Авторский блог Сергей Прудников 00:20 21 декабря 2018

Будет ли Славянск снова русским?

беседа с участником боёв за Новороссию
2

Осенью в России вышла книга "85 дней Славянска". Первое и пока единственное исследование эпопеи апреля — июля 2014 года, с которой, по существу, и берёт своё начало война в Донбассе. В 360-страничном нон-фикшене представлен подробный разбор обороны Славянска от первого до последнего дня — в воспоминаниях участников, схемах событий, фотографиях и фактах (в том числе — цифрах) с детальным анализом таких тем, как "значение обороны" и "причины оставления Славянска" (вокруг которых до сих пор не утихают споры). Наш корреспондент встретился с автором книги Александром Жучковским и узнал, что по-настоящему развязало руки киевским военным, как сегодня живут первые ополченцы Донбасса и почему в самом Донецке о Славянске стараются не вспоминать.

"ЗАВТРА". Александр, расскажи о себе. Откуда ты? Когда и почему приехал в Донбасс? Чем занимаешься сейчас?

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Из Петербурга, журналист. Приехал на Донбасс весной 2014 года. Сначала в ЛНР, потом — в ДНР, где остаюсь по сей день. Во время боёв за Славянск взялся заниматься снабжением сил ополчения: обмундированием, снаряжением, спецсредствами. Также координировал добровольческое движение. До января нынешнего года оставался военнослужащим в рядах армии ДНР. Сейчас продолжаю работу по снабжению некоторых нуждающихся в этом воинских подразделений, правда, в скромных объёмах — помощь в последние годы значительно сократилась. Занимаюсь информационными проектами в Донецке.

"ЗАВТРА". Почему решил написать книгу о Славянске?

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. У каждой истории есть своё начало. Начало вой­ны в Донбассе — это Славянск. Более того, уверен, что если бы не Славянская эпопея, то ДНР и ЛНР вообще не состоялись бы, а ополчение было бы разбито ещё летом 2014 года. Да, помимо "славянцев" в апреле — мае уже существовали отряды в Донецке и Луганске. Но, по сути, это были слабые образования, которые не воевали, да и не готовы были на полноценные боевые действия. В то время как Славянск стянул на себя все идейные, а главное, боеспособные силы русских. Там произошла закалка ополчения. А позже, когда республики находились на волосок от гибели, славянская бригада приняла участие в боях на самых опасных направлениях и, по сути, спасла ситуацию, дотянув до момента, когда в августе Донбассу была оказала помощь. Написав книгу, я сделал задел, показал пример другим авторам. Очень хочется, чтобы в ближайшее время появилась полноценная летопись этой войны.

"ЗАВТРА". Сколько человек удалось опросить в ходе работы над книгой?

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Около трёх десятков. Половина из них живёт в ДНР, половина — в России. Я выезжал в Ростов-на-Дону, Москву, Петербург. Общался с Игорем Стрелковым, Александром Бородаем, начальником штаба Славянского гарнизона Эльдаром Хасановым, основателем разведывательного управления республики и командиром Краматорского гарнизона Сергеем Дубинским, другими командирами и бойцами. С медиками, тыловиками, а также журналистами — теми же Дмитрием Стешиным, Александром Коцем…

"ЗАВТРА". Каков тираж книги? Будете ли переиздавать её?

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Первый, пробный тираж составил 1,5 тысячи экземпляров. И он полностью ушёл за три недели. Сейчас мы готовим второй — исправленный и дополненный — уже 2 тысячи. После, возможно, выпустим третий. Интерес со стороны читателей большой, людям необходима была такая книга. А ещё нужна правда. С этим, к сожалению, проблемы, особенно там, где тон задаёт политическая конъюнктура. В Донецке вообще особый взгляд на события в Славянске.

"ЗАВТРА". Что ты имеешь в виду?

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Вся Славянская эпопея связана с именем Стрелкова. А он является персоной нон грата в ДНР, даже в плане упоминания в СМИ. Его считают виноватым и в оставлении Славянска, и вообще в развязывании войны. Вообще, те, кто защищал Славянск, в большинстве своём, покинули ДНР ещё в 2014 году, после выдавливания Стрелкова.

"ЗАВТРА". В книге представлено много любопытных фактов. В частности, ты пишешь, что русское восстание могло закончиться, не начавшись. И именно: когда группа Стрелкова в полной боевой выкладке в составе 52 человек выдвинулась из Ростова к украинской границе, ему стали звонить, чтобы прекратить операцию. Но тот, предвидя такой ход событий, отключил телефон. Дальше произошло то, что произошло…

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Да, это интересный факт. Стрелков его прямо не подтверждает. Но говорит: понимал, что всё очень шатко, что решение по Донбассу не принято. И именно поэтому продолжил действовать на свой страх и риск. Примечательно, что 26 апреля, уже в разгар боёв в Славянске, ему приказали снять маску, что означало "берёшь ответственность на себя", и он снял. Шестого мая, когда ополчение потеряло господствующую высоту Карачун, ему сказали "оставляй город", но он остался. 10 мая, накануне референдумов в республиках, его снова призвали уйти. А вот четвёртого июля, когда он действительно собрался выводить гарнизон, требовали оставаться. Но он ушёл. Исходя из целесообразности. Ему на месте было виднее.

"ЗАВТРА". Группа Стрелкова захватила Славянск 12 апреля. И уже на следующий день Украина объявила Донбасс зоной АТО и начала войну. Очень оперативно, тебе не кажется?

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Ждали повода. Ещё шестого апреля, до входа группы в Славянск, протестующие заняли в Донецке здание областной администрации, а в Луганске — СБУ. Действия Стрелкова лишь подстегнули военное решение вопроса. Повстанцы ведь, повторюсь, ничего не предпринимали — заняли здания и сидели, ждали помощи. А Стрелков пришёл воевать. Его группа 12 апреля демонстративно захватила город, точнее освободила. Киеву в этот момент стало понятно: Донбасс готов воевать.

"ЗАВТРА". Несколько раз в книге ты подчёркиваешь, что на первых порах украинские военные не хотели крови. Месяц-полтора они не ввязывались в серьёзные боевые действия, практически не применяли тяжёлое вооружение, вели себя крайне осторожно и даже опасливо, отдельные солдаты и подразделения переходили на сторону ополчения…

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Да, армия в бой не рвалась. Это обусловлено двумя обстоятельствами. Во-первых, они думали, что на Донбассе все произойдёт, как в Крыму, и с минуты на минуту ждали прихода российских войск. Во-вторых, сама Украина находилась в состоянии неопределённости, нет избранного президента, главнокомандующего. Они были в прострации: не знали, что делать, какие цели преследовать. Но в мае состоялись выборы, где победил Порошенко. Россия новый режим официально признала, и украинцы увидели, что не будет тут никакого второго Крыма, что руки у них полностью развязаны. А противостоят им какие-то "голодранцы". И начали полномасштабную войну. Плюс работала пропаганда, когда день и ночь украинским военным, среди которых было много русских, внушали, что город захватили террористы…

"ЗАВТРА". Во время боёв в Славянске и его окрестностях погибло, согласно твоей статистике, более 200 мирных жителей. Как ты сам воспринимаешь такую ситуацию: всё спокойно, вдруг город захватывает какая-то группа, начинается бойня, горят дома, каждый день умирают ни в чём не повинные люди, в том числе дети?..

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Я провожу в данном случае параллели с немецкой оккупацией. Для меня бандеровская оккупация — такая же форма иноземного захвата, как и немецкая.

"ЗАВТРА". В книге при обозначении воюющих сторон ты используешь термины "украинцы" и "русские". При этом неоднократно подчёркиваешь, что среди этих самых украинцев много русских. Что конкретно ты вкладываешь в эти два понятия?

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Культуру, язык. То есть не этничность, а идентичность. "Украинство" в данном случае — это обособленность от России, противопоставление себя русскому народу, когда ты стреляешь в русских под украинским флагом. Это сепаратизм по сути.

"ЗАВТРА". Что касается выхода из Славянска… Когда и как ты сам покинул этот город?

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Второго июля — на три дня раньше общего выхода. По той же дороге. С частью раненых, медиками, по приказу Стрелкова.

"ЗАВТРА". В книге ты пишешь, что при выходе, в ночь с 4 на 5 июля, погибло около пяти процентов личного состава. Получается, не менее 120 человек — много. При этом потери при прорыве понесла только бронегруппа под командованием ополченца Тарана — несколько десятков бойцов. Откуда пять процентов?

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Сюда входят пропавшие без вести, а также те, кто не успел выйти. Одна из колонн при выходе попала под обстрел с Карачуна. Общая цифра неизвестна. Если написать "два-три процента", это будет натяжкой. Поэтому — около пяти. Для операции подобного масштаба — это минимальные потери.

"ЗАВТРА". В Славянске ты два раза встречался со Стрелковым. Что это были за встречи?

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Я приходил на командный пункт и обсуждал оборону Семёновки (село рядом со Славянском, где развернулись наиболее ожесточённые бои. — С.П.). Стрелкова тогда все воспринимали как местного Че Гевару. Многие бойцы и командиры не имели доступа к нему, физически он мог взаимодействовать только с небольшим количеством людей. Поэтому все мечтали ему пожать руку, поговорить. И я в том числе.

"ЗАВТРА". Каков был Стрелков тогда? Какие его черты ты бы выделил?

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Максимально сконцентрированный. Чувствовалось, что он идеологически очень заряжен. В отличие, кстати, от многих командиров ополчения, у которых в головах наблюдался разброд и шатание. Видно было, что Стрелков чётко знает, что делает, к чему идёт. Такая цельность — редкое качество.

"ЗАВТРА". С Моторолой пересекались во время боёв?

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Да, но Моторола тогда не был ещё тем человеком, кем стал впоследствии. Он находился в самом начале своего пути. Проявил Арсен себя позже — когда оброс оружием, людьми и смог проводить дерзкие операции.

"ЗАВТРА". В книге ты описываешь легендарных уже ополченцев. Что про них известно сегодня? Например, про создателя ГРУ ДНР Дубинского с позывным "Хмурый"? Первых бойцах подразделения Моторолы — запорожцах Боцмане и Кирпиче? Про одного из защитников Семёновки Сергея Деревянкина с позывным "Малой"?

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Малой — в Донецке, недавно уволился из вооружённых сил, но готов вернуться, если начнётся освободительная война. Хмурый — российский военный пенсионер, живёт в Ростове, его периодически приглашают на какие-то посты в ДНР, но он отказывается. Боцман и Кирпич, по последним данным, во Владивостоке, надеюсь, у них всё хорошо.

"ЗАВТРА". В одной из глав ты подробно рассказываешь про начальника службы тыла Славянского гарнизона Дмитрия Куприяна с позывным "Батя", имевшего опыт командировок в Афганистан, Конго, Анголу. В 2014 году ему было 67 лет. После ухода Стрелкова он выехал в Россию, жил в нищете, потом подался на Украину в надежде оформить военную пенсию, попал в плен и сгинул. Что-то известно про него сегодня?

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Ничего, к сожалению. Вероятнее всего, он до сих пор находится в плену.

"ЗАВТРА". Как ты считаешь: Славянск будет русским? Хотелось бы услышать трезвый и взвешенный ответ.

Александр ЖУЧКОВСКИЙ. Будет. При этом речь идёт не только о Славянске, но и о Луганской и Донецкой областях, и о Новороссии в целом. Это историческая миссия русского народа. Вряд ли мы, в том числе я, сможем успокоиться, пока наша миссия не будет выполнена.

P.S.

Основные причины, обозначенные в книге А. Жучковским, по которым был оставлен Славянск:

1. Неравные силы с бандеровской армией, а также нехватка вооружения и боеприпасов (которых оставалось на несколько дней).

2. Заканчивалось продовольствие, снабжение извне было невозможно — город находился в кольце.

3. Отсутствие внешней поддержки и деблокады Славянска.

Силы и потери сторон:

Численность бандеровцев — 15 000-17 000, русских — до 2500. Потери бандеровцев — 400 человек, русских — 120.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
24 декабря 2018 в 19:33

Прочитает ли Путин эту статью? И вообще "Завтра" ? - Конечно, нет. Если бы читал - уволился по собственному желанию от стыда.

26 декабря 2018 в 14:28

https://www.stihi.ru/2016/11/25/11577 - про Сирию, Новороссию и про - мы своих не бросим...

1.0x