Сообщество «Дивный новый мир» 12:48 12 февраля 2021

Владимир Буданов: «Постчеловек уже здесь»

о большом антропологическом переходе и способности ему противостоять
5

«ЗАВТРА». Технологическое обновление, которое переживает мир, происходит на столь глубоком уровне, что многие учёные говорят уже не об исторических, а антропологических переменах. Владимир Григорьевич, мы становимся новым биологическим видом?

Владимир БУДАНОВ, физик, философ, главный научный сотрудник Института философии РАН. Тут идут два параллельных процесса. Один из них —«тектонические» процессы истории, когда вдруг всплывают, сталкиваются пассионарные архетипы народов. Вот сейчас Османская империя пробуждается, и доказывать это особо не надо. И идёт процесс развития «техантропосферы», то есть техника становится доминантой, а мы её придатком. Это в явной форме идёт с XVIII века, с так называемых промышленных революций. Двигателем первой из них были паровые машины, развитие мануфактур.

«ЗАВТРА». Тогда состоялся переход от ручного труда к машинному.

Владимир БУДАНОВ. Да. Вскоре появились железные дороги, население стало всё больше концентрироваться в городах. И дотоле крестьянская Европа постепенно обзавелась новым классом — классом пролетариев.

Вторая промышленная революция была связана с началом использования электричества. Это телеграф, радио, электрификация вообще.

«ЗАВТРА». И появилось поточное производство.

Владимир БУДАНОВ. Да, верно, но оно всё-таки оставалось во многом ручным. Конвейеры компании "Форд" предполагали многочасовой рабочий день, это была «потовыжималка» в полном смысле слова.

А во второй половине ХХ века стартовала Третья промышленная революция, связанная с автоматизацией и прежде всего — с кибернетикой, которая, к слову, родилась благодаря вопросам, связанным с радиолокацией.

Сейчас, на мой взгляд, мало кто понимает, что такое противовоздушная оборона, в чём эпохальное значение её появления. А ведь масштаб радиолокационного проекта в СССР был не меньшим, чем ядерного или космического. Сам факт осознания необходимости огромных выделенных сетей — закольцованных комплексов, оберегающих всю территорию России и особенно крупные города, спас советскую кибернетику.

При Третьей промышленной революции приоритет получили автоматические системы управления. Сначала был автоматизирован конвейерный труд, благодаря чему высвободилось огромное количество рабочих рук. Куда было всем этим людям податься, когда и у инженеров-радиоэлектронщиков в 60-е годы появились проблемы? Далеко не все смогли перестроиться, переучиться с лампового «мышления» на транзисторное. Вот и многие рабочие растворились в никуда. Автоматизация превратила былой пролетариат в инженерно-технических работников —метаморфоза сродни той, что накрыла в Четвёртую промышленную революцию «белые воротнички», презрительно именуемые «офисным планктоном». Сфера обслуживания тоже оказалась кандидатом «на выброс». А сейчас уже хотят попросить «на выход» не бухгалтеров и кассиров, но и водителей-дальнобойщиков, таксистов, служащих телефонных подстанций.

Главное в Четвёртой промышленной революции, которая идёт сейчас, — это повсеместное внедрение искусственного интеллекта. Имеются в виду так называемое глубокое обучение (deep learning) и нейросети, которые могут воспроизводить лучше человека компетенции, требующие неусыпного внимания, — те, которые записаны, например, у многих в их служебных обязанностях. И не только рутинного труда это касается. Сбербанк избавился от большого числа аналитиков, потому что нейросети, по мнению его специалистов, более надёжно определяют, можно ли давать кредит тому или иному клиенту.

Нейросети работают с большими данными. И всё больше людей понимают, что их гаджеты — это их электронный поводок. А если будет внедрена повсеместно система 5G, то недалеко и до того, что будут знать, куда именно с телефоном вы в своей квартире пошли. Китайцы радуются этому, поскольку публичность, открытость и благорасположение к верховной императорской власти сидят у них в генах. Они не придают такого значения личному пространству, как, например, мы.

А откуда в социальной практике возникла идея всеобщей прозрачности? Первыми начали стараться крупные банки — для лучшего скроллинга и скрининга. Они стали отслеживать, где люди расплачиваются с помощью банковских карточек. И по этим данным (покупкам, поездкам, визитам в аптеки, кинотеатры и так далее) стали определять наши связи, склонности, болезни. И это уже давно так. На Западе всё кричат о незыблемости «приватного пространства». Чепуха полная! Сегодня эту ценность аннулировали, а узаконили прямо противоположное.

У китайцев с их социальными рейтингами всё поставлено совсем жёстко. Там, если чиновник где-то «накосячил», снимаются баллы и с его семьи. Круговая бесконечная порука, характерная для Востока вообще. Но не будем забывать: ведь и в армии испокон веков принято, что результат фиксируется по нижнему пределу — по самому слабому звену, что, на самом деле, вполне оправдано.

«ЗАВТРА». Конечно, через коллективную ответственность и наказание, и поощрение у военных.

Владимир БУДАНОВ. Да. В своё время я, пользуясь этой методой, проводил лабораторные работы среди будущих инженеров. Я делил их на бригады и говорил, что буду спрашивать самого слабого, которого сам назначу. И тут такое начиналось! Этот слабый, казалось бы, на учёбу давно уже рукой махнул, и его ничто не могло мобилизовать, а тут товарищи начали его натаскивать, чтобы всем не ударить лицом в грязь. К тому же, когда люди в узком кругу кому-то объясняют суть дела своими словами, они ещё лучше вникают в предмет, и результат достигается удивительный. Такие вещи у нас не приветствовались, хотя у Макаренко это было возведено в метод, между прочим. Поэтому далеко не всегда плоха система коллективной ответственности. Это одна сторона вопроса из практики образования и самообразования. А другая заключается в том, что компьютер ввёл всех нас в миры искушений. Он «знакомит» нас с грудами информационного мусора по пути — в процессе просмотра новостных лент хотя бы. Быстрый мониторинг виртуального пространства стал для нас своего рода наркотиком — такова психология восприятия. Я говорю о клиповом мышлении. В клипе ведь подробности мелькают, чтобы вы не успели разглядеть их по-настоящему. У вас всегда остаётся незавершённый гештальт. В итоге ваше бессознательное само достроит и рекламу вам вложит.

Сам этот стиль, когда у вас не возникает оценочного суждения, но остаётся чувство «ловли» чего-то удивительного, запускает совершенно иные когнитивные процессы. Рождаются тета-ритмы, присущие геймерам. Компьютерные игры вырывают человека из привычных ему альфа-ритмов—ритмов мозга частотой от 8 до 14 герц.

Вот мы с сами неспешно беседуем, и наши волны мозга идут на частоте инфразвука, мы можем друг друга понимать. У нас включено категориальное мышление, мы успеваем рефлексировать над собственными высказываниями.

«ЗАВТРА». Происходит естественное столкновение образных понятий.

Владимир БУДАНОВ. Да. А когда процессы значительно убыстряются, сознанию некогда всё это проделывать. И включается режим тета-волн, он ниже 8 герц, это частоты лёгких трансовых состояний. Коварный уровень формирования зависимостей. Ведь у геймеров и алкоголиков поражаются одни и те же области мозга. И эта «культура быстрых процессов» не предполагает возможности работы с ней. Вы не то чтобы не можете работать на этом уровне — «ситуация погружения» вообще не предполагает, чтобы с ней взаимодействовали рациональным образом. Образуется провал в высасывающие виртуальные миры. На деле же в это клиповое измерение мы всякий раз попадаем при сёрфинге информации в Сети. Мы только заголовки читаем, скользим, а дальше спонтанно решаем, «якориться» ли тут или там.

«ЗАВТРА». И даже если решаем что-то прочитать до конца, то сами знаете, что часто из этого выходит.

Владимир БУДАНОВ. «По диагонали» читаем, да…

«ЗАВТРА». То есть и у тех, кто не играет в компьютерные игры, в современном мире всё больше оказываются задействованными иные области мозга, чем это наблюдалось прежде.

Владимир БУДАНОВ. Несомненно. Это коснулось всех, в том числе людей, воспитанных на больших текстах, последовательных рассуждениях. Что уж говорить о молодёжи… Они в этом «клипе» существуют всё время, общение обычно происходит возгласами. К тому же почти всех этих ребят изуродовала система ЕГЭ, и я, преподаватель, с грустью наблюдаю её последствия. Они, будущие специалисты, даже не знают, как задачу поставить. Потому что жизнь им не задачу ставит, а делает больно. А все задачи ведь у них на «внешних носителях»: в билетах, на жёстком диске. А ответ-то где? Его, конечно, можно вызубрить, но ведь ответы завтра будут другие, задачи будут другие. А ставить и решать задачи их вообще не учат.

Ведь студенты и старшие школьники считают, что решение задач не для людей — машина лучше запомнит. И когда им объясняешь, что они не успели усвоить важное, они не понимают. Даже юмор наш привычный не принимают. А ведь чувство юмора связано с возможностью альтернативных вариантов, которые «проигрываются» в живой реальности. Они воспитаны на низкопробных американских комиксных эмоциях, почти весь сетевой тинейджерский юмор — несмешная эмоциональная калька с них. Началось это на нашей почве, конечно, давно, со «скоростных» мультиков "Ну, погоди!", "Пластилиновая ворона", где действие развивается очень быстро — всё буквально летает. Талантливые мультики, но «выламывающие» сознание.

«ЗАВТРА». Какой контраст с мультфильмами сталинской эпохи, например!

Владимир БУДАНОВ. Конечно! Мои ученики сейчас для своих ребятишек ищут эти старые мультики, чтобы дети не смотрели нынешние.

С диснеевских времён американская культура, щедро продвигаемая до сих пор у нас, закрывает для нашей молодёжи огромные духовные пласты. Поколению Z не желает вчитываться, не любит длинных текстов. Безусловно, это поколение неоднородно, есть и плывущие против течения — в тех случаях, если есть семейная гармония и родители сумели передать им критическое отношение к информо бесию.

Беда этого поколенческого разлома — в глубине. Что за новые люди пришли? Они почти не воспринимают наших аргументов, наших мотивов. Такой ситуации не было раньше. Прежде взрослые всегда знали, что чада перебесятся и последуют культуре отцов, пусть и на новом уровне. Сегодня этот сценарий уже далеко не факт. Возникают уродливые субкультуры, которые, скорее всего, не вернутся к традиционным ценностям. Это я считаю одной из колоссальнейших проблем нашего времени.

Недавно я принимал участие в круглом столе по новой антропологии. И один господин из Сбербанка стал говорить на полном серьёзе: «Роботы поумнее человека будут! XXI век — век потребителя! Важно удовлетворить потребителя». Я ему ответил: «А потребитель, что, не человек?! Это ведь вы будете определять, вы будете им манипулировать. Вместо человека у вас безличное звено в цепочке “товар — деньги — товар” получится, где потребление оказывается единственным смыслом жизни!» К сожалению, я один ему оппонировал. Остальные поддакивали идеям сбербанковца.

Самое интересное, что эти технологии ещё сильно недоразвиты. Помните, носились с идеями беспилотного транспорта? Были дискуссии: вот будут всюду гражданские дроны летать и беспилотные авто ездить, и что возьмёшь с их хозяев —юридических лиц — кроме страховки? Потом эту «революцию» пригасили — из-за технологических несовершенств в том числе. А в США вообще «договорились» до проекта замены десяти миллионов дальнобойщиков на беспилотный транспорт. Экономически выгодно, понятно. Но и сами схватились за голову: а куда деваться владельцам мотелей, заправщикам? Ещё 20—30 миллионов людей не у дел остаются, кроме тех 10. Куда их деть, куда направить их интересы? Вряд ли они возьмутся за изучение классической литературы. Поэтому возникает вызов досуга. И тут выясняется то, что всем вроде бы давно известно: человеку экзистенциально необходим труд! Труд — это не только поддержание человеком его интеллектуальных и физических навыков, но и социализация в глубоком смысле этого слова. Это общение с ближними, узнавание себя в «зеркале» другого, живого собеседника (коллеги, клиента).

Все мы видим, что привычный уклад быта и общения рассыпается на наших глазах. В сознание людей стучатся новые ценности, одна из них — технофетишизм. В 2011 году китайский юноша из провинции Аньхой продал почку, чтобы купить айфон последней модели. Примерно можно себе представить ход мыслей и переживаний этого паренька, жертвы рекламы. В этой восточной провинции Китая жизнь настолько беспросветная, что ему захотелось иметь окно в сияющий другой мир любой ценой. И он туда ушёл, и вот там теперь его жизнь, несмотря на то, что остался инвалидом.

Бедные люди оказываются особенно уязвимыми перед «прелестями» современного мира. Их, как мотыльков, манит свет экрана, огромное виртуальное пространство, которое им видится предельно комфортным. Для многих из них предел мечтаний — кибершлем, сенсорные датчики и прочие формы непрерывной жизни в Сети.

«ЗАВТРА». Собственно, мы живём в трёх видах реальности: непосредственной физической, виртуальной (как крайность) и так называемой дополненной, которая располагается между ними. Это уровень постижения мира с определёнными техническими дополнениями.

Владимир БУДАНОВ. Самый простой пример дополненной реальности — навигатор в автомобиле. Это ещё одна физическая позиция в предметах мира, добавочное окно, дополнительный технологический «карман» реальности. Тут надо чётко понимать, что вы же не так видите мир на самом деле, как в навигаторе! Сам по себе он хорош, но, пользуясь им постоянно, вы утрачиваете контакт с подлинной реальностью. А человек должен быть вписан в природу! Если малыш не воспитывается на природных сказках, на созерцании букашек, которые ползают, листочков клейких, которые начинают распускаться, то он пойдёт по жизненной дороге «живым мертвецом». Ведь такие природные райские воспоминания определяют всю жизнь человека, они самые яркие в «пятне» жизни — в самом её начале. А его хотят низвести, нагнуть к нарисованным, неполноценным образам. Дело в том, что природа даём нам коды включённости в любимую родную почву, родовую память, священные смыслы. А когда малыши лишены этого в наших мегаполисах, поглощены видеообразами, у них блокируются многие способности. Когнитивные карты не заполняются. Это всё психологи хорошо изучили, чтобы корректировать серьёзные заболевания. В реальность младенцу важно погрузиться непосредственно, ему нужно думать, мечтать, пытаться что-то в ней дополнять, достраивать… Этот возраст «пощупать реальность» — он не про столы и стулья и не про «лего» и асфальт!

Вот что мы утрачиваем целыми поколениями из-за высоких технологий. Они выносят наше сознание вовне, вне нас: раз есть Яндекс и Гугл, то можно ничего не помнить. Неужели? Ведь вопрос-то должны задать вы, то есть должно же быть что-то в голове у человека. Вот к чему всё идёт — полному испарению духовного, душевного и интеллектуального базиса! В конечном счёте Гугл хочет предлагать варианты, мотивировать вас. А это значит, что он будет вас воспитывать. Голосовой помощник "Алиса", разработанный Яндексом, для всё большего числа детей уже более интересный собеседник, чем родная бабушка. Услуга с понятным последствием — разобщение людей.

Появились несколько лет назад и около гендерные безумства. Японцы тут впереди планеты всей — популярность набирает заключение браков с роботами. Есть, как видите, тренды очень тревожные. И, главное, массовые. Но мы будем неправы, если не упомянем, что возникают компенсаторные движения. Например, детям во Франции, Великобритании, Германии запрещено пользоваться смартфонами в школах. Там на переменах, как у нас, никто в мессенджерах не сидит. А так несомненные антропологические деформации оказались явлены нам стремительно, чуть более десяти лет — и поколения уходят куда-то в свой иной мир.

«ЗАВТРА». Вообще, большой антропологический переход, помимо изменений в областях мозга и «выпалывания» когнитивной карты человека в целом, не мог не привести к появлению совершенно иной социальной среды. Молодёжь начинает тратить огромные деньги на виртуальные предметы. Когда-то бесплатная игра в «танчики» теперь в сетевом пространстве требует кругленьких сумм. Покупают и танки, и модернизации к ним — за реальные, заметьте, деньги. Или игра в «кораблики»… Вдумайтесь: перевести с банковской карты 2500 рублей, чтобы у тебя был виртуальный линкор "Тирпиц". Деньги в пустоту ухаются! И кто может поручиться, что в ближайшее время не появится мода на виртуальные, допустим, «мерседесы» вместо реальных? И это будут равнозначные покупки! Нас вынуждают стать единым целым с компьютером?

Владимир БУДАНОВ. Тут покушаются на культуру всю, без остатка! Долговременная память — это культура, которая даёт нам основание жизни. Позволяет нам совершать «жизненные выборы». А если у вас своя память окажется искусственно сгенерированной tabularasa, а долговременная память обречена лежать на серверах, то за что и за кого вы готовы в этой жизни бороться, с кем вы поделитесь последним, имеет ли для вас смысл само понятие «Родина»? Ради чего жить? Вот вам и антропологический переход на иные рельсы — диссоциация личности современного человека.

«ЗАВТРА». Диссоциация — это разделение, на всякий случай поясним для некоторых читателей…

Владимир БУДАНОВ. Да, разделение, растворение в этой сверхмощной Сети. И когда нас уверяют, что надо собрать всю историческую память для рывка человечества в будущее и идти дальше куда-то прочь, то мы сразу теряем в этой схеме (довольно поверхностной) и человека. Человека в ней нет!

И вспоминается тут ещё один расхожий тезис: «Наша цивилизация переходит с белка на песок». Мы ведь белковые существа, а машины электронные — продукты кремния, редкоземельных металлов и так далее. И на эту же основу некоторые наиболее радикальные трансгуманисты желают переместить и личность, перезагрузить её для якобы вечного существования. Это абсолютно неприемлемо, потому что человек не есть функция или перечень компетенций. У человека тем самым изымается свобода выбора, воля, срезается метафизическая подоснова бытия — понимание того, зачем он пришёл в мир.

Если говорить упрощённо, то для верующего человека жизнь в мире — подобие высшей тренировки. В этом «тренажёрном зале» для него важно пройти все испытания достойно, не утратив подобие Божье. А новейший цифровой мир таких сверхзадач, конечно, не ставит. Виртуальная сфера предлагает человеческим существам идею «играй, пока молодой», обманывает, что молодыми они будут всегда, лишь бы они получали эфемерное удовольствие. Но мы-то понимаем, что любые эмоциональные (аффективные) состояния быстро пресыщают. Это как шопинг: купил — микро цельдостигнута, разрядился, теперь надо придумать следующую покупку. Такие кружения вокруг материально-психических радостей — путь в никуда. Человек сжигает свои дары.

Если понаблюдаем за первоклашками на переменах, за тем, как они носятся, шутливо тузят друг друга в коридоре, мы, взрослые, непременно поймаем себя на мысли, что нам уже это не грозит, нам так слабо́. Но теперь в мире появились силы, которые хотят удерживать нас до бесконечности в таком инфантильном состоянии. Всячески блокируется возможность движения человека к его истинному внутреннему миру. Ему подбрасываются только симулякры и дезориентации— препятствия в виде думок о том, как разбогатеть любой ценой, быть здоровым и ни за что не отвечающим ни на этом свете, ни на том. Так утонул западный рациональный мир. Люди Запада предали все свои заветы. Посмотрите, что в Европе творится! Ситуация всё более усугубляется. И в основном люди там ищут, чего бы ещё разрушить, что бы ещё подкопать, чтобы всё здание рухнуло. Напомните, пожалуйста, кто во Франции карикатуры эти рисует?

«ЗАВТРА». Еженедельник "Шарли Эбдо".

Владимир БУДАНОВ. Его хобби — делать людям больно. Как говорится, дёргать тигра за усы. Что объективно кроется за таким поведением? В начале 90-х Сергей Петрович Капица создал модель гиперболического роста численности населения Земли. По его клиодинамической концепции как раз и получалось, что в 20-е годы XXI века обещал произойти демографический взрыв — земная цивилизация должна была перейти в режим заполненной ниши. Естественно, сразу тогда же возник и вопрос: этот сценарий самоограничения спланирован самой природой? Ответ на этот вопрос очень важен, чтобы в результате не выйти на мальтузианские практики в отношении определённых слоёв общества или населения стран третьего мира, например. Вот есть элиты, который правят, а есть страны третьего мира с большой рождаемостью, но которые толком-то и не успели с благами цивилизации соприкоснуться. Возникают большие этические вопросы для западного мира — во многом мира пожилых людей, если говорить о коренном населении.

Таким образом, сейчас мы живём на перепутье и вошли в этот большой антропологический переход, о котором Капица говорил вполне прямо. Особенность нынешней ситуации в том,что мы видим, как из далёкого прошлого к нам возвращаются фундаментальные социально-психологические архетипы. Тут я бы назвал в первую очередь архетип Сергия Радонежского и Куликова поля. Он обозначился с новой силой с 2014—2015 годов, с памятных событий в Новороссии (тогда же появляется и акция "Бессмертный полк"). Мы ощутили необходимость братства, пробуждения чувства родовой памяти, которое намного шире, чем историческая память, оно пронизывает собой и жизнь, и смерть — все роды, жившие по правде на нашей земле. Заработали очень глубинные слои народного сознания, которые так долго пребывали потаённо, в молчании.

Попробуем сопоставить… Скажем, что такое Первая и Вторая мировые войны в соотнесении с циклами в 750 лет? Сравнить можно только снашествиями Аттилы и Чингисхана, с прочими событиями аналогов и близко нет. Думаю, что разрешение антропологического перехода состоится не раньше середины XXI века — тогда, возможно, мы увидим возрождение духовности в планетарном масштабе, люди очнутся от гордыни, ереси технического фетишизма и обратятся к христианскому архетипу, к подлинной вселенской любви. Так как что ещё придумаешь, да и надо ли? Всё прочее приводит к бойне, к самоуничтожению. А вот как это будет реализовываться — другой вопрос.

«ЗАВТРА». Что мы, простые смертные, на своём уровне можем сделать, чтобы замедлить страшные глобальные процессы?

Владимир БУДАНОВ. Ничего нового не открою. Блюсти, как говорится, «иммунку» свою и своих близких — вести здоровый образ жизни. И, главное, не бояться жить. Потому что страхи в наше время — фобии нового уровня, по всему миру ползёт страх, ползут слухи, развивается психодемия. Страх катастрофически понижает иммунную систему человека. А что такое «не бояться»? Это значит иметь ценности иные, нежели «ценности» хаоса и разложения, насаждаемые вокруг. Внутри нас да пребудет благодать, гармония и свет! «Стяжай дух мирен — и тысячи спасутся вокруг тебя», — наставлял Серафим Саровский. Давно замечено, что в различных пороговых ситуациях остаются в живых в основном те, кто любит своих ближних, чтит предков, заботится о потомках. А те, кто боится всего, погибают в сложных ситуациях намного чаще. Хотите верьте, хотите нет…

«ЗАВТРА». Сотрудникам МЧС, военным, многим рядовым «выживальщикам» хорошо известен феномен, что люди, которые в критической ситуации начинают спасать других, как правило, спасаются и сами.

Владимир БУДАНОВ. Правильно. У них волевое начало включено в активную фазу, происходит внутренняя мобилизация. А тот, кто цепенеет в страхе, сразу становится жертвой. И то, что нас в прошлом году так настойчиво разобщали (многие от этого так и не оправились эмоционально и физически), это очень серьёзная вещь, которая ещё нам аукнется. Поймите правильно, я не против рекомендаций медиков и вовсе не призываю махнуть на всё, начать со всеми здороваться за руку или обниматься… Я говорю о том, что удар был нанесён по сети сердечных отношений, которая и является залогом небессмысленности нашей жизни. Я считаю, что нам, простым люди, негоже рассчитывать во всём на «барина», который «приедет и рассудит». Нам, к сожалению, не хватает взаимной поддержки. Очень не хотелось бы стать жертвой неофеодализма — системы, о которой мечтают некоторые, в том числе и в отечественных элитах. «Лифты», увы, по-прежнему отсутствуют. А уж с заразившимися виртуальными вирусами мы уж управимся как-нибудь, потихоньку… Обречены на перевоспитание.

«ЗАВТРА». Им раздадим виртуальные кораблики (причём бесплатно), пусть безобидно стреляют друг в дружку до победного конца.

Владимир БУДАНОВ. А если будут «бузить», напугаем, чтобы сидели смирно «по норам». А если серьёзно, то нельзя исключить и неосолидариcтского сценария. Это когда национальная буржуазия и народ объединяются, имея перед собой некую сверхзадачу. Это не фашизм и не нацизм, а, скорее, «симфония» частных и государственных интересов, корпоративная саморегуляция через взаимосвязанность всех слоёв и страт общества. Кто-то видит такую стратегию у Франко и Салазара после войны, кто-то — у Перона в Аргентине. Это само по себе романтическое искушение, которое выстраивают вокруг себя очень сильные лидеры, которые понимают, что надо «балансировать» власть, делиться ею с наиболее сильными и талантливыми субъектами, дирижировать взаимодействиями на всех уровнях (эдакая «сбывшаяся» республика Фиуме д’Аннунцио). Это нередко приводило к перенапряжению всего государственного организма и краху. Поэтому элитам играть в эти «бисерные» игры всё же не надо, нам сейчас кровно необходимы человеческие (братско-сестринские, сыновне-отеческие) отношения между народом и элитами. Иной перспективы нет. В нашей истории были моменты, когда все шли «единым фронтом», рука об руку: в 1812 году, в Крымской войне адмиралы со своими детьми- солдатами и матросами шли на бастионы все вместе. Надо, чтобы это чувство единения проснулось в нас вновь.

«ЗАВТРА». Хорошо бы.

Большое спасибо, Владимир Григорьевич, за беседу!

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Дивный новый мир»
1
Cообщество
«Дивный новый мир»
3
Комментарии Написать свой комментарий
12 февраля 2021 в 21:54

“А во второй половине ХХ века стартовала Третья промышленная революция, связанная с автоматизацией и прежде всего — с кибернетикой, которая, к слову, родилась благодаря вопросам, связанным с радиолокацией.
Сейчас, на мой взгляд, мало кто понимает, что такое противовоздушная оборона, в чём эпохальное значение её появления. А ведь масштаб радиолокационного проекта в СССР был не меньшим, чем ядерного или космического. Сам факт осознания необходимости огромных выделенных сетей — закольцованных комплексов, оберегающих всю территорию России и особенно крупные города, спас советскую кибернетику”.

Мало кто из современных философов понимает то, о чём говорит.
Нет такой науки как кибернетика (Наука об общих процессах управления в технике, природе и обществе). Оставим сравнение масштабов проектов на совести автора. Какое отношение радиолокация имеет к автоматике? Да, для нужд радиолокации была сформулирована теорема Котельникова (Шеннона), но это теория информации. Теория систем с отрицательной обратной связью была разработана для нужд телефонии. Все это вошло в основы теории автоматического управления.

14 февраля 2021 в 11:08

Все границы, в том числе и деления наук, в большой степени произвольны. В мире нет строго замкнутых систем, все системы открыты

14 февраля 2021 в 11:24

Как я понимаю, Вы считаете, что есть такая наука кибернетика? Так назовите какой-нибудь закон, вытекающий из её постулатов, а не заимствованный из теории информации и теории автоматического управления, которые были, есть, и будут, и не нуждаются в спекулятивных обобщениях типа, что они справедливы для техники, природы и общества.

14 февраля 2021 в 11:43

Мне особенно нравится 5-й закон (принцип):
“5. Принцип декомпозиции. Этот принцип указывает на то, что управляемый объект всегда можно рассматривать как состоящий из относительно независимых друг от друга подсистем (частей). Данное положение, развитое У. Э. Эшби и Г. Клаусом, представляет значительный интерес для приложения кибернетики к производству”.

Принцип декомпозиции оказывается открыли кибернетики, а то думал, что древние греки.

21 марта 2021 в 10:18

Если уж говорить точно, то существует одна наука - естественная. Правда, некоторые считают, что существует и неестественная. А постулаты? Да принимайте любые, которые соответствуют области исследования. А при расширении или углублении этой области и постулаты придётся критиковать и пересматривать

1.0x