Сообщество «Коридоры власти» 04:00 18 января 2012

Часы бьют двенадцать...

<p><img src="/media/uploads/03_12/kuranty_thumbnail.jpg" /></p><p>Александр НАГОРНЫЙ, заместитель главного редактора газеты «Завтра».</p><p>Уважаемые коллеги! Мы&#160;собрались подвести итоги прошедшего года и&#160;обсудить перспективы России в&#160;наступившем 2012&#160;году. Сначала я&#160;хотел&#160;бы предоставить слово двум главным «возмутителям спокойствия» в&#160;нашем политическом и&#160;информационном пространстве: Михаилу Геннадиевичу Делягину и&#160;Анатолию Юрьевичу Баранову.</p>
0

Коллаж В. Александрова

Александр НАГОРНЫЙ, заместитель главного редактора газеты "Завтра".
Уважаемые коллеги! Мы собрались подвести итоги прошедшего года и обсудить перспективы России в наступившем 2012 году. Сначала я хотел бы предоставить слово двум главным "возмутителям спокойствия" в нашем политическом и информационном пространстве: Михаилу Геннадиевичу Делягину и Анатолию Юрьевичу Баранову.

Михаил Делягин, доктор экономических наук, директор Института проблем глобализации.
Безусловно, главное событие 2011 года — декабрьский выход на улицу российского среднего класса. И больше всего интересны нелепые метания "жуликов и воров", поверивших митингам, что дело в фальсификации выборов!

Какие выборы, кто на них ходил?
Кому вообще нужна Госдума?

Фальсификация выборов для среднего класса — не причина негодования, но всего лишь достойный повод его выплеснуть. А само негодование порождено характером режима, ключевая часть "столпов" которого, похоже, искренне считает единственным смыслом российской государственности свое личное обогащение. "А ваша демократия и общественное благо — не более чем враждебная пропаганда Голливуда".

Превращение коррупции едва ли не в основу государственного строя неимоверно затрудняет повседневную жизнь; невозможность защитить свои неотъемлемые интересы в судах — лишь один из бесчисленного множества раздражителей. "Достали!" — вот истинный лозунг протеста.
Поэтому бюрократия, даже пойдя на частичную демократизацию и сокращение фальсификаций, не ослабит протесты: для устранения их причины ей нужно устранить себя. А незначительные уступки с её стороны будут восприняты как слабость и спровоцируют расширение протестов. Начать же репрессии она не сможет: коррупционная власть не бывает жёсткой. Кроме того, тогда её членов перестанут пускать в фешенебельные страны — в их замки и виллы, да и спросить смогут о происхождении баснословных богатств. Не потому, конечно, что кого-то на Западе волнует хоть капля русской крови: просто решение о кардинальной смене элит принято, и "уходящей натуре" будут ставить в вину всё подряд.

Старое поколение колониальных наместников — от Мубарака до Путина — перестало устраивать глобальный управляющий класс не только потому, что для перестройки мира его надо хаотизировать, а для загона спекулятивных капиталов в американские госбумаги США должны стать единственной "тихой гаванью". Важно само укрепление у власти "национальных вождей". Конечно, это не заставило их забыть хозяев своего кошелька. Так, сотни миллиардов долларов бюджетных средств России выведены за рубеж (кстати, нынешним "оппозиционером" Кудриным) в виде Резервного фонда и Фонда "национального благосостояния" на поддержку американской и европейской финансовой систем — и это в те годы, когда в России от "нехватки бюджетных средств" продолжают массово умирать дети.

Однако, консолидировав средства своих стран в своих руках, национально-племенные вожди стали субъектом переговоров с глобальным бизнесом.
Да, слабым и зависимым, но субъектом, представляющим страну и поэтому ограничивающим всевластие глобального бизнеса, который хочет быть полным, ничем не ограниченным и не сдерживаемым хозяином — как в России 90-х годов прошлого века.

Инструментом этой хаотизации мира, штурмовой пехотой глобального бизнеса по своей природе являются либералы, — даже если их и не готовили в йелях по спецпрограммам организации "цветных революций".

Единство задачи и обусловленное им единство управления обеспечивают единство либерального клана. Явление Никиты Белых в губернаторы, а бывшего и будущего члена правительства Кудрина — на проспекте Сахарова, как и публичное желание Ксюши Собчак влиять на власть (по примеру то ли папы-мэра, то ли мамы-сенатора, то ли крестного папы-Путина) доказывают: и привластные Волошин и Чубайс, и ужасно оппозиционные Немцов, Касьянов, Навальный и Каспаров — части одного целого. Им никуда не деться друг от друга: покинувшего атакующую цепь расстреливают за дезертирство.

Протесты не порождены либералами — они лишь оседланы ими как единственной силой, сочетающей непримиримую вражду к государству (напомним: не потому, что оно коррупционно — это для либеральных фундаменталистов, скорее, доблесть, — а потому, что оно есть) с наличием денег и организации (не говоря уже о пропагандистских ресурсах и международной поддержке).
В 2012 году протесты будут продолжаться и расшатывать режим Путина все сильнее.

Первая волна поднимется уже в феврале и будет связана с президентскими выборами — точнее, с по-чуровски демократичным и честным самоназначением В.В.Путина президентом России.

К лету, а вероятно, что и к майским праздникам, она сойдет на нет, чтобы осенью уступить место новой, более серьезной волне, вызванной социальной политикой правящей тусовки. Прежде всего, 1 июля начнется уже утвержденная законом реформа бюджетных организаций, которая повысит платность и, соответственно, снизит доступность бюджетных услуг — в том числе образования. Весьма вероятно, что 1 сентября родители по всей России с изумлением обнаружат, что такие необходимые для преуспеяния (вне "Единой России", корпоративных офисов и челночного бизнеса) предметы, как физика, химия и биология преподаются за деньги, — не говоря уже о необходимой для развития мировоззрения астрономии.

Реформа оплаты бюджетников позволяет руководителям практически единолично распределять деньги между работниками, из-за чего, как правило, резко подскакивают доходы административного персонала, а врачи и учителя иной раз даже начинают получать меньше. Понятно, что это отражается на больных и учениках.

Не забудем отложенное в связи с назначением Путина повышение тарифов ЖКХ и вероятное введение новых стандартов образования — не слишком далеко ушедших от гитлеровского плана "Ост" и, по-видимому, на нем основанных.

Казалось бы, что может быть проще, чем отказаться от этого либерального бреда? Но государства погибают не от ошибок, а от извращенности мотиваций правящего класса, не позволяющих исправлять эти ошибки и вынуждающих настаивать на них — до самого конца.

Еще в 2006 году лучшие макроэкономисты России, проведя работу по поручению правительства, пришли к выводу: для поддержания социально-политической стабильности сложившейся коррупционной модели российской государственности нужен ежегодный экономический рост не менее 5,5%. Иначе "пряников сладких не хватит на всех".

Таких темпов роста ВВП в России нет уже три года. В 2011 году бюджет и крупный бизнес буквально захлебывались от денег, поскольку нефть и другие энергоносители подорожали в 1,4 раза, а реальные доходы населения не выросли. С учетом же занижения инфляции и резкого роста богатств "оффшорной аристократии" подавляющее большинство "дорогих россиян" стало жить хуже: деньги, "недостающие" хозяевам страны, отбирали у бесправного населения.

Кроме того, глобальный кризис требует сокращения издержек. А коррупционные издержки не сократишь — это источник богатства правящего класса. Значит, надо сокращать социальные расходы — это вечное заклинание гайдаровщины предвещает новый виток людоедских реформ. У многих намеченных реформ — повышения пенсионного возраста, роста налогов и т.д. — просматривается и еще один, цинично-политический смысл: мол, вы, хомячки, возмущаетесь, "качаете права", потому что ваша жизнь улучшилась? Так мы решим проблему — ухудшим вашу жизнь обратно, макнем вас по самое не могу в ад нищеты и опасности, из которого вы, как самонадеянно подумали, наконец-то выбрались. Всё это, в свою очередь, делает неизбежным и расширение, и усиление протестных настроений.

И если Болотную площадь охарактеризовали как "революцию шикарных шуб", то к концу 2012 года на улицах будут преобладать китайские пуховики, если вообще не ветхозаветные ватники и армейские бушлаты.

Существенный момент: ни на Болотной, ни на проспекте Сахарова не были заметны кавказцы, весьма заметные почти во всех остальных сферах жизни Москвы. Возможно, они действительно являются настоящей, подлинной опорой мафиозно-клановой власти, хотя, скорее, они просто не чувствуют себя частью российского общества, обособились и отделились от него.

В результате сегодня выбор Путина максимально прост: или опричнина, или гибель. Причём, речь идёт не только о политической гибели.

В принципе сам его возврат к власти свидетельствует о понимании уровня опасности: после Милошевича и, уж тем более, Хусейна, Мубарака и Каддафи единственный способ сохранить жизнь — это сохранить власть. Это уже не чисто коммерческое и не исключительно коррупционное мышление. Но к здравому смыслу надо сделать еще два трудных шага: осознать, что сохранить власть в Египте нельзя и, значит, надо не допустить превращения России в Египет. В состоянии истерического страха осознать это не так просто, как нам с вами. Но и осознав — что делать?

Отказаться от намеченных либеральных реформ в рамках системы нельзя: единственная альтернатива им — сокращение коррупции, то есть, если уж и не прямая революция, то, насколько можно судить, даже не "подрыв", предусмотренный Уголовным кодексом, а прямое уничтожение основ существующего государственного строя. Причём, уничтожать придётся целый социальный слой, заботливо собранный собственными руками, при одновременном создании новой опоры даже не просто из пустоты, но из пустоты враждебной.

В этих условиях первая и самая важная задача здоровых сил российского общества заключается в постоянном обнажении сущности либерального клана, которая не должна превращаться в циничное оправдание убивающей Россию власти. Тактический союз с либералами против коррупционеров необходим, но, допустим, лишь при четком и ясном понимании того, что это те же самые "жулики и воры", просто по другую сторону баррикад.

Вторая задача — формирование собственного центра политического притяжения общества. Центра, который будет опираться на народ, пробуждать его к политической активности, перехвату управления политическим процессом и овладения собственной судьбой или, как минимум, поддерживать любого государственного деятеля, который начнет вопреки интересам своего коррупционного класса служить России. Этот центр можно создать только одним путём: надо бороться за свои права. Требовать прекращения лжи, воровства и насилия. Требовать от власти, чтобы она была властью, а не "семьей" или бандой. Защищать своих. Выходить на митинги — какие бы либеральные хомячки ни визжали с трибун — со своими требованиями и засвистывать, если уж не удастся согнать с трибун, провокаторов и либералов.

Третья задача — синтез социальных, патриотических и демократических ценностей, выработка и трансляция позитивной программы, которая, охватив массы народа и "властной общественности", станет ограничителем для любой власти и не     позволит никакому президенту 2014 года, будь то Путин, Навальный или Вася Пупкин, стать ни Ельциным, ни — тем более — Горбачевым.

Я говорю о "здоровых силах российского общества", прекрасно отдавая себе отчёт в том, что сегодня эти силы в большей мере потенциальные, чем динамические, что пресловутый "просвещенный и патриотичный" российский бизнес давным-давно не связывает свое будущее с "этой страной" и предпочитает финансировать не её оздоровление, но личные "домики в Лондоне". И никакие тектонические толчки, свидетельствующие о том, что фешенебельный Запад на глазах перестает быть "островком стабильности", не смогут убедить его до самых последних дней Помпеи.

Поэтому основным сценарием или "дорожной картой" для России становится падение в системный кризис. Именно к нему неумолимо толкает страну логика самоубийственной борьбы кланов либеральных фундаменталистов и силовых олигархов. Однако там, где их жизнь закончится, история новой, здоровой России только начнется, хотя и, как обычно, слишком дорогой, неприемлемой для нашего унаследованного от советской цивилизации гуманизма, но единственно возможной ценой.

Анатолий БАРАНОВ, главный редактор сайта forum-msk.ru.

Позволю себе не согласиться с уважаемым Михаилом Геннадиевичем. На мой взгляд, главное для нас политическое событие года произошло всё-таки не на Болотной площади и не на проспекте Сахарова в Москве, а в Казахстане. Прежде всего — по степени своей классовой определенности. Нефтяники Жанаозена или Нового Узеня — это именно рабочие, которые достаточно хорошо зарабатывают, которые объединены в общенациональный независимый профсоюз "Жанарту" с отделениями во всех областях и крупных городах Казахстана. Эти рабочие-нефтяники, числом от 15 до 17 тысяч, вышли на забастовку еще в середине мая. И с тех пор они не просто бастуют — они проводят митинг нон-стоп на центральной площади Жанаозена, были голодовки, другие массовые акции, несколько бастующих за это время были убиты — как говорится, "при невыясненных обстоятельствах". Посадили профсоюзного юриста Наталью Соколову, дали ей семь лет "за разжигание социальной розни". У нас эта формулировка есть в законе о борьбе с экстремизмом, но её, по молчаливой договоренности,  стараются не применять. А в Казахстане уже применяют, и дали, как видим, нешуточный срок — за защиту прав рабочих. 

Забастовку в Жанаозене долго не замечали: ни в России, ни в Европе. И только когда 16 декабря начался массовый расстрел бастующих, не замечать этого стало невозможно. То есть там налицо реальная классовая борьба такого накала, найти которой аналоги в современном мире не так-то легко.

Почему это важно для нас? Потому что Россия, Казахстан, Белоруссия, Украина до сих пор представляют собой единое экономическое и социальное пространство, пусть даже политическая интеграция между ними пока отсутствует. Мы наблюдаем фактически восстание рабочих против феодально-байского режима в Казахстане, который превратил одну из передовых союзных республик в сырьевую колонию мирового империализма. Надо сказать, что по степени интеграции в глобальную экономику Казахстан далеко обошёл и Россию, и Украину. Там совершенно свободно, без всяких ограничений работают и западные, и восточные корпорации. В частности, та же компания "Каражанбасмунай", на предприятиях которой произошло восстание, наполовину принадлежит китайской государственной инвестиционной компании CITIC Group. Кстати говоря, именно китайский менеджмент занял максимально жесткую позицию в отношении бастующих, что придало дополнительную остроту данному конфликту. Дело дошло до создания отрядов рабочей самообороны, вооруженных охотничьим оружием и оружием, отобранным у милиции. То есть, это события очень серьёзные, и они, на мой взгляд, еще далеко не закончились. Если спроецировать их на ситуацию в Белоруссии после выборов Лукашенко и на ситуацию в России, то можно спрогнозировать, что уже в текущем году мы увидим гораздо более мощные, гораздо более осмысленные и гораздо более развернутые выступления граждан против сложившейся системы.

Сергей ЧЕРНЯХОВСКИЙ, доктор политических наук, профессор РГГУ.

Я не уверен, что та интерпретационная модель, которую использовал уважаемый Анатолий Юрьевич, в полной мере описывает события, происходящие в Казахстане, в Белоруссии и в России.

Нефтяники Жанаозена бастовали с мая 2011 года, но в погромы и в последующий расстрел это почему-то вылилось только после того, как встал вопрос о создании Евразийского Союза. Конечно, "после того" — еще не значит "вследствие того", но мы знаем, что есть попытки реинтеграции постсоветского пространства через механизмы Таможенного союза, зоны Евроазиатского экономического сотрудничества и т.д., и есть попытки воспрепятствовать такой реинтеграции. Недавние события в Казахстане однозначно направлены против реинтеграции, а потому выгодны её противникам. Они также направлены против Китая, а потому выгодны его противникам. И трудно предположить, что те, кому они выгодны, остались в стороне от них — тем более, что хорошо известно, как и с кем работают "независимые" профсоюзы и другие "неправительственные" общественные организации. Кстати, у меня был студент, который писал дипломную работу как раз о современных методах организации уличного протеста. Звали его Илья Яшин.

Но вернемся от казахстанской темы поближе к России. Самым главным и самым позитивным событием прошедшего года лично я считаю подавление латентного заговора в политической и экономической "верхушке" России — заговора, направленного на то, чтобы выдвинуть в президенты Медведева и задвинуть Путина. Не потому, что третий срок Путина — это хорошо, а потому, что второй срок Медведева — это гарантированный социально-политический взрыв наподобие событий 1990-91 годов, с развалом России на несколько новых независимых государств. 

Безусловно, нашей стране нужна системная модернизация и социально-экономической, и политической системы. Но внутри России пока не видно субъекта для такой модернизации. Медведев и "либералы" — это субъект как раз для дальнейшего развала страны. Серьёзного левого движения в стране победившего некогда социализма тоже пока не сложилось. И когда якобы русские националисты приходят на мероприятия, организованные Чубайсом, Немцовым и Ко, — пусть даже с заявленной целью освистать их — это говорит о том, что серьёзного националистического движения со своей позитивной программой в России тоже нет. 

Возможно, в условиях слома существующей системы за три-четыре года у нас и способен возникнуть некий политический аналог якобинцев времен Великой Французской революции или большевиков времен Великой Октябрьской социалистической революции, но трех-четырех лет у нашей страны может не оказаться, и она сразу же будет поставлена на колени глобальным капиталом и отечественными компрадорами.

Ничуть не идеализируя Путина, могу сказать, что та группировка в рамках "властной вертикали", которую он олицетворяет и формально возглавляет, сегодня выступает единственным потенциальным субъектом для системной модернизации. Да, шансы на то, что этот потенциальный субъект начнёт действовать именно в таком направлении, невелики — примерно один к трем. Но они есть. В отличие от всех остальных вариантов развития событий.

Сергей БЕЛКИН, главный редактор журнала "Экономика и развитие".

Внутренние проблемы — протестная митинговая активность и стоящая за ними борьба элитных кланов, очень многое определяет. Я надеюсь на то, что в 2012 году произойдёт поляризация митингов протеста. Потому что пока мы наблюдаем политический постмодерн, когда одни смыслы накладываются на другие и уничтожают друг друга. Люди не просто разных, а противоположных политических взглядов стоят на одной площади с одинаковыми лозунгами? Так не должно быть, но мы это видим своими глазами. Значит, либо взгляды на самом деле не противоположные, либо одинаковые лозунги на самом деле вовсе не одинаковые.

В нейролингвистическом программировании эта операция называется "рапорт". "Рапорт" установлен, с трибуны говорят ключевые, "якорные", фразы — толпа реагирует. "Чурова в отставку!" — Дааа! Ураа! — "Даёшь честные выборы!" — Дааа! Ураа! 

Это потеря смыслов. Потому что никто не задаётся вопросом: что дальше? Кто заменит Чурова? Кто будет определять, "честные" выборы или "нечестные"? Ответ на эти вопросы нужно знать уже сейчас, и соответствующие решения — я уверен — уже существуют, но "массовке" они пока не сообщаются.

Что касается борьбы кремлёвских кланов, то мне трудно о ней судить, потому что извне видно очень мало, а то, что видно, практически невозможно интерпретировать в какой-то доступной мне системе координат. Например, есть изменения в президентской администрации: Иванов вместо Нарышкина, Володин вместо Суркова, — эти изменения как-то связаны с выдвижением Путина, а не Медведева в президенты от "партии власти", но как именно — пока неясно. Ясно лишь то, что пришествие Путина на третий президентский срок — это очень серьёзная проблема и внутри России, и за рубежом.

Во внешнеполитическом измерении мы находимся в ожидании того, кто нас сожрёт: Америка или Китай? Или сожрут они вместе? Или сожрут не целиком, а частями? Это отвратительная повестка дня, тем не менее, она именно такая.

В связи с рассказом Анатолия Юрьевича о Казахстане создание Евразийского союза, например, приобретает для меня дополнительный и весьма тревожный смысл. Для кого всё это создаётся? Это будет в интересах России и россиян? Или это будет просто более удобная структура для внешнего управления для китайского империализма, для американского империализма или еще для кого-то? Лично я к идее Евразийского союза отношусь позитивно, вижу все плюсы экономические, социальные, политические, считаю нужным содействовать реализации данного проекта, но теперь эту опасную для нас возможность тоже надо будет иметь в виду.

Из более частных вопросов отметил бы события в Приднестровье, где произошла смена многолетнего лидера Приднестровской Молдавской Республики Игоря Смирнова. В этой связи пока трудно предположить, куда качнется маятник, но то, что его вывели из положения равновесия, — это факт, в котором нет сомнений.

Андрей ФУРСОВ, историк.

2011 год в мире был периодом нарастания кризисных явлений. Всё это проецируется на РФ, существенно модифицируя внутреннюю ситуацию в нашей стране, которая так же, как и мировая ситуация, развивается в кризисном направлении — "двойная масса" кризиса. Здесь 2011 год был также крайне важным. Во-первых, обострились все мыслимые противоречия: между властью и обществом; внутри власти — между верхними и нижними сегментами, внутри верхнего сегмента — между различными группами ("силовики" — "гражданские"), а внутри групп — между кланами. При этом, похоже, внутренние властные (административные) ресурсы всех групп практически исчерпаны — последние выборы это ясно продемонстрировали. Указанная исчерпанность усиливается фактом проедания советского материального наследия — к середине "десятых" оно будет проедено совсем. Заканчивается "НЭП-2" девяностых и нулевых. Закончится ли он тем же, что и "НЭП-1", рефреном которого звучал шлягер "Всё сметено могучим ураганом, / И нам с тобой осталось кочевать"?

В любом случае мировая ситуация резко усиливает остроту внутренних российских конфликтов и не менее остро ставит вопрос о внешних союзниках — государства в целом и различных властных кланов. В условиях кризиса, фрагментации, раздробления мировой верхушки это исключительно сложный и трудный вопрос (в 1990-е и даже в начале 2000-х годов ситуация была намного проще). В результате налицо риск дальнейшего дробления, фрагментации и так весьма далёкой от единства и целостности российской верхушки и превращение русской территории в поле битв держав, корпораций, "орденов" и сетевых структур за будущее (в ущерб коренному населению), в резервную территорию и полигон психобиологических и иных экспериментов. Слабым утешением является морально-волевая деградация западных верхушек как игроков, и это одна из причин, хотя и не единственная, по которой Хозяева Мировой игры решились на зачистку сытой неолиберальной элиты Запада (умеющей только делить и отнимать — с такими в будущее не прорваться). Это значит, что меняются правила, и Игра начинается если не с чистого листа — в истории так не бывает, то без зачёта многих полученных в предыдущую эпоху очков. И это шанс. Самое главное — не жить иллюзиями и образами прошлого, и готовность играть не по правилам, ломать их.

2011 год подвёл черту под постсоветской эпохой и в РФ. На мой взгляд, это, весьма важная черта ушедшего года: постсоветская эпоха в России и в мире закончилась безвозвратно. Мы вступаем в иную, очень опасную эпоху, для жизни в которой нужны воля и разум, то есть, прежде всего принципиально новая наука — наука об обществе и человеке, предполагающая создание новых дисциплин, нового понятийного аппарата, новых форм работы со значительными по объёму информпотоками и, естественно, новых форм организации рационального знания. Это — необходимое условие, чтобы как минимум сгруппироваться и уцелеть во время последней Большой (дикой) Охоты капиталистической эпохи, а там —  если дадут дух, опыт и случай — и победить.

Александр НАГОРНЫЙ.

На мой взгляд, главным событием 2011 года стал подъём "второй волны" глобального системного кризиса. Прежде всего, это касается долгового кризиса в Евросоюзе, который стал следствием деятельности крупнейших финансовых корпораций современного мира. Это череда так называемых "революций" на Ближнем Востоке, которые обещала еще Кондолиза Райс. И это поразительные финансово-экономические успехи КНР, который сейчас создаёт кондоминиум с Японией, который в течение ближайших трёх-четырёх лет может стать определяющим фактором всей мировой политики, способным перехватить глобальное лидерство у США.

Россия же в 2011 году практически не изменилась. Она как была в статусе полуколонии, из которой вывозят сырье и капиталы, так и осталась. Но мы видели, что нарастают противоречия между Москвой и Вашингтоном, между Россией и Евросоюзом. Результатом этих нарастающих противоречий и стало выдвижение Путина. Потому что без этого значительно возрастала вероятность "зачистки" стоящей за ним группы "новых олигархов-силовиков" — так же, как это происходило в ряде стран Ближнего Востока и "новой Европы". Обострение общемировой ситуации проецируется и на внутриполитическую обстановку в России. В виде протестного движения за "честные выборы".

Я оцениваю этот процесс весьма позитивно. И не потому, что питаю какие-то иллюзии по поводу "честных выборов" — у нас все выборы с начала 90-х годов были нечестными. А прежде всего потому, что если бы не эти протестные акции, наша политическая верхушка продолжала бы оставаться в законсервированном состоянии, занимаясь привычными распилами и трансферами распиленного на Запад.

А то, что произошло на Болотной площади и на проспекте Сахарова в Москве, неожиданно заставило Путина говорить о таких вещах, как оффшоры, вывоз капитала и так далее. Конечно, всё это может и не повлечь за собой каких-то конкретных последствий, но всё-таки слово было сказано.

И перспектива здесь вполне очевидна. Протестные выступления будут, и они будут нарастать, складываться в целую систему социального недовольства. Но ни до какого революционного прорыва дело пока не дойдёт, поскольку Путин до середины 2012 года заморозил базовые цены и тарифы. А вот осенью, когда всё это рванёт вверх, его положение станет весьма неустойчивым и опасным. Здесь уже станет возможным слияние либеральной оппозиции с массовым социальным протестом и массовым национальным протестом, что может расшатать всю "властную вертикаль" и всю внутриполитическую ситуацию в стране. Смены власти, возможно, еще не произойдёт, но тотальная дестабилизация обстановки от Калининграда до Курил вполне вероятна.

Владимир ОВЧИНСКИЙ, доктор юридических наук.

Я вполне согласен с Александром Алексеевичем Нагорным в том, что мы не можем рассматривать нашу внутреннюю ситуацию саму по себе, а должны рассматривать её только в связи с ситуацией общемировой. А в мире, на мой взгляд, происходит революция нового типа на фоне продолжающегося глобального финансово-экономического кризиса. Эта революция не могла не затронуть постсоветское пространство, в том числе Казахстан, Белоруссию и Россию. Так же, как она затронула практически все страны мира.

То, что произошло в Казахстане, идеально вписывается в эту глобальную революцию. А там произошли не только забастовка нефтяников и массовые беспорядки в Жанаозене — там резко активизировался политический ислам, в том числе — в своих крайних, экстремистских и террористических формах. 

Можно как угодно называть режим Назарбаева, но он, как и Лукашенко в Белоруссии, обеспечил народу Казахстана достаточно благоприятные условия для развития, он отнимает у своего народа гораздо меньше, чем отнимает нынешняя "вертикаль власти" в России. При нем построены новые города, новые промышленные и научные центры, сохранился высокий уровень качества и доступности образования, безопасности жизни и так далее.

Теперь всё это, как и в России, проверяется на прочность. С февраля прошлого года в Казахстане совершены террористические акты как минимум в семи крупных городах и областных центрах. Такой террористической активности близко не было в этой республике за все годы независимости! Во время ноябрьских терактов я был в Казахстане (читал лекции), беседовал со многими компетентными людьми. Они пребывали в некоей растерянности, поскольку не ожидали такого всплеска террористической активности. Объективных предпосылок к этому внутри республики: и на их, и на мой взгляд, не было никаких.

Возможно, власти Казахстана несколько заигрались со своими исламистами, поскольку активно участвовали в создании различных общественных организаций на данной конфессиональной основе, пытались их "приручить" и контролировать.

Но я полностью согласен с Сергеем Феликсовичем Черняховским, что нынешний пик протестных акций удивительным образом совпал с подписанием документов по Евразийскому экономическому союзу.

Александр НАГОРНЫЙ.

А если учесть, что исламские фундаменталисты рассматриваются "вашингтонским обкомом" в качестве одного из основных инструментов воздействия на Китай — в том числе через Восточный Туркестан, именуемый ныне Синьцзян-Уйгурским автономным районом, то Казахстан можно считать идеальной геостратегической базой для резкой активизации данного процесса. А с другой стороны — через территорию современного Казахстана проходят два участка Транссиба, здесь расположен космодром Байконур и другие важнейшие для России объекты. То есть, Казахстан, хотим мы этого или нет, становится "главным призом" геостратегической игры в Центральной Азии.

Владимир ОВЧИНСКИЙ.

Согласно информации, которую я считаю достоверной, в Жанаозене сначала были нападения на административные здания, магазины, заправки — всего было сожжено и разгромлено 46 объектов, происходили избиения людей и захваты заложников, захваты оружия, избиения полицейских, поджоги их автомашин. Только после этого силовые структуры применили оружие против нападавших. Если мы защищаем интересы рабочих-погромщиков и местных ОПГ Жанаозена — это одно, а если мы защищаем национальные интересы России — это другое.

Анатолий БАРАНОВ.

Все мы учили диалектический и исторический материализм, который говорит, что "национальные интересы" — это некая абстракция, которая прикрывает собой интересы правящего класса данного государства.

Владимир ОВЧИНСКИЙ.

Да, конечно. Но надо смотреть, как интересы правящего класса данного государства соотносятся с интересами других, не правящих классов, и как с этими интересами соотносятся интересы правящих классов других государств. Бешенство в западных СМИ по поводу первых шагов по созданию Евразийского союза — наглядный пример неприятия любых форм интеграции на постсоветском пространстве.

Теперь о ситуации с нашей митинговой активностью. Леонид Радзиховский постоянно в своих статьях говорит, что это — глобальный исторический процесс, в России начался процесс политической модернизации, на смену путинской приходит другая элита, меняется схема взаимодействия между властью и обществом — и так далее, и тому подобное. 

Я считаю, что всё это, мягко говоря, не соответствует действительности. Идёт борьба элит, борьба властных кланов. И я вижу два мощнейших клана, которые влияют на все процессы, происходящие в России. Это "старосемейный" клан, бывший клан Ельцина, и "новосемейный" клан, созданный уже Путиным, в центре которого находится кооператив "Озеро". И Путин — заложник двух этих кланов.

"Старосемейный" — поставил его на охрану всего, что его участники получили в результате "демократической революции" 1991 года. Эту роль охранителя "старосемейного" клана Путин выполнил. Но он пошёл дальше. Он создал свой клан. А попытки "старосемейного" клана влиять на его действия он подавил посадкой Ходорковского. И все попытки освободить Ходорковского он тоже пресёк.

Но в целом эта ситуация "старосемейный" клан устраивала. Капиталы слились, такие люди, как Абрамович и Дерипаска, контролировали основные финансовые потоки. Но потом ситуация стала резко меняться после того, как клан Бушей проиграл президентские выборы 2008 года в США. При Обаме, Байдене и Хиллари Клинтон режим Путина вышел из доверия у "вашингтонского обкома". А раз так, то "старосемейный" клан, чтобы сохранить свои зарубежные активы и текущие прибыли, должен был сменить своего охранника.

Первым шагом в этом направлении было президентство Дмитрия Медведева, такой компромисс между "старосемейным" и "новосемейным" кланами, при котором Путин, став премьер-министром и сохраняя де-факто почти все свои властные позиции, формально отошёл на второй план. Видимо, предполагалось, что Медведев войдёт в "курс дела" и отправит своего шефа в отставку или составит ему конкуренцию на выборах 2012 года. Ни того, ни другого Медведев по целому ряду причин, объективных и субъективных, не сделал.

Тогда началось расшатывание ситуации через выборы. Мы с вами не первый день живем и прекрасно понимаем, что все выборы в России за последние двадцать лет были сфальсифицированы: и в регионах, и на федеральном уровне. Парламентские выборы 2011 года были сфальсифицированы ничуть не в большей степени, чем предыдущие, 2007 года. Тогда это никого "наверху", в том числе из нынешних революционеров — либералов, не тревожило. Но именно сейчас проблема фальсификации выборов была активизирована через многотысячные протестные митинги — с прицелом на президентские выборы 4 марта 2012 года. То есть, "старосемейный" клан почти в открытую, через "митинговую" якобы стихию, озвучил своё требование: "Путин, уходи!" На передовой — Касьянов и Немцов, в переговорщиках — Кудрин, а за ними — Волошин, Дьяченко и, как главная фигура, Чубайс, который видимо и является организационным центром всего "старосемейного" клана.

Сегодня Путин не может просто "снять корону и тихо уйти", как ему предлагают, например, Горбачёв и Радзиховский, — потому что его уход будет означать крах его "новосемейного" клана. А по недавним оценкам британских СМИ объем финансовых средств этого клана — не менее 130 миллиардов долларов (думаю, что англичане занижают реальную цифру). С такими средствами без боя не сдаются! Путинская оппозиция в целях смены властного клана придумала для него название — "партия жуликов и воров", хотя это название применимо к обоим враждующим кланам. Думаю, что все политическое противоборство с выборной площадки в скором времени перейдет на антикоррупционную. 

Тем более, что "новосемейные" могут начать активно использовать Стратегию Обамы по борьбе с международной организованной преступностью, утверждённую Советом национальной безопасности США в июне 2011 года. Это — главный инструмент "вашингтонского обкома", заточенный специально под "новосемейный" путинский клан. Путин это прекрасно понимает и уже начинает предпринимать ответные антикоррупционные шаги. Причём, основной удар направлен на коррупционеров — энергетиков, т. е. на коррупционную систему, выстроенную Чубайсом. Умудренный опытом Примаков, который является для Путина своеобразным "гуру", советует ему идти дальше и "решительно выкорчевывать те пережитки 90-х годов, которые проросли и в сегодняшнюю Россию". Это было одним из главных мест выступления Примакова на заседании "Меркурий-клуба" в МТЦ на Старый Новый год — 13 января. Не исключено, что Путин может перехватить антикоррупционную инициативу у "новосемейных" и нанести ощутимые удары по ним с "посадками" (к которым призывал тот же Примаков).

Василий СИМЧЕРА, доктор экономических наук, директор Института статистики Роскомстата (2000-2010).

Мне кажется, в ходе полемики мы упускаем из виду главную опасность, которая висит над Россией и способна её погубить. И эта опасность — вовсе не фальсификация выборов, которую, на мой взгляд, вытащили на первый план для отвода глаз. Наша страна находится вовсе не в кризисе, а в упадке. Если считать всё, как положено, а не как придумали Набиуллина и компания, то никакого роста российского ВВП нет, это фикция, полученная за счёт занижения уровня реальной инфляции. Они там пишут: инфляция 6%, инфляция 6,3%... А на самом деле — 10%, 15%! Мы каждый год в минусе: и по объёму ВВП, и по населению, это же взаимосвязано друг с другом. В нашем климате, с нашим технологическим укладом, люди физически не могут выжить, имея ту "потребительскую корзину", которую им приписала власть. То есть, реальный уровень даже не бедности, а выживания у нас в стране находится гораздо выше того уровня, на котором официально проведена "черта бедности". 

Фальсифицированы не выборы — сфальсифицирована вся наша жизнь. А эта возня вокруг выборов — не более, чем способ манипуляции с целью захвата и сохранения власти. Главное-то остаётся в стороне.

Салтыков-Щедрин описал принцип разделения властей по-российски: власть делится на ответственную и безответственную, при этом власть ответственная отвечает перед безответственной, а та ни перед кем не отвечает. Перед кем отвечает за свои действия президент? Ельцин ответил за своё президентство? Он что, лёг на рельсы? Нет, он сказал: "Я устал, я ухожу!" И все обрадовались: "Ура! Он уходит!" А отчитаться, а ответить за всё, что натворил? Да никогда в жизни!

Горбачёв что: отчитался, ответил за своё президентство в Советском Союзе? Тоже ничего подобного: "По принципиальным соображениям ухожу с поста президента СССР". Да кто тебя отпускал?

А никто — ни Верховного Совета СССР, ни Съезда народных депутатов СССР уже не существовало в природе. С 1991 года высшая власть у нас — безответственная. И получается в итоге что? Не президент страны, а страна при президенте. Уберите президента — и не будет страны.

Вот где опасность: всё прогнило сверху донизу и может рухнуть в любой момент. А власть озабочена не тем, чтобы исправить ситуацию, не тем, чтобы решать реальные проблемы, а тем, чтобы замазать их, чтобы на вид всё казалось более-менее приемлемым. В этих условиях протестовать только против фальсификации выборов значит за деревьями не видеть леса.

Теперь о прогнозе на 2012 год. Мировые агентства дают нам 1% роста ВВП при уровне инфляции 4% за год. Ни той, ни другой цифре верить нельзя.

Если считать отдельно материальную часть ВВП России, то здесь мы, повторюсь, каждый год в минусе. А если считать виртуальную часть, где учитываются фиктивные услуги, то мы увидим ежегодный рост налогов примерно на 16% в год, рост штрафов и посреднических услуг. Вы три раза поменяли доллары на рубли и обратно? Можете записать себе трехкратный рост в этом секторе ВВП.

У нас средняя зарплата — реальная, без учета дохода держателей акций и облигаций, — будет не 32 тысячи и не 23 тысячи рублей, а 12-13 тысяч в месяц. Я уже говорил о "черте бедности". Так вот, в России сегодня реально около 40 миллионов бедных — почти треть населения страны. В 2012 году их может стать больше половины. И это будет уже критическая масса для социального взрыва — такая же, как была в 1917 году.

Павел БЫЛЕВСКИЙ, 

Кремлю, употребляя этот символ в широком смысле, то есть государственной власти, всё хуже удаётся балансировать между социал-патриотизмом и либерализмом. На выбор две полярные тенденции: "перестройка-2", олигархический реванш, переворот при поддержке внешних сил и, с другой стороны, — лево-патриотический поворот. Разочарованные "возвращением государя" либералы уже готовы сделать всё, от них зависящее, чтобы оспорить итоги предстоящих президентских выборов. 

Либеральный вектор в политике выражают не только и не столько Борис Немцов или Михаил Касьянов, которые из высокопоставленных чиновников стали полумаргинальными площадными ораторами. Подлинные сторонники либерализма в государственной власти — это коррумпированная бюрократия и "правое крыло" фракции "Единая Россия" в Госдуме РФ. Сгруппировавшиеся вокруг Дмитрия Медведева кремлёвские обитатели вроде Аркадия Дворковича и Натальи Тимаковой. Министры Андрей Фурсенко, Анатолий Сердюков, а также чета Виктора Христенко и Татьяны Голиковой. Непотопляемый Анатолий Чубайс и стоящий во главе Банка России верный продолжатель кудринско-грефовской финансовой политики Сергей Игнатьев. Либеральные экономические программы открыто разрабатываются и продвигаются Высшей школой экономики, Академией народного хозяйства, социально-политические — Институтом современного развития (ИНСОР) под руководством Игоря Юргенса. Информационную поддержку осуществляют радиостанция "Эхо Москвы" и "Новая газета", теперь и телеканал "Дождь".

Главные требования "современного русского либерализма", по сути, воспроизводят перестроечные: децентрализация государственной власти и экономики (сокращение государственного регулирования — "демократизация" и новый виток приватизации). Стратегическая цель — трансформация нынешней государственной власти в заданном направлении и по форме, и по сути. Тактические инструменты — информационные истерики, политический шантаж, провокации под предлогом "фальсификации выборов", организация массовых беспорядков вплоть до рукотворных чрезвычайных ситуаций и дворцовых переворотов в стиле "коробки из-под ксерокса" или того хуже.

Среди нынешних "либералов" куда меньше добросовестно заблуждающихся граждан, чем среди перестроечных "демократов". Действительное содержание публичных требований, высказываемых нынешними российскими либералами, так же далеко от провозглашаемых лозунгов, как разрушение СССР и приватизация "лихих" 90-х годов — от курса раннего Горбачёва на ускорение научно-технического прогресса и призывов типа "больше социализма". Самый свежий и горький исторический опыт подсказывает: "второе издание перестройки" в современной России неминуемо ведёт к политической дестабилизации и потере государственной властью легитимности, что полностью отвечает интересам мирового империализма: пополнить пустеющую казну в условиях нарастания глобального кризиса, создать возможности дальнейшего прямого грабежа России. Эти действия являются прямой проекцией тактики, применявшейся США и другими странами НАТО против Югославии, Ирака и Ливии, а ныне — против Сирии.

Либеральному реваншу, "перестройке-2", противостоит лево-патриотический субъект — народ, трудящееся большинство России, рабочие, специалисты, учёные, деятели науки и культуры, учителя, врачи. Члены их семей: пенсионеры, дети, иждивенцы.

Конечно, "Кремль" будет стараться временно использовать лево-патриотические силы и массовые настроения, чтобы поставить на место зарвавшихся либералов. Как некогда Ельцин использовал правительство Примакова—Маслюкова, чтобы преодолеть последствия "дефолта" 1998 года. 

Во время обостряющихся политических кризисов возможны самые резкие перемены. От каждого "игрока" лево-патриотического поля можно ждать крайне неожиданных ходов. В такие моменты даже скромные по масштабам, но исполненные опережающих смыслов действия небольших групп могут иметь значимые последствия. 

Объектами таких действий должна стать не только "властная вертикаль", но и партии парламентской оппозиции: КПРФ и "Справедливая Россия", — а также те общественные организации, чей формат, как у ОНФ, предполагает возможность реализации инициатив масс. В таких условиях лево-патриотический поворот совершит либо Кремль, либо парламентская оппозиция, либо возникнет новая политическая организация, которая и станет главным субъектом преобразований. 

Александр МАЛАХОВ, публицист.

Для меня главным событием 2011 года является война Запада против Ливии. Муаммар Каддафи  разместил около ста миллиардов ливийских нефтедолларов в инвестиционной компании Goldman Sachs. А когда потребовал вернуть их, то получил войну: классическое "убийство кредитора" на международном уровне. Теперь той Ливии, где уровень жизни граждан был не хуже, чем в ОАЭ, больше нет. Теперь там хаос, война всех со всеми, и недавние ливийские оппозиционеры, жившие до войны как в раю, теперь недовольно ропщут: как, разве, ещё нужно работать, чтобы была еда, жильё, бесплатная учеба у детей и студентов?

Мне кажется, что Россия идёт по пути Ливии. И нынешние "акции протеста" развернулись только после того, как был отправлен в отставку Алексей Кудрин, который отвечал за бесперебойную отправку российских нефтедолларов в американские банки, а Кремль решил, наконец-то, "отвязаться" от условий "вашингтонского консенсуса" и начал несогласованную с международными финансовыми организациями эмиссию рубля. Создание Евразийского союза, несомненно, тоже сыграло свою роль, но эта роль была далеко не первостепенной.

Один провидец совсем недавно вернулся из Египта. Там он спросил у каменного сфинкса, способен ли преобразиться Идущий на олимп российского президентства, способен ли он, отрекшись от самого себя и старого миропорядка, стать русским Моисеем, вывести наш народ из вашингтонского плена, — или же он ввергнет всех и себя в кромешный Ад? Когда прорицатель вопросил в третий раз, то Сфинкс каменной головой кивнул согласительно. Время пришло, час пробил, другого шанса нет и не будет.

Владимир ВИННИКОВ, культуролог.

Продолжу метафору, использованную коллегой Малаховым. Да, время пришло, час пробил, часы бьют двенадцать, роскошное платье Золушки превращается в лохмотья, её карета — в тыкву. Выстроенная при Путине за последние двенадцать лет "властная вертикаль" рассыпается на куски. И с этим ничего нельзя поделать.

Лично для меня главным событием 2011 года стало увеличение населения Земли до 7 миллиардов человек. С учётом того, что реальный сектор экономики фактически не растёт, это означает дальнейшее снижение общемирового показателя ВВП на душу населения по сравнению с максимумом, достиг- нутым в 1975 году, то есть, почти сорок лет назад.

Так что не надо питать иллюзий, будто мы живём в эпоху какого-то прогресса — всё обстоит как раз наоборот. И те, кто ратует сегодня за "честные выборы" как первоочередную, самую неотложную задачу, решение которой позволит нашей стране сменить всю "властную вертикаль" и тем самым получить новый импульс социально-экономического развития, образно говоря, во-первых, за деревьями не видят леса, а во-вторых, принципиально ставят телегу впереди лошади.

Любое политическое руководство, которое не понимает реальной ситуации в мире и в стране даже на уровне правильного называния проблем, обречено быть слепым поводырем слепых и свалиться в яму глобального кризиса и, сответственно, глобальной войны. От того, что в этой яме мы, в конце концов, окажемся не одни, утешения мало.

Александр Нагорный. 

Мне доставляет удовольствие констатировать,  что сделанные в ходе нашего ситуационного анализа оценки и прогнозы охватили весьма широкий спектр текущих политических реалий и дали интересные и глубокие прогнозы на ближайшее будущее. Вместе с тем,  практически все участники сошлись во мнении, что Россия и ее нынешнее руководство  находятся в чрезвычайно тяжелом, даже трагическом состоянии  вследствие нынешнего политико-экономического курса Кремля. Более того, страна подходит к стратегическому повороту в своей истории в то время, как ее фактический руководитель, В.В.Путин, остается в прежних шорах либерально-западнической модели и имеется очень мало шансов на его выход за пределы данной модели. 

В этих условиях народно-патриотические силы России  должны сделать важнейший выбор своих действий, не ограничиваясь  искусственным выбором между Кремлем и оранжистскими движениями, куда нас пытаются загнать. Специфика ситуации требует от нас филигранного маневра. Наш анализ показывает, что лево-патриотические силы должны использовать складывающийся сложнейший политический момент для того, чтобы планомерно усиливать давление на Кремль и предъявить ему свои требования по кардинальной корректировке курса. В противном случае мы должны  готовиться к самым радикальным действиям и к самым необычным союзам. С этой целью в рамках начавшейся избирательной компании следует сформировать общую платформу для программы-минимум и программы-максимум, что нам еще предстоит обсудить и выйти к нашим сторонникам с реальными и конкретными предложениями.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Коридоры власти»
21
Cообщество
«Коридоры власти»
46
24 сентября 2020
Cообщество
«Коридоры власти»
7
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x