Сообщество «Посольский приказ» 00:45 1 февраля 2023

Иранский фронт

теракты, интриги, удары и транспортный коридор

Утром 27 января в здание посольства Азербайджана в Иране, находящееся на севере Тегерана, вошли двое мужчин. Спустя пару секунд тот, что шёл вторым, попытался выйти, но не смог: вслед за ним вошёл третий, вооружённый автоматом Калашникова. Перейдя порог здания, он принялся стрелять. Из-за непрофессионализма нападавшего и быстрого задержания всё окончилось не так плохо, как могло бы: погиб глава службы безопасности посольства, двое охранников оказались ранены, но полноценного расстрела посольства не случилось. Вскоре после этого президент Азербайджана Ильхам Алиев назвал произошедшее тер­актом, и, несмотря на то что задержанный убийца объяснял всё личными мотивами и семейными проблемами, с Алиевым трудно не согласиться. Джейхун Байрамов, министр иностранных дел страны, был куда более категоричен: от лица азербайджанского дипведомства в прессе появились указания на беспечность иранских силовиков, не воспринимавших всерьёз всю угрозу нападения на посольство. Более того, МИД увязал произошедшее с некоей "антиазербайджанской кампанией в Иране". СМИ принялись проводить параллели с участившимися за последнее время нападениями на азербайджанские дипломатические структуры — то во Франции какие-то армяне гадости напишут, то в Англии какие-то радикалы вывесят с балкона посольства флаги. Но жизнь показала горе-аналитикам, что копают они не в ту сторону: несмотря на то что погибшим и пострадавшими в стрельбе 27 января были граждане закавказской республики, атака стала частью целой кампании, нацеленной на Иран.

Агентство Associated Press не только привело указанные выше слова азербайджанского МИД, но и принялось разбирать несоответствия в официальной иранской версии записям камер видеонаблюдения, почему-то объявив, что стрелок входил в посольство один. В CNN вообще привязали атаку к напряжённости в ирано-азербайджанских отношениях. В The Washington Post вспомнили про учения персов у азербайджанских границ. Посыл у всех этих материалов был понятен: Тегеран нанёс удар по своему врагу Азербайджану. Почему? Об этом вспоминали почти все англоязычные материалы на эту тему: из-за слишком тесных связей Баку и Тель-Авива. Темой ирано-израильского противостояния были пронизаны и многие другие новости прошлой недели, то есть её сознательно качали и вытягивали даже из тех событий, к которым она относится довольно косвенно. Например, к ней до последнего вели тему очередного обострения на Западном берегу. 26 января Израиль провёл в городе Дженин, что в Палестинской автономии, операцию, в ходе которой были убиты 11 человек — если верить Тель-Авиву, члены признанной в РФ террористической группировки "Исламский джихад". На следующий день, в День памяти жертв Холокоста, неизвестный стрелок открыл огонь в иерусалимской синагоге, жертвами чего стали 7 человек, а ещё 10 прихожан пострадали. Ответственность за это взял на себя ХАМАС, так что на то, чтобы построить нехитрую схему персидских козней в святой еврейский день, прессе не понадобилось много времени. Израиль стали подначивать ответить: все крупные медиа на следующий же день писали о причастности Ирана как о доказанном факте, хотя очевидная связь состояла лишь в поддержке Палестинской автономии Тегераном. Специ­фика ближневосточной политики (то же так или иначе актуально и во всём мире, но в древнейшем его регионе — особенно) состоит в огромной важности сохранения лица, особенно актуально это для стран, ведущих самостоятельную политику и не входящих в блоки и союзы. Вспомните "месть" Ирана за убийство Сулеймани три года назад: тогда персы нанесли удар по американской авиабазе в Ираке, заранее предупредив американцев, — и удар возмездия нанесли, и не вызвали ненужной эскалации. Пункт про независимую политику и внеблоковость, как бы ни странно это звучало, применим не только к Ирану: именно вялое отношение к СВО и нежелание облагать всеми возможными санкциями Россию показало, что Израиль не является такой тупой марионеткой Запада, как могло показаться. Словом, Израиль всеми силами подталкивали к мести в адрес Ирана, толком не объясняя, при чём же всё-таки тут Иран.

И Израиль отомстил! В ночь с 28 на 29 января газетные ленты, твиттер-блоги и телеграм-каналы (как известно, самые надёжные источники новостей) наполнились сообщениями о масштабном ударе возмездия по территории Ирана. Истеричная и голодная до сенсаций (хотя куда уж больше) информационная среда принялась смаковать то, что было вброшено не спавшими той ночью журналистами чуть ли не как "начало израильской СВО". Впрочем, утро принесло этой кровожадной публике разочарование: вслед за ночными ударами не последовало ни новых атак, ни движений войск, ни даже резкого ужесточения риторики. При ближайшем рассмотрении стало ясно, что удар, тщательно запечатлённый на всевозможные камеры так удачно проходивших мимо очевидцев, не принёс серьёзных разрушений: на военном заводе рядом с городом Исфахан беспилотник ударился в крышу, итогом чего стал взрыв, в городе Шахид-Салими загорелся завод по производству моторного масла, поступали сообщения о небольших пожарах из Хамадана, Решта и Дизфуля. Словом, никакого серьёзного ущерба инфраструктуре, никаких пострадавших или погибших. Не похоже, чтобы Тегеран скрывал страшный урон, напротив, стремление к эскалации вынудило бы всячески преувеличивать свои жертвы. Вместо этого мы увидели 29 января дежурное перебрасывание грязью — евреи в чём-то обвиняли персов, персы в чём-то обвиняли евреев. Необычным во всём этом было только то, что до второй половины дня Тель-Авив не брал на себя ответственность за ночной удар и только после того, как большие СМИ начали писать об успехе израильской операции, Нетаньяху всё же признал очевидное. Вечером того же дня сияющая от гордости газета The Wall Street Journal выпустила материал, где со ссылкой на источники в американской разведке подтверждалось всё то же — за атакой стоял Израиль.

Итак, Запад старательно пытался разжечь ситуацию вокруг Ирана по двум фронтам — азербайджанскому и израильскому. И если по поводу ночных ударов, бывших ответом на теракт в Иерусалиме, бывший ответом на операцию в Дженине, всё кончилось как обычно — взаимной руганью и обличениями подлостей мирового сионизма / шиитского терроризма, то с нападением на посольство Азербайджана всё куда интереснее. Персы сделали всё возможное, чтобы исчерпать инцидент: они мало того что предложили азербайджанцам провести совместное расследование, так ещё и показательно уволили начальника полиции Тегерана Хосейна Рахими. И уже утром 29 января состоялся телефонный разговор президентов двух стран — Алиева и Раиси, в котором оба заявили, что произошедшее не бросит тень на доброе сотрудничество Азербайджана и Ирана.

У такого быстрого решения потенциально пожароопасного вопроса есть две стороны. Первая наиболее очевидна: в Иране четверть населения — азербайджанцы, а больше всего их живёт на северо-западе страны. Будить лихо, только-только угомонившееся после волны протестов конца прошлого года, Тегеран разумно не захотел. Вторая сторона относится к суперпроекту, в котором Азербайджан и Иран участвуют вместе. Речь идёт о международном транспортном коридоре (МТК) "Север — Юг". Идущий из Петербурга в Мумбаи путь имеет три маршрута, а Азербайджан задействован в западном сухопутном маршруте и опционально может быть привлечён к транскаспийским морским перевозкам между Астраханью с Махачкалой и Бендер-Энзели с Амирабадом. Разговоры про коридор ходили с начала нулевых, но именно режим транспортной изоляции и антииранские (а после — и антироссийские) санкции подтолкнули к расширению функций торгового пути через всю Евразию.

18 января произошло событие, укладывающееся в рамки всех взрывов, расстрелов посольств и громких слов, но при этом проигнорированное на удивление многими. Помощник президента РФ Игорь Левитин совершил визит в Иран и дал добро на начало сооружения железнодорожной ветки Решт — Астара, которая через три года (именно в такой срок планируют её построить с российскими инвестициями) станет важным элементом транспортного коридора. Альтернативой этому коридору является морской путь вокруг всей Европы и через Суэцкий канал — не нужно быть экспертом в географии, чтоб понимать, кто именно контролирует этот путь. Поэтому попытки любой ценой помешать полноценному запуску МТК "Север — Юг" в виде организации напряжения в отношениях между Ираном, Азербайджаном и Россией только начались. Из очевидных вариантов дальнейшего развития драмы стоит вспомнить о турецких амбициях, включающих в себя дорогу к Каспию — ту самую дорогу, которую очень мешает проложить так некстати возникшая на пути Армения. 26 января в Newsweek вышла статья, как бы намекающая на дальнейший сюжет: там говорится, что если Азербайджан установит контроль над граничащим с Ираном Зангезуром, то они тем самым отрежут Иран от Армении (и от ещё одного пути в Россию), а персы окажутся закрыты непроходимым заслоном из турок и азербайджанцев — тех самых, что составляют в Иране около четверти населения и служат постоянным источником головной боли для тегеранского начальства.

Но каков интерес Израиля? В чём его выгода от разлада между участниками МТК? Почему показательное возмездие потребовалось совершать именно в такой момент? Ответы на эти вопросы можно найти в новостях об официальных визитах. В аккурат к "удару возмездия" в Израиль прилетел глава ЦРУ Уильям Бёрнс и встретился там среди всего прочего с главой "Моссада". Визит случился через два дня после крупных морских учений Juniper Oak, где авиа­носная группа США отрабатывала взаимодействие с израильским флотом. В условиях повышенного внимания со стороны Вашингтона и так вовремя случившегося теракта Израиль был обязан ответить не только для сохранения лица, но и для какого-никакого обозначения своей лояльности. Номинальное признание Израилем своего места в иерархии стоило Ирану ремонта крыши завода беспилотников в Исфахане и сгоревшей фабрики моторных масел в Шахид-Салими. 29 января в Иран прилетел министр иностранных дел Катара Мухаммед бен Абдель Рахман Аль Тани. Журналисты принялись рассуждать, что Аль Тани в этой поездке исполняет роль посла США за неимением оного в Тегеране. Фантазёры всех мастей вылили на читателей тонны теорий о том, как Штаты провоцируют Тегеран с помощью этого визита, или делают им последнее предложение, или подталкивают к перезаключению ядерной сделки на новых условиях. Самое увлекательное свойство нашего времени состоит в том, что время от времени и такие прогнозы оказываются правдой. К моменту выхода этого номера в свет ещё неясно, чем закончились и к чему привели переговоры американского посредника с персидскими дипломатами, но если публике будут явлены темы и результаты этих переговоров, и если они окажутся достаточно интересными и показательными, ждите материал о них в следующем номере "Завтра".

21 июня 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
16 июля 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
Cообщество
«Посольский приказ»
1.0x