому взрыву, мощь которого распространяется на все последующие поколения, становится его щитом и духовным иммунитетом. В час новой битвы силы всех предшествующих Побед сливаются воедино, приходят к потомкам незримым мечом Александра Невского, копьём Пересвета.

Квант Тьмы не в силах уничтожить икаровский порыв русской души, мы все, как платоновские "странные люди", руководствуемся одухотворённым разумом, а не чёрствым рационализмом. В каждом из нас живёт шестилетний мальчик Онфим, упражняющийся в написании букв на берестяном свитке, и академик Шахматов, пожертвовавший жизнью ради сохранения древних рукописей и библиотеки в нетопленной квартире. Поэтому в битве за мысль нам даруется Победа!

ПНЕВМАТОСФЕРА: БИТВА ЗА ДУХ

Пневматосфера — это непрерывный "круговорот духа", когда спасительная мощь со временем не растрачивается вовне, а только приумножается: от князей Бориса и Глеба к Сергию Радонежскому, Серафиму Саровскому и Амвросию Оптинскому, патриарху Тихону и Иллариону (Троицкому), Иоанну Кронштадтскому и Матроне Московской, Оптинским Новомученикам и Евгению-воину (Родионову).

Город П. хранит эту духовную силу в надёжных кладезях. Колокол, отлитый местными мастерами с молитвой и причастием, вобрал в себя звоны всех колоколов Руси, созывающих на народное ополчение, благовествующий о том, что закончилось "время колокольчиков", и наступило время исцеляющих перезвонов": "У каждого народа своя душа и свой звук. У русского народа душа молитвенная, богатырская, удалая, мечтательная, покаянная, исполнена любви ко всему миру, и горьких слёз и тоски по Царствию Небесному, которое здесь, на земле недоступно. Пока у русского человека в душе звук Божий, он человек великий и праведный, сильнее которого нет на земле. Он такое царство построил, которому равных нет. Он такие победы одерживал, какие другим народам не снились. Он такие книги писал, что ими весь мир зачитывается".

Вековой засохший дуб, воскрешённый Садовниковым и языческим шаманом, соединил собой мир, пир и клир, стал древом русской жизни и древом познания, своими прочными корнями удержал материк России от распада; подобно толстовскому дубу расцвёл пышным цветом Победы жизни над смертью; подобно дубу распутинскому стал символом народного сопротивления: его не взять ни пилами, ни взрывчаткой: "Он и мёртвый связывал землю и небо, и, казалось, если его повалить, то небо всей своей синевой улетит прочь от земли, и негде будет летать птицам, плавать облакам, загораться радугам".

Пушка в центре города, когда-то стрелявшая по Рейхстагу, сохранила в своём стволе невыпущенное ядро. Но русский солдат никогда не оставляет последний патрон для себя, он бережёт его для самого ближнего боя, чтобы в решающий момент глаза в глаза поразить противника последним усилием ратного духа. Так запаянное ядро просыпается в пушке и из памятника на постаменте вновь превращает её в боевое орудие, откуда делается победный залп по адской свите Маерса.

Голубая Звезда, чьё сияние разлито в иконах Андрея Рублёва — "звезда полей", "звезда пленительного счастья" — по всем расчётам института Садовникова является сосредоточением Добра и Света, это Рай, о котором во все времена грезило человечество: "на этой волшебной планете живут люди, похожие на обитателей земли. Но только они лучше, добрее, умнее, щедрее. Они не обижают друг друга, не делают друг другу больно, не оставляют друг друга в беде. Они разговаривают без слов, одно сердце разговаривает с другим. Они понимают язык птиц и цветов. Там нет диких животных, а все животные домашние, и никто никогда не поднимает на них руку. Они научились добывать себе пищу прямо из воздуха, читая для этого стихи и молитвы. Они научились строить дома из прозрачных и лёгких паутинок, которые крепче любого металла и камня. Они научились изготавливать чудесные машины, изумительные приборы, волшебные изделия, которые помогают им продлевать жизнь, и они живут дольше, чем мы в два, в три, в десять раз". На этот свет устремится звездолёт, сконструированный в секретном институте, возвестит о Божественной Победе и вернётся с домостроителями России.

И мы ждём этого преображения, покуда храним зелёную траву с духовного окопа — канавки Серафима Саровского, бережём цветы Матроны и окровавленные щепки с колокольни Оптиной пустыни. Потому в битве за дух нам даруется Победа!

* * *

В противостоянии Садовникова и Маерса — живой лозы и мёртвого камня — неминуема Победа Света над Тьмой, потому что "Россия — дом Богородицы", Россию сам Христос причащает, в ней живёт "раса благодатных людей", вечных Иовов, создавших институт Победы и верующих в русское Чудо, которое построит пятую Империю, вскормленную славой четырёх предыдущих. На этом духовном фронте мы поляжем "за други своя" и за Отечество. Каждый русский Победоносец окажется рядом со Христом во Царствии Небесном и передаст потомкам слова молитвы: "Мати неугасимого света, претерпевших до конца победа".

На фото: Деревянная скульптура Св. Николая Чудотворца, Пермская художественная галерея. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой