«Большая игра» Грибоедова
Авторский блог Игорь Шумейко 04:04 16 января 2020

«Большая игра» Грибоедова

через Персию — к океану
2

Сегодня бренд "Большая игра" носит политическая программа Первого телеканала, он использован во многих фильмах, сериалах, компьютерных играх, так что интернет-поисковики не сразу долистают до первоисточника: "Большая игра (англ. The Great Game) — соперничество между Британской и Российской империями за господство в Центральной Азии (1813—1907)".

С датой окончания понятно: в 1907 году была оформлена Антанта. Проще говоря, Британия мобилизовала Россию против более опасного на тот момент для неё врага — Германии. А году начала "Игры" (1813) есть хороший аналог: 1946 год, объявление "Холодной войны". Ровно через год после убирания русскими руками главного соперника Британии на континенте — начинается многомерная война/игра против бывшего союзника. В 1813 году умер мудрый Кутузов, советовавший "оставить Наполеона Англии". И хотя Александр I (чей многолетний бонапарто-страх вытеснялся тщеславием) ещё полтора года ей, Англии, исправно служил (приманка: "взятие Парижа", первый танцор на Венском конгрессе) — против России уже началась Great Game!

Конкретизируя её старт географически, опять процитируем справочник: "Начиная с 1813 года Британия с беспокойством наблюдала за военными успехами русских против Персии, завершившихся подписанием Гюлистанского и Туркманчайского договоров. Британские военные обучали, перевооружали персидскую армию. В Тегеране был растерзан русский посол Грибоедов".

15 января 2020 года, отмечая 225-летний юбилей гениального автора "Горя от ума", мы должны вспомнить Александра Сергеевича Грибоедова и как первую большую жертву "Большой игры". Но… известный пушкинский упрёк (и само-упрёк): "Мы ленивы и нелюбопытны". А предшествуют ему следующие слова: "Жизнь Грибоедова была затемнена некоторыми облаками: следствие пылких страстей и могучих обстоятельств. <…> Не знаю ничего завиднее последних годов бурной его жизни. Самая смерть, постигшая его посреди смелого, неровного боя, не имела для Грибоедова ничего ужасного, ничего томительного. Она была мгновенна и прекрасна. Как жаль, что Грибоедов не оставил своих записок! Написать его биографию было бы делом его друзей; но замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны".

Книга Сергея Дмитриева "Последний год Грибоедова" — ответ на горестное замечание Пушкина. Уже из XXI века, когда вроде и "следов" осталось меньше, и "судьба", которой завидовал сам Пушкин(!), "затемнена облаками" и даже бурями почти двух столетий. 750-страничное исследование посвящено последнему году жизни Грибоедова, хотя и с необходимыми историческими отступлениями "влево" по шкале жизни героя и по предшествовавшим фазам "Большой игры".

Слово "игра" и значило: не война, но искусная балансировка на её грани. Хотя выходили и "за грань": пример — Восточная (Крымская) война 1853-1856 гг.

Отец современной геополитики британец Х.Д. Маккиндер (1861—1947) обозначил первопричину: противоборство "хартленда" ("материковой сердцевины мира", Евразии, России) и "держав моря". Он называл объединение хартленда (гипотетический союз России с Германией и, возможно, Китаем) смертельной угрозой для "владычицы морей". В ту эпоху Британии важнее всего было сохранить господство над Ост-Индией (гигантским конгломератом, включавшим территории нынешних Индии, Пакистана, Бангладеш, Цейлона, нескольких архипелагов и княжеств).

В начале 1828 года премьер-министром Великобритании стал герцог Веллингтон — победитель Наполеона при Ватерлоо. Но главным в "портфолио" Веллингтона были его победы на службе Ост-Индской компании, принёсшие британской короне половину Индии. Это и стало центром усилий его премьерства: он требовал от дипломатов и разведчиков стравить Персию с Россией. В середине 1828 года в Англии началась настоящая истерия: "Русские войска дошли до Аракса! Вот-вот они сделают бросок через Персию до Инда!"

Запись в дневнике Веллингтона: "2 октября 1828 года. Мы не можем больше сотрудничать с Россией, мы выступим против и развяжем себе руки. Так или иначе мы должны избавиться от России".

Лорд-хранитель тайной печати Элленборо, 30 октября 1828 года: "Наша политика в Европе и в Азии должна преследовать единую цель — всячески ограничивать русское влияние. В Персии, как и везде, надо создать предпосылки для того, чтобы при первой необходимости начать широкую вооружённую борьбу против России. Как только русские присоединят Хивинское ханство, мы должны оккупировать Лахор и Кабул. Ведь не на берегах же Инда встречать врага…"

Этот "игровой" подход к англо-русскому соперничеству абстрагируется от сути великих движений, фиксируя лишь геометрию стрелок на картах: вот "русский бросок на юг, к теплым морям, к индийской сокровищнице". Тут, как говорил известный грибоедовский персонаж, "дистанции огромного размера", но ещё больше "дистанция", пропасть между смыслом движений и приобретений! Как Индия обогатила, оплатила создание Британской империи — известно. А Россия? "Грузинское приданое России" — полтора десятка войн с Турцией и Персией. Царь Картли-Кахетии Ираклий II умолял императрицу Екатерину II о принятии его страны под покровительство России не из каких-то "рабских чувств", а под угрозой полного исчезновения грузинской нации! Нодар Ломоури в "Истории Грузии" писал: "Поход шаха Аббаса I в Кахетию, 100 000 убито, 200 000 угнано в Персию, зачищенные территории заселялись туркменскими племенами". Истребление грузин было уже реальной целью: к моменту вхождения в Россию в Картли оставалось 60 000 человек. Меньше, чем на "пятую часть похода" по "шкале измерения" Аббаса!

24 июня 1805 года сорокатысячная армия Аббас-Мирзы, шедшая на Тбилиси, была остановлена русским отрядом всего из 500 егерей! А 28 июля того же года русские, получив подкрепления, разбили Аббас-Мирзу при Загаме, освободив Грузию. А ведь это был разгар войны с Наполеоном, всего через пару месяцев произошло знаменитое сражение под Аустерлицем!

В 1812-м генерал Котляревский с двумя тысячами солдат разбил при Асландузе 30-тысячную армию персов, шедшую уже с английскими советниками и артиллерией. Почти два века грузины любовались выставленными в Тбилиси трофейными пушками с литыми надписями: "От Короля (Англии) — Шахиншаху".

В своей книге Дмитриев через судьбу Грибоедова показывает самое начало "Большой игры". Это сегодня президенты Ирана и России вместе развязывают "ближневосточные узлы", а интересно увидеть, как они завязывались в грибоедовские времена. Это сегодня наши военные самолёты взлетают с иранской базы Хамадан, а в начале 2000-х, "когда это ещё не было мейнстримом". Сергей Дмитриев вдоль и поперёк исследовал Иран, и во многих местах он был первым русским и вообще первым европейцем, побывавшим там за 30-40 лет… Кандидат исторических наук, Дмитриев внимателен к первоисточникам и сосредоточен на поиске новых фактов. Его книги и фотографии выставлялись в иранском посольстве в Москве…

Почти два века остаётся невыясненным вопрос: кто был истинным зачинщиком беспорядков 1829 гола в Тегеране, завершившихся разгромом российского посольства и убийством Грибоедова? Бунт был абсолютно точно беспощадный, но бессмысленный ли? Книга Дмитриева — конечно, не расследование убийства Грибоедова в формальном смысле этого слова, но многие моменты тех событий в ней детально освещены. Так, например, англичане отрицают свою причастность к тегеранским событиям, ссылаясь на дружеские личные отношения Грибоедова и английского посланника Макдональда. Но они при этом "забывают" о действиях авантюристов Генри Уиллока и Джона Макнила, представлявших интересы самой антирусской части английской элиты. Именно эти два эмиссара проводили линию герцога Веллингтона, позволяя "умывать руки" посланнику Макдональду.

Чем был опасен Грибоедов? Историки подтвердят: Туркманчайский договор России и Персии (заслуга Паскевича и Грибоедова) — один из самых значительных и выгодных в истории Российской империи. Весь роковой для себя 1829 год Грибоедов в Тегеране "дожимал", реализовывал, взыскивал туркманчайскую контрибуцию (20 миллионов рублей серебром), возвращал наших пленников. Эта работа была частью грандиозного замысла Грибоедова по созданию долговременного, стратегического русско-персидского союза. Именно возможность такого союза англичане воспринимали как главную угрозу своему главному достоянию — Индии.

С начала 1829 года в русском посольстве укрылось множество армян, просивших Грибоедова помочь им переехать в Армению, ставшую частью Российской империи. Среди беженцев были наложницы из гарема близкого родственника шаха и евнух шахского гарема, он же — главный казначей и хранитель драгоценных камней шаха, армянин Якуб Маркарьян. Общеизвестная версия: "Евнух мог рассказать о состоянии финансов Ирана и разгласить многие дворцовые тайны. Шах потребовал выдать беглеца, Грибоедов отказал. Этим возбудили фанатиков и так далее". Книга Дмитриева, не опровергая полностью эту версию, по иному расставляет акценты: "Завистники Грибоедова и первый секретарь посольства Мальцов попали в ловушку, преувеличив значение якобы бесценной информации евнуха, связав его побег с разгромом посольства". Этим Мальцов дал повод министру иностранных дел Российской империи Карлу фон Нессельроде утверждать: Грибоедов-де был излишне дерзок, "сам виноват", превысил меру давления на шаха.

Известна роль Нессельроде в печальной судьбе Пушкина. Бездарнейший (возможно, не бескорыстно бездарнейший) дипломат, эдакий Анти-Талейран, он немало способствовал падению России с высот Венского конгресса (1814) в яму полной дипломатической изоляции. Следствием и результатом его более чем тридцатилетней внешней политики 1822-1856 годов стала Крымская война. Для оценки мер бездарности и вреда предложил бы подобрать единицы измерения — подобно ваттам, омам и другим величинам. И "один нессельроде" — это примерно 0,5 Козырева. Сегодня о заговоре Нессельроде, приведшем к гибели Грибоедова, немало говорит Никита Михалков. Но Сергей Дмитриев, строго подходя к источникам и фактам, прямое участие Несссельроде в заговоре против Грибоедова всё-таки считает недоказанным.

На версию "Грибоедов сам виноват" по мере сил работал и Огарёв (который "Герцен и…", эмигрант в Лондон): "Грибоедов, спасшись от ссылки (это обвинение Грибоедова в том, что он не разделил судьбу декабристов, кумиров Огарёва. — И.Ш.), посредством родственных связей примкнул к правительству и на дипломатическом поприще наткнулся на случайную гибель. Но талант его и без того уже был погибшим: он высказал в "Горе от ума" всё, а дальше ничего не мог развить в себе самом, именно потому, что он примкнул к правительству, этому гробу русских талантов и русской доблести". "Случайную" — типа подавился косточкой на рауте в посольстве или "случайно" оскорбил шаха… Тут уж сама Русская История ответила бездарю-эмигранту: Огарёв часто бродил бесцельно по улицам Лондона, в итоге сошёлся с некой Мэри Сэтерленд. Жил на пенсию, назначенную Герценом, и на периодические выплаты от сестры — то есть, по факту, от крестьян Рязанской губернии. Умер, упав пьяным в канаву (вот и "случайная гибель").

Книга Сергея Дмитриева достойна внимательного прочтения, а его конечный вывод: нашего поэта убила интрига английских дипломатов Уиллока, Макнила и, шире, всего "Форин офиса" — столь же долговременная и глобальная, сколь глобален (и страшен для Англии) был план Грибоедова.

В Англии это — популярнейшая тема исторических, литературных произведений: грибоедовский русско-персидский проект, по их мнению, был главной угрозой для Британской Индии, для Империи в целом. У нас же, увы, в широком сознании осталось только знаменитое, правильное, но простецкое: "англичанка гадит".

Сегодня одна из главных задач Запада — не утерять контроль над крупнейшей в мире кладовой нефтегазовых ресурсов, Ближним Востоком. 125 лет спустя после убийства Грибоедова, павшего жертвой британской интриги, Иран стал объектом операции "Аякс", которая была подготовлена спецслужбами Великобритании и США; в результате государственного переворота в Иране был свергнут премьер-министр Мохаммед Мосаддык, национализировавший Англо-иранскую нефтяную компанию. Свергнув Мосаддыка, англосаксы вернули себе нефть и вернули бежавшего в Рим шаха, главной обязанностью которого стало тратить иранские нефтедоходы на Западе…

Исламская революция 1979 года смешала карты англосаксов, но не изменила логику их Большой игры, мастера которой после распада СССР упорно стремятся превратить Евразию в "Большую шахматную доску", добиваясь полного на ней доминирования от Сирии и Ирана до Корейского полуострова. И сегодня, после убийства иранского генерала Касема Сулеймани, мы являемся свидетелями продолжения той "Большой игры", началу которой посвящена книга Сергея Дмитриева.

Илл. «Встреча Пушкина в 1829 году с повозкой, везущей тело Грибоедова». Художник Мартирос Сарьян.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
15 января 2020 в 20:05

К непостижимому Грибоедову не требуется комментарий.
Это же не Шекспир.

16 января 2020 в 00:28

Ну, ничего; теперь в России премьер армянин, он им покажет кузькину мать!