Авторский блог Евпраксия Макошева 11:27 27 октября 2019

БОЛЬШАЯ ХИРУРГИЯ. часть четвёртая СЕЦКО МАКСИМ АЛЕКСАНДРОВИЧ

Хирург и разработчик лекарств, общественный деятель без бюрократии

 двойной клик - редактировать изображение





БОЛЬШАЯ ХИРУРГИЯ
часть четвёртая
 Будущее
МАКСИМ АЛЕКСАНДРОВИЧ

Путь в Большую хирургию у всех разный. Но несомненно одно -- в неё не попадают случайные люди. Человек, о котором я сегодня расскажу и с которым так хотела встретиться для разговора, талантлив, честен, терпелив и рассудителен. Больше того, он уже восемь лет работает в лучших клиниках страны, а при этом ещё очень молод. О нём можно с уверенностью сказать, что у него впереди большое будущее.
Наверное, это и было определяющим, когда я принимала решение о том, с кем именно из уже попавших в большую хирургию молодых и перспективных врачей следует встретиться. Такие, как он, уже в ближайшее время займут главное место в профессии. 
Он, потому что одержим своей работой, хотя внешне спокоен. Он, потому что у него уже есть свои собственные разработки,- с группой других увлечённых врачей Максим Сецко пытается найти лекарство, дающее возможность заболевшим излечиться полностью без-  и до- хирургического вмешательства или удерживать заболевание от дальнейшего развития. И наконец, именно он, потому что умён и делает своё дело в высшей степени достойно. 
Уже несколько раз за свою жизнь он сделал свой серьёзный выбор на пути в хирургию, отказываясь, в одном случае,- от очень перспективного медицинского направления  -- пластической косметической хирургии в пользу Большой онкологической, в другом случае -- от очень хорошего материального обеспечения в фармакологической компании, а в третьем --- от адреналина и творчества создателя клубно-барной московской жизни, оставаясь внутри которой он мог бы иметь все атрибуты светских молодых повес. Тогда он навсегда остался бы Максом. 
  А этот непростой молодой человек выбрал материальные лишения студента-отличника московского медицинского ВУЗа, в который мало кто поступает с первого раза, подработки врачом на скорой помощи и неясное тогда перспективы в будущем для того, чтобы оставить след в истории русской медицины. Ну и разумеется, в этом варианте будущего Максом ему быть не светило, его когда-то должны были бы называть Максимом Александровичем. Хотя, вот этого могло и не случится.
  Сегодня хирурга Сецко  уже именно так и называют. И пациенты, и коллеги. Но не все. Учителю можно и ласково Максанычем. Этот знаменитый учитель -- мировое светило, врач-маммолог, профессор Вячеслав Михайлович Попов, прославленный своими высококлассными операциями, работавший многие годы в клинике Блохина, откуда его пригласили в Федеральный Лечебно-реабилитационный центр, когда подбирали лучшие в стране кадры для работы в новом, оборудованном по последнему слову мировой медицины, высоко технологичном онкоцентре. Отношение у профессора к Сецко нежное, отеческое. И это взаимно. Молодой хирург имя своего учителя произносит с особым значением. Хотя сегодня они уже коллеги и работают, как одна команда, ещё несколько лет назад Вячеслав Михайлович позвал молодого перспективного врача в избранный круг лучших специалистов и посвятил силы и время тому, чтобы обучить всем тонкостям высокого ремесла. Он сделал всё, чтобы дать способному ученику и надёжному партнёру, который ни разу не подвёл, возможность проводить операции самостоятельно. Этот выбор профессора, конечно, не был спонтанным. Маститый доктор, у которого почти не бывает послеоперационных осложнений, при общей статистике в сорок процентов, уже был наслышан об успехах Сецко. К тому же, они оба какое-то время  работали в центре Блохина на Каширке, правда, тогда ещё не были знакомы.
Сегодня Максим Александрович не только хирург, он ведёт исследовательские работы по теме возникновения и лечения остеопороза у женщин, переживших операции по удалению молочной железы. А кроме того, как уже сказано выше, он изучает разрабатываемые и у нас, и в других научных институтах мира, лекарственные средства, предотвращающие развитие некоторых видов опухолей на ранних этапах. 
  Он очень энергичен и любит жизнь, обожает животных и, если бы в его детстве всё сложилось так, как мечталось, он, возможно, стал бы ветеринаром. Но его родители вовремя сумели перенаправить детские мечты в "более серьёзное" человеческое русло. 
Его мама увидела в нём докторскую хватку, интуитивно почувствовала, что мечты сына о ветеринарном деле нужно немного перенаправить и выбрала для этого самый точный и подходящий момент в жизни сына, когда заметила, как сильно Максим хочет помогать людям, а не только животным.
Поэтому теперь Максим Александрович точно знает, кому больше всех обязан своим окончательным выбором.  Её мудрость и её жертвенная любовь не раз давали Максиму самое главное в жизни-опору для движения вперёд. 
Для рывка, для движения к будущим целям имеется у Максима Александровича Сецко и стальной характер, в отца, - военного лучшей советской закалки, человека   крутого нрава и очень принципиального. Правда, сибирячка-мать, ни в чём отцу не уступает. Скорее, именно благодаря тому, что у него такие корни, Максим Александрович зажил самостоятельной жизнью уже в семнадцать лет, никогда после этого уже не прибегнув к помощи семьи, которой очень гордится. Он считает, что мужчина должен становиться самостоятельным как можно раньше, в какие бы передряги его ни бросала жизнь. А вот девочек нужно оберегать, холить, лелеять и в обиду никому не давать. 
Его интересы разнообразны. Он очень любит страну и город, в котором живёт, горит желанием делать как можно больше полезных дел для общества, является одним из организаторов Общественного клуба с очень простым, добрым и несколько даже наивным названием. Но этой своей деятельности не афиширует, клещами не вытянешь рассказа о том, "какой же он  и его друзья хорошие". Но я скажу вот что,- эта его активность заразительна, с момента нашего с ним разговора я тоже, выпивая свою утреннюю чашку кофе, начинаю анализировать прожитый день и вспоминать, а сделано ли мною за прошедшие сутки хоть одно стоящее дело, сказано ли доброе животворящее слово, которое было бы посвящено не только мне или моей семье. Оказывается, это очень помогает вспомнить, для чего создан человек, вырвать себя из потока агрессии и горячих эмоций нашего неспокойного времени, задуматься, остановиться.



--- Максим Александрович, такие далёкие направления в медицине - пластическая хирургия и онкология - и Вы вдруг выбираете онкологию в тот момент, когда на руках уже диплом пластического хирурга. Почему?
--- Обстоятельства жизни так сложились, пришлось менять специализацию, когда в дом близких мне людей пришла беда. Но, я не уходил далеко от имплантологии, если быть до конца честным. На самом деле, в наше время и при том уровне технологического оснащения, который сегодня существует в клинике ЛРЦ, где мне посчастливилось работать, это не такие далёкие друг от друга направления. Как раз наоборот. Сегодня мой основной вид деятельности, моя специализация - маммология, а она не исключает, а как раз наоборот, даже делает необходимым этапом пластическую операцию. А что это значит?,- а то, что после удаления молочной железы мы можем дать женщине возможность оставаться красивой и полноценной. В нашем лечебном центре мы оперируем в два этапа. Вторая операция, -- непосредственно установка импланта. Правда, в некоторых случаях эта операция может проводиться и одновременно с первой, но, исходя из опыта, я полагаю, что лучше всё же, отставить их по времени друг от друга. Необходимо понаблюдать за пациенткой после первой операции, которая является довольно сложной, провести целый комплекс лечебных процедур, посмотреть, какое у неё общее состояние, как она идёт на поправку, как ведут себя все другие органы. А уже затем говорить об имплантации.

--- Само словосочетание -- пластическая хирургия -- вызывает ассоциацию с большим кошельком или золотой банковской картой. Значит ли это, что Вы, как врач, и Ваши услуги тоже доступны лишь узкому кругу избранных лиц?
--- Не совсем, вернее, совсем нет. Уже несколько лет в нашей клинике эта операция, как и удаление самой опухоли, проводится бесплатно, по квотам. От пациента нужно, в данном случае, направление к нам от доктора из местной поликлиники. А мы уже на месте, предварительно изучив историю заболевания, специфику развития и, проведя весь комплекс необходимых исследований, принимаем решение о том, когда, как, в каком объёме и порядке проводить операции. Ну, а если кто-то может позволить себе платное лечение, тогда пожалуйста,- тратьте Ваши золотые денежки,- достаточно просто записаться ко мне на приём, тут уже можно обойтись и без направлений врачей по месту жительства.

--- Существует устойчивое мнение, что онкологи -- народ очень коррумпированный, наживающийся на горе в тот момент, когда человек в абсолютном отчаянии и ему почти ничто не может помочь. А Вы мне сейчас сами рассказываете о наличии тех услуг, которые обычно коррупционеры всячески старались бы скрыть, наживаясь втихую. Также, как чуть ранее мне об этом же рассказывала и заведующая отделением, доктор медицинских наук, специалист по заболеваниям головы и шеи ЛРЦ, Марина Викторовна Неклюдова. 
--- Она потрясающей порядочности и самоотверженности человек, я уже не говорю о том, что она блестящий хирург, её знают онкологи во всем мире, как уникального специалиста, каких единицы. Но в данном случае, коль уж Вы коснулись этой темы, я должен сказать, что и руководство клиники сделало всё, чтобы исключить само понятие коррупции из менталитета врача нашего учреждения. Когда центр создавался, руководство центра позаботилось не только о том, чтобы здесь установили самые передовые операционные с полным набором микрохирургических инструментов. Самым главным было собрать по всей стране  лучших специалистов и создать для них хорошие условия работы. Такие, чтобы им не приходилось думать о материальной стороне своей жизни. Поэтому, Вы вряд ли увидите здесь врачей с "голодными" глазами. 


--- А лучшие в большой хирургии, это какие? Когда -то была такая детская песенка "Из чего же сделаны наши мальчишки, из чего же сделаны наши девчонки...?". Так из чего же сделаны лучшие хирурги? Пациенты говорят, что вы тут все боги...
--- Здесь работают специалисты, которые отобраны по многим параметрам. Ведь в большой хирургии как,- врач непременно должен обладать мощным потенциалом, соединять в себе целый комплекс необходимых качеств, у него должны быть очень умелые руки, развитый и быстрый ум, хорошая смекалка, умение принимать важные решения с холодным рассудком за максимально короткое время, моральная основа должна быть во главе угла,- когда уверен, что делаешь праведное дело и руки становятся крепкими, не дрожат в нужное время. Иногда бывают продолжительные и сложные операции, когда длительное время находишься в режиме повышенного внимания и концентрации. Это качество требует хорошей подготовки, сравнимой с подготовкой спортсмена. Я сейчас говорю совершенно серьёзно. Наши ежедневные мышечные нагрузки требуют именно специфический подготовки, сравнимой с подготовкой олимпийского резервиста. А если говорить о психотипе, то у врача должно быть от природы органично развито сочувствие к другому человеку и великодушие в отношении к слабым. Это, как специальная функция, которую Бог при рождении закладывает в гены. 
Так вот, если всех этих качеств у начинающего хирурга нет, опытные врачи, скорее,  не примут тебя в коллектив. У нас с этим жёстко. Я, как молодой, только пару лет назад понял, что меня взяли в команду по-настоящему. До этого момента я тоже работал, но только теперь уверенно могу сказать, что на хирургических небесах окончательное решение по моему поводу раньше той предыдущей пары лет принято ещё не было. Я точно знаю, о чём сейчас говорю и понимаю, насколько совершенна эта система. Обычному человеку к нам сюда нельзя.

--- Так вы тут собрались в какой-то особенной хирургической касте?
--- Называйте, как хотите. Но факт остаётся фактом,- стать настоящим хирургом не помогут никакие деньги, связи и династическая поддержка. Хотя конечно, если в семье врачей родился ещё один талантливый врач, ему будет немного легче пережить период, когда за ним наблюдают глаза опытных специалистов, пока он ассистирует или ещё только входит в большое дело. Старшие расскажут, как поступать в том или ином случае, что, в каких случаях и где нужно перетерпеть, как выдержать нагрузку и как распределять силы. А в остальном, для всех правила одинаково жёсткие, входной билет сделан из пота, труда и ученья. И не может, не должно быть никаких обид. Доброжелательность и выдержка. Эти качества понадобятся врачу и тогда, когда нужно будет поддерживать пациентов в период реабилитации.



--- С момента, когда человек узнаёт о том, что он болен, до момента, когда принимается решение об операции, проходит много времени? Не бывает ли так, что процесс сильно затягивается, пока болезнь стремительно развивается?
--- Современные пациенты обычно приходят к нам уже с готовыми анализами или с какой-то частью их.  Но даже если нет, максимум, который придётся потратить на то, чтобы пройти все исследования,- пара месяцев, с учётом возможных очередей. Платно сделать все анализы в нашей клинике возможно гораздо быстрее, какие-то за день, другие за неделю. Некоторые исследования, такие как КТ  или МРТ делают у нас и по направлению врачей, это занимает несколько больше времени, другие, если речь о лечении по страховому полису- в поликлиниках по месту прописки. А затем, через какое-то совсем короткое время, два-три дня, после получения всех анализов и изучения информации, мы проводим врачебный консилиум, где собираются специалисты высшей категории, лечащие врачи, лучевые и химиотерапевты и так далее. По каждому случаю коллективно вырабатываются и принимаются максимально эффективные решения. 
Ну а затем начинается "фаза лечения". Сначала мы делаем операцию по удалению опухоли, наблюдаем состояние пациентов, затем снова консилиум,  принятие общего врачебного решения по пластике, дальше подбираем и заказываем для каждой женщины имплант, предварительно пациентка всегда проходит некоторые важные процедуры перед его установкой. Импланты у нас в настоящее время устанавливаются пока ещё импортного производства, американские или французские. Но российские разработки высокого качества тоже совсем скоро поступят в наши медицинские учреждения.


--- А какие осложнения могут быть после удаления железы? 
--- Вообще, осложнения возникают, по статистике, в тридцати-сорока процентах случаев, связаны они бывают с необходимым удалением лимфоузлов, предотвращающим последующие риски возникновения опухолей. Следствием удаления может стать отек и нарушение некоторых функций. В моей практике таких случаев практически не было. Всё проходило удачно и мои пациентки оставались довольны. Хотя, время от времени, бывают случаи, требующие особенно тщательного внимания. Руководство нашего лечебного центра всегда записывает ход всех проводимых операций,-- и в лечебных целях, и в целях контроля действий каждого доктора, и в целях доказательства правильности проводимой операций. Так что, наши пациенты защищены максимально. А доктора у нас работают самые лучшие.


-- Я знаю, что Вы работаете над кандидатской. Какова её тема?
--- Моя работа над кандидатской диссертацией посвящена осложнениям, связанным с частотой развития остропороза у женщин с удалённой молочной железой.
--- Есть ли средства лечения после таких осложнений?
--- Исследования в этой области довольно обширны и, на сегодняшний день, существует хорошая научная база для того, чтобы утверждать, что мы на правильном пути  в разработке средств лечения.
--- А как пациентки могут узнать и убедиться в том, что подобное осложнение у них возникло?
--- В том случае, когда появляются боли, рекомендуется провести денстометрическое исследование для выяснения минерального состава костной ткани. Если нарушения всё-таки обнаружились, будет назначено лечение. Наши инновационные лекарственные разработки показывают себя очень эффективными. Так что, могу сказать, что мы не оставляем наших пациентов, если случаются различные послеоперационные осложнения.


--- Бывает ли так, что Вы устаёте до потери ориентации в пространстве? И как тогда Вы восстанавливаете силы?
--- Ну, до такой степени нет, конечно. Впрочем, такой степени усталости и нельзя допускать. Ведь от состояния врача во многом зависит состояние пациентов. У нас трудны не только сами операции. Форма заболевания предполагает очень депрессивное состояние у людей. Для врача это тоже дополнительная ответственность и очень сложная моральная нагрузка.  Мы должны не только прооперировать, мы вселяем в человека надежду на выздоровление. Ведь важно, насколько большой смысл сам пациент видит в дальнейшей полноценной и счастливой жизни. Сейчас с каждым днём всё большее количество разных видов заболевания становятся полностью излечиваемыми. Мы помогаем понять это, разговариваем, заставляем задумываться. Конечно, такое поведение врачей выходит за рамки хирургии. Его, скорее, можно квалифицировать, как послеоперационную помощь нашим специалистам-психологам. Но после тяжёлых операций иногда бывает, что нужно восстановить силы немедленно. 
Ну а сам я возвращаю себе бодрость, когда гуляю по лесу с собакой. Люблю бывать с друзьями в русской бане. Путешествовать люблю в разные страны. Не просто валяться на пузе, а изучать культуру, языки, ведь это очень интересно. Хотя знаете, меня всегда тянет на работу, я всегда по ней скучаю. Я иногда даже думаю, что моя работа и есть мой самый главный клуб по интересам. Лучшего клуба нет в моей жизни. 

--- Спасибо, Максим Александрович! Я желаю Вам очень успешного будущего, связанного с любимой работой. И, конечно, пусть все Ваши разработки будут успешными и внедряются в жизнь на благо общества.



Беседовала Евпраксия Макошьева.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой