Сообщество «Выживание» 13:24 10 сентября 2020

Дагестан: коронавирус и русский вопрос

на смерть Виктора Ильина
3

Умер один из лидеров русской общины Дагестана Виктор Иванович Ильин.

Кизлярский и Тарумовский районы Республики Дагестан – русский анклав. Вокруг русских, теперь уже частично, городов и сел на сотни километров – территории иноплеменных народов. За последние тридцать лет доля славян в Северном Дагестане сократилась с 80% до примерно, точные цифры последней переписи скрываются, 19-25 %. В основном русские остались только в двух райцентрах – городе Кизляре (40%)  и селении Тарумовка. В окружающих их бывших казачьих станицах, русских и украинских селах славян уже почти не осталось.

О городе Кизляр весь мир узнал в 1996 году, когда чеченский террорист Салман Радуев захватил городскую больницу. А сравнительно недавно - 18 февраля 2018 года мусульманский фанатик расстрелял из ружья прихожанок кизлярского собора. Тогда погибли 6 пожилых русских женщин.

Русские Северного Дагестана народ удивительный. Жизнь в течении трех веков в окружении народов иной культурной традиции накладывает отпечаток. Волей-неволей людям приходится быть жизнестойкими. Но многие не выдерживают и ломаются. Приведенные выше цифры сокращения русского населения – тому пример. Есть еще более грустный пример соседнего Хасавюртовского района, где за последние тридцать лет число славян сократилось с примерно 80% практически до нуля…

Много ли современная российская история знает примеров системной низовой защиты собственных интересов? А русские Северного Дагестана не раз поднимались на акции протеста. В 2010 входили на митинг в столице Махачкале против «тихого уничтожения» традиционных для славян рыболовства и виноградарства, а также запустынивания земель из-за не контролируемого пастбищного скотоводства. В 2012 русские и кумыки вышли на митинги против противозаконных попыток приватизировать Кизлярский коньячный завод, по сути, градообразующее предприятие.

Впервые с Виктором Ивановичем Ильиным мне довелось познакомиться девять лет назад, когда я впервые побывал в Кизляре. Тогда этот старый некогда русско-армянский город произвел тягостное впечатление. Повсюду приходилось ощущать на себе неприязненные, а порой и злобные, явно по причине моей славянской внешности, взгляды, ночью не давали заснуть выстрелы и крики «Аллах акбар». Так, как спокойно объяснял Виктор Иванович, некоторые соблюдающие Рамадан «неустановленные лица» отмечали наступление темноты, когда можно пить воду, кушать и веселиться.

В беседах с русскими активистами довелось услышать много реально страшного. И о выбитых камнями стеклах, и о травле детей собаками и об убийствах русских, занимавших значимые административные посты. В течении нескольких месяце были убиты казачий атаман Петр Стаценко, начальник милиции кизлярского ОВД Виталий Ведерников, произошло покушение на вице-мэра Кизляра Василия Наумочкина, в него попало 5 автоматных пуль, выжил чудом.

После серий знаковых преступлений исламистов, проблемы русских в конце концов были замечены центральными, а потом и местными властями Дагестана. Наличие «славянской проблемы» официально признали. В середине текущего десятилетия был принят ряд законодательных актов якобы в поддержку русского и казачьего населения республики, таких как «Подпрограмма «Поддержка проживающего и возвращающегося в республику Дагестан русского населения на 2014-2017 годы», «Государственная поддержка казачьих обществ в Республике Дагестан на 2015-2017 годы» и ряд других.

Но в итоге все эти «законы» и «программы» остались только на бумаге, и никаких практических результатов не дали.

Что констатировали русские активисты из общественной организации «Нижнее-Терская казачья община» подготовившие в 2017 году «Аналитическую справку об эффективности мероприятий по сокращению оттока русского, казачьего населения из республики Дагестан, проводимой республиканскими и муниципальными органами власти».

«Аналитическая справка» показала фиктивность и декоративность официальных якобы «практических действий по господдержке русского населения» и стала своего рода «криком о помощи» с о стороны славян Северного Дагестана. Документ этот имел следствием месть некоторых персон из республиканского руководства в отношении посмевших заявить о проблемах людей из русского актива.

В первую очередь против «неудобного» Виктора Ильина. Против его сына – находящегося на пенсии бывшего следователя тарумовской прокуратуры Алексея Ильина. Против него и его коллеги следователя тарумовского РОВД Анвара Тагибова было возбуждено фиктивное уголовное дело по якобы получении взятки в крупном размере. Алексею Ильину и Анвару Тагибову пришлось провести 7 и 8 месяцев в СИЗО, потом более года под домашним арестом.

Детали дела Ильина-Тагибова уже подробно разбирались на страницах «Завтра» и других изданий. Уголовное дело продолжается до сих пор, его явно умышленно затягивают. Семьи Ильина и Тагибова вынуждены тратить большие средства на свою защиту, а у Алексея Ильина правоохранители заблокировали банковскую карточку на которую перечислялась пенсия лишив семью средств к существованию.

Три раза дагестанский суд признавал блокировку банковского счёта Алексея Ильина незаконной, но решения суда неким силам не указ, банковский счет до сих пор продолжают блокировать и морить голодом семью с тремя детьми один из которых инвалид с детства. А теперь когда умер их дедушка положение стало особенно тяжелым.

Виктор Иванович Ильин родился 1946 году. Коренной кизлярец, терский казак. Вырос в родном городе, окончил школу. В 1969 году окончил Красноярский политехнический институт, получил диплом инженера-элетротехника. Вернулся на родину, работал по специальности.

В семидесятые годы пошел на повышение по партийной линии, окончил киевскую Высшую партийную школу, был секретарем горкома КПСС, потом заместителем кизлярского предисполкома. На этих непростых постах оставался принципиальным и честным, что в период перестроечного и постперестроечного времени было весьма редким явлением. В «лихие девяностые» Виктор Ильин в отличии от многих коллег, не стал «конвертировать» свое положение чиновника немалого уровня в приватизированные магазины и иные источники безпроблемного дохода.

После ухода с административного поста он стал пчеловодом. К середине девяностых как пчеловод считался лучшим в Дагестане, пасека достигала 100 ульев. В 2009 году базу фермерского хозяйства Виктора Ильина, - пчеловодческий домик в степи, сараи с запасом пустых ульев, столярную мастерскую, - сожгли измести как русскому активисту местные ваххабиты. Находившиеся в степи пчелы, правда, уцелели.

Виктор Ильин не заработал на высоких должностях «хором каменных», жил он в обычной квартире в хрущёвке, ездил на купленной в конце 1980-х «Ниве». Сын Алексей вплоть 2012 года, жил в Тарумовке довоенном из обмазанного глиной плетня доме, доставшемся в наследство от бабушки. Лишь когда жилище пострадало от брошенного во двор взрывного устройства, его пришлось сносить и строить новый дом.

Виктории Иванович Ильин всегда был выразителем и защитником интересов русского населения, инициатором движения казачьего возрождения. «Понятия «русский» и «казак» для него были не разделимы: «Мы терские казаки говорим на русском языке, исповедуем православную веру. Значит мы часть русского народа».

В 1997 и 1999 годах Виктор Ильин избирался атаманом Кизлярского особого приграничного округа ТКВ. При его непосредственном участии из местных жителей были сформированы и вооружены две казачьи роты закрывшие во времена дудаевщины дагестано-чеченскую границу Много он помогал русским беженцам из Чечни. Во время рейда Салмана Радуева в Кизляр трое террористов были отправлены убить лично  Ильина. Пришли к его квартире, но в тот момент была дома лишь престарелая мать Виктора Ивановича, Екатерина Матвеевна.

Услышав от нее, что хозяина нет дома, террористы выпустили автоматную очередь в дверь. В старую женщину попали три пули, выжила.

Последние годы силы Виктора Ильина были заняты помощью сыну попасшему вместе с «честным милиционером» Анваром Тагибовым в большую беду из-за сфабрикованного уголовного дела. Незадолго до смерти в телефонном разговоре с автором данной статьи Виктор Иванович жаловался, что ко всем проблемам семьи из-за противозаконной блокировки пенсионного счета сына, эпидемии коронавируса прибавилась и беда природная.

В 2020 году на Юг России пришла невиданная за все последние десятилетия, если не столетия, засуха. С начал июня небывалая жара сожгла степную растительность. Не было медосбора, и приходилось вкладывать средства только в сохранение пчелосемей от гибели. В тот период, когда из-за коронавируса в Дагестане был введен тотальный карантин, Виктору Ивановичу приходилось с сыном ездить в степь и работать на пасеке.

В Дагестане эпидемия Covid-19 стала очень большой бедой. Из всех российских регионов именно эта республика пострадала больше всего. Президент России Владимир Путин лично выступал по проблеме эпидемии коронавируса в Дагестане и распорядился оказать целевую помощь республике.

Не обошла проблема и север Дагестана. Очень многих, в том числе из русской общины, затронула эта беда. В тяжелой форме переболели Василий Наумочкин, атаман Нижнее-Терской казачьей общины Виктор Старчак. Умер врач «скорой помощи» Обрывченко Виталий. Все это лично автору то телефону рассказывал сам Виктор Ильин. Его семью все поначалу не коснулось. А когда, казалось бы, эпидемия уже пошла на спад, симптомы COVID-19 обнаружились у сына Алексея. Анализы коронавируса не выявили.

Вскоре признаки «ковида» появились у самого Виктора Ивановича, он обратился в местную поликлинику: «Но со мной в поликлинике и толком разговаривать врач не стал. Сказал: «вот эти таблетки пропей и приди через неделю», - даже направление на анализы не дал». Анализы Ильин-старший сделал самостоятельно, результат был так же отрицательный.

Но через неделю пневмония стала явной, кроме того заболела жена Виктора Ивановича, Елена Петровна. Вызванный на дом врач прописал домашнее лечение. Но болезнь усугублялась, вскоре обоих вскоре положили в реанимацию районной больницы. Елене Петровне вскоре стало лучше, а Виктора Ивановича пришлось на вертолете переправлять в Махачкалу  в целевой «московский» госпиталь. Но болезнь прогрессировала, 14 августа Виктор Иванович Ильин скончался.

Ушёл Человек. Именно так, с большой буквы. Много ли в современной России примеров низовой, на местах «народной правозащиты»? Много ли людей способных жертвовать своим временем, средствами, рисковать свободой и даже жизнью детей и внуков, - вспомните гранту брошенную в дом сыну, - ради защиты других людей?

А Виктор Иванович Ильин был именно таким. Смертельно больной, из палаты кизлярской больницы он по телефону рассказывал мне о правовой защите одного из последних казаков селения, некогда станицы, Александрия Александра Голованя у которого при явном попустительстве местной власти несколько лет нагло и с угрозами «представители титульных этносов» забирают урожай с арендованного на 49 лет участка земли…

Данная статья выходит почти через месяц после смерти Виктора Запоздание вызвано тем, что хотелось дождаться результатов очередного судебного заседания по делу «Ильина-Тагибова». Однако его в который раз перенесли.

Надеюсь, что эту публикацию заметят дагестанские власти. Что они обратят внимание на дело «Ильина-Тагибова», что будет выполнено троекратное решение суда о разблокировке пенсионного счёта Алексея Ильина. Что память его отца будет должным образом уважена.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

12 октября 2020
Cообщество
«Выживание»
11
Комментарии Написать свой комментарий
10 сентября 2020 в 15:33

Дорогой Юрий! У меня уже поздно,зашёл на сайт,чтобы бегло просмотреть его почту,но увидел Твою статью и не могу удержаться. Дело в том,что я,ведь дагестанец коренной. Кизляр - это мой первый в жизни город,а в Тарумовской СШ бывшей тогда Грозненской области, в 1955 году я получил аттестат зрелости. Хотя учился в ней только последние полгода.


Жил на квартире с отцом. Было трудно. Прежде всего,как новичку. Да ещё претендовал на медаль. Но "национал"-директор Тменов и учительница-еврейка Пастернак Софья Аскаровна,и делом и словом очень помогли мне и остались в моей памяти на всю жизнь. Твоя статья выходит далеко за пределы поднятой Тобою темы. Хотелось,чтобы сайтовцы приняли в ней не поверхностное участие.

А сейчас я приведу здесь свой стих- песню-танец,который я написал давно и даже присочинил музыку в духе лезгинки. Уверен,твоему герою (мир его праху) оно бы понравилось. Потому что мы,русские люди,относимся к другим с большим пониманием,чем они к нам. Более того. Даже с таким бОльшим,чем сами к себе. Что есть великая загадка. Которую здесь неплохо бы попытаться разгадать.

РУССКАЯ ЛЕЗГИНКА.

Я с Дагестана жизнь начал,
Я сын равнин,не гор.
Давно покинул тот причал,
Но помню всё с тех пор.

Лезгинку русскую плясал,
Я терский был казак,
Я Гребенскую посещал
За здорово,за так.

Ерошку видел,вёл с ним речь,
Мне Азамат был друг,
И Шамиля я крепость-сечь
Включал в свой тайный круг.

Теперь глубокий я старик,
Китай мне руку жмёт,
Исламский дух во мне горит,
Забыться не даёт.

Я православный,но ислам
Мне близок,помню вас,
С Востока шлю привет я вам,
Храни,Аллах,Кавказ.

12 сентября 2020 в 13:31

Александр! Никакой разгадки не будет. Новый технологический уклад всех превратит в членов всемирного общества потребления.
Русский человек так устал от ложного показного "интернационализма", что даже обрадовался вот такому безликому "рыночному обществу", где правят капиталы и рационализм.
Уж лучше так! Осточертело видеть как отнсятся к нам несознательные представители нацменьшинств из-за проклятого советского прошлого, где РАЗМЕННОЙ МОНЕТОЙ СТАЛО РУССКОЕ БОЛЬШИНСТВО!
У Жванецкого в миниатюре, ТУПЫМ БЫЛ ДОЦЕНТ ПО ФАМИЛИИ ПЕТЯЕВ А УМНЫМ -СТУДЕНТ по имени АВАЗ. И так во всём!

10 сентября 2020 в 23:28

Как трудно быть русским в России...Или уже не в России?

1.0x