Сообщество «Коридоры власти» 00:00 16 октября 2014

Дракон и муха

С 1992 года российское руководство под влиянием США и транснациональных финансовых институтов, от МВФ до частных банков, начало проводить ультралиберальную рыночную политику, которая стремительно превратила РФ в сырьевой придаток развитых стран, т.к. это была единственная сфера, куда в рамках господствующей модели экономического развития, ее допустили развитые страны. Автоматически российская экономика оказалась в полной зависимости от западных финансовых рынков и от импорта всей линейки товаров, кроме сырьевых. Но мировой кризис показал, что проведение такой политики не может обеспечить дальнейшего развития нашей страны, а санкции Запада еще больше усилили негативные процессы в либерально открытой российской экономике и привели к ее стагнации.
3

Вот и случилось страшное. Международный валютный фонд, стержень "вашингтонского консенсуса", признал в своем ежегодном отчете, что Китайская Народная Республика, управляемая Компартией, превзошла США по объему своей экономики и заняла первое место среди ведущих мировых держав. Почему это страшно? Потому, что Китай, сумев органично и эффективно соединить государственное планирование и госсобственность с рыночными механизмами, за последнюю четверть века сделал потрясающий рывок в своем развитии. Это несомненный удар по США, всё еще утверждающим, что они сохраняют глобальное лидерство, а потому формирование настоящего и будущего человечества — их абсолютная прерогатива. Добавим еще один факт этого года. КНР превзошла по регистрации патентов на НТР открытия США и Западную Европу. А ведь еще совсем недавно, в 1988 году, когда на XII съезде КПК принималась программа "четырех модернизаций" Китай находился вне десятки больших экономик мира. Напомним, что на слушаниях Конгресса США посвященных программе китайской модернизации ЦРУ давало такие цифры: США давали 26% мирового ВНП, СССР — 17%, а КНР — не более 8%.

И вот итог планомерной реализации мобилизационной модели экономики, когда, с одной стороны раскрыты резервы рыночного механизма в сельском хозяйстве, мелком и среднем производстве, научно-технической сфере, а также в использовании внешнего фактора, но сохранен государственный контроль над ЦБ и пятью крупнейшими банками, государство использует централизованное планирование и собственность в экспортных и военных отраслях. Всё это и позволило развиваться КНР со средними темпами порядка 10% в год. И даже мировой кризис последних лет не снизил эту цифру ниже 7%. Все эти данные служат прямым укором Российской Федерации и ее руководству. Казалось бы, бери китайскую модель и делай такой же стремительный бросок вперед. Нет, мы сидим по прежнему на том же стуле, куда нас посадили американские "эксперты" при Гайдаре и Чубайсе. Но и у нас есть свои "достижения" и "подвижки"

В течение нынешнего года, когда США ворвались в зону СНГ, осуществили неофашистский, антироссийский переворот на Украине, начали политику экономических санкций на фоне тотального шельмования Путина в глобальных масс-медиа, казалось, что Москва должна ответить переходом на мобилизационную модель экономики с использованием китайского опыта. Поскольку, в противном случае, нашей стране просто не выдержать "бешеного" давления США и их прихвостней. Ведь для России явно готовится "ливийский вариант" с конечной дестабилизацией, гражданской войной и расчленением страны.

В этих условиях отечественный либеральный финансово-экономический блок во главе с премьер-министром Дмитрием Медведевым и такими столпами "гайдаризма", как Игорь Шувалов, Эльвира Набиуллина, Антон Силуанов, Алексей Улюкаев и, конечно, Герман Греф, с благословения Анатолия Чубайса и Алексея Кудрина, рванул, организуя форум за форумом, доказывать, что именно эти фигуры являются самыми эффективными спасителями отечественной экономики, а без них всё было бы намного хуже. Все эти "мероприятия" направлены на одного человека — на президента Путина, который и должен поддаться подобной обработке и сохранить данную плеяду деятелей, а с ними — и провальную модель либерализма.

Одним из подобных "пиар"-проектов и явился "инвестиционный" форум ВТБ "Россия зовёт", смысловым центром которого стало выступление Грефа, где Герман Оскарович пропел осанну потребительству как мировоззрению, призвал к "эффективности управления", отрицая необходимость перехода к "мобилизационной модели" экономики и проповедуя всё ту же "либеральную" схему "вашингтонского консенсуса". В своем выступлении он обвинил советское руководство в "потрясающей некомпетентности" и в том, что оно "не знало экономических законов". Тезис более чем странный, поскольку "знающие законы экономики" либерал-монетаристы за четверть века своей деятельности до сих пор оказались неспособны хотя бы вернуть отечественное народное хозяйство на уровень 1989-1990 гг.

С 1992 года российское руководство под влиянием США и транснациональных финансовых институтов, от МВФ до частных банков, начало проводить ультралиберальную рыночную политику, которая стремительно превратила РФ в сырьевой придаток развитых стран, т.к. это была единственная сфера, куда в рамках господствующей модели экономического развития, ее допустили развитые страны. Автоматически российская экономика оказалась в полной зависимости от западных финансовых рынков и от импорта всей линейки товаров, кроме сырьевых. Но мировой кризис показал, что проведение такой политики не может обеспечить дальнейшего развития нашей страны, а санкции Запада еще больше усилили негативные процессы в либерально открытой российской экономике и привели к ее стагнации.

Темпы роста российской экономики даже в формате "внутреннего валового продукта", куда засчитывается вся инфляция, с 2007 года обвально падали и стали негативными. КНР в этот же период имел рост ВВП около 8% ежегодно. Вывоз капитала за шесть лет превысил 300 млрд. долл. — это сумма, которую недополучила отечественная экономика. Объемы внутренних и внешних инвестиций продолжают снижаться. Наконец, стартовавшее падение мировых цен на углеводороды точно указывает, что и бюджет, и население России вскоре окажутся в еще более сложной ситуации, чем сегодня. А введение налогов на недвижимость и падение валютного курса рубля на фоне быстрого роста цен должно содействовать резкому социальному недовольству населения в обстановке новой "холодной войны".

Всё это свидетельствует о том, что к 2015-2016 году Россию подведут к новому политическому перелому, на который и работает вся либеральная команда в кабинете министров.

Но вернёмся к VI Инвестиционному форуму "ВТБ Капитал" "Россия зовет". Он, согласно замыслу организаторов, был призван разобраться, куда и с какой скоростью должна развиваться экономика РФ. В своем выступлении Г.Греф попытался проанализировать три возможных типа экономической политики, которые могла бы использовать Россия в ближайшие годы для преодоления стагнации в своем развитии:

— Мобилизационная экономическая политика, когда государство мобилизует все больше и больше ресурсов и перераспределяет их через госбюджет или через госкомпании и банки с определяющим госучастием (эту политику проводит Китай).

— Политика агрессивного стимулирования, направленная на улучшение бизнес-климата, сохранение текущей налоговой нагрузки и мягкой кредитно-денежной политики (эту политику проводит нынешнее правительство РФ).

— Политика жесткой экономии: поддержание жесткой денежно-кредитной политики, сокращение госрасходов и сохранение накопительной пенсионной системы (эту политику нам рекомендует проводить МВФ).

Греф активно агитировал за проведение экономической политики второго типа, утверждая, что "базовым является соблюдение экономических законов". При этом он вопрошал: "Почему мы к законам физики относимся с уважением, а законы экономики пытаемся натянуть на каждого желающего?"

И вот тут возникает закономерный вопрос: "А знает ли сам г-н Греф эти самые экономические законы?" Например, законы циклического развития мировой экономики, о которых он сам же сказал: "Если есть экономические циклы, то можно бороться с текущими событиями, но нельзя бороться с трендами. Глупо выбрасывать и деньги и усилия, чтобы побороть тренд". Блестяще сказано! Однако, почему же в таком случае сам Греф предлагает руководству РФ делать "глупости", "выбрасывая и деньги, и усилия, чтобы побороть тренд"?

Может быть, он не признает существования законов больших ("кондратьевских") циклов, по которым мировая экономика существует, как минимум, последние 300 лет? С XVIII века на понижательных волнах "кондратьевских" циклов происходит не только формирование новых глобальных технологических укладов (ГТУ), но и смена "тренда" господствующей экономической политики с государственнической на либеральную и наоборот. В XVIII в. государственническую политику меркантилистов сменила либеральная политика физиократов, основанная на формуле "предоставь свободу действовать" (laisses faire, laissez passer), из "шинели" которой вырос А.Смит со своей "невидимой рукой рынка".

Потом на смену физиократам и А.Смиту пришли "государственники" Ф.Лист, К.Маркс и другие, которых к концу XIX века вновь сменили либералы классической школы У.Джевонс и А.Маршалл, создавшие "экономикс" и разделившие единую экономическую науку на микро- и макроэкономику. Бурное развитие мировой экономики на повышательной волне "кондратьевского" цикла перед первой мировой войной было вдохновлено идеями А.Маршалла и других классиков либерализма. Но начало Великой депрессии, которой, согласно идеям Маршалла, не должно было случиться, потому что не должно было случиться никогда, подорвало веру в "священные писания" либералов. Однако экономическая идеология носит инерционный характер, и большинство экономистов продолжало свято верить в истинность либеральной идеи, приняв в штыки "новый курс" Ф.Рузвельта и теоретические разработки Д.Кейнса. Ассоциация американских экономистов категорически утверждала, что система рыночных отношений является совершенной и саморегулируемой, а равновесие в экономике не может быть достигнуто в результате активного вмешательства государства в экономическую сферу и существенного перераспределения финансовых ресурсов через госбюджет.

Однако "новый курс" Рузвельта позволил преодолеть Великую депрессию, а идеи Кейнса обеспечили бурный подъем американской и всей мировой экономики в послевоенный период. И именно благодаря кейнсианским идеям в развитых странах в 1950-е-1960-е гг. были созданы "государства всеобщего благосостояния", а сам этот исторический период получил название "золотого века" в развитии капитализма. Когда же в начале 1970-х годов Р.Никсон говорил, что "все мы тут кейнсианцы", американская и вся мировая экономика уже погружались в понижательную волну Кондратьевского цикла, требовавшего формирования нового ГТУ, основанного на микропроцессорной технике, но высокий уровень потребления сдерживал возможности концентрации необходимых финансовых ресурсов для формирования пятого ГТУ. И только переход при Р.Рейгане на неолиберальную экономическую политику позволил сконцентрировать достаточно капиталов для формирования нового ГТУ, который и обеспечил бурное развитие мировой экономики вплоть до 2008 г.

Таким образом, неолиберализм 1980-х-1990-х годов был объективно необходим для развития мировой экономики, но кризис 2000 г. прозвучал как предупреждение об исчерпаемости потенциала пятого ГТУ и неолиберальной идеологии, но никто к нему не прислушался, продолжая и дальше ту же либеральную политику, пока в 2008 году не прозвенел второй звонок, предупреждающий о закате либеральной идеологии и необходимости поисков новой экономической стратегии, а мировая экономика погрузилась в стагнацию. Исходя из фундаментальных законов развития экономики, нетрудно предположить, что новую экономическую стратегию необходимо искать не в сфере либеральных идей, а в сфере государственнических стратегий. Но г-н Греф, следуя классической либеральной макроэкономической теории А.Маршалла, призывает всех следовать второму типу экономической политики, хотя время такой политики уже безвозвратно ушло и, как говорит сам Г.Греф: "Глупо выбрасывать и деньги, и усилия, чтобы побороть тренд".

А современный тренд развития экономики, который учитывает законы больших циклов Н.Кондратьева, четко указывает на первый тип экономической политики, т.е. на мобилизационную экономическую политику как на единственно правильную и соответствующую текущему состоянию мировой экономики, а уж, тем более — российской экономике. Но, как и в период Великой депрессии, большинство экономистов и представителей бизнеса категорически не принимают необходимости подобного перехода, и, идя у них на поводу, российское руководство само загоняет нашу экономику в состояние стагнации и падения на долгие годы. Только мобилизационная экономика, сформированная по заветам Н.Д.Кондратьева о соединении плана и рынка, государства и частной инициативы, в результате которых эффективность экономики возрастает в разы, обеспечит опережающее развитие нашей экономики, позволит России попасть в новый идеологический тренд мировой экономики и сформировать шестой ГТУ. Благодаря такому опережающему развитию Россия сможет пробиться в лидеры мировой экономики, как в 1930-х гг. СССР смог сделать экономический прорыв в четвертый ГТУ, обеспечивший Победу в Великой Отечественной войне, освоение ядерной энергии в военных и в мирных целях, а также прорыв в Космос.

И теперь у высшего политического руководства РФ остается не так уж много времени для того, чтобы сделать базовые выводы из китайского опыта на фоне надвигающихся жестких испытаний как в политической, так и в экономической областях. Нужно срочно менять и экономическую модель, и правительственную команду. Иначе нашей стране грозят поражение, распад и трагический конец её более чем тысячелетней истории.

Илл. madbetty.com

 

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Коридоры власти»
13
Cообщество
«Коридоры власти»
14
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой