Сообщество «Новороссия» 00:00 14 августа 2014

Битва за историю

"Разделение властей" — одна из главных составляющих "великой лжи нашего времени". Власть по природе своей едина и монадична: она или есть, или ее нет.
3

Субъектом теории социал-монархизма (в рамках Четвертой Политической Теории) является "онтологическая пара" Царь-Народ. Пожалуй, лучшим образом она "схвачена" у Марины Цветаевой:

Это просто, как кровь и пот:

Царь — народу, Царю — народ.

Это ясно, как тайна двух:

Двое рядом, а третий — Дух.

Под народом, разумеется, конечно, не наличное большинство, а совокупность всех ушедших, живых и еще не родившихся. Царь же послан свыше, а не выбран и, тем более, не нанят за деньги. В этом — в том числе — глубинное родство Царства и брака.

Сегодня чаще всего приходится слышать возражения против наследственной власти. Здесь — непонимание того, что Царь — именно один (отсюда и "монархия"), царский сын есть он же сам. Монархия ноуменальна, а не феноменальна. Все дело в нашем отрыве от понимания семьи, отцовства и сыновства. Демократия — это действительно "феминизация" (в худшем смысле) и "содомизация" сознания. В этом смысле сегодняшние призывы к "возрождению семейных ценностей" при всей их — по форме — некоторой "истеричности" — шаг в правильном направлении. Когда нет семьи, нет своих мертвецов и своих чаемых будущих – не может быть и монархии.

Присяга Царю — это присяга не лично Ивану, Алексию, Николе, Георгию и т.д. — это присяга Роду. Чаще всего говорят, будто родовое наследование не гарантирует от прихода к власти злодея или слабоумного. Но разве выборность власти от этого гарантирует? Более того, не наследственная власть есть почти стопроцентная гарантия ея преступности. Достичь власти, не унаследовав ее, нигде и никогда не возможно без обмана, убийств, подкупа. А Царское происхождение уже есть гарантия от "делания карьеры", что предполагает изначальную невиновность ("онтологическую девственность") Государя, вступающего в брак со своим народом. Конечно, трагические положения возможны всегда и везде — как в жизни человека, например, случайная смерть, болезнь.

"Разделение властей" — одна из главных составляющих "великой лжи нашего времени". Власть по природе своей едина и монадична: она или есть, или ее нет. Первым это сформулировал Аристотель, создав учение о трех "правильных" типах власти: монархии, аристократии и политии (демократии) — и трех искаженных: тирании, олигархии и демократии (охлократии). Демократия — на грани "правильного" и "неправильного", поэтому она появляется дважды. Жизнеспособность каждого типа определяется прежде всего размером государственной территории. Монархия оптимальна при больших пространствах, демократия — в пределах города (потому – "полития"). За все последующие века политологии этого никто так и не опроверг, Поэтому выражение "форма правления" — с ударением именно на "форму", принятая в современной теории государства — тоже фикция. Правильно было бы говорить о "типе правления".

Л.А.Тихомиров в "Монархической государственности" подверг теорию разделения властей жесткой критике. Он говорит о единстве и неделимости Верховной власти и о принципиальном многообразии "управительных полномочий" как общегосударственного, так и местного значения. Постсоветские государствоведы (в частности, проф. С.С.Алексеев), говоря о власти Главы государства как об "арбитре" над "тремя ветвями власти"), по сути, повторяют, слегка их вуалируя, положения Л.А.Тихомирова. Как политическая жизнь, так и научная непротиворечивость неизбежно ведут нас — в области государствоведения — "вперед к Аристотелю".

Для России как Третьего Рима Царь (Император) это 1) "епископ внешних дел Церкви", ея страж от ересей и расколов, как единственный в мире Белый (свободный) Царь, имеющий правообязанность созыва Вселенских соборов. 2) Верховный Законодатель, Правитель и Судия.

Высшие представительные органы не принимают законы, а обсуждают и подготавливают их. Однако вступает в силу лишь закон, утвержденный Государем. Управительные полномочия могут быть делегированы премьер-министру, канцлеру, диктатору и т.д. и затем распределяться по ветвям и отраслям. Суд состязателен, но от Государства не должно исходить обвинение. Царь и назначаемые им судьи — арбитры над обвинением и защитой (вменение обвинения Прокуратуре — огромная и трудно исправимая ошибка судебной реформы 1864 г., унаследованная в дальнейшем). Изначально суд — Царское (княжое) право.

Социальная природа монархического государства (в т.ч. поэтому надо говорить о социал-монархизме), прежде всего, в том, что в законодательной деятельности участвуют не политические (т.е. разделенные по идеологиям) партии, а социальные слои (раньше их называли сословиями), профессиональные объединения, трудовые коллективы, а также территориальные образования (земли). "Верховной власти — неограниченная сила правления — земле — неограниченная сила мнения" (еще славянофильская формула).

 

 

 

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x