Сообщество «Историческая память» 00:00 16 мая 2012

Битва за историю

<p><img src=/media/uploads/20/karpets_thumbnail.jpg></p><p>Всякий раз, когда Россия вступает в новую фазу истории (а смена Верховного правителя — это всегда новая фаза), имеет смысл обозреть «несвершившееся». Не в последнюю очередь это касается идей и проектов социалистических. Возможен ли принципиально не левый социализм, более того, социализм «антилевый»?</p>
0

Всякий раз, когда Россия вступает в новую фазу истории (а смена Верховного правителя — это всегда новая фаза), имеет смысл обозреть "несвершившееся". Не в последнюю очередь это касается идей и проектов социалистических. Возможен ли принципиально не левый социализм, более того, социализм "антилевый"? Мы часто забываем — или нас всячески убеждают забыть — что в России такой социализм однажды уже почти состоялся. Он был связан с именем полковника Сергея Васильевича Зубатова (1864-1917).

Назначенный в 1894 году помощником начальника Московского охранного отделения, а в 1896 его начальником, понимая, что во многих социальных и особенно экономических вопросах революционеры правы, и при этом оставаясь убежденным монархистом, полковник Зубатов осознал необходимость "оседлать тигра" (этим он во многом обязан работам Льва Тихомирова). Его главной идеей становится "контрконспирация". В 1898 году Зубатов пишет записку на имя оберполицмейстера Москвы Д. Ф. Трепова. В ней он говорит о глубоком различии между западническим — как сегодня бы сказали, "креативным" — классом и рабочими, идущими за революционерами только потому, что последние провозглашают содействие их борьбе за улучшение жизни. Записку Трепов показал великому князю Сергею Александровичу, который ее одобрил. Под контролем Зубатова оказались "Общество взаимного вспомоществования рабочих в механическом производстве", "Совет рабочих механического производства г. Москвы", "Общество взаимной помощи текстильщиков" и даже "Еврейская независимая рабочая партия". Во всех трудовых спорах "зубатовские организации" вставали на сторону не капиталистов, а рабочих. Они вели легальную борьбу за повышение заработной платы, сокращение рабочего дня, брали на себя от имени и по поручению самих рабочих все переговоры с работодателями. Сам Зубатов лично отстаивал право рабочих на забастовку. Было ясно: еще два-три года — и рабочий класс орудием революции не будет. 

Сам Зубатов писал: "Западно-европейский опыт борьбы вредит рабочим. В результате революционной борьбы власть только перемещалась от одних к другим, и ею пользовались те, кто ближе стоял к делам правления, — адвокаты, чиновники, журналисты и тем подобные. Русский образованный слой в течение 200 лет привык к тому, чтобы учиться у Запада. Поэтому в России трудно рассчитывать на хороших и полезных руководителей из интеллигенции, которые, как правило, занимаются революционной пропагандой или либеральной деятельностью. Необходимо развивать умственную самостоятельность рабочих и избирать руководителей из их собственной среды. Развивать образование рабочих следует для того, чтобы постепенно возникла народная интеллигенция, которая по своему уровню не уступала бы в образовании высшим классам, но тесно была бы связана с рабочей средой". 

 Зубатов (во многом под воздействием Тихомирова) разработал "концепцию из четырех пунктов": 

— Монархия как "третейское начало, склонное к справедливости". 

— Отрицание всех форм насилия — как снизу, так и сверху — при утверждении необходимости социальных перемен. 

— Противопоставление профессионального рабочего движения с признанием справедливости всех связанных с ним социальных чаяний революционному и республиканскому социализму. 

— Соединение усилий самоуправления и власти с их разграничением. 

Это социализм? Конечно.

Неудивительно, что капитал сразу же набросился на полковника, началось решительное противостояние "зубатовщины" и капитала. С подачи Витте один из крупнейших промышленников Москвы, французский гражданин Ю. П. Гужон, начал резкую антизубатовскую кампанию. В июне 1902 г. Зубатов предложил промышленникам создать рабочие комитеты на предприятиях для разрешения трудовых споров. Предприниматели это решительно отвергли и начали подавать многочисленные жалобы. Полковника спасло только вмешательство великого князя. Зубатов был переведен в Петербург, и в октябре 1902 г. был назначен начальником Особого отдела Департамента полиции, то есть, главой политического сыска империи. Однако уже летом 1903 г. возник конфликт между Зубатовым и министром внутренних дел В. К. Плеве, который уповал лишь на "штык и нагайку". Зубатов предупредил, что, если так будет происходить и дальше, то Плеве, которого он через свою агентуру уже несколько раз спасал, убьют. Так и произошло. А 4 февраля 1905 г. пуля террориста настигла и великого князя Сергея Александровича, который, оставаясь покровителем полковника Зубатова, вернул его в Москву в декабре 1904 г. Зубатов был полностью восстановлен в правах, получил пенсию, но уже не вернулся на службу. 

Можно лишь предполагать, как развернулась бы русская история, если бы премьером в 1906 г. был назначен не Столыпин, так или иначе проводивший реформы в интересах только капитала, а тот же Зубатов (а ведь это было возможно!).

2 (15) марта 1917 года, сразу же после того, как в печати было объявлено об отречении царя от престола, живший во Владимире Сергей Васильевич Зубатов (предположительно) застрелился.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой