Авторский блог Наше Завтра 04:42 9 июня 2022

Чёрная скала

Вернер Рюгемер "Капиталисты XXI века"
2

Рюгемер Вернер. Капиталисты XXI века. — М. : Наше Завтра, 2022. — 512 с.

Несмотря на то, что немецкий оригинал этой книги, имеющей второе заглавие: "Простой для понимания обзор роста новых финансовых игроков", увидел свет четыре года назад, ни её концепцию, ни приведённый автором фактический материал нельзя назвать устаревшими. Более того, сделанные Вернером Рюгемером выводы можно считать в некотором смысле пророческими. "Или это, то есть наш капитализм, — или смерть для всех!" — вот выражение сути концепции "стейкхолдерского", "инклюзивного" капитализма, презентованной главой Давосского форума Клаусом Швабом на фоне пандемии COVID-19 в 2020 году.

В рамках данной концепции речь ведётся уже не о "конце истории" как таковом, предполагающем "всего лишь" прекращение социальных конфликтов и социального прогресса в рамках глобального либерально-рыночного рая, но про "культуру отмены", цель которой — обнулить культуру и историю человечества, ввергнуть подавляющее большинство представителей homo sapiens в бесконечное и бессмысленное "здесь и сейчас", превратить их в объекты, лишённые всех прав, включая право на существование. Ведь нынешняя "глобальная" экономика виртуальна уже более чем наполовину, а для грядущей "цифровой" люди, как предполагается, окажутся вообще не нужны — компьютерные программы и сети справляются с любыми счётными операциями, в том числе финансовыми, намного быстрее и успешнее. Капитализм XXI века — это уже не "суперпаразит", но некий аналог "чёрной дыры", куда проваливается вся современная цивилизация.

Впрочем, автор книги не делает каких-либо прогнозов на этот счёт, особо не скрывая, что является сторонником и продолжателем марксистской традиции. И в этом своём качестве он утверждает, что описанный ещё В.И. Лениным "классический" империализм ХХ века был далеко не высшей и не последней стадией капитализма, что сегодня частные собственники, конечные получатели частной прибыли ещё более могущественны и невидимы, чем когда-либо прежде в истории. Но история не окончена, она продолжается, и в нынешней ситуации Вернер Рюгемер возлагает особые надежды на "красный Китай", хотя и признаёт его лишь более прогрессивным и технологичным, по сравнению с СССР, вариантом "государственного капитализма". А вот подвластные "новым финансовым игрокам" западные варианты "либерального капитализма", насквозь пропитанные ложью, насилием и коррупцией, пытающиеся на нынешнем переходе к капитализму "инклюзивному" выдать себя за альянс свободных и демократических обществ во главе с США, вызывают у автора книги абсолютное и весьма обоснованное отторжение. В предсказанных им конфликтах западного капитализма, возглавляемого США, с Китайской Народной Республикой и её союзниками он полностью на стороне последних. В том числе, как следует из предисловия к русскому изданию, в нынешних сражениях на Украине.

Но Вернер Рюгемер не просто призывает отстаивать права человека, международное право и демократию — он на множестве взаимосвязанных фактов показывает "лицо врага", раскрывает многомерную структуру и сумму технологий, при помощи которых крупный транснациональный капитал, оперируя в цифровом пространстве и времени, высасывает и концентрирует более 90% финансового объёма всего "глобального рынка". Предлагаем вниманию читателей фрагмент, описывающий анатомию новых субъектов капитализма XXI века на примере крупнейшей в мире инвестиционной структуры, известной как BlackRock & Co и к январю 2022 года управлявшей активами более чем на 10 трлн долл.

***

Транснациональный класс анонимных сверхбогатых, поддерживаемый гражданской частной армией "известных" профессионалов в области обогащения, не несёт никакой ответственности, действует вне обязательств по отношению к обществу и природе. Его не волнуют антимонопольное законодательство, трудовое право, налоговое право или финансовый надзор.

Речь ни в коем случае не о том, что, как осуждающе заявляют "критики глобализации", сегодняшний капитал неосязаемо и невесомо направляется как цифровая фикция по всему миру и не имеет (больше) ничего общего с "реальной экономикой", — как раз наоборот! BlackRock & Co имеет в своих руках сотни тысяч самых важных компаний реальной экономики, которые принимают решения о рабочих местах, о работе, жизни, питании и условиях окружающей среды, продуктах, распределении прибыли, о бедности, богатстве, о государственном долге. А глобальные корпорации платформенной экономики проникают в тончайшие поры повседневной жизни миллиардов людей, озвучивают их, переворачивают с ног на голову — и сотрудничают с секретными службами.

Эти инвесторы и делегированные ими директора и менеджеры могут безнаказанно нарушать миллионы законов, права человека, унижать и обеднять зависимых работников, загрязнять жизнь людей и окружающую среду, разрушать чувство справедливости и гипнотизировать реальность — при полной терпимости со стороны правительств в западных столицах и в ЕС.

Таким образом, невидимые силы могут ускорить своё непродуктивное самообогащение за счёт большинства и за счёт демократии, как никогда раньше. Государственные менеджеры прибегают к мягкому, вкрадчивому, а также демократическому языку "улицы", болтают о прозрачности, ответственности и разнообразии и управляют потенциалом возмущения по поводу "растущего разрыва между богатыми и бедными". В соответствии с почитаемым образцом Кремниевой долины цифровые популисты обещают счастливую жизнь стандартизированным цифровым технологиям эгоистов и процветание всего человечества.

Богатство таких как BlackRock растёт, но национальная экономика и инфраструктура, которые важны для большинства населения (школы, квартиры, больницы, водопроводы, очистные сооружения), приходят в упадок или приватизируются и удорожаются организаторами капитала. Ускоряется потепление климата. Прибыль от вооружений растёт с появлением всё новых "врагов". В то время как новые хозяева капитала создают для себя разнообразные коллективные формы, они разрушают остатки прежних коллективных форм для зависимых сотрудников и перемещают их в профессионально инсценированное, но в конечном счёте безрадостное, болезненное одиночество.

С ведением внутренней войны новых возглавляемых США капиталистов против демократии, против верховенства закона и государства всеобщего благосостояния они также стали ещё более агрессивными внешне. Они ведут объявленные и необъявленные войны через свои правительства, военные и разведывательные службы, расширяют своё глобальное военное присутствие, тайно и открыто вооружают своих представителей. Даже ядерная война на европейской земле становится рассчитанной, вполне реальной возможностью. Их девиз: "Или это, то есть наш капитализм, — или смерть для всех!"

Предприниматели, инвесторы, советники, политики, лидеры общественного мнения дают обещания народу или большинству населения (рабочие места, стабильные пенсии, безопасность жизни, мир, родина, счастье, доступное жильё) сознательно или наивно, в интересах неясной группы меньшинства и власти, которую они не могут или не хотят сдерживать с самого начала. Вслед за первичным популизмом прежних "народных" партий христианской, консервативной и социал-демократической природы мы сейчас наблюдаем вторичный популизм из-за невыполненных ими обещаний и страданий, которые они помогали причинять. Что касается партий, то среди основных популистов Германии — ХДС, ХСС, СДПГ, затем бизнес-ассоциации, консалтинговые фирмы, такие как McKinsey, ведущие СМИ, такие как FAZ, Zeit, Welt, Spiegel, SZ, а теперь и общественные вещательные компании, такие как ARD, ZDF и DLF, а также основные христианские церкви.

Популизм в западном капитализме, возглавляемом США, органически связан с политической коррупцией: представители меньшинства — обладателей секционной частной собственности — предоставляют правящим популистам, а также тем, кого считают альтернативными силами, способными на то, чтобы управлять государством (резервным и вторичным популистам), тайные, а также общественные и легализованные преимущества в виде денежных пожертвований, дополнительных доходов в частном секторе и поддержки СМИ. Это извращает или подрывает политическую волю большинства или изначально определённых целевых групп.

В западной капиталистической демократии, возглавляемой США, крупные частные собственники до сих пор вырастили две основные политические партии за счёт пожертвований и поддержки СМИ. Иногда, как в Германии, в игру вступает и третья, более мелкая, деловая партия (СвДП), склоняя чашу весов при формировании правительств. Поскольку большинство популистских обещаний оказывается по существу невыполнимым в течение двух парламентских сроков, и одна партия больше не выигрывает выборы, основные популистские партии меняются местами в правительстве самое позднее через два срока. Альтернативы левого толка, работающие на общее благо, дискредитированы, альтернативам правого толка, слегка осуждаемым, отдают предпочтение. При этом демократический моральный дух избирателей всё больше и больше деморализуется. Ритм смены правительства можно свести к одному парламентскому сроку. Это подталкивает дело к ещё более прямому, авторитарному "решению", если демократическая самоорганизация недостаточно сильна. Диктаторы и олигархи в государствах, принадлежащих к западной сфере господства и влияния (бывшая социалистическая Восточная Европа, регион Персидского залива, Южная Америка, Африка), в любом случае являются верными союзниками и столпами системы, параллельными фасадной демократии в государствах-метрополиях.

Сегодняшний популизм жонглирует различными идеологическими клише. Эти клише по-разному комбинируются и интерпретируются соответствующими игроками, даже если они противоречат друг другу с точки зрения содержания (но не обязательно на практике): национализм (также западный или европейский национализм) и глобальная открытость; открытое общество и строительство стен против чужаков (США против Мексики, ЕС против беженцев, Израиль против Палестины, закрытые жилые кварталы за высокими стенами против бедных); консерватизм и ультрасовременность а-ля Кремниевая долина; либерализм и авторитаризм; цифровое "улучшение" человечества и цифровая слежка; свобода и надзор; демократия и подчинённые "рынки"; конкуренция и образование монополий; рыночная экономика и антирыночная "системная значимость"; коррупция и противодействие коррупции; феминизм правящих классов и эксплуатация зависимых женщин; секуляризация в связи с католицизмом и евангелизм; про- и антиамериканизм, про- и антисемитизм. Но империя под руководством США возникла в результате соперничества нескольких империалистических государств. Новые финансовые игроки ещё больше усугубили господство США и вассальную зависимость их "союзников"…

Пост-история, когда-то провозглашённая в рамках восторгов по поводу побеждённости социализма в 1990-е годы, конец истории и увековечение антиисламского, христианского "западного" капитализма закончились. После десятилетий самонадеянной самоослеплённости неоколониальная глобализация свободной торговли капиталистического Запада столкнулась не только с постоянным внутренним противодействием, но и с совершенно иной экономической и глобализационной практикой Китайской Народной Республики.

Новый капитализм, возникший с 1980-х годов и ставший доминирующим после банковского кризиса 2007 года, включает в себя различные классы и группы глобально активных финансовых игроков:

1. Самыми сильными из них являются организаторы капитала типа BlackRock.

2. Вторая лига пока состоит из частных инвесторов ("саранчи"), хедж-фондов и венчурных капиталистов.

3. Элитные инвестиционные банки, частные банки и традиционные крупные банки играют разные роли.

4. Эти финансовые игроки продвигают и формируют пять "апокалиптических всадников Интернета": Google, Apple, Microsoft, Facebook*, Amazon (GAMFA), а также наиболее важные традиционные корпорации.

5. Наконец, самое молодое поколение, ещё более быстрорастущие компании цифровой платформенной экономики типа Uber, Deliveroo, Netflix, Parship / ElitePartner, Upwork, Flixbus.

Более мелкие и разрозненные финансовые игроки, которые процветают во время потрясений западного капитализма (а также могут погибнуть), такие как долговые фонды, организаторы криптовалют и разрозненная армия финансовых консультантов, здесь не принимаются во внимание, равно как и группа олигархов, которые действительно более важны для примитивной версии капиталистической трансформации и которые частично или на короткое время также берут на себя управление или связанные с ним функции, такие как Трамп, Сорос, Ходорковский**, Тимошенко, Порошенко и Джуканович…

В верхних эшелонах западного мира, как никого другого, боготворят босса BlackRock Лоуренса Финка. Ведущие СМИ дружелюбно называют его "Ларри". Когда он летит на ежегодный Всемирный экономический форум в Давосе (Швейцария), неизбранная и избранная элита щёлкает каблуками. Потому что "все они: менеджеры, предприниматели, банкиры, крупные инвесторы, политики, экономисты, — поняли, что этот американец является чем-то вроде необъявленного президента мирового финансового сообщества, верховного из ведущих капиталистов, который определяет законы и судьбы капитализма больше, чем многие другие", — с широко раскрытыми от восторга глазами говорит автор Handelsblatt, которому разрешили присутствовать там.

Давайте по очереди рассмотрим некоторые из типичных действий вождя высших капиталистов. Возьмём "инвестиции" 2016 года. BlackRock и другие финансовые инвесторы взяли ссуды на миллиард евро у других таких же инвесторов и банков и купили пятую часть всех акций Lufthansa ("ссудные акции") у других акционеров Deutsche Lufthansa на короткое время.

BlackRock & Co предположила, что опасения террористических атак и Brexit приведут к уменьшению количества бронирований рейсов, что вызовет падение курса акций. Согласно западным рыночным законам, именно это и произошло, курс акций снизился на 14%. Через несколько недель инвесторы вернули ссудные акции их законным владельцам в соответствии с договорённостью и скупили упавшие в цене акции Lufthansa с прибылью, поскольку впоследствии стоимость акций снова выросла. Однако в данном случае BlackRock не спекулянт извне, а один из основных акционеров Lufthansa. Если вы ничего не знаете о нынешнем капитализме, то вполне можете спросить: почему же совладелец спекулирует на падении стоимости акций своей собственной компании?

При капитализме последнего времени компании являются основой для спекуляций владельцев вроде BlackRock. Если они генерируют больше, чем владение акциями и ежегодное ожидание выплаты дивидендов, тогда владельцы вкладывают деньги в спекуляции — как-то извращённо называть нечто подобное "инвестициями", не так ли?

BlackRock & Co постоянно использует часть своих акций в Lufthansa, Daimler, Siemens, Coca-Cola, Goldman Sachs и т.д. для спекуляций. Возьмём случайную дату 18.08.2016: BlackRock отчитывается перед Управлением финансового надзора Германии (Bundesamt für Finanzdienstleistungsaufsicht, Bafin) о коротких продажах акций Kali & Salz AG, Zooplus AG и ElringKlinger AG; инвестор Marshall Wace сообщает Bafin о коротких продажах акций Deutsche Bank, Lufthansa и Grammer AG; инвестор AQR сообщает Bafin о коротких продажах акций строительной группы Bilfinger; инвестор Lansdowne делает то же самое в VW; Millenium делает то же самое в Wacker Chemie AG и т.д. и т.п.

Данные краткосрочные продажи в этот единственный день составляют лишь небольшую часть и относятся только к Германии. Такие короткие продажи BlackRock & Co происходят одновременно во многих компаниях в Германии и в других странах. BlackRock может "усугубить колебания цен и тем самым вызвать панику", отмечает даже FAZ, который в остальном является поклонником этого спекулянта. Другие спекуляции с акциями допускают мошенничество. BlackRock ссужает акции другим участникам рынка за вознаграждение. В рамках бизнеса Cum-Ex BlackRock ссужала свои акции на определённое время богатым людям и банкам.

BlackRock получает за это вознаграждение. Заёмщики акций могут заявить о себе в качестве владельцев в налоговую инспекцию и получить возврат неуплаченного налога на прирост капитала. BlackRock & Co может притвориться невиновным: мы не знаем, что с ними делают заёмщики. Между тем прокуратура Германии недавно проснулась и провела рейды в немецком отделении BlackRock.

Занимаясь такими спекуляциями, BlackRock нарушила обязательства по отчётности в соответствии с разделами 21, 22 и 25 Закона Германии о торговле ценными бумагами. После выборочной проверки Bafin в марте 2015 года наложил на BlackRock штраф в размере 3,25 млн евро. Это, безусловно, самый крупный штраф, который когда-либо накладывал Bafin. "Раскрытие информации о правах голоса и финансовых инструментах со стороны BlackRock было неверным и/или было сделано слишком поздно".

Как описано выше, бизнес BlackRock включает в себя покупку и продажу пакетов акций своих компаний на ежедневной основе, формирование из них производных финансовых инструментов и использование разницы в ценах на мировых фондовых биржах. Для этого важны опоздания и ложные публичные объявления. На сегодняшний день Bafin пока не повторил тщательно продуманную выборочную проверку, проведённую в 2013 году.

BlackRock постоянно спекулирует собственными и сторонними акциями на всех фондовых биржах мира. При этом используются различия в ценах в наносекундном диапазоне между фондовыми биржами Нью-Йорка, Токио, Сингапура, Лондона, Цюриха, Милана, Франкфурта, Парижа, Люксембурга, Рио-де-Жанейро и т.д. То же самое происходит с ценными бумагами всех видов, которые основаны на акциях: фьючерсами, деривативами, ETF, iShares. По большей части это происходит автоматически.

Программы "принадлежат" Aladdin, роботизированному вдохновителю BlackRock. Этой компьютерной системой, состоящей из 5000 мэйнфреймов, управляют 2000 ИТ-специалистов, программистов и аналитиков данных. Система требует так много энергии для охлаждения, что большая часть крупнейшего центра обработки финансовых данных в западной экономике была установлена в 4425 км от Уолл-стрит, на северо-западе США, недалеко от города Уэнатчи с его населением в 30000 человек. Гидроэлектростанции на реке Колумбия производят самую дешёвую электроэнергию в США. Это также место расположения небольших центров обработки данных размером с футбольное поле, например, для Yahoo, Microsoft и Dell.

Aladdin расшифровывается как Asset Liability and Debt Derivative Investment Network. Сюда включены такие факторы риска, как смена правительства, войны и военные действия, землетрясения, колебания климата, забастовки и движения оппозиции, изменения в поведении потребителей, неплатёжеспособность и имиджевые кампании. Удивительные изменения и подготовка к ним особенно интересны. Ключ в следующем: как можно повлиять на доходность ценных бумаг с помощью предварительных знаний — это также может быть вопросом доли секунды — и использовать их в своих интересах при покупках и продажах? Забастовки, правительственные кризисы, настоящие и, прежде всего, возможные войны, безусловно, могут иметь положительную функцию.

BlackRock вместе с другими подобными организаторами капитала: Vanguard, T.Rowe Price, State Street, Fidelity, Wellington, Northern Trust, J.P.Morgan, Capital Group и др., — одновременно является совладельцем важнейших фондовых бирж в западном мире (NYSE в Нью-Йорке и технологической биржи Nasdaq, а также Лондонской фондовой биржи и Немецкой фондовой биржи) и тысячи корпораций, таких как Lufthansa и Coca-Cola.

Таким образом, BlackRock сочетает в себе самые большие возможности обработки данных в западной финансовой индустрии с функцией крупнейшего финансового и экономического инсайдера. Поскольку BlackRock также является крупным акционером Deutsche Bank, управление его активами контролируется Aladdin. Кроме того, сейчас Aladdin проводит анализ рисков для более чем 150 мелких организаторов капитала, а также для фондов, суверенных фондов благосостояния, страховых компаний, пенсионных фондов и даже для 50 западных центральных банков, включая Федеральный резерв США и Европейский центральный банк ЕЦБ. В финансовых кругах ясно, что эти спекуляции, в том числе в пользу BlackRock & Co, "ставят под угрозу стабильность рынка" и усугубляют и без того системную подверженность кризису нынешней экономической системы.

В BlackRock всего 14 000 сотрудников по всему миру. Традиционные крупные банки управляют гораздо меньшим объёмом капитала, но несмотря на их строгую политику сокращения, им требуется значительно больше сотрудников: в J.P.Morgan Chase — 230 000 сотрудников, в Deutsche Bank — 100 000 человек.

Это связано с тем, что BlackRock обслуживает сравнительно небольшое количество сверхбогатых клиентов. Здесь нет посетителей, нет традиционных банковских окошек. Во всём мире корпоративные наследники, корпоративные кланы, предприниматели, члены корпоративных и банковских советов, наблюдательных советов, управляющие директора, корпоративные фонды, миллиардеры и миллионеры доверяют BlackRock свой ликвидный капитал. Таких клиентов называют физическими лицами с очень высоким уровнем дохода (UHNWI). Если у вас есть 50 млн, ещё лучше — 100 млн, вы можете стать одним из них. Традиционные банки, страховые компании, центральные банки, отделы корпоративных финансов и пенсионные фонды также доверяют BlackRock свой капитал.

Лица, ответственные и имеющие экономические права, в каждом случае образуют транснациональный класс капиталистов. Только BlackRock & Co знает имена этих клиентов. Публика не знает их имён, налоговые органы тоже обычно не знают их имён. Даже компании, в которых BlackRock покупает акции или другие сертификаты акций для этих клиентов, не знают имён своих "фактических" владельцев. BlackRock & Co — это машина для анонимизации, и эти эксклюзивные знания также являются источником его силы.

двойной клик - редактировать изображение

двойной клик - редактировать изображение

* Соцсеть запрещенной в РФ экстремистской организации Meta Platforms Inc.

**физическое лицо, признанное иностранным агентом

Комментарии Написать свой комментарий
11 июня 2022 в 10:37

"Или это, то есть наш капитализм, — или смерть для всех!"
Это - смертельная угроза человечеству. Или человечество сможет объединиться, чтобы УНИЧТОЖИТЬ эту угрозу, или будет уничтожено само

12 июня 2022 в 14:08

Не волнуйтесь, Юрий.
Какая такая черная скала? Сейчас явится Волобуев и, несомненно, с легкостью докажет, всем нам, что капитализм давно умер...

1.0x