Сообщество «Круг чтения» 14:47 3 октября 2021

Белый дом

небо открывалось – где все были вместе
5

Вспоминаю короб

Дома, белый-белый.

Был я очень молод,

Год тогда расстрельный

Шёл, но мы не знали.

Поднимали знамя

Против серой стали –

Рыщущее пламя.

Родины не стало,

Родина искалась,

Смерть точила жало,

И скрывались в малость

Мы.

В тот дом с кострами,

Где всё честь по чести.

Небо открывалось –

Где все были вместе.

Где стремилось пламя

В ночь, многоязыко.

И парило знамя:

Чудно, многолико,

Собирая вместе

Правь и суть России

В этом тёмном месте.

Грязные, сырые

Мы сидели рядом

Все, по сути, братья.

Дравшиеся с адом.

Счастье?..

Это счастье.

Cообщество
«Круг чтения»
8
27 июля 2022
Cообщество
«Круг чтения»
2
Комментарии Написать свой комментарий
3 октября 2021 в 15:56

И поставили Россию на поток ограбления народа и государства. Ресурсы иссякнут, а производства нет. Производство и население в Китае, а остальные государства похоже на равных. По качеству китайские товары уже близкие к немецким и японским.Что будем делать, господа ?

3 октября 2021 в 16:45

Очень сильно!

Мое авторское:

ОСЕНЬ 93-его

Ты помнишь в 93-м Холодную осень,
Залп оружейный и ливневый дождь?
За смерти в том доме с никого уж не спросишь
И умершим ничем уж не сможешь помочь.

Тебе долго снилась кровь на сером асфальте,
Колона из танков и потерянный фланг;
Усталый товарищ тот, что ждал на бульваре -
Советский солдат, весь в орденах.

Бога молил ты, что б пройти через Осень,
Плавно ступая по мокрому мху;
Твоя гимнастерка измокла от пота,
И рваный рукав трепетал на ветру.

Ты видел как люди убивают друг друга:
Дети, отцы - уже не семья;
Как больно, когда сжимают оружие руки
И наводят на грудь, целясь в тебя.

Всего лишь пять дней, а сколько потерей:
Литрами пролиты слезы и кровь;
Ты запомнишь в 93-м Холодную Осень,
И в ознобе забьется здоровая плоть.

3 октября 2021 в 17:27

Да это же Блоковский сюжет!

3 октября 2021 в 17:42

Письмо ветерана Великой Отечественной войны капитана Владимира Бушина генерал-майору Борису Полякову, командиру 4 гвардейской танковой Кантемировской дивизии, отличившейся 4 октября 1993 года при артобстреле "Белого Дома", в результате чего погибли наши сограждане.
Как живется вам, герр генерал Поляков,
В вашей теплой, с охраной у входа, квартире?
Как жена? Как детишки? Достаток каков?
Что тревожит, что радует вас в этом мире?

Вы довольны ли суммой, отваленной вам
Из народной казны за народные жизни?
Или надо еще поднатужиться нам -
Всей слезами и кровью залитой Отчизне?

А довольны ли ими полученной мздой
Сослуживцы, что били по "Белому Дому" -
Офицеры Ермолин, Брулевич, Рудой?
Или надо накинуть хотя б фон-Рудому?

А повышен ли в звании Серебряков?
Неужели остался в погонах майора?
А его одногодок майор Петраков?
А как вся остальная кровавая свора?

А Евневич, Таманской гвардейской комдив,
Навещает ли вас, боевого собрата?
Вспоминаете с ним, по стакану хватив,
Как в тот день вы громили народ Сталинграда?

Говорят, горько запил майор Башмаков,
Повредился умом капитан фон-Баканов.
Или это лишь россказни для простаков,
Совесть ищущих даже в душе истуканов?

Сладко ль спится теперь по ночам, генерал,
С боевою подругой в двуспальной постели?
Или слышится голос, который орал:
"В плен не брать! Если даже бы сдаться хотели!"

Или видятся вам, лишь глаза призакрыл,
С выражением смертного страха и боли
Девятнадцатилетний студентик Кирилл
И шестнадцатилетняя школьница Оля?

Вы не стары сейчас, вы пока что нужны,
Но наступит пора - и отправят в отставку,
И захочется вам позабыть свои сны,
Тихо выйти во двор и присесть там на лавку.

А потом захотите и к тем старикам,
Что "козла" во дворе забивают часами, -
Это отдых уму и усталым рукам,
По которому вы стосковались и сами.

Подойдете, приветливо вскинете бровь,
О желании сблизиться скажете взглядом,
Но на ваших руках вдруг увидят все кровь,
И никто не захочет сидеть с вами рядом.

Может быть, вам при этом не бросят в глаза
Возмущенного, резкого, гневного слова,
Но по лицам как будто метнется гроза,
И поспешно оставят вас, вроде чумного.

Вы возмездье страны заслужили давно.
Вам Иуда и Власов - достойная пара.
Но когда старика не берут в домино,
Это, может быть, самая страшная кара.

Хоть в глаза вас никто до сих пор не корил,
Но какая у вас проклятущая доля!
Ведь стемнеет - и снова студентик Кирилл
И шестнадцатилетняя школьница Оля...

Вот и все, что хотел я сказать, генерал.
Это ныло во мне, словно старая рана.
Ты гвардейской дивизии славу продал -
Так прими на прощанье плевок ветерана.
Этот текст был приведён в комментариях к статье «Назвать поимённо» Сергея Шаргунова https://lgz.ru/article/-40-6570-12-10-2016/nazvat-poimyenno/, помещённой в «Литературной газете» в 2016 году. Несколько месяцев назад все комментарии были удалены.

3 октября 2021 в 18:21

Вечная память Героям, положившим свою жизнь за Родину!

1.0x