Сообщество «Посольский приказ» 00:06 28 апреля 2024

Англичанка платит

среднеазиатские государства, приветствующие Кэмерона в своих столицах, проходят своеобразный экзамен на зрелость

Экс-премьер, а ныне министр иностранных дел Великобритании Дэвид Кэмерон 22 апреля открыл турне по Средней Азии и Монголии: сумел за один день сменить Душанбе на Бишкек, успев наговорить, что здесь, что там на очередную перезагрузку отношений с Таджикистаном и Киргизией. Главный гонец Империи, над которой солнце теперь садится всегда, пропутешествовал без классического атрибута одежды британца-колониста — пробкового шлема. Но посыл и антураж были схожи: вместе с Кэмероном в Среднюю Азию возвращается вовлечённость джентльменов с Альбиона и янки из Вашингтона в дела региона. Или, если выражаться мягче и пользоваться формулировками самого министра иностранных дел: "Центральная Азия находится в эпицентре некоторых из самых больших проблем, с которыми мы сталкиваемся, и её будущее процветание крайне важно для Великобритании и региона". Переведём с языка дипломатического на язык русский и увидим, что самые большие для Лондона в столь близком ему регионе проблемы имеют вполне чёткие названия: Китай, Индия и Россия. Об этих трёх проблемах рассыпающегося миропорядка хорошо знают и американцы, а потому того же 22 апреля в Бишкеке сел борт с представителем госсекретаря США по делам Центральной и Южной Азии Джоном Марком Поммершаймом. Чиновник вашингтонский, как сообщается, прибыл на стандартную ежегодную конференцию, но оцените синхронность явления англоязычных господ.

Параллельно идут новости о новых пакетах санкций с использованием замороженных российских активов на нужды неудавшейся украинской государственности, от которой, как от бедного родственника, отсочувствовашие своё страны хотели бы откупиться финансовыми вливаниями в последний раз. А ещё проекты новых торговых мегамаршрутов из Индии и Китая по территории Средней Азии, международный транспортный коридор (МТК) "Север — Юг" при участии России — словом, англофоны адаптируются вновь и меняют вектор влияния.

Начнём издалека, с Киргизии: в середине минувшего января госсекретарь США Энтони Блинкен отправил письмо киргизскому президенту Садыру Жапарову. В официальном послании из Вашингтона речь шла о том, что Киргизии не стоило бы принимать локальный "закон об иноагентах", так как это помешает и экономике страны, и отношениям с США — в тексте про грузинский протест упоминалось, что американцы почему-то очень не любят, когда другие страны (кроме бесконечно преданного им Израиля) принимают у себя подобный американскому закон про упоминание зарубежного финансирования громких голосов. В начале апреля, однако, законопроект был подписан и подразумевал собой регистрацию некоммерческих организаций, существующих за счёт зарубежных денег, в специальном государственном реестре. Жапаров обещался, что никаких политических преследований не последует, но в середине апреля стало известно о том, что фонды Джорджа Сороса "Открытое общество"* закрывают свою местную версию "Сорос-Кыргызстан"* в связи с упомянутым киргизским законом. Примерно в то же время в США совершает визит премьер-министр Киргизии Акылбек Жапаров (не родственник президента). Не-президент Жапаров поехал по двум причинам. Во-первых, найти инвесторов и кредиторов для нужного региону проекта Камбаратинской ГЭС-1, способной запитать, помимо самой Киргизии, Казахстан и Узбекистан. Важность проектирования этой ГЭС заставляет премьера из Бишкека презентовать собственную страну в том числе семейству Ротшильдов, а именно Ариэль Ротшильд, с которой Жапаров встречается уже третий раз за полгода. Во-вторых, премьер-министру нужно было доказать американским функционерам, что без интеграции с Москвой у Бишкека ничего не выйдет, ведь если иссякнет миллиардный поток долларов США, которые перечисляются из Российской Федерации в Киргизию ежегодно, то экономика обоих соседей пострадает значительно. Насколько хорошо расслышали Жапарова в Америке, судить трудно. Но представитель Госдепа Поммершайм, напомним, в Бишкек приземлился.

Однако закулисные переговоры среднеазиатских государств с Вашингтоном СМИ описывают не так громко, как приезд Дэвида Кэмерона. По итогам встречи глав МИД Великобритании и Киргизии была составлена "дорожная карта" экономического сотрудничества, было заявлено о создании уставного британского фонда в 19 миллионов фунтов стерлингов для поддержки местного среднего и малого бизнеса. То есть Лондон будет привычным образом стараться заарканить расширяющийся средний класс в Киргизии и через него управлять любыми потоками народного недовольства — разве что делаться это будет чуточку, да честней, нежели у вашингтонских воротил. Великобритания вместе с тем желает поиметь выгоды с местных возобновляемых источников энергии и хоть как-то приобщиться к возможным крупным торговым путям. И здесь в своих прогнозах они не одни: того же 22 апреля помимо британцев и американцев в Бишкек прибыла делегация Сената Франции с руководителем группы дружбы "Франция — Центральная Азия" Эрве Морэ. Встреча французов с главой киргизского МИДа Жээнбеком Кулубаевым ожидаемо вылилась в обещания о взаимном экономическом сотрудничестве, важности развития гидроэнергетики, туризма etc… Как и Лондон с Вашингтоном, Париж даёт понять дорогим партнёрам, что регион станет ареной для столкновения интересов разных стран. Тем ироничней будут эти столкновения, чем жёстче они станут разрушать стереотип о союзных друг другу Великобритании, США и Франции. Но это всё впереди, а пока вернёмся к фигуре путешествующего Дэвида Кэмерона.

До того, как погостить в Бишкеке, глава британского МИДа побывал в Душанбе. Рядовые разговоры с тамошним министром иностранных дел Сироджиддином Мухриддином и главой рес­публики Эмомали Рахмоном чего-то нового не принесли: те же "инвестиции", та же "открытость" в отношениях, та же "заинтересованность" в обеспечении глобальной "безопасности". О первостатейном говорили за закрытыми дверями: неудавшиеся санкции в отношении России связаны не только с их собственной излишней кучностью, не оставившей серьёзных мер на второй и третий темп тяжёлых ударов по российской экономике, но и с серым посредничеством среднеазиатских соседей Москвы. Случившийся теракт в "Крокус Сити Холле", казалось, мог внести изменения в диалог между Таджикистаном и Россией. Но экономические связи Москвы и Душанбе, как и Москвы и Бишкека, перевешивают дипломатические недопонимания. И Таджикистан, и Киргизия дают России потоки рабочей силы, которые обеспечиваются именно что российским рублём. Фунт, доллар и евро — это крепчайшие валюты, но на заработки таджики и киргизы уезжают в Российскую Федерацию, а не куда-то западней, хотя выбор места работы порой утягивает их даже южней и восточней — в Китай или Индию.

Да, о ролях Пекина и Нью-Дели в делах Средней Азии иногда забывается по той причине, что между Китаем и Индией установился постоянный антагонизм как из-за старых обид, так и из-за амбиций стать первой державой в регионе. Об этих двух странах чаще вспоминают в свете отношений с США или по причине очередных территориальных волнений — тех самых, где китайские и индийские пограничники самозабвенно лупят друг друга палками из-за запрета на огнестрел. Потому же Китаю и Индии нужны очень разные по достатку и конфессиональной принадлежности Средние Азии: Пекин будет доволен отсутствием бедняков-салафитов по своей уйгурской границе; Нью-Дели же лишь мечтает о том, что под самым носом у КНР расплодятся далёкие китайцам по верованиям и идеологии народности, ведь прямо или опосредованно подстрекать их для участия в прокси-вой­нах или в простом выяснении отношений будет проще простого.

Есть на Среднюю Азию свои виды и у Анкары, для которой влияние на этот регион преобразуется в лакомые торговые пути с прицелом на возрождение экономики всей Турции и поддержание собственного контура влияния, приятно щекочущего имперские амбиции мечтателей о Великом Туране. В этом смысле британский глава МИДа должен, словно вестовой, подать всем заинтересованным в Средней Азии соответствующие сигналы. Какие? Говоря про интересы Лондона в регионе, следует вспоминать не только Киплинга и времена Большой игры и не только тот факт, что именно британские деньги крутятся в казахстанской нефтедобыче, а британские кадры вращаются в казахстанских административных структурах. Важно понимать лондонскую оптику в отношении этого региона как перекрёстка Евразии. Турецкий проект (а Турция, как известно, куда плотнее работает с Лондоном, чем с Брюсселем или любой из европейских столиц) завязан на сухопутный успех в Закавказье, в связи с чем в Армении и Грузии регулярно возникают брожения. Вместе с этим точкой давления служит и Азербайджан: несмотря на давние отношения Альбиона с элитой этой страны, Баку играет ключевую роль как в упоминавшемся ранее МТК "Север-Юг", так и в турецких и европейских планах экспансии. Добавьте к этому вот уже которое десятилетие обсуждающиеся проекты связи Европы с Китаем в обход России — каждый из таких проектов презентуется громко и с помпой, облизывается в иноагентских медиа, после чего забывается до следующего саммита европейских пиджаков — и получите своеобразный облик британской игры, не спешащей ни вписываться в европейские проекты, ни придавать своим амбициям и способностям влиять на средне­азиатские элиты черты транспортного мегапроекта. Ответ можно искать как в нежелании владычицы морей иметь дело с сухопутными, Нептун их побери, крысами, а можно усмотреть в этом действия по ситуации, точечную настройку большого механизма навязывания регионального влияния.

И потому покой Кэмерону только снится: 23 апреля британец посетил Узбекистан, а 24 и 25 числа гостил в Казахстане. И везде программа была ровно такой же: заявления об инвестициях, признательности и дружбе будут соседствовать с закулисными переговорами о недопущении обхода Россией санкций, аккуратными предложениями "руки помощи", намёками и обещаниями в отношении крупных инфраструктурных проектов, а также лёгким, чисто джентльменским давлением на больные точки отношений с соседями — разговоры про воду, вокруг которой в Средней Азии происходит столько раздоров, ведутся сэром Кэмероном отчасти и для этого. В свою очередь, среднеазиатские государства, приветствующие Кэмерона в своих столицах, проходят своеобразный экзамен на зрелость — окажутся ли они падки на сладкие речи и фунтовые подарки сменившего пробковый шлем на синий галстук колонизатора?

* Фонды Сороса признаны нежелательными в РФ

15 июня 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
28 мая 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
31 мая 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
1.0x