Сообщество «Посольский приказ» 09:06 18 мая 2021

Знамя интифады

Как ближневосточный хаос расползается по миру
2

Океания всегда воевала с Остазией, а Израиль всегда воевал с Палестиной. Война эта в той или иной форме продолжается столько, сколько почти все читатели этих строк себя помнят. Именно поэтому особенно выделять последние события из контекста десятилетий вялотекущего взаимоуничтожения было бы неправильно.

“Третья интифада” уже стала своего рода мемом — с 2008 года ХАМАС регулярно объявлял её в ответ на спорные шаги Израиля и США, вроде признания Иерусалима столицей еврейского государства. Тем не менее, несмотря на явное несоответствие масштаба последних событий масштабу произошедшего в 1987 и 2000 годах, ничего более значимого в арабо-израильском конфликте не было, пожалуй, с 2014 года. Тогда летняя операция “Несокрушимая сила” не провозглашала явных целей, но имела своим итогом почти две тысячи гражданских, погибших в результате бомбардировок и ограниченной наземной операции.

Нет смысла в очередной раз расписывать последовательность действий, приведших ко взаимному обмену ракетами, следует упомянуть лишь то, что пресловутые споры за землю вовсе не являлись для арабов причиной глобального недовольства — ею с куда большей вероятностью стал вооружённый рейд израильских силовиков в святую для каждого мусульманина мечеть Аль-Акса. Вслед за этим началась стандартная для Святой земли война камней и палок — вопреки заверениям израильских пропагандистов, такие продвинутые вооружения использует в тех краях (да и везде, наверное) любая взбешённая толпа, а не только арабы. Манифестации, шествия, массовые драки, пожар на Храмовой горе, тараны толп автомобилями, разгромы заведений, сожжённые машины, нападения на синагоги, групповые расправы со случайными прохожими, режущие ночное небо следы ракет и вспышки от перехватывающих некоторые из них снарядов ПВО системы "Железный купол" — конфликт перерос из войны камней и палок в обычную войну удивительно быстро. Ракеты на видеокадрах, взлетающие в небо, завораживали и восхищали своей жуткой грациозностью, а ярость толп палестинцев и евреев, в которую позже включились толпы ливанцев, иорданцев и ещё Бог знает кого, распространялась на зрителей по всему миру. Но, как и в любом громком инфоповоде со времён, наверное, Арабской весны, куда важнее самого события оказываются контексты и трактовки, которыми оно обрастает. Для того, чтоб понять, чего хотят добиться вовлечённые и не очень стороны, стоит как можно более подробно изучить их риторику и мотивы.

Израиль уже давно пребывает в состоянии кризиса власти, а премьер страны — в судорожных поисках способа удержаться на вершине. Четыре последовательные электоральные схватки не привели ни к чему большему, чем к необходимости очередных выборов и принципиальной невозможности формирования в парламенте правящей коалиции. Параллельно с этим израильское общество, которое может показаться при поверхностном взгляде более-менее единым и монолитным в суждениях, полностью соответствует тупику демократии, в котором оказалось государство — поляризацией взглядов и ожесточённостью идеологических противостояний Израиль напоминает своего сюзерена.

Гей-парады в Иерусалиме, радикально левые движения, подобные германским и французским НКО, и постоянные требования впустить как можно больше беженцев (которыми почти всегда оказываются беженцы от израильских же ракет) — еврейское государство раздирается изнутри. В центре всего этого стоит фигура Нетаньяху, которого оппоненты называют Биби. Биби в январе пережил потерю своего человека в Белом доме, до сих пор находится под несколькими расследованиями дел о коррупции и неустанно мочится как израильской, так и мировой прессой.

Премьер совсем недавно был вынужден отказаться от мандата на формирование коалиции, а на фоне нынешних событий стало ясно, что сформировать её не смогут и соперники Биби. Тем не менее считать происходящее в Газе “маленькой победоносной войной” Нетаньяху (а такая трактовка встречается в СМИ довольно часто) неправильно — события июля-августа 2014 года, о которых говорилось выше и инициатором которых стал именно Биби, напоминали “маленькую” и “победоносную” куда больше, но не вызвали в израильском обществе ничего, кроме раздражения и недоумения. Израиль многие спешат записать в жертвы — так, например, популярный блогер-яблочник Максим Кац, в своё время сбежавший в Россию от призыва в ЦАХАЛ, оправдывал позиции своей родины тем, что, грубо говоря, арабы первыми начали. Даже если и так, то изначально действия палестинцев никак не выходили за рамки дикой и агрессивной, но принятой в этих краях нормы.

Поворотным же моментом, определившим столь жёсткую реакцию палестинцев не только на автономной территории и в Газе, но и в самом Израиле, стало вторжение и бесцеремонное поведение израильских военных в святом для мусульман месте. Осознанная провокация сработала как надо — привела к боевым действиям. Но столь ожидаемой консолидации не случилось — сообщается о возвращении в стан Нетаньяху ряда правых политиков, заигрывавших с оппозицией, но это слабо похоже на объединение главных политических сил, на которое, очевидно, был расчёт.

Рейд в Аль-Аксу вызвал острую реакцию по всему арабскому миру. Интерес здесь представляет то, что в беспорядках и драках, вспыхнувших после этого, лидирующую роль играли молодые люди, в силу возраста ещё не участвовавшие в похожих событиях 2014 года. Эта молодёжь, подогретая умело запущенными пожарами в TikTok и Instagram, начала погромы, руководствуясь именно религиозными мотивами. Социологи давно предупреждали, что сегодняшние арабские юнцы намного более радикальны в своих верованиях, чем их отцы и деды, а этнические различия внутри арабского суперэтноса их, напротив, волнуют не так сильно, как предыдущие поколения. Косвенным доказательством этому может служить волна выступлений в Иордании и Ливане — ожесточённость и ярость, с которой митинговали юноши, не оставляла сомнений в религиозной обиде на осквернение Аль-Аксы. Особенной остроты этой обиде придал праздник Ураза-байрам, который у арабов называется Ид аль-Фитр — он выпал как раз на ночь с 12 на 13 мая.

Израильские СМИ поспешили связать радикализацию молодёжи с кознями различных террористических группировок, на ходу выдумывались какие-то странные мотивы, загадочные связи между запрещённым в России ИГИЛ и союзом ХАМАС, ФАТХ и ООП. Тем не менее усиливающееся религиозное рвение в арабских странах и по всей Западной Европе было заметно уже давно, и едва ли его, как повсеместное явление, можно связать с деятельностью локальных организаций.

Странно, что американские СМИ, ищущие виновников происходящего, не ухитрились обвинить во всём старого доброго Трампа. В самом деле, курс на примирение Израиля с арабским миром, взятый оранжевым человеком сразу по воцарении в Белом доме, имел определённый успех, а знаменитая “Большая сделка” сулила региону такое долгожданное спокойствие хотя бы в отношениях между крупными игроками (и объединение их в общем антииранском порыве). Сейчас Трамп посрамлён и забыт — он лишь изредка подаёт какие-то радиосигналы со свалки истории, вроде недавнего заявления о том, что при нём арабо-израильской войны не произошло бы. Мейнстрим арабского мира — к примеру, саудиты — сворачивают все свои движения навстречу к Израилю, ведь «Большая сделка» осталась в прошлом. Трамповские устремления безвозвратно ушли, уступив место политике Байдена, обещающей жёсткие меры, но на деле противоречащей самой себе.

США в известном нам виде существуют лишь затем, чтоб обеспечивать безопасность и процветание Израиля. Это не конспирология и не выдумки альт-райтов — об этом прямым текстом с 1980-х годов говорили те, кого в прессе принято звать “неоконами” и “ястребами”. Противоречивость же настроений сегодняшней Америки вызвана тем, что время неоконов давно ушло — последние 13 лет “ястребов” последовательно вытравливали из Вашингтона. Это происходило начиная со времён победы Обамы над Маккейном в 2008 году и заканчивая отстранением на этой неделе Лиз Чейни (дочери Дика Чейни, вице-президента Буша-младшего) с одной из главных руководящих должностей в Конгрессе. Поэтому теперь любовь и обожание американских политиков к Израилю пусть и значительны, но уже не так абсолютны, как во времена Буша.

Свою роль здесь играет и огромная популярность неформального объединения конгрессвуман под названием “Отряд” (или “Банда”, если угодно). Пять цветных демократок занимают ярко антиизраильскую позицию, регулярно подвергаются критике матёрых вашингтонских акул, но имеют громадный ресурс поддержки улицы — той самой улицы, что ещё недавно громила американские города в память о Джордже Флойде. Представительницы улицы в Конгрессе лишь транслируют мнения (и далеко не самые радикальные) той среды, что постоянно готова протестовать, митинговать, жечь и грабить. Эта самая среда, в свою очередь, неустанно выражает поддержку Палестине, на что палестинцы отвечают взаимностью — прошлым летом мир облетели кадры мемориального граффити в честь Флойда в Газе. Байден и его администрация балансируют между любовью к Израилю, святой для каждого американского профессионального политика, и желанием если и не угодить, то хотя бы не разозлить улицу, не спровоцировать ярость тысяч хунвейбинов, денно и нощно стоящих на низком старте. Эта же взаимоисключающая многовекторность пропитывает и американские СМИ — если не брать в расчёт издания, транслирующие позицию номенклатуры, материалы с горячей поддержкой той или иной стороны обычно помечаются там как личное мнение одного из экспертов.

Пока что американское государство более-менее хранит молчание — Байден лишь признал право Израиля защищать себя, а когда госсекретарь Блинкен заикнулся о прямой поддержке ударов ЦАХАЛ по жилым домам палестинцев и осуждении ударов ХАМАС по жилым домам израильтян, поднялся такой вой, что пресс-секретарь Госдепа был вынужден сделать куда более мягкое заявление. Даже политики местного уровня не знают, как себя вести — эпатажный Эндрю Янг, который в период борьбы за президентство обещал каждому своему избирателю тысячу долларов, подался в мэры Нью-Йорка, где почти 15% населения — евреи. Янг вроде бы осудил бессовестную агрессию коварных палестинцев, но наткнулся на ответ со стороны мусульман Нью-Йорка, коих там уже в районе 6% и с каждым годом становится всё больше. Янгу пришлось извиняться и срочно удалять свои рассуждения о терроризме, что в свою очередь вызвало обиду уже евреев. С каждым днём конфликта вялая позиция США вызывает всё больше вопросов, ответа на которые не даёт ни американская администрация, ни бесконечно лояльные ей журналисты.

В приблизительно похожей ситуации оказались и европейские политики. Будучи безответно влюблёнными в еврейское государство, они столкнулись с опасностью социального взрыва. Другое дело, что в отличие от США, где этот взрыв грозит устроить улица, состоящая из людей разных рас, полов, взглядов и религий, здесь источник напряжения понятен. На этот источник указывали не так давно отставные французские офицеры — по их словам, Франция (кстати, родина сионизма) стоит на пороге краха и гражданской войны из-за неподвластной государству исламистской молодёжи. Вновь возникает то, о чём шла речь выше — ближневосточными юнцами движет не локальный национализм, а глобальный исламский радикализм, который в случае одного неосторожного слова кого-нибудь из европейских топ-политиков или одного «правильно» истолкованного действия популярной вешалки для собак, готов вспыхнуть на улицах Ниццы, площадях Кёльна и мостах Манчестера. В Германии уже сейчас можно заметить непривычно большие толпы полиции на страже синагог, а в Бонне, бывшей столице ФРГ, иудейское заведение неизвестные забросали камнями. В Берлине вернули тридцатые годы — по улицам германской столицы прошла демонстрация «новых немцев» с требованиями «убивать евреев». В Австрии отмечались десятки случаев столкновения между местными арабами и евреями, пока полиция разгоняла водомётами митинг против карантина. В Нидерландах две стихии объединились — в ряды недовольных мусульман влилась оппозиция и противники карантина — все вместе они требовали отставки премьера Марка Рютте. В Париже арабы, зачастую едва знающие французский, протестовали очень по-парижски — забрасывали полицию камнями, громили витрины и пытались устроить пожар. В Лондоне прошла небольшая, но очень громкая демонстрация рядом с Даунинг-стрит. Собравшиеся размахивали флагами Палестины, горланили антиизраильские лозунги, а в рядах недовольных засветилась знакомая седина — ба, да это ж бывший лидер лейбористов Джереми Корбин!

Все лидеры прогрессивных мнений Европы и Америки однозначно встали на сторону Палестины — злобная коротышка Грета Тунберг, лауреатка Нобелевской премии Малала Юсуфзай, даже еврейские актрисы Натали Портман и Галь Гадот — в соцсетях, как и положено любому современному военному конфликту, боевые действия ведутся с ничуть не меньшим ожесточением, чем в небе над Израилем и Газой. Конфликты на улицах европейских городов пока малочисленны и носят характер разовых акций, но условия для повышения градуса безумия долгие годы создавались тысячами проповедников, науськивавших ближневосточных детей и подростков на противостояние Европе изнутри. Источники финансирования всего этого никогда не скрывались — страны Персидского залива и Турция.

Последняя, кстати, оказалась в интересной ситуации. Турецкая экспансия, как известно, идёт по двум фронтам — пантюркистскому и панисламистскому. Турция неоднократно провозглашала себя флагманом и лидером мусульманского мира, а турецкие организации активно работали по всему Ближнему Востоку, насаждая местным эту идею. По внутренним каналам транслируются красивые картинки помощи младшим товарищам, а турецкие телеэксперты, ничуть не стыдясь, сравнивают предполагаемое лидерство Анкары в исламском мире со временами халифата. И вот наступает идеальный момент для помощи братьям по вере, лучший миг для демонстрации турецкой решительности и мощи, час показа удали и воли. По всей стране собираются демонстрации, кое-где вспыхивают беспорядки, министр иностранных дел Чавушоглу грозит войной, а представитель президента, Ибрагим Калын, призывает мировое сообщество объединиться против Израиля. К турецкому призыву присоединяются Пакистан, Марокко и Алжир; кажется, вот-вот и мудрый султан Эрдоган положит конец израильским злодеяниям. Что же делает турецкий президент? Он громогласно осуждает преступления ЦАХАЛ, выражает горячую поддержку ХАМАС, призывает к единству исламского мира, называет Иерусалим турецким городом, а Израиль — террористическим государством, намекает на ввод совместного с Россией миротворческого контингента и… всё. Понять его можно, лаять на слона — одно, а открыто лезть в военное противостояние с Израилем, который в случае войны без каких-либо колебаний тут же поддержат США — совсем другое. Но вряд ли исламский мир, на лидерство в котором претендует Эрдоган, удовлетворится этой театрализованной имитацией противостояния, тем более на фоне кадров разрушения жилых домов в Газе. Позиции Турции в арабском мире не так сильны, как кажется потребителям турецкой пропаганды, а своё слово ещё не сказали другие претенденты на титул халифата — Саудовская Аравия и Иран. Последний, кстати, имеет наиболее выгодную для создания правильного образа позицию — поддержка ХАМАС и многолетняя, пусть и необъявленная, война с Израилем говорят сами за себя.

Что же делать России в этом завихрении международных отношений? Как быть, чью сторону принимать, что выводить из этого хаоса? Несмотря на попытки иных журналистов и общественных деятелей приплести нашу страну к этому конфликту, а то и вовсе назначить её виновной, государство хранит нейтралитет. В кои-то веки сыграл как надо извечный подход российского МИД — строить многозначительные гримасы и выражать глубочайшую озабоченность. Важно помнить, что сфера интересов России не распространяется напрямую ни на Израиль, ни на палестинские территории, но с земли еврейского государства в эту сферу регулярно прилетают ракеты. По всей видимости, именно это имел в виду Путин, когда вдруг расположил израильско-палестинский конфликт вблизи российских границ. Путин почти дословно цитировал статью в "Правде" от 27 апреля 1967 года, где конфликт на израильско-сирийской границе назывался «игрой с огнём, проводимой Израилем в районе, находящемся в непосредственной близости от границ Советского Союза». Российское государство обязано проявлять сдержанность и руководствоваться эгоистичными интересами собственной безопасности и безопасности своего союзника, имеющего с Израилем войну и территориальный спор. Будет трудно сохранять трезвый и прагматичный взгляд в условиях, когда все вокруг требуют от России вмешательства, — будь то на стороне Израиля или на стороне ХАМАС, а то и вовсе, как предложил Эрдоган, в виде «миротворцев». Москва уже несколько раз заявляла, что готова стать посредником в мирном процессе, но пока обе стороны так заинтересованы в продолжении огня, ни о каких переговорах не может быть и речи.

Фото: © Mahmud Hams /Pool Photo via AP

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Посольский приказ»
7 июля 2021
Cообщество
«Посольский приказ»
40
Cообщество
«Посольский приказ»
Комментарии Написать свой комментарий
18 мая 2021 в 04:13

Всё понятно, непонятно только вот это - "злобная коротышка Грета Тунберг". Ни прочему - "коротышка, ни почему - "злобная".
Я помню злобного лейтенанта Келли.

18 мая 2021 в 08:59

" Источники финансирования всего этого никогда не скрывались — страны Персидского залива и Турция."-Это неправда.

Мусульмане растеклись по всему миру как дешёвая рабсила или как бесправная масса живущая на подаяние,что вызывает протест- это является источником финансирования "всего этого".

1.0x