Сообщество «Форум» 19:03 12 апреля 2015

Дети войны

Дети войны – это особая категория ветеранов, которые уже давно приравнены к ветеранам Великой Отечественной войны. В преддверии 70-летнего юбилея Победы я со своим другом Андреем Брыксенковым решили поздравить через газету «Завтра» всех ветеранов Великой Отечественной войны и всех детей войны, к которым относятся и наши родители.

Дети войны – это особая категория ветеранов, которые уже давно приравнены к ветеранам Великой Отечественной войны. В преддверии 70-летнего юбилея Победы я со своим другом Андреем Брыксенковым решили поздравить через газету «Завтра» всех ветеранов Великой Отечественной войны и всех детей войны, к которым относятся и наши родители: моя мать - Елизавета Гавриловна, и отец Андрея - Александр Георгиевич. Они оба – дети войны.

Одновременно с поздравлениями, мы публикуем рассказ Александра Георгиевича, который посвящен Иосифу Виссарионовичу Сталину, генералиссимусу и Верховному главнокомандующему, под чьим руководством мы одержали победу в Великой Отечественной войне.

В качестве предисловия расскажу две истории про отношение малышей к ветеранам.

Первая история из моего детства. Мне было примерно 5 лет, когда я находился в детском саду Троллейбусного управления города Севастополя. Детский сад на то время был очень современный и располагался на окраине города неподалеку от того места, где берет свое начало знаменитая Килен-балка. Именно здесь проходило тяжелейшее сражение времен первой обороны Севастополя, когда русские войска совершили неудавшуюся вылазку с целью сбросить с Сапун-горы располагавшиеся там войска англичан и французов.

В нашем детском саду работал сторожем дедушка – ветеран Великой Отечественной войны. Он всегда ходил с одной скромной медалью на груди.

И вот в один из солнечных летних дней мы, малыши, как всегда ловили в траве кузнечиков: синепёрых, краснопёрых и «солдатиков». Подсчитывали у них на пёрышках «монетки» - у кого больше, тот богаче, и отпускали, чтобы они летели. А в это время неподалёку от нас сидел дедушка и курил свои самокрутки. Дети постоянно просили показать им его медальку и с интересом её разглядывали. И вдруг кто-то спросил:

- Дедушка, а у вас только одна медалька?

- Когда я пришел с войны, у меня было много медалей. Но мой маленький внук, когда игрался с ними, поколотил их молотком. Вот одна только целая осталась. Поэтому и ношу её всегда с собой, чтобы никто не испортил.

Вторая история была в прошлом году на 9 мая, когда город Севастополь после триумфального воссоединения с Россией праздновал 9 мая свой юбилей: 70-летие освобождения от немецко-фашистских захватчиков в 1944 году. На торжества приехал Президент России Владимир Путин. На волне всех этих событий, у жителей города был невероятный душевный подъем и буквально весь город вышел на парад Победы. Мы с матерью также подготовились к этому мероприятию и приняли в нем участие. Для этого мы ранним утром примерно в 7 часов утра отправились к месту сбора колонны «Дети войны». Когда мы выходили из дома, было тихо и нам казалось, что город еще спит. Каково же было наше удивление, когда сразу при выходе из подъезда дома нас встретила целая толпа школьников местной школы с цветами и поздравлениями. Руководила группой школьников их молодая учительница. На фотографии, размещенной в статье, моя маманя с цветами в окружении учительницы со школьниками. Оказалось, что дети тоже рано проснулись для того, чтобы поздравить ветеранов. Учительница, обращаясь к моей матери, улыбнулась и спросила:

- Елизавета Гавриловна – это Вы?

- Да.

- Эти цветы для Вас. Мы пришли поздравить Вас с Днем Победы!

И в это время все малыши хором прокричали троекратное:

- ПО-ЗДРАВ-ЛЯ-ЕМ!

- ПО-ЗДРАВ-ЛЯ-ЕМ!

- ПО-ЗДРАВ-ЛЯ-ЕМ!

У меня было такое ощущение, что дети своим криком разбудили весь город.

Все с удовольствием согласились сфотографироваться на память.

В тот день, как и всегда на этот праздник, абсолютно все ветераны получили поздравления.

И сегодня мы с Андреем также заранее поздравляем своих родителей и в их лице всех ветеранов Великой Отечественной войны, всех детей войны с наступающим юбилеем – 70-летием Великой Победы! Всем желаем здоровья, внимания близких и счастья!

Теперь представим автора рассказа.

Брыксенков Александр Георгиевич – коренной ленинградец, родился в 1932 году в рабочей семье. Во время Великой Отечественной войны был эвакуирован в Пермскую область. С шестнадцати лет работал токарем на заводе «Линотип» и учился в вечерней школе. В 1952 году поступил в Высшее военно-морское инженерное училище. После выпуска служил механиком на кораблях Черноморского флота. С 1961 года – преподаватель Пермского высшего командно-инженерного училища. Доцент, кандидат технических наук. Коммунист с 1962 года.

В 1977 году демобилизовался в звании подполковника. Переехал в Ленинград. До 1989 работал старшим научным сотрудником во ВНИИкоммунмаш.

В настоящее время – пенсионер. 83 года. Женат, двое детей, четыре внука.

Рассказ Александра Георгиевича Брыксенкова

ГЛАВНАЯ БЕДА

В самом начале их знакомства Александр Иванович расставил все точки над i, озвучив свою политическую ориентацию:

«Главной бедой России являются не дураки и дороги. Главной бедой России являются либералы...

Барсуков познакомился с Александром Ивановичем на открытой веранде маленького кафе, которое располагалось на берегу Зарненского озера. Оказалось, что он, как и Барсуков, любит после прогулки вдоль озера посидеть на веранде за кружкой швейцарского пива.

Знакомство с Александром Ивановичем было бы очень приятным, если бы любой разговор он не заканчивал проклятиями в адрес либералов. В конце концов Барсукову надоело выслушивать эти филиппики, и он предложил:

«Ну, что вы все это одному мне говорите. Соберитесь с духом да и напишите статью на эту тему. Возьмите да и опубликуйте её в каком-нибудь журнале».

Александр Иваноыич задумался, а затем загорелся:

«А, что, и напишу. Правда в СМИ в основном либералы сидят. Пробиться будет трудно, но попробовать можно».

Удивительно, но Александр Иванович сочинил анти либеральное эссе. Свое творение он принёс Барсукову на рецензию. В кратком сочинение автор с первых же строк кинулся в атаку на ненавистных либерастов:

«Либеральный кратер, обильно повоняв и побрызгав ядовитой слюной, произвел финальный выхлоп: «Сталин – кровавый упырь! Он расстрелял 10 миллионов человек!»

Поскольку либералы – люди интеллигентные, мы им не будем грубить, а вежливо, без запальчивости спросим: «Господа, откуда у вас такие сведения? Общеизвестно, что И.В. Сталин никого не убивал, ни напрямую, ни косвенно, т.е. он не только лично не расстреливал преступников и не отдавал расстрельных приказов, но и смертные приговоры подсудимым не подписывал».

В ответ: «Подписывал! Подписывал! На всех расстрельных списках есть его подпись!» И сразу же возникает ряд резонных вопросов:

- А, кто те списки составлял, кто их утверждал?

- Кто настрочил миллионы доносов на своих коллег и соседей?

- Кто арестовывал, охранял, конвоировал подозреваемых?

- Кто вел расследования и выбивал признательные показания?

- Кто заседал в «двойках», в «особых тройках НКВД»?

- Кто на массовых митингах одобрял политику «ежовых рукавиц»?

- Кто на собраниях трудовых коллективов единогласно принимал яростную резолюцию: «Расстрелять предателей, как бешеных собак!»?

- Кто ...?

Кто, кто? Народ – вот кто! Именно народ под руководством Наркома внутренних дел разгромил внутреннего врага. При этом конечно же были перегибы, но винить Сталина за многочисленные нарушения социалистической законности, которые допускались сотрудниками НКВД, совершенно не правомерно. К стати, именно по настоянию Сталина все нарушители социалистической законности были преданы суду и сурово наказаны.

Представим, что Сталин жив и на него, к радости либералов, заведено уголовное дело по обвинению в незаконности репрессий конца тридцатых. Так ведь судебного процесса не будет, поскольку любой суд это дело к производству не примет. И понятно почему: обвинение не сможет предъявить суду ни одного государственного документа, подписанного или утвержденного Сталиным. Он этого и сделать-то не мог, хотя бы и желал. так как в то время не занимал даже самого маленького государственного поста.

Что касается «расстрельных списков» и сталинских автографов на них, то:

Сталин «списки» не подписывал, а лишь визировал их на обложке, как секретарь общественной организации, которая контролировала работу госорганов.

Визировал Сталин (наравне с Молотовым, Кагановичем, Ворошиловым, Ждановым. Микояном, Косиором) вовсе не «расстрельные списки», а «Списки лиц, подлежащих суду Военной коллегии Верховного суда СССР», составленные и подписанные высшими чинами НКВД, а именно Фриновским, Литвиным, Гендининым, Бельским, Аграновым.

В состав почти каждого «списка» входило три документа:

№1 – список лиц, чьи преступления подпадали под высшую меру наказания.

№2 – список лиц, чьи преступления тянули на 10 лет заключения.

№3 – список лиц, за чьи преступления можно было бы дать срок от 5 до 8 лет.

Решение о виновности и о мере наказания того или иного обвиняемого принимали судьи Военной коллегии Верховного Суда СССР, где председателем был Ульрих.

Российские либералы – злонамеренные политические шарлатаны. Ведь они, в большинстве своем, - образованные люди. Ведь они прекрасно знают, что мысль истинна, если она доказана. Они это знают и, тем не менее, в своих нападках на Сталина напрочь отвергают принцип достаточного основания. Так, в случае с репрессиями они, не имея каких-либо доказательств, объявляют Сталина преступником, а в другом, военном случае, при наличии массы свидетельств его прямого участия в управлении войсками, лишают Сталина нимба военного триумфатора, утверждая, что победа над Германией приключилась как-бы сама собой, и даже вопреки Сталину.

Однако, во время войны Сталин – это:

- Председатель Совета народных комиссаров;

- Народный комиссар обороны;

- Председатель Государственного комитета обороны;

- Верховный Главнокомандующий;

- Председатель Ставки верховного главнокомандования.

Все планы военных операций рассматривались и утверждались Верховным Главнокомандующим, под всеми приказами Ставки стоит подпись Сталина, все командующие фронтами выполняли волю своего строгого Маршала. Ни кто-нибудь, а именно ОН возглавлял Красную Армию. Поэтому всем ясно, что победу в войне одержал Сталин.

«Нет!, - настаивают либералы. – Войну выиграл не Сталин, войну выиграл народ!»

«М и л а и! окститесь!!! В июне-июле 41-го народ дружно бросал оружие и сдавался в плен! Сдавался в массовом порядке. Не сотнями, не тысячами, а миллионами! Немцы хватались за голову: такую ораву не только накормить, но и разместить-то – проблема.»

«Красная Армия перестала существовать, трубило, в связи с этим, гитлеровское руководство. – Восточная кампания выиграна за 14 дней!». Ах, как изумились бы нацистские фюреры скажи им кто-нибудь в то жаркое лето, что это не конец войны, и даже не её середина, что война по-настоящему только начинается. Прикрывая страну, Сталин поставил в оборону второй стратегический эшелон – резервные тыловые дивизии, и германский «блицкриг» заглох.»

Барсуков прервал чтение и обратился с вопросом к Александру Ивановичу:

- Вы пишите, что красноармейцы сдавались в плен в массовом порядке. А почему они сдавались?

- От безысходности! Немцы с помощью танков окружали наши войска, а долго сражаться в окружении невозможно: час от часу неумолимо сокращается боезапас, и наступает момент когда заканчиваются и снаряды и патроны. Защищаться нечем. Приходится сдаваться.

У либеральных публицистов, у либеральных историков взгляд на эту коллизию совершенно иной. Они пытаются всех убедить в том, что красноармейцы не хотели защищать власть коммунистов и поэтому, при первом же контакте с немцами, сдавались в плен. Целыми подразделениями. Иногда даже под музыку оркестра.

Здесь, как и всегда, с логикой у либералов - труба. То они утверждают, что войну, вопреки Сталину, выиграл народ. То расписывают как при встрече с немцами народ от нежелания воевать шел строем под барабанный бой, ведя перед собой связанных комиссаров, прямо в объятия врага? Как же такой народ мог победить фашистов? Ну, уроды!!!

- А чего спорить-то? Ведь о том периоде войны имеется масса документов. Бери, читай, сопоставляй.

- То-то и оно, что либералы читать документы не хотят. А из документов, в том числе и из немецких, вырисовывается совершенно прозрачная картина: красноармейцы в противостоянии с врагом проявляли невиданное упорство, а попадали в плен тогда, когда кончался боезапас.

Барсуков кивнул и продолжил знакомиться с эссе:

«А лето 42-го? Катастрофа не юге. Немцы прут на Сталинград. Народ, самовольно оставляя позиции, в панике безостановочно бежит к Волге. Положение отчаянное. Но в этот момент Народный комиссар обороны издает суровый приказ №227.

Суть приказа:

"Ни шагу назад! Позиции оставлять только с разрешения командования. Командиры, допустившие самовольный отход своих подразделений, подлежат суду военных трибуналов."

В соответствии с приказом были созданы заградотряды, которые, действуя в ближних тылах войск, останавливали бегущих, собирали отставших и дезертиров, организовывали их в боевые единицы и ставили в оборону, а подчас и сами оказывались последней линией обороны и стояли насмерть, до подхода подкрепления.

Заградотрядам было дано право расстреливать на месте шпионов, диверсантов, злостных паникеров. До 1 августа 42-го заградотрядами были задержаны 140755 военнослужащих, казнены 1189 человек. Однако, никаких расстрелов из пулеметов отступавших частей не отмечалось. Это гнусная выдумка либералов.

И Сталинград отстояли. Дополнительно для его защиты был использован резерв – войска НКВД и десантники. Затем, после стабилизации фронта, - скрытное сосредоточение крупных сил на флангах и блистательный встречный танковый удар...

Результат всех этих мер известен: впервые в германской истории немецкий фельдмаршал сдался в плен вместе со своей армией.

«Все это так. Однако, почему же ваш великий Сталин допустил врагов до Ленинграда, Москвы, Сталинграда?», - язвят либералы.

Потому что война – это не шахматная партия, где все видно и есть время для анализа ситуации. Война - это неизвестность. В войне пролетают по-крупному. Ошибки допускали и Гитлер, и Сталин, но Сталин ошибался реже. Поэтому и одержал победу.

«А какой ценой?!», - страдают либералы.

А любой!!! За победу народ Сталину и пол-России бы простил! Самая дорогая победа предпочтительнее самого дешёвого поражения. Победа же над фашизмом вообще бесценна. Народ, вырвавший под руководством Сталина это победу – великий народ!

«Раз победители такие великие, то почему они живут хуже побежденных?», - не понимают либералы.

Потому что в 1953 году, предварительно восстановив разрушенную войной страну и прикрыв её атомным щитом, умер товарищ Сталин. А для его преемников, разных там кукурузников, бровеносцев, меченых государственное служение – не по Сеньке шапка, как заметил умный Громыко. Про современных же ебээнов и говорить-то нечего...»

Закончив чтение рукописи и похвалив автора, Барсуков поинтересовался:

- Так вы считаете, что без Сталина мы не победили бы Гитлера?

- Нет, я так не считаю. Сталина на посту Главнокомандующего вполне мог заменить и Жуков, и Конев, и Рокоссовский. А считаю я, что при отсутствии у воюющей страны умного, волевого, жесткого руководителя никакой народ, никакую войну не выиграет. Пример: Польша, Франция, с которыми Гитлер разделался в считанные дни, хотя их военные силы были сопоставимы с германскими. Страшно представить последствия, утвердись в Кремле в 1941 году какая-нибудь либеральная шайка.

Александр Иванович пристроил свое эссе в одном небольшом коммунистическом издательстве. Однако резонанс от публикации был очень скромный.

Александр Иванович, что называется, рвал и метал: «Когда же русский народ очнется от либерального морока!?

Барсуков ему сочувствовал.

О Нём.

Ни крал, ни брал, ни шиковал.

Врагов к стене и - коц*!

Работал, строил, побеждал.

Поэтому он - поц**.

---------------------------------------

*От глагола «коцать» (крим.) – убивать.

**Плохой человек, редиска.

16 мая 2024
Cообщество
«Форум»
4 мая 2024
Cообщество
«Форум»
1.0x