Битва за историю
Авторский блог Владимир Карпец 00:00 1 февраля 2012

Битва за историю

<p>Публикация 23&#160;января этого года статьи В.В.Путина «Россия: национальный вопрос» в&#160;«Независимой газете», вне зависимости от&#160;непосредственных её&#160;мотивов, обозначила важную веху: политическое руководство страны впервые подняло вечно «отложенный», не&#160;просто национальный, а&#160;именно Русский вопрос. </p>
0

ПубликациЯ 23 января этого года статьи В.В.Путина «Россия: национальный вопрос» в «Независимой газете», вне зависимости от непосредственных её мотивов, обозначила важную веху: политическое руководство страны впервые подняло вечно «отложенный», не просто национальный, а именно Русский вопрос. Безусловно, «директивный» текст фактического Верховного Правителя страны связан с выдвинутой им в конце прошлого года идеей Евразийского Союза. Не случайно глава Международного Евразийского движения профессор А.Г.Дугин в своем очень резком выступлении прямо связал его появление с идеями евразийства.

Против евразийства как русской исторической школы (кн. Н.С.Трубецкой, Г.В.Вернадский, Л.Н.Гумилев и др.), так же, как и современной политической практики, сегодня направлен основной удар так называемых «национал-демократов», которые выдвигают проект — утопический, по сути своей, — фактически искусственного (допуская «усечение» территорий или даже прямо провозглашая ее необходимость) создания «новой русской нации» на основе «городского среднего класса». С.Кургинян справедливо назвал это направление «уменьшительным национализмом».

Между тем, как пишет тот же А.Дугин в «Основах геополитики»: «Русский народ, в отличие от многих других народов, сложился как носитель особой цивилизации, имеющей все отличительные черты самобытного и полноценного планетарно-исторического явления... Русский народ настолько связан с геополитической реальностью, что само пространство, его переживание, его осознание, его духовное восприятие сформировало психологию народа, став одним из главнейших определений его идентичности, его сути». Речь идет обо всем пространстве — от Карпат до Тихого океана и от Северного полюса до Тибета и Гималаев.

На русское евразийство клевещут, называя его «идеологией метисизации», чуть ли не орудием в руках «кавказцев и мусульман» Между тем, тяга к пространству («воле»), то есть, внутреннее, кровное евразийство, — неотъемлемая черта именно русских как народа..

Примерно об этом еще в начале 90-х годов писал и говорил выдающийся литературовед и историк В.Кожинов (1930-2001): «Ведь все туранские народы, за исключением поволжских, т.е. сравнительно многочисленные, вошли в состав российской империи не более 200 лет назад. А большинство в XIX веке. Если вы обратитесь к истории присоединения мусульманских народов — будь то Средняя Азия или Кавказ и Закавказье — то выяснится, что они присоединились к России немногим более 100 лет назад. И я думаю, что когда мы говорим о евразийской сущности России, то мы должны иметь в виду именно русских людей, вне каких-то других: именно и прежде всего русские — евразийцы... Русь с самого начала, с рубежа VIII-IX вв., в равной мере обращена и к Европе, и к Азии. Вполне достоверно и детально это выявляется в эпоху Ярослава Мудрого и позднее: браки детей и внуков Ярослава (а княжеские браки имели, понятно, самое прямое государственное, в конце концов, непосредственно историческое значение и смысл) заключаются и с королевскими домами Франции, Англии, Германии, скандинавских стран и — одновременно — с детьми половецких ханов и осетинских князей. Между тем, обручение, скажем, парижского принца и донецкой хатуни, в сущности, непредставимо. Конечно, это только один пример, но он, если вдуматься, о многом говорит. Главное — это то, что, во-первых, евразийская „двойственность“ — именно русское свойство; а во-вторых, дело идет не о соединении, не о „сумме“ европейского и азиатского начал, но о самобытном феномене, который способен вступить в связь, родниться и с Европой, и с Азией» Это крайне важно: Кожинов настаивал на евразийстве как на коренном свойстве именно русского начала, русского народа, а не какого-то иного, тем более — никаких не «метисов».

Мы встречаем Русское (или «венедское», в древности включавшее в себя «Русь» — военно-княжеское сословие и «словен» — племена, водимые волхвами-жрецами) в топонимах всего Великого континента — от Руссильона до Урус-Мартана, а на Дальнем Востоке — наследие динлинов — прямых потомков русов-ариев, которым в тридцатые годы посвятил свою замечательную и замалчиваемую книгу «Мы» (с подзаголовком «Истоки Российской государственности») Всеволод Никанорович Иванов (1888-1971), вернувшийся на Родину в 1945 году из Харбина. Общий ностратический корень Рус, он же Sur (отсюда ведический Царский род Surya Vamsa и упоминаемый Отцами Церкви сирский язык) означает Царя, князя, правителя. Одновременно Русь — кровь, руда. Это те арии, которые, если говорить в свете открытий Вирта и Тилака, пришли с полюса.

Любые попытки свести «русское» к европейской, буржуазной «идее нации», порожденной Французской революцией 1789-1793 гг., обрекают русский народ на разделение, распад и гибель. «Русские республики» и «национал-демократия» — не ответ на демографический кризис и наступление мигрантов,как утверждают сами «нацдемы», а, наоборот, полная перед всем этим капитуляция. А вот возвращение Русским статуса (в том числе и правового) государствообразующего народа во всей Евразии означает начало возвращения Руси, то есть, подлинных Правителей.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой