Авторский блог Наше Завтра 09:53 20 апреля 2023

Чёрный лебедь

из книги Игоря Бескаравайного "КЦ"

Бескаравайный Игорь. КЦ : роман. — М. : Наше Завтра, 2023. — 752 с.

Сегодня события августа 1996 года, когда боевикам Чеченской Республики Ичкерия" (ЧРИ)* удалось захватить город Грозный, после чего российская армия была выведена из Чечни и подписаны Хасавюртовские соглашения, могут считаться далёкой и уже не имеющей отношения к реальности историей. Но для автора "КЦ", этой "книги-предположения", всё иначе — и вследствие его личной биографии, и вследствие того, что в степях Украины против нашей страны продолжают действовать те же самые силы, а порой и те же самые люди, которые четверть с лишним века назад воевали с Россией в горах Кавказа, осуществляли теракты в наших городах. Врагов нужно не только знать в лицо, но и не забывать, в каких разных обличьях они действуют.

"КЦ", как специально разъясняет Игорь Бескаравайный, — Координационный центр МВД РФ по Чеченской Республике, созданный в Грозном в июне 1996 года для помощи МВД Чечни. Авторское повествование затрагивает широкий временной пласт нашей истории — от последних дней СССР вплоть до 2021 года, а главки идут в хронологическом порядке, по датам: с 11 декабря 1994 года, когда президент Борис Ельцин подписал указ № 2169 "О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики", по 31 августа 1996 года — дня подписания Хасавюртовских соглашений. "Фактически в Хасавюрте Лебедь, по воле Ельцина, подписал капитуляцию России перед бандитской интернациональной армией, воевавшей за её развал в Чечне, и перед широким "демократическим" фронтом её покровителей и союзников", — выносит свой вердикт автор.

Кульминация книги — подробное, более чем на 100 страницах, описание событий 6 августа 1996 года — "одного из тех загадочных и кровавых дней, которыми так богата русская история". Игорь Бескаравайный убеждён: тогда "произошло не просто нападение боевиков на Грозный, а был реализован план "Аль-Каиды"*, имевший целью отсечение Чечни от России". Но точно так же, как "Аль-Каида" пряталась за флагом ЧРИ, за флагом самой "Аль-Каиды", созданной для войны против СССР — не только в Афганистане или в мусульманских странах, но и по всему миру, — прятались спецслужбы стран Запада, что наглядно проявилось и в терактах 11 сентября 2001 года в США, и в создании ИГИЛ* после американского вторжения в Ирак. А значит, в борьбе против России задействованы все возможности наших бывших "партнёров".

Герои "КЦ" Игоря Бескаравайного, как и реальные их прототипы, — ничуть не ангелы, не идеальные образы, слепленные по одному лекалу. Они разные, русские и чеченцы, всех национальностей живые люди из плоти и крови, наши соотечественники. Но их общая черта — не предавать и сражаться за Россию даже тогда, когда для этого, кажется, нет уже ни возможностей, ни смысла. Настоящая линия фронта проходит через них, через их сердца… Только благодаря таким людям наша страна пережила и преодолела катастрофу 90-х годов. И более чем показательны слова одного из них: "У меня из головы не выходят 5 сентября 1919 года, когда был разгромлен штаб Чапаева, и 22 июня 1941 года. В обоих случаях, как и 6 августа, никто не ожидал нападения именно в этот день и именно в этом месте!.. Конечно, я сравниваю разновеликие, да ещё и не до конца изученные события, но аналогии уместны… Нападение на Грозный — так же, как и обе мои аналогии, — авантюра чистейшей воды! Но все три авантюры удались! Вот эта их схожесть чуть ли не во всём и не даёт мне покоя!.. Может, лет через сто мы об этом казусе что-то и узнаем…"

"Если с начала 90-х и до 6 августа 1996 года в Чечне фактически было двоевластие, то после воцарилась новая, враждебная России власть, которая просуществовала несколько лет. Случившееся стало шоком для всех, поскольку ничто, кажется, не предвещало подобного развития событий. Понадобились смена президента России и новая война, чтобы удалить злокачественный нарыв, именовавшийся Ичкерией…"

Здесь вовсю резвился Басаев, как Азраил, несущий смерть всем, кто был от него в прямой видимости.

6 августа 1996 года.

17:00, КЦ

"Духи" бешено обстреливали КЦ со стороны стадиона. Они заняли здание, где располагался ОБЭП, куда на работу ходил Серёга Лучшев, и долбили оттуда трибуну из всех видов оружия. Давно уже были снесены крыши подсобных помещений, под ураганным огнём находились здания МВД, ФСБ, Дом правительства.

Именно те, кто оборонял правительственный комплекс, а также и КЦ, попали в самую жуткую ситуацию. Овладение этими зданиями и было главной целью операции "Джихад". Поэтому сюда были брошены основные силы боевиков, и командовал ими Басаев — самый выдающийся чеченский террорист, не знающий жалости, беспощадный и жестокий. Но в этот, первый, день обстрел ещё не достиг апогея: Басаев ещё только присматривался, определял, как распределить свои силы по периметру правительственного квартала, куда направить основной удар, а где наносить лишь отвлекающие.

Тем не менее жертвы среди русских уже появились, не говоря о раненых. Одной из первых погибла Мария Пантелеевна, секретарь министра внутренних дел Чечни. Она до последнего находилась в приёмной, отвечала на звонки, поддерживала связь с Тарановым, находившимся в Северном, выполняя его указания, дозванивалась до подразделений на местах, уничтожала документы.

Вскоре, однако, боевики приблизились к зданию МВД и огонь сделался просто убийственным. Оборонявшие здание милиционеры стали постепенно сдавать под этим напором и перебегать через площадь в более безопасные пока места, в частности в КЦ и гостиницу. Сотрудники министерства накапливались в подъезде главного входа и группами, и по одному бегом пересекали площадь. Все эти перебежки закончились удачно. Когда пришла её очередь, Мария Пантелеевна уверенно побежала, пригибаясь, в сторону КЦ. У неё было хорошее настроение, так как она в этот трудный день проявила себя отлично, провела его на своём рабочем месте, свой долг выполнила, чем заслужила восхищение сотрудников МВД и телефонную похвалу министра. Левой рукой она прижимала к себе увесистую папку документов, которые не посчитала нужным оставить в приёмной или уничтожить. Женщина сорока лет, полная сил и энергии, в прошлом занимавшаяся гимнастикой и лёгкой атлетикой, стильно одетая, она бежала вполне профессионально, и высокие каблуки шикарных красных туфель не были ей помехой. Понимая, сколько мужчин сейчас наблюдает её бег из подъезда МВД и из КЦ, она даже слегка улыбалась, стараясь, чтобы юбка, обтягивающая её красивые сильные бёдра, не задиралась чересчур.

Когда до КПП КЦ оставалось метров двадцать, граната, выпущенная из подствольника, разорвалась рядом с ней. Осколки пробили папку с документами и безжалостно пошли дальше, разрывая белую упругую кожу левого бока, а затем и внутренности. Со всего маха секретарь министра, будто споткнувшись, рыбкой полетела вперёд, роняя документы и ударяясь лицом и коленками об асфальт. Копна пышных рыжих волос вызывающе зардела на пыльном асфальте, споря с солнцем. Испачкавшиеся кремовая юбка и розовая блузка стремительно набухали красным, лужей растекавшимся из-под левого бока.

— А-а-а! — пронёсся над площадью вздох-стон десятков человек, на глазах которых это произошло. Стоявшие в подъезде МВД, лежавшие за пулемётами на КПП, дежурившие у окон правительственных зданий — все они в ужасе разом застонали! Ладно, когда мужики гибнут — на то они и мужики! Но когда на глазах у мужиков, явственно, как на огромном экране в кино, случается смерть красивой, смелой женщины — это запредельно!

Агония была короткой, наверное, осколки поразили в том числе и сердце. Когда шок от случившегося прошёл, два омоновца, не обращая внимания на обстрел, бросились к Марии Пантелеевне, подхватили её за руки и волоком быстро дотащили за бетонные блоки. На площади остался кровавый след и красные туфли…

В этот день в комплексе правительственных зданий погибли, кроме того, один сотрудник МВД, двое омоновцев и один собровец, девять человек были ранены. В ходе боя бойцы внутренних войск перебежками пробрались на первый этаж жилого здания, чтобы оттуда расширить сектор обстрела площади. В здании обнаружили несколько трупов боевиков, погибших в перестрелке, и среди них — всем кацешникам известный Сулим, дружок Хирурга — Ибрагима, ежедневно с шуточками-прибауточками продававший шашлыки возле Дома правительства.

Голубец по телефонам сотовой связи постоянно связывался с командованием внутренних войск с тем, чтобы из Ханкалы и из Северного не прекращались удары бронетехникой и пехотой силами 34-й и 101-й бригад ВВ с целью деблокирования центра города. Но те и так уже, без его вмешательства, истекали кровью.

17:20, ГУОШ

Яша собрал в столовой всех командиров ОМОНов и СОБРов.

— Мужики, как-то так сложилось, что все наши кацешные командиры где-то потерялись. Кто из Северного отвечает, кто в Ханкале, кто в КЦ с утра уехал и там застрял. Даже старший "док" — и тот как уехал за антибиотиками, так и с концами. Нам надо определиться с командованием, чтобы всё по уму было, без бардака.

— А что тут думать-то? Ты и командуй, ты и так старший! — крикнул кто-то из командиров.

Все одобрительно загудели.

— Других нет кандидатов? — для проформы осведомился Яша.

— Нет, нет, командуй!

— Тогда давайте определим сектора обороны, позывные и прочую лабуду…

Во время всего уоповского анабазиса между выходившими из окружения и их собратьями в ГУОШ (Главном управлении оперативного штаба) шёл интенсивный радиообмен. Гуошевцы просто извелись: хотя они и сами вели бой в окружении, но их ситуация была намного предпочтительнее, чем у уоповцев, которые одной ногой уже стояли в могиле. Некоторые горячие головы рвались к командирам и требовали идти на выручку уоповцев! Не описать их радость, когда окруженцы прорвались в Заводскую комендатуру! Однако в ГУОШ тоже было горячо. Естественно, никто сдаваться не собирался. Как и везде по городу, в ГУОШ шла ожесточённая перестрелка. В первые часы отличились московские омоновцы: они дерзко выскакивали на стены и из ворот и стреляли в "духов" практически не прячась, пока не кончался магазин. Один из москвичей, здоровенный детина, спокойно выходил из ворот и с руки поливал свинцом нападавших из ДШК, как в голливудском боевике. Невероятно, но ни одного из них во время этих вылазок не задело! Вот уж истинно — смелого пуля боится! Но потом москвичей всё же уговорили так не рисковать и быть осмотрительнее.

17:30, Урус-Мартан

В трёхстах метрах от узла связи, где на крыше находились приготовившиеся к бою кузбассовцы, на центральной площади шёл митинг. На митинг люди собрались по рёву сирены — так традиционно собирали народ в случае какого-то срочного события. В этот день сирена ревела второй раз. Первый был утром, когда к городу приблизился шедший штурмовать Грозный Гелаев со своим отрядом. Урусмартановцы, традиционно не пускавшие к себе ни боевиков, ни федералов, вооружились и заняли позиции в окопах по периметру города. Гелаев был вынужден город обойти.

Теперь же жителей собрали по требованию эмиссаров Закаева. Закаевцы убеждали горожан присоединиться к ним, уничтожить русских и их пособников в Урус-Мартане и идти вместе с ними штурмовать Грозный. Народ на площади колыхался подобно морю и гудел. Посланцы Закаева бросали в толпу призывы о необходимости помочь своим братьям-моджахедам свергнуть ненавистное иго оккупантов и предупреждали, что те, кто эти призывы проигнорирует, станут предателями. Несколько урусмартановцев, в том числе и участвовавшая в круглом столе Асият, успели выступить в защиту кузбассовцев. В качестве аргументов было то, что они, во-первых, помогали бороться с таким злом, как преступность, а во-вторых, им в самом начале командировки было дано обещание, что их не тронут. Толпа эти аргументы поддержала и убивать русских в узле связи не рвалась. Убивать своих милиционеров урусмартановцы тоже отказались. А вот с призывом штурмовать Грозный было сложнее: лозунги были уж больно зажигательными.

После выступления местных жителей эмиссары Закаева снова стали держать речь и после каждого своего тезиса бросали в толпу:

— Аллах акбар!

Толпа дружно гулко соглашалась:

— Аллах акбар!

Новый глава района Хачукаев, обеспокоенный таким единодушием, видя, что некоторые колеблются, поднялся на трибуну:

— Земляки! Нам не следует слушать этих людей! Они нехорошие люди! Аллах акбар!

Слова давались Хачукаеву с трудом: во-первых, он отличался косноязычием и был не мастер выступать, а во-вторых, на трибуну поднялся слегка навеселе. Жители знали об этой маленькой его слабости, но прощали её — а кто без греха? Но его спич не произвёл впечатления, и народ безмолвствовал.

Поэтому Хачукаев выжал из себя ещё несколько слов:

— Земляки! Мы всегда должны быть вместе! Мы не должны участвовать в войне! Мы должны жить в мире! Аллах акбар!

Земляки опять промолчали.

Тогда Хачукаев выдал последнее, что мог:

— Земляки! Я сам воевать не пойду и вас никого не пущу! Аллах акбар!

Тишина.

Тогда обозлившийся Хачукаев вытащил из недр своего бездонного пиджака противотанковую гранату и стал трясти ею над головой:

— Да Аллах же акбар, вашу мать!

Тут уж толпа грохнула безудержным хохотом! В этот день урусмартановцы не поддались на уговоры боевиков.

18:00, Москва

Секретарь Совета Безопасности Лебедь позвонил министру обороны Родионову:

— Приветствую, Игорь Николаевич! Как обживаешься на новом месте?

— Да спасибо, Саша, твоими молитвами! Кстати, ты не возражаешь, что я тебя по старой памяти на "ты" называю?

— Да нет, нисколько: ты, Николаич, столько для меня сделал, да и возрастом вон на сколько старше! Так что будешь мне выкать на совещаниях, а так — мы же друзья с тобой!

— Ну вот и ладно! Я рад, что ты не зазнался в такой должности!

— Вот уж чего не дождутся, так это чтобы я зазнался! Ну да ладно, сейчас не об этом. Ты в курсе, конечно, что в Грозном буза?

— Да как не в курсе — штаб готовит сейчас приказ, чтобы начать долбить этих тварей!

— Ты не торопись, Николаич, не надо пока приказа! Подожди до завтра.

Возникла пауза. Наконец Родионов растерянно произнёс:

— Как не надо? Я, знаешь, с детства привык, если кто крикнул: "Наших бьют!" — бежать на помощь!

Лебедь спокойно пробасил:

— Вот ты верно подметил — "наших"! А там сейчас ментов бьют, а не наших! Так что и вмешиваться нам ни к чему!

Родионов возмутился:

— Саня, ты что?! Там русских сейчас режут — мне вот только-только последнюю информацию донесли! Как это не наши? Ты в своём уме?

Голос Лебедя стал подобен трубному гласу архангела Михаила:

— Товарищ министр обороны! Президентом мне поручено обеспечивать безопасность страны — и я её обеспечу! И вас я назначил на этот пост, так как уверен в вас! И надеюсь, что вы меня не подведёте! Ещё раз говорю: не надо пока вмешиваться в эту живодёрню! Я скажу, когда будет нужно! Вам всё понятно?

— Так точно, товарищ председатель Совета Безопасности! — помолчав, отрапортовал Родионов.

— Я секретарь, а председатель в колхозе дояркам дойки крутит!..

Разговор получился тяжёлым для обоих.

Родионов долго ещё неподвижно сидел за столом, уставившись в одну точку.

Лебедь же, напротив, ходил по кабинету, матерился и приговаривал сам себе:

— Терпи, Саня, терпи, всё воздастся!..

20:20, КЦ

Корреспондент "Вестей" сумел оперативно передать интервью Удугова в Москву, и оно было тут же пущено в эфир на всю Россию. В обесточенном КЦ работал дизель-генератор, и Голубец смог увидеть этот выпуск новостей по телевизору. Таким образом, дать ответ боевикам становилось жизненно необходимым политическим мероприятием. Журналистам в гостиницу было сообщено, что будет проводиться пресс-конференция.

По команде Голубца БТР со спецназовцами двинулся в сторону гостиницы, где уже были открыты ворота. Движение БТР прикрывалось огнём из КЦ. Прячась за БТР, а затем перебежками Голубец благополучно достиг гостиницы, где в холле, переоборудованном под конференц-зал, уже ждали журналисты.

Голубец весело оглядел собравшихся и, не садясь, со свойственным ему апломбом начал говорить, прохаживаясь перед корреспондентами:

— Ну шо, вот и вы нашего пороха понюхали? Ничего, буде шо внукам рассказывать! Так вот, докладываю вам: сегодня утром бандиты предприняли последнюю отчаянную попытку поправить свои делишки. А делишки у них, прямо скажем, ни к чёрту! Все основные их силы разгромлены, но вот надо же им напоследок хлопнуть дверью, шоб все слышали! Так вот, в ходе боёв с бандформированиями, предпринявшими попытку прорыва в центр Грозного, федеральные силы потеряли 13 человек убитыми и 45 ранеными. А вот у боевиков потери в три-четыре раза выше!

Голубец назидательно поднял палец вверх, пока журналисты торопливо записывали сказанное в свои блокноты.

— А какие объекты боевики смогли захватить?

— Хороший вопрос! — Голубец с удовольствием потёр руки. — Так вот, ни один жизненно важный объект чеченской столицы бандформированиями захвачен не был! Отдельные группы боевиков локализованы и нейтрализуются!

Журналисты недоверчиво переглянулись.

— В течение светового дня федеральным силам удалось отразить все атаки боевиков! — продолжал торжествовать Голубец. — Особенно отличился личный состав Кемеровского спецотряда быстрого реагирования, который долго оборонял здание комендатуры железнодорожного вокзала даже в то время, когда первый этаж здания захватили боевики, но сумел прорваться и вынести с поля боя всех раненых!

— Ничего не понимаю! — сердито прошептал соседу корреспондент "Радио России". — Судя по переговорам по рации, они обороняли здание управления по организованной преступности в Заводском районе и ушли в комендатуру там же!

— Да, каша какая-то! — согласился корреспондент "Комсомолки", пожимая плечами.

— В настоящий момент идут ожесточённые бои по всему городу и везде бандиты вытесняются из Грозного! — Голубец уверенной походкой мерил подвал.

— А где сейчас происходят наиболее ожесточённые бои?

— Продолжаются бои в центре Грозного, Старопромысловском, Ленинском и Заводском районах, а также в Черноречье. В юго-западной части Грозного возник сильный пожар, возможно, горят нефтяные склады. Было блокировано линейное отделение внутренних дел на вокзале Грозного. Там сейчас находятся 50 строителей из России. Боевикам со стороны сотрудников внутренних войск был дан отпор, они остановлены и перешли к обороне. Жизнь строителей в настоящее время вне опасности, — не задумываясь, ответил Голубец.

— А какое количество боевиков участвует в нападении на город?

— В активных действиях со стороны боевиков, по данным моего штаба, принимает участие 500–600 человек. Однако, по моему мнению, эта цифра не может считаться точной — думаю, что их больше.

— Какой трогательный плюрализм мнений! — ехидно прошептал "комсомолец" сидевшему рядом известинцу.

Голубец уверенно рубил ладонью воздух:

— По данным радиоперехвата, содержание переговоров между боевиками сводится в последние часы к следующим фразам: "Сегодняшний день неудачен. Берегите патроны. Впереди ночь, впереди штурм". Они выдохлись, всё! Силёнок-то не хватает!

— Министр информации и печати Республики Ичкерии Мовлади Удугов только что по российскому телевидению заявил о том, что города Аргун и Гудермес находятся в руках боевиков. Как вы прокомментируете эти сведения? — известинец взволнованно поправил очки, всё время сползавшие ему на кончик носа.

Недовольный таким пышным титулованием противника, Голубец остановился перед корреспондентом, который что-то строчил в блокнот, и стал поучать его в лысеющее темя:

— Как подлую и беспардонную ложь и провокацию! В этих городах прошли митинги, на которых местное население выступило против присутствия там вооружённых формирований сепаратистов!

С последним словом снаружи что-то грохнуло, потом ещё и ещё, потянуло дымком, стрельба усилилась, слышались разрывы гранат.

Голубец хладнокровно усмехнулся:

— Объявляется перерыв на 15 минут, — и широким шагом пошёл к выходу.

Корреспонденты звонили по телефонам сотовой связи и передавали информацию в свои редакции. Через полчаса чётким, практически строевым шагом зашёл Голубец и без введения сразу доложил:

— Как вы сами поняли сейчас, во время пресс-конференции группа боевиков предприняла попытку обстрелять здание Координационного центра Министерства внутренних дел РФ в Чечне. В течение 15 минут шёл активный бой. Военнослужащие МВД отразили нападение и ответным ударом подавили огневые точки противника.

— Организовано ли взаимодействие с армейской группировкой в Ханкале?

Голубец неожиданно помрачнел, насупился и вдруг выдал сенсацию, которую от него никто не ожидал:

— Пока боевикам дают отпор только милиционеры. По сведениям, поступающим в МВД Чечни и КЦ, федеральные войска пока не оказывают поддержки чеченской милиции и прикомандированным милиционерам.

— А как же вертолёты — это же войсковые вертолёты? — спросил ошеломлённый правдинец.

— С 17:00 над центром Грозного вновь барражируют три вертолёта Внутренних войск МВД России, наносящие удары по огневым точкам боевиков. После применения авиации интенсивность атак чеченцев несколько снизилась. Повторяю: основные бои ведут подразделения МВД, включая внутренние войска, — отчеканил Голубец.

Корреспонденты обратили внимание, что после возвращения на пресс-конференцию Голубец как-то потемнел. Они сделали вывод, что он впервые за этот день начал, видимо, сомневаться в том, что Грозный удастся отстоять…

двойной клик - редактировать изображение

двойной клик - редактировать изображение

* Запрещённая в России террористическая организация

2 февраля 2024
1.0x