Сообщество «Философия истории» 00:00 28 августа 2014

Битва за историю

В целом же о "социал-монархической" экономике можно сказать так. Основой финансовой системы безусловно должен быть Государственный (Государев) Банк. Переход к безпроцентной экономике происходит постепенно, по мере укрепления Самодержавия (т.е. суверенитета). Вводится национальная, не содержащая сатанинской символики, система электронного контроля и идентификации. Земля, ея недра, леса, водные ресурсы также — государственные, но при допущении частного пользования и распоряжения плодами, продукцией и доходами
2

Социал-монархизм принципиально не "зациклен" на экономике. Где-то лучше сделать так, а где-то — иначе. Имеют значения многие обстоятельства — размер территории, климат, природа, религия, культура, геостратегическое положение — то, что именуется "месторазвитием". Основа месторазвития — земля. Не случайно "земля" — синоним "волости", а "волость" означает также — власть. Земля, как и власть — не делима. Это то же самое отношение "Царь-народ". Отсюда невозможность и недопустимость частной собственности на землю. "Земля Божья и Государева, а так — ничья". "В Духов день земля — именинница". "Мать-Земля…".

Таким же злом, как продажа земли, является капитализм. Капитализм — не синоним частной собственности (вопреки марксизму). Капитализм — это именно банковский капитал, "сотые" (проценты), то есть делание денег из ничто. Согласно Кормчей, получение (и дача) денег под сотые есть грех, за который полагается отлучение от Церкви. Сегодня под такое отлучение подпадает весь Запад и весь "российский" "археомодерн". В этом вопросе существует полная солидарность с Исламом. То, что высокоразвитая безпроцентная экономика возможна, свидетельствует современный Иран.

Надо напомнить, что Маркс в "Капитале" критикует только промышленный (то есть национальный) капитал, но молчит о капитале банковском. Это не случайно: интернациональный банковский капитал, как и "пролетариат", "не имеет отечества", и при этом стоит над противоречиями между промышленниками и "пролетариями", а потому в определенных случаях он может "поставить" и на "пролетарскую революцию". Так произошло в начале ХХ века в России, и на этом была основана вся деятельность Л.Д.Троцкого как до 1917 года, так и после.

Не случайно многие идеи социал-монархизма тогда же возникли в среде именно Императорской армии и разведки — в качестве противоядия. Генерал А.Д. Нечволодов (1864-1938 ) в книгах "От разорения — к достатку" (СПб., 1906) и "Русские деньги" (СПб., 1907) доказывал необходимость отказа от виттевского "золотого рубля" и перехода на бумажные деньги, выпускаемые Самодержавной властью и обезпеченные всем национальным богатством страны. Именно идеи Нечволодова об обезпечении денег всем национальным богатством пытался воплотить в конце 40-х гг И.В.Сталин (да и его работа "Экономические основы социализма в СССР" во многом с ними связана, разумеется, без упоминания), а затем — во Франции — генерал де Голль, за что ему и "устроили" неомарксистский 1968-й год… Именно отсутствие полноценной Монархии и обрекло в конечном счете эти попытки на неудачу (во Франции сразу, в СССР — с "задержкой").

Охаянный за "полицейский социализм" глава Особого отдела Департамента полиции (с 1902 по 1903 г)  С.В. Зубатов (1664-1917) в числе прочего считал необходимым превращение рабочего класса в особое, признанное властью сословие, наделенное правами и привилегиями и охраняемое Государем. Интересно, что по мере "русификации" советской власти и эта идея — разумеется, безымянно — всплывала и начинала "работать", и тоже после войны. Вспомним т.н. "рабочие династии", в том числе описанные в романе Всеволода Кочетова "Журбины" (советский аналог юнгеровского "Труженика")… Увы, и это не выжило — опять-таки из-за отсутствия "династического сознания", невозможного без Монархии…

Идеи Нечволодова и Зубатова вместе с наследием Фридриха Листа (1789 — 1846), Лоренца фон Штейна (1815 — 1890), С.Ф. Шарапова (1855—1911), П.Н. Савицкого (1895,—1968) наших современников, таких, как "американский диссидент" Линдон Ларуш, русские С.Ю. Глазьев, А.Б.Кобяков, В.Ю.Катасонов и другие, могут быть — и уже суть — почва, на которой растет экономическая доктрина социал-монархизма.

В целом же о "социал-монархической" экономике можно сказать так. Основой финансовой системы безусловно должен быть Государственный (Государев) Банк. Переход к безпроцентной экономике происходит постепенно, по мере укрепления Самодержавия (т.е. суверенитета). Вводится национальная, не содержащая сатанинской символики, система электронного контроля и идентификации. Земля, ея недра, леса, водные ресурсы также — государственные, но при допущении частного пользования и распоряжения плодами, продукцией и доходами ( формы пользования могут быть любыми) Государственной является также вся тяжелая промышленность, оборонно-промышленный комплекс, железные дороги, связь и т.д. В легкой и пищевой промышленности, сфере услуг формы собственности — любые. Малое и среднее национальное предпринимательство поддерживается — но обязательных социальных перечислениях в пользу перехода на безплатное образование, лечение, жилье и поддержку многодетных семей. Создание национальных рабочего, крестьянского и предпринимательского сословий.

Продолжение следует

 

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x