Авторский блог Евгений Бирюков 18:46 2 января 2015

А практически что делать-2 (экономика)

Для вывода экономики из кризиса на траекторию экономического роста необходим комплекс мер, включающий планирование приоритетных отраслей, налоговые льготы, доступные кредиты и др. Несмотря на то, что экономика России в 2015-2016 гг. сталкивается с серьезнейшим кризисом, он одновременно является и шансом для более эффективного экономического развития.
21

Первая часть. До введения.

Рецепт выхода из экономического кризиса станет самой главной темой в 2015 году. Данная статья во многом появилась благодаря тому, что в комментариях к одной из моих статей Владимир Машков назвал предлагавшиеся экономические меры монетаристскими, поэтому в этой статье содержится более комплексный набор мер. Таким образом, публиковать статьи на сайте «Завтра» полезно – это приводит к взаимному обогащению за счет обсуждения. Статья названа «А практически что делать-2», надеюсь, автор копирайта не будет возражать (хотя посыл оригинальной статьи был немного другим). Основные предлагаемые меры – в третьей части статьи, введение (вторая часть) – важная, но только подводка к третьей части.

 

Вторая часть. Введение.

1. Российской экономике необходимы темпы роста в 6-7% в год. Нужно прогнозировать ситуацию в мировой экономике и мировой табели о рангах хотя бы на 15 лет вперед. Тогда наряду с США и Европейским Союзом будут лидировать страны Азии: Китай растет темпами 7,5% в год, Индия (также с более чем миллиардным населением) – 5% в год, Вьетнам (90-миллионное население) – 6% в год, и т.д. При среднегодовых темпах роста в 7% - ВВП удваивается за 10 лет, 6% - за 12 лет (используется сложный процент) – понятно, где будут азиатские страны через 10-15-20 лет. Но Россия тоже может расти такими темпами, более того, за 6 из 11 лет нахождения В.В. Путина у власти темпы роста ВВП России были выше 6%. Если мы не будем так расти – будем лузерами.

2. Считаю, что в условиях, когда необходим быстрый рост, для России возможны два подхода. Первый – аналог политике конца XIX – начала XX вв., в том числе при Витте, когда ведущим источником развития были иностранные инвестиции, технологии и пр., т.е. полный либерализм. Второй – ориентация вовнутрь себя, разумный протекционизм, «сосредоточивание», по дипломату Горчакову, по Сталину. Роухани или Ахмадинеджад; Ли Кван Ю или Сталин; шейх Заед (Дубай) или Каддафи; харизма, но популизм Уго Чавеса или либерализм Пиночета? Да они все были эффективны! Нельзя быть сторонником одного подхода и полностью отвергать другой.

Но сейчас чистой воды либерализм не заработает - в 90-е годы XX в. уже попробовали, не получилось, т.к. цели в начале XX в. были направлены на развитие страны, это был подлинно патриотичный либерализм, в 90-е же годы была свобода (либертас), основанная на анархии, не для, а за счет России. Сейчас, на данном этапе развития страны мне кажется более эффективным разумный протекционизм, но при использовании элементов либерализма, а именно – обеспечении эффективной работы т.н. институтов и обеспечении максимально благоприятных условий для бизнеса.

3. На нынешний кризис можно взглянуть, используя теорию циклов – общепризнанно, что капиталистическая экономика развивается циклично. У цикла есть четыре фазы: подъем, бум, падение, рецессия (кризис); кроме того, можно разделить цикл на две части: от рецессии до бума идет повышательная часть цикла, от бума до следующей рецессии - понижательная. В экономической теории наряду с долгосрочными технологическими циклами Кондратьева (описываемыми С.Ю. Глазьевым) существуют в том числе среднесрочные циклы Жюгляра продолжительностью 7-11 лет (в их основе – изменения в основном/промышленном капитале – строительство новых заводов, мощностей). В российской экономике четко прослеживаются циклы Жюгляра в 1998-2009 гг. и 2009-2015(16?) гг.

В 1998 г. при Е.М. Примакове, Ю.Д. Маслюкове, В.В. Геращенко девальвация, насыщение экономики денежной массой и промышленная политика дали быстрый эффект. Затем новым фактором стал рост цен на нефть на мировом рынке. Движителями роста стали а) рост государственных расходов, б) экспорт, в) рост расходов населения. В повышательной половине следующего цикла (цикла 2009-2015(16) гг.), эти движители использовались «по остаточной» – их основной потенциал был уже задействован при предыдущем цикле (но цены нефти с 2011 г. были выше, чем когда-либо в истории; расходы государства также пропорционально повысились, население стало больше зарабатывать (и тратить, содействуя росту), а также и кредитоваться). Уже в 2013 г. темпы роста ВВП снизились до 1,4%, началась понижательная часть цикла. Т.е. структурно нынешний кризис объясним, при этом санкции и слишком резкое падение цен на нефть усиливают падение. Но кризис наступил бы и без них.

Для быстрого выхода из кризиса на повышательную волну следующего цикла нужно найти новые источники роста, от них зависит, когда и какими темпами российская экономика вступит на повышательную стадию. Инструменты здесь системные – опора на потенциал внутреннего рынка, содействие развитию бизнеса, а для этого – льготная налоговая и льготная бюджетная политика в выбранных приоритетных отраслях.

4. Цены на нефть и их влияние на экономику. Зависимость российской экономики от нефтяных цен подробно объяснять не нужно, вопрос в том, какими будут цены. Власти прогнозируют среднегодовые цены на нефть выше 80 долларов за баррель. Но в 2015 год мировая экономика входит с ценой нефти в 56 долларов... На мировом рынке сохраняется переизбыток нефти, что может продолжить толкать цены вниз в начале года, вплоть до того, что они краткосрочно дойдут до несколько ниже, чем 40 долларов за баррель. Еще более важный фактор – то, что ценообразование сейчас контролируется связкой США (влияние себестоимости сланцевой нефти на нефть)  и Саудовской Аравии (возможность нарастить производство и наказать несогласных), а также рядом их партнеров из ОПЕК; если сами ключевые члены ОПЕК при падении цены показывают, что их это устраивает (заявления о том, что даже при цене в 20 долларов сокращения производства не произойдет), то это – важный индикатор готовности к дальнейшему снижения цен. Сейчас за основу при анализе «дна» снижения всеми принимается себестоимость производства сланцевой нефти, которая якобы находится на уровне около 60 долларов за баррель. Но до сланца за основу бралась себестоимость производства в основных странах, а она существенно ниже. Сейчас уже забылся факт, что в начале XXI века производители нефти называли комфортным и для себя, и для потребителей коридор в 22-28 долларов за баррель. Существовавший уровень цен выше 100 долларов был беспрецедентным и аномальным. Где «дно» снижения и насколько быстрым и резким будет отскок вверх? – среднегодовые цены в 2015 году вполне могут находиться на уровне 60-70 долларов за баррель.

Российский бюджет, с одной стороны, приспосабливается к данным ценам через девальвацию. С другой стороны, это приводит к огромной импортируемой инфляции и падению реальных доходов населения, а также к сложностям с выплатой внешних долгов компаниями.

В случае сохранения цен на нефть в 2015 году на низком уровне, а именно это – наиболее вероятно, нас ждет сильнейший кризис с темпами падения ВВП более -0,8 –  -4%, прогнозируемых сейчас многими экономистами.

То есть кризис усугубляется тем, что тот фактор, который был в основе роста ранее (цена нефти) – теперь будет толкать назад (а экономика заточена на этот фактор) – и рост нужно обеспечить не благодаря, а вопреки.

5. Реальная экономическая ситуация будет сложнее прогнозируемой правительством. Неспособность нынешних руководителей экономического блока правительства реально спрогнозировать ситуацию вызывает удивление (например, неверные прогнозы инфляции, оттока капитала, прогноз МЭР о темпах падения ВВП только в -0,8%, при используемой в прогнозе расчетной среднегодовой цене нефти в 80 долларов) – вполне возможно, что происходит умышленное затушевывание сложной ситуации, чтобы сохранять спокойствие граждан. В реальности экономическая ситуация будет сложнее прогнозов официальных экономистов. Чтобы исправлять ситуацию, нужно беспристрастно и правильно ее оценивать – только так можно предпринимать меры для преодоления кризиса; меры не половинчатые и разрозненные – а необходимые для того, чтобы экономика вышла на траекторию роста.

  

Третья часть. А практически что делать?

 После каждой предлагаемой меры в скобках указывается нумерация, итого 20 мер.

Планирование импортозамещения.

а) Ориентация на импортозамещение (1 – первая мера) – с одной стороны, правильная мера в условиях, когда мы за последние 25 лет снизили объем производства относительно 1991 г., с другой, неизбежная из-за санкций. Но, это очень важно, импортозамещение не наступит за полгода – из-за этого кризис будет очень ощутим. Лаг в осуществлении импортозамещения легко объясняется также с помощью теории циклов. Наряду с упомянутыми средне- и долгосрочными циклами существуют краткосрочные циклы Китчина, продолжительностью 3,5-5 лет (в их основе – изменения в товарно-материальных запасах и оборотном капитале -  а не в основном капитале, как в циклах Жюгляра). Есть свободные мощности – экономика в рамках цикла Китчина начинает расти. В 1998 г. девальвация и промышленная политика Е.М. Примакова и кампании дали быстрый эффект как раз из-за наличия свободных мощностей – удалось повлиять на параметры краткосрочного цикла Китчина. Сейчас свободных мощностей не так много (кроме сельского хозяйства) – программа импортозамещения не сможет реализоваться в промышленности и услугах за один год – удастся повлиять только на параметры среднесрочного цикла Жюгляра, т.е. эффект будет  достигнут минимум за 3 года (восходящая часть цикла). Поэтому для обеспечения импортозамещения необходимы четкие продуманные меры, само по себе оно не случится.

б) Импортозамещение зависит от двух направлений: планирования и предоставления условий для производителей.

Для планирования необходимо восстановление прообраза межведомственного Госплана, которым должны  разрабатываться направления импортозамещения (2);

в) должен быть список стратегически важных направлений и отраслей (3), поддержке которых отдается приоритет. Развитие инфраструктуры в кризис необходимо (обсуждаемое сейчас почти всегда вместе с аббревиатурой ФНБ), но более приоритетны другие отрасли - производство, конструкторские и инженерные разработки, услуги производственного характера, бытовые услуги, туризм (и, напротив, не  должны получать льготы торговля, юридические, финансовые и пр. услуги, а также филиалы зарубежных ТНК). Важно «подключить» отечественную науку – НИИ и КБ, осуществив при этом уход от интеллектуальной зависимости от западных разработок и западных фирм.

Должны быть плановые целевые показатели – с обязательным контролем за их выполнением, с ответственностью конкретных лиц.

Одновременно должен быть список стратегически важных предприятий – представителей крупного бизнеса (4), по информации СМИ, такой список составлен в Администрации Президента. Что касается малого и среднего бизнеса, то он, в отличие от списка стратегических предприятий-представителей крупного бизнеса (который составлен без отраслевой привязки), должен получать поддержку именно в рамках определенных приоритетных отраслей, и в них каждое предприятие малого и среднего бизнеса должно иметь возможность получить государственную поддержку (льготные кредиты, налоговые каникулы, гарантия протекционизма от импорта) – при условии выполнения ряда критериев (наличие у компании определенной истории (чтобы исключить «мыльные пузыри»), бизнес-план, показывающий создание рабочих мест). Поддержка предоставляется взамен последующей реальной ответственности собственников и директора бизнеса за невыполнение заявки бизнеса (5).

 2. Денежно-кредитная политика. Ставка рефинансирования в 17% вместе с изъятием денежных средств – губительны для российской экономики.

а) об эмиссии (6). Выход из кризиса 1998 г. сопровождался увеличением денежной массы на 73%, рост ВВП в 1999 г. составил 5%, 2000 г. – 10,1% (!); в 2008-2009 гг. денежная масса изымалась из обращения, в т.ч. через валютный рынок (вложение в валюту при девальвации (бегство из рублей) как самая прибыльная операция), падение ВВП в 2009 г.  -7,9%;

б) США, ЕС, Япония борются с кризисом противоположными мерами – снижают ставку рефинансирования почти до нуля (7).

в) ставка поднимается в России с целью борьбы с инфляцией. Но при девальвации инфляция неизбежно будет высокой, и ставка не сможет снизить инфляцию. Рост ставки – это облегчение симптомов, но не лечение причин болезни. И в предыдущие годы борьба с инфляцией через ставку не приводила к снижению инфляции (по данным Всемирного экономического форума, Россия еще в 2013 году с темпами инфляции «всего» в 6,8% находилась на 115-м месте в мире по этому показателю).

Причины инфляции в России – олигополизация большинства отраслей и рост тарифов   (8)  (только два примера из деятельности антимонопольной службы США: ограничение монопольной власти Майкрософт в 2000-е гг.; в 1890 г. антимонопольный закон Шермана привел к тому, что Джону Рокфеллеру (чье состояние в пересчете на нынешние деньги оценивается в 210 млрд. долл.) пришлось раздробить свою компанию Стандард Ойл, многие ее части известны и в настоящее время – Экссон, Амоко, Шеврон, КонокоФилипс, Маратон Ойл Корпорейшн, БиПи Америка – и Рокфеллер стал активно заниматься меценатской деятельностью).

В сфере розничной торговли следует обратить внимание на опыт государственных магазинов в Венесуэле – и в России возможно создание сети государственно-частных магазинов с минимальной маржой (9) (в отличие от более чем двукратной в российских продуктовых сетях) – это будет существеннейшим средством противодействия инфляции.

г) Корректировка развития российской финансовой системы и изменение механизма функционирования банков (10). Прибыльность производства в России – 8-10%, при нынешних ставках кредитования производство вымывается, произнесение сто раз слова «импортозамещение» ситуацию не поменяет. Функции банков должны быть обслуживающими – предоставлять деньги, обслуживать платежи (в противовес нынешней функции – получению прибыли). На Западе прибыльность 6%, но ставки – 2%. У нас же банки получают маржу в виде разницы между ставкой рефинансирования и более высокой ставкой, по которой выдаются кредиты промышленности (или еще более высокой – населению) – все перевернуто с ног на голову.

Необходимы госбанки (10), которые выдавали бы кредиты по ставкам ниже рыночных крупному бизнесу (список системообразующих предприятий), среднему и малому бизнесу в приоритетных отраслях на срок до 5-7 лет, по ставке рефинансирования + 0,5%. В случае, если директор не возвращает кредит – он на 12 лет лишается права занимать руководящие должности, на 7 лет – права выезжать из страны. Объем невыплат не будет значительным – предприятия сделают все, чтобы вернуть такие кредиты.

д) другой вариант – гарантии (11). Гарантия отличается от кредита тем, что должно быть выделено в разы меньше государственных денег: кредиты выдают коммерческие банки, а государство – только гарантирует перед банком выплату средств частной компанией; при зарезервированных на гарантии средствах в размере, например, 50 млрд. руб. и прогнозе, что 5% кредитов окажутся невыплаченными, объем выданных кредитов благодаря такому фонду составит в 20 раз (100%/5%) больше, т.е. 1 трлн. руб. Возможно за счет средств ФНБ или эмиссии создать фонд поддержки предприятий, гарантирующий выплату ими кредитов коммерческим банкам.

е) валютный контроль (12). Отток капитала в 2008 и 2014 гг. составил около 130 млрд. долл. А суммарно за 2008-2014 гг. (всего семь лет) – 550 млрд. долл., это официальные данные (правда следует отметить, что методика подсчета оттока Центробанком несовершенна, и многие другие методики дают меньший размер оттока). Необходимо ввести валютный контроль. Страна, которая входит в пятерку лидеров в мире по размеру положительного сальдо внешней торговли товарами (данные за 2013 год: экспорт 529 млрд. долл., импорт 316 млрд., итого сальдо 213 млрд. долл.) не должна испытывать проблем с курсообразованием валюты или нехваткой валюты, но необходим валютный контроль.

Вполне вероятно, что введение валютного контроля уже сейчас дало бы гораздо больший эффект по сравнению с планируемой летом 2015 года амнистией капитала (то есть денег по амнистии придет меньше, чем «не уйдет» вследствие валютного контроля.

ж) в случае сложностей с выплатой внешних кредитов компаниями (корпоративный внешний долг составляет почти 700 млрд. долл.) возможно объявление дефолта (13), в связи с форс-мажорными обстоятельствами – санкциями. Учитывая, что экономика закрывается, и мы уже лишены доступа к рынкам капитала развитых стран, на нас дефолт мало отразится, но позволит сэкономить валюту.

з) для обеспечения инвестиций важно предоставление длинных денег промышленности. Для населения длинные деньги нашлись – в виде ипотеки, выдаваемой под 12,5% и выше (о проекте дешевое жилье уже никто не вспоминает). Кредиты населению выданы на десятки процентов ВВП. Так почему бы не «запаковать» эти кредиты в производные ценные бумаги (деривативы), столь распространенные на Западе, и не выдавать за счет этих деривативов длинные кредиты промышленности (14)? Население-то все равно будет платить, поэтому эти бумаги будут надежными – и источник инвестиций будет найден.

и) Девальвация (15). Мы неконкурентоспособны с развитыми странами по качеству, а с развивающимися по издержкам. Только импортозамещение далеко не всегда приводит к эффективности производства, в средне- и долгосрочном периоде необходимо не только импортозамещение, но и конкурентоспособность экономики. Сначала нам нужно обеспечить конкурентоспособность по издержкам, а затем, постепенно, – и по качеству.

Для первого этапа необходимо девальвировать рубль не на несколько процентов, а так, чтобы по паритету покупательной способности валют мы сравнялись с Китаем (нашим крупнейшим торговым партнером), чтобы импорт продукции из Китая, аналоги которой производятся или только могут производиться в России, был экономически невыгоден. И пусть «западные партнеры» радуются падению рубля. Из-за наличия двух простых причин наши товары искусственно являются неконкурентоспособными по сравнению с азиатскими. Это а) отсутствие паритета покупательной способности между Россией и азиатскими экономиками (разница в стоимости товаров в России и Азии составляет не проценты, а разы), б) низких российских ввозных пошлинах (средний размер пошлин к 2018 г. по условиям вступления в ВТО снизится до 7,3%) – т.е. априори к нам ввозить выгодно, а нашу продукцию вывозить невыгодно. Китай в 1984-1994 гг. последовательно снизил юань с 2 до 8 юаней за доллар. Тогда на это мало кто обратил внимание – страна не входила даже в десятку мировых импортеров… Западная экономика конкурентоспособна с китайской за счет более высокой производительности труда, инноваций, емких и контролируемых своими фирмами внутренних рынков. У нас всего этого нет.

Теперь курс рубля снизился. При курсе около 55 рублей за доллар зарплата многих людей в российских регионах составляет около 200 долларов – она почти сравнима с зарплатой китайских рабочих. Стали ли мы конкурентоспособны по сравнению с Китаем? Нет. Требуется льготное налогообложения, льготные кредиты, улучшение условий ведения бизнеса – наряду с девальвацией необходима промышленная политика.

Дополнение. Значительная девальвация «работает» при условии отказа от выплат внешних долгов.

к) регулирование курса валюты (16). Возможны два подхода к курсообразованию – не только рыночное, как сейчас, но и фиксированный курс, предложенный, в частности, академиком  С.Ю. Глазьевым. Следует отметить, что арабские страны-нефтеэкспортеры используют именно фиксированный курс. Фиксированный курс не будет приводить к тратам валюты, если его установить на достаточно низком уровне, и будет обеспечивать конкурентоспособность экономики.

При рыночном курсообразовании также существуют эффективные меры влияния на курс: продажа валютной выручки экспортерами, установление налога в 20-30% на все валютные операции (как в Белоруссии), отказ ЦБ от транспарентности при валютных интервенциях (у нас ЦБ через день после интервенций раскрывает их объем, спекулянты видят, что на рынок выходил ЦБ – следовательно, без его вмешательства курс был бы еще ниже – и продолжают играть на понижение с удвоенной энергией), валютный контроль, запрет спекуляций (разрешение на покупку валюты только под внешнеторговые контракты или для зарубежных туристических поездок).

 

3. Стимулирующая налогово-бюджетная политика.

В большей степени именно государство, а не сам бизнес, оказывает влияние на прибыльность или убыточность целых отраслей – через диверсифицированную налоговую политику и условия финансирования. Например, в отличие от природной ренты, которую необходимо изымать у добывающих отраслей, государство не должно изымать технологическую ренту у обрабатывающей промышленности.

Т.к. российский бюджет более чем на 50% формируется за счет нефти, и в меньшей степени – за счет налогообложения всех остальных сфер, то это можно использовать для диверсификации экономики – необходимо определить набор приоритетных отраслей (подробнее они описывались выше), которые будут получать существенные налоговые льготы (16). Предлагается провести девальвацию на дополнительные 3-5 рублей, и за счет дополнительных полученных доходов бюджета предоставить льготы, в т.ч. в ряде случаев – в виде полного отсутствия налогов; альтернативным механизмом является дефицитный бюджет.

Должна обеспечиваться не выборочность, а доступность государственной поддержки, которая должна предоставляться на широком доверии к бизнесу (на основе заявок/бизнес-планов).

В качестве примера применения стимулирующей денежно-кредитной политики можно привести сельское хозяйство. Это та сфера, где есть свободные «мощности» - пашня. Сейчас кредиты на создание фермерского хозяйства составляют 1,5 млн. руб. (на эти деньги можно купить либо трактор, либо землю – но то и другое вместе – не получится, а нужно еще построить хранилища, платить зарплату, покупать семена, горючее и т.д.); госсубсидии предоставляются «задним числом» и выделяются спустя 6-12 месяцев после окончания посевной и уборочной кампаний; происходит долгое рассмотрение заявок, деньги обесцениваются; в 2014 г. собрали большой урожай зерна – но вместо того, чтобы ввести квоты на экспорт определенного количества зерна (потребности внутреннего рынка - около 75 млн т, собрано – 104 млн т, можно экспортировать 29 млн т) – государство запретило экспорт и не установило высоких внутренних закупочных цен – а ведь экспортеры зерна вложили бы вырученные средства снова в сельское хозяйство. Необходимо выделять кредитование не в размере 1,5 млн., а в большем размере, лучше меньшее количество хозяйств реально поддерживать для создания сильного индивидуального производства – только так наступит импортозамещение, и вскоре начнется экспорт. ЕС, крупнейший мировой экспортер сельскохозяйственной продукции, субсидирует свое сельское хозяйство на 50 млрд. евро в год, США – на 48 млрд долл., Индия – на 20 млрд. долл. – но в конечном итоге это выгодно, увеличивает объем производства, сокращает импорт, создает рабочие места.

 

4. Научная политика.

Почему мы перестали быть страной инженеров? Потому что нет производства. Не созданы условия, нет протекционизма, финансирования, поддержки, целеполагания. Как только начнет развиваться промышленность, в нее потянутся массово инженеры (т.к. будет спрос на них и, соответственно, зарплаты) – именно в такой последовательности: сначала промышленность, сразу же потом – инженеры.

(17) В краткосрочном периоде необходимы налоговые льготы и льготное кредитование предприятиям, выполняющим и внедряющим опытно-конструкторские разработки; предприятиям, производящим средства производства и инновационную продукцию – на принципах «господдержка в обмен на ответственность владельца и директора» за выполнение бизнес-плана. После того, как производство получит реальную поддержку и начнет расти, Россия снова станет страной инженеров.

В долгосрочном периоде для перехода на шестой технологический уклад необходимо создание и финансирование НИИ на основе команд ученых-звезд (в том числе молодых) по тем направлениям, которые будут основой шестого технологического уклада (18). Именно так обеспечивалось лидерство СССР в мировой науке во второй половине двадцатого века – за счет ориентированной, именно на годы вперед государственной политики, направленной на поддержку НИИ и ученых (по разным направлениям, из которых «выстрелили», например, космический проект, атомный проект и ряд других). Приведем пример. В космическом проекте, годом реализации которого «на практике» можно считать 1957 г., особняком стоят фамилии С.П. Королева (разработка ракет) и В.П. Глушко (разработка ракетных двигателей). С.П. Королевым и соратниками в 1931 г. в Москве была организована ГИРД – группа изучения реактивного движения, а В.П. Глушко в 1929 г. в Ленинграде – ГДЛ – газодинамическая лаборатория. В 1933 г. две организации были объединены в РНИИ – реактивный научно-исследовательский институт. То есть прошло 24-28 лет с момента организации научно-исследовательских структур до появления «промышленного образца», но если бы не был создан РНИИ, не было бы и последующих успехов – и так по многим направлениям. Сейчас по многим технологиям шестого технологического уклада есть задел и есть научные школы, поэтому данный срок должен быть меньше.

 

5. Борьба с коррупцией и улучшение качества институтов.

Борьба с коррупцией (19) является средством а) снижения транзакционных издержек, б) борьбы с инфляцией, в) обеспечения равных экономических возможностей и экономического роста.

Кроме того, одним из факторов экономического роста является улучшение качества институтов (20). В России слабо гарантированы права собственности; высокие издержки ведения бизнеса, включая высокие налоги, и т.д. Необходимо сочетание государственного формирования основных параметров функционирования экономики с предоставлением экономических свобод. Зачастую именно малый бизнес, предприниматель – внедряет инновации, которые не видны не столь инициативным сотрудникам крупных компаний. Весьма важной была роль малого бизнеса в микроэлектронике (Майкрософт, Эппл) – основе нынешнего, пятого технологического уклада. То же самое будет и в шестом укладе. Крупные компании вырастают из малого бизнеса, малый бизнес создает и увеличивает количество рабочих мест.

 

Четвертая часть. Заключение.

Итого предложено 20 мер по выводу экономики из кризиса. Ключевым должно быть обеспечение условий для конкурентоспособности и развития реального сектора и приоритетных отраслей услуг, а не банковского сектора – прежде всего, за счет а) доступных выгодных кредитов и б) льготного налогообложения, в) государственного планирования и контроля, но при качестве институтов, содействующих бизнесу, государственного влияния на формирование основных экономических показателей. Борьба с инфляцией путем повышения ставки рефинансирования – также ошибочна и продолжает ухудшать условия для российского бизнеса. В условиях кризиса есть возможность российского экономического контрудара и вывода экономики на ускоренный рост – а нерешительность и непринятие активных мер может очень дорого обойтись России.

Список предложенных мер не является абсолютно полным, да и не может им быть. Это – не экономическая программа. Но целью данной статьи было показать, что несмотря на то, что в экономике в 2015-2016 гг. складывается сложнейшая ситуация, она не безнадежна и существует набор мер и инструментов, которые могут быстро и эффективно вывести экономику на траекторию роста.

У России сильный, эффективный руководитель, являющийся подлинным национальным лидером. В сфере политики и государственного строительства стратегическая, историческая роль В.В. Путина заключалась сначала в том, что он не допустил распада страны, а затем – в том, что Россия снова стала проводить независимую политику. Так же должно быть и в экономике – Президент России может войти в историю как государственник и реформатор, который дважды, в 2000 и 2015 гг. обеспечивал выход экономики на быстрый рост. В 2015 г. должны, обязаны быть заложены основы не просто для противодействия кризису (как в 2008-2009 гг., когда многие меры запаздывали, и в целом были недостаточно эффективными), а именно для быстрого роста в рамках экономического среднесрочного цикла 2016-2024 гг.

Ряд верных мер принимается, они касаются политики импортозамещения, борьбы с офшорами, изменения роли ФНБ, активизации институтов развития, увеличения госзаказа, особенно в сфере ВПК и др. Однако многое еще предстоит сделать.

В целом необходима разработка и реализация государственной экономической программы. Следует подключить научные институты и практиков (на примере обращения главы группы ГАЗ Сорокина к Президенту, где он «снизу»,  из практики расписал набор необходимых промышленности мер). Все возможно.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
2 января 2015 в 20:05

Уважаемый Евгений Бирюков,
статья Ваша глубокая, с отступлениями, пояснениями причин и интересными приложениями о том, каким путём следует избегать того вреда стране, который наблюдается сейчас и предполагается в будущем если не произойдут изменения предлагаемые Вам. Не берусь судить о том, реально ли выполнение предложенного Вами в сложившейся ситуации.
Но возьму на себя смелость указать на те причины, которые будут препятствовать реализации предлагаемых изменений. Первой среди них является отсутствие мотивации к подобным шагам у тех, которым предстояло бы их свершить.
Второе по перечню, но более важное по значению. Не изменив суть и смысл утвердившихся в мировой практике и губительных для цивилизации (а особенно для экономики нашей страны) финансовых отношений и представлений – не возможны никакие позитивные перемены и преобразования.
На этом сайте в 2-х моих статьях очень сжато (хотя и довольно объёмно) изложены основные положения многолетних разработок Копачёва. Который не только имел расчёты того, что мы приблизимся к такой вот ситуации, какая сложилась сегодня, но и десятки лет трудился над конструкцией механизма прорыва в развитии нашей страны и подобнейшим образом, пошагово описал шаги необходимые для общества и для руководителей государства, гарантированно обеспечивающие такой прорыв.
При этом он предварительно открыл и передал нам для изучения, освоения и принятия того, что позволит поменять наши ущербные от финансово-потребительского восприятия представления, на истинные и благотворные.
Если сможете выбрать время (которого нам сегодняшним постоянно не хватает, но которое как потом оказывается мы тратим во вред себе) и познакомиться с изложенным в этих статьях и в комментариях на возникшие у читателей вопросы, то возможно Вы увидите более реалистические пути реализации Ваших предложений!

2 января 2015 в 21:29

Евгению Бирюкову
С Новым Годом Вас! И с новым злободневным творческим начинанием.

Вы правильно начали свои предложения с вопроса организации государственного планирования работ по импортозамещению, и создания для этого государственного планового органа, правильное название которому Госплан. Хотя он может называться по другому и даже может быть формально юридически не государственной службой. Главное, чтобы выполнял соответствующие функции.

Чтобы не скакать по Вашей многотемной статье, как галопом по европам, предлагаю начать ее обсуждение с этого первого вопроса: как должно осуществляться государственное планирование работ по импортозамещению? Это не такой простой вопрос, как может показаться на первый взгляд. Постааюсь набросать краткие тезисы. До встречи.

2 января 2015 в 22:30

По моемому, надо начинать с главного - восстановления независимости нашей Страны.
Санкции обнажили зависимость российской экономики от Запада, потребуется коренная перестройка работы Центрального банка, его переориентация с кредитования западных экономик на кредитование экономики Российской Федерации.
Выход из ВТО, ограничение на свободное обращение капитала, объявление моратория на погашение внешних обязательств. Запад объявил санкции, но они расходятся с принципами международного права и при таком раскладе наши предприятия могут отказаться от выплаты своих корпоративных долгов.
Программа автора, возможно, хороша, так как предусматривает технологические циклы Кондратьева и пр., но она оторвана сегодня от жизни, на мой взгляд.
C начала 2014 года объем золотовалютных резервов РФ сократился с $509 млрд 595 млн до $398 млрд 900 млн.
Основной причиной такого падения считаются интервенции Центробанка России для поддержки рубля. В частности, лишь в октябре–ноябре Центральный Банк России продал валюты на $30 млрд 31 млн.
http://gordonua.com/news/money/Valyutnye-rezervy-Rossii-za-nedelyu-upali-na-16-mlrd-57809.html
"Идея борьбы с несправедливостью — это коренная, глубинная идея русского сознания". А.Проханов.

3 января 2015 в 04:03

Евгению Бирюкову. К вопросу о государственном планировании работ по импортозамещению.
Можно не сомневаться, что такое планирование начато: события на Украине заставили. Но оно ведется пока не в системном, а в пожарном порядке. Упаси Бог, если системное начнется с планирования «экономических показателей» типа: сокращение объемов импорта в денежном выражении. Это будет новое вредительство, дискредитирующее, в который уже раз, саму идею государственного планирования: наша экономика может подсесть при меньшей части не замещенных импортных позиций и замещенной наибольшей части.

Следовательно, переход от пожарного к системному планированию должен начаться с выделения перечня импортных позиций, перекрытие поставок которых (реальное или возможное) грозит особо тяжелыми последствиями для нашей экономики. В СССР было легко получить такой перечень от отраслевых министерств, а сейчас-то их нет. Правительство – сплошь из финансистов и юристов, большей частью шестой колонны.

Значит, надо создавать группу людей, которая, в совокупности: будет хорошо знать все отрасли производства; сможет в координации с фирмами составить такой перечень; сможет квалифицированно поставить задачи по импортозамещению вошедших в него позиций перед научными, проектными и производственными организациями; сможет квалифицированно составить план-график (гос. план) импортозамещения; сможет в оперативном порядке квалифицированно диспетчировать его выполнение.

Возглавить такую работу сможет только опытный хозяйственник с полномочиями первого зама главы Правительства. То есть, - новый Маслюков, как он был первым замом у Примакова. Примаков мало разбирался в реальной экономике, намного больше – в финансовой части, и отлично разбирался во внешнеэкономической политике. То есть, - в вопросах, которые только что выделил Олег Летютин, и которые тоже надо срочно решать.

Итого выходит: сейчас нашей экономике жизненно необходимо второе издание правительства Примакова-Маслюкова во главе с не менее чем они, опытными и преданными нашей Родине руководителями. И упаси нас Бог от явления нового Столыпина, о чем начал мечтать Александр Проханов.

Таково мое мнение для начала разговора по данной статье.

3 января 2015 в 04:39

Олегу Летютину. С наступившим Вас творческим Новым годом!
По выделенным Вами вопросам есть более-менее четкие ориентиры у Глазьева и ряда идейно близких ему специалистов по финансовой части и внешнеэкономической политике. Вы, как я понял, - в их числе. Но Евгений Бирюков один из первых предложил воссоздание Госплана, хотя бы для решения первоочередных задач в реальном секторе экономики. Без этого она не выживет при любом совершенстве внутренней и внешней сугубо финансовой (монетаристской) политики. Вот о чем речь. Поэтому я и предложил обсуждать статью в порядке изложенных в ней предложений. Дойдем и до выделенных Вами вопросов: там тоже актуально побольше конкретики.

3 января 2015 в 08:51

Владимиру Машкову
Здравствуйте!
1. Номенклатура – это очень правильно, не просто отрасли, а именно номенклатура.
2. Особый, новый госорган. Системообразующие крупные предприятия сразу могут обращаться туда. Малый и средний бизнес – делают заявку в Администрации областей, а Администрации – в этот орган (если, например, от каждой области будет около 100 заявок на поддержку – такое количество реально координировать каждой Администрации). Примечание: средний бизнес – это предприятия, производящие продукцию на сумму от 100 млн. руб. до 20 млрд. руб. (а то у нас хотят ограничить верхнюю планку в 1 млрд. руб. – многие важные заводы не попадут ни в системообразующие, ни в средний бизнес) Далее. Администрации областей, Госорган (Госплан) взаимодействуют с МЭР, Минфин, банками (госбанки) и пр. И обязательно – должна быть ответственность со стороны бизнеса за помощь. Не просто план, но и контроль. Не просто получил льготы, и «не смогла» - но через 2-3 года – спрос, выполнил/не выполнил. Не выполнил – дисквалификация с невозможностью занимать руководящие посты, необходимостью компенсировать из всех своих активов (возможно, не только в административном порядке. Не уверен в себе – не проси господдержку. Но бизнесмены, которые получат льготы, будут упорно работать).
3. Да, вице-премьер (как Д.О. Рогозин в ВПК) или координация со стороны Администрации Президента. Хозяйственник нужен? Если честно, у меня такое впечатление, что есть достаточно много директоров предприятий (предприятий, которые быстро растут; и независимых, а не внутри холдинга, которые решает многие проблемы предприятия), которые понимают ситуацию на практике лучше, чем некоторые министры-зам. министра экономического блока. Именно из-за опыта. Примеры директоров предприятий, вышедших на руководящие позиции: Лужков, Назарбаев.
4. В последнее время начал задумываться между соотношением «государство vs либерализм» - и понимаю, что госкапитализм в чистом виде – тоже неэффективен (если это не мобилизационная экономика), необходимо сочетание двух подходов, и государство должно создавать условия для бизнеса, содействовать.
5. Налоговые льготы. Предприятия платят налог на прибыль 20%, соц.отчисления от з/п 30%, НДС 18% и пр. Кроме того, прибыльность машиностроения 8-10%, а ставка рефинансирования 17. То есть государство устанавливает правила игры, может установить такие, что производство будет прибыльно, а может (как сейчас) – что оно будет вымываться – государство должно устанавливать правильные параметры. Налоговые льготы можно предоставлять в отобранных приоритетных отраслях. Через 3-4 года бюджет только выиграет, когда окрепший бизнес начнет платить налоги, и будет больше рабочих мест (тоже с налогами на доход физических лиц, потреблением).
6. Льготные кредиты (не ставка рефинансирования +2%, как в кризис 2008-2009 гг. – это дорого. Льгота – это ниже ставки рефинансирования). Ставка рефинансирования обязательно будет снижена. Как бороться с инфляцией в этой ситуации я написал.
7. Нужна программа. Нужна группа ученых и несколько практиков (которые понимают то, что нужно экономике). Возможно (я только предполагаю, не знаю), В.В. Путин разочаровался в подобной работе, когда перед выборами на третий срок группа видных ученых разрабатывала второй вариант Стратегии 2020 (первый был принят в 2008 г. и сразу устарел из-за кризиса; во втором во главу угла поставили человеческий капитал (как в постиндустриальном обществе), а не экономические меры). Кстати, 18 сентября 2014 г. на Госсовете было выступление губернатора Белгородской области Е. Савченко по выводу экономики на новую траекторию роста, выступление готовила рабочая группа. Там много дельного (можно найти в Интернете), хотя я не со всем согласен, и не все в этом выступлении было отражено. Но мы не знаем, как дальше стали реализовываться эти идеи губернатора.
Если я правильно понимаю ситуацию, то есть достаточно различающиеся подходы к экономической политике в Администрации Президента, с одной стороны, и правительственном экономическом блоке, с другой стороны.

Алексею Сычеву.
Спасибо, обязательно почитаю материал.

Олегу Летютину.
Во внешней политике мы стали независимы. Правильно, нужно и в экономике. Кстати, Россия находится на 13-м месте в мире по вложениям в ценные бумаги ФРС – 100 млрд. долл. (но, насколько я знаю, средства ФНБ вкладывает Минфин, а не ЦБ). Еще пример: работают в России ТНК Danone, Renault, Ford и пр. – в ноябре-декабре прошли новости о том, что они собираются закрывать заводы из-за кризиса. Такие действия – угроза национальной безопасности, это же рабочие места. Т.е. мы зависим не только от импорта, но и от ТНК, работающих на нашем рынке.
То, что Вы написали во втором-третьем предложениях Вашего комментария я все же отразил.
По ЦБ. Поднятие ставки до 17% произошло без координации с другими ведомствами – к вопросу о необходимости единого координирующего органа.
По золотовалютным резервам. Все так, но мы ежегодно экспортируем продукции (данные 2013 г., в 2015 будет меньше из-за нефти) на 525 млрд. долл. Это огромная цифра – столько денег приходит в экономику России, но мы их растрачиваем на импорт, отток капитала, выплату процентов по долгам и пр.

3 января 2015 в 08:51

Владимиру Машкову
Здравствуйте!
1. Номенклатура – это очень правильно, не просто отрасли, а именно номенклатура.
2. Особый, новый госорган. Системообразующие крупные предприятия сразу могут обращаться туда. Малый и средний бизнес – делают заявку в Администрации областей, а Администрации – в этот орган (если, например, от каждой области будет около 100 заявок на поддержку – такое количество реально координировать каждой Администрации). Примечание: средний бизнес – это предприятия, производящие продукцию на сумму от 100 млн. руб. до 20 млрд. руб. (а то у нас хотят ограничить верхнюю планку в 1 млрд. руб. – многие важные заводы не попадут ни в системообразующие, ни в средний бизнес) Далее. Администрации областей, Госорган (Госплан) взаимодействуют с МЭР, Минфин, банками (госбанки) и пр. И обязательно – должна быть ответственность со стороны бизнеса за помощь. Не просто план, но и контроль. Не просто получил льготы, и «не смогла» - но через 2-3 года – спрос, выполнил/не выполнил. Не выполнил – дисквалификация с невозможностью занимать руководящие посты, необходимостью компенсировать из всех своих активов (возможно, не только в административном порядке. Не уверен в себе – не проси господдержку. Но бизнесмены, которые получат льготы, будут упорно работать).
3. Да, вице-премьер (как Д.О. Рогозин в ВПК) или координация со стороны Администрации Президента. Хозяйственник нужен? Если честно, у меня такое впечатление, что есть достаточно много директоров предприятий (предприятий, которые быстро растут; и независимых, а не внутри холдинга, которые решает многие проблемы предприятия), которые понимают ситуацию на практике лучше, чем некоторые министры-зам. министра экономического блока. Именно из-за опыта. Примеры директоров предприятий, вышедших на руководящие позиции: Лужков, Назарбаев.
4. В последнее время начал задумываться между соотношением «государство vs либерализм» - и понимаю, что госкапитализм в чистом виде – тоже неэффективен (если это не мобилизационная экономика), необходимо сочетание двух подходов, и государство должно создавать условия для бизнеса, содействовать.
5. Налоговые льготы. Предприятия платят налог на прибыль 20%, соц.отчисления от з/п 30%, НДС 18% и пр. Кроме того, прибыльность машиностроения 8-10%, а ставка рефинансирования 17. То есть государство устанавливает правила игры, может установить такие, что производство будет прибыльно, а может (как сейчас) – что оно будет вымываться – государство должно устанавливать правильные параметры. Налоговые льготы можно предоставлять в отобранных приоритетных отраслях. Через 3-4 года бюджет только выиграет, когда окрепший бизнес начнет платить налоги, и будет больше рабочих мест (тоже с налогами на доход физических лиц, потреблением).
6. Льготные кредиты (не ставка рефинансирования +2%, как в кризис 2008-2009 гг. – это дорого. Льгота – это ниже ставки рефинансирования). Ставка рефинансирования обязательно будет снижена. Как бороться с инфляцией в этой ситуации я написал.
7. Нужна программа. Нужна группа ученых и несколько практиков (которые понимают то, что нужно экономике). Возможно (я только предполагаю, не знаю), В.В. Путин разочаровался в подобной работе, когда перед выборами на третий срок группа видных ученых разрабатывала второй вариант Стратегии 2020 (первый был принят в 2008 г. и сразу устарел из-за кризиса; во втором во главу угла поставили человеческий капитал (как в постиндустриальном обществе), а не экономические меры). Кстати, 18 сентября 2014 г. на Госсовете было выступление губернатора Белгородской области Е. Савченко по выводу экономики на новую траекторию роста, выступление готовила рабочая группа. Там много дельного (можно найти в Интернете), хотя я не со всем согласен, и не все в этом выступлении было отражено. Но мы не знаем, как дальше стали реализовываться эти идеи губернатора.
Если я правильно понимаю ситуацию, то есть достаточно различающиеся подходы к экономической политике в Администрации Президента, с одной стороны, и правительственном экономическом блоке, с другой стороны.

Алексею Сычеву.
Спасибо, обязательно почитаю материал.

Олегу Летютину.
Во внешней политике мы стали независимы. Правильно, нужно и в экономике. Кстати, Россия находится на 13-м месте в мире по вложениям в ценные бумаги ФРС – 100 млрд. долл. (но, насколько я знаю, средства ФНБ вкладывает Минфин, а не ЦБ). Еще пример: работают в России ТНК Danone, Renault, Ford и пр. – в ноябре-декабре прошли новости о том, что они собираются закрывать заводы из-за кризиса. Такие действия – угроза национальной безопасности, это же рабочие места. Т.е. мы зависим не только от импорта, но и от ТНК, работающих на нашем рынке.
То, что Вы написали во втором-третьем предложениях Вашего комментария я все же отразил.
По ЦБ. Поднятие ставки до 17% произошло без координации с другими ведомствами – к вопросу о необходимости единого координирующего органа.
По золотовалютным резервам. Все так, но мы ежегодно экспортируем продукции (данные 2013 г., в 2015 будет меньше из-за нефти) на 525 млрд. долл. Это огромная цифра – столько денег приходит в экономику России, но мы их растрачиваем на импорт, отток капитала, выплату процентов по долгам и пр.

3 января 2015 в 13:40

Уважаемый Виктор Сенин,
рад, что Вы заметили в числе авторов статей и комментариев и мою скромную персону. Поэтому использую представившуюся возможность для полемики с Вами и теми которых Вы отнесли к инициаторам и сторонникам обсуждения экономической составляющей нашей жизни.
Но вначале отвечу на Ваше замечание и совет доброжелательный. Скорее всего, Вы не заметили, что я на этом сайте (признаюсь, что и на других политических, экономических, патриотических, молодёжных и т.д. и т.п. сайтах) стараюсь в комментариях к тем высказываниям, которые вызывают у меня интерес «объяснять природу политико-экономических, социальных и других явлений» именно с позиции тех знаний и убеждений, которыми я обладаю.
Далее по экономике, социальной сфере и политике. Я недавно на этом сайте. Он мне очень нравится. Но спокойно лицезреть ход обсуждений и полемику тяжело и обидно.
На этом сайте собралось и даже обособилось заметное количество людей не равнодушных, образованных, любящих страну, желающих добра нашим людям (и не только нашим) и практически почти нет интернетовских хулиганов отмечающихся на сайтах для флуда, пишущих для хохмы, отвечающих на вопросы белибердой или непристойностью. Даже на мощных экономических (например у «Авантюриста») или на глобальных политических, даже на официальных государственных часто проскакивают подобные шалуны. Казалось бы, здесь и должна была уже давно сформироваться дружная команда, выработавшая приемлемый подход к решению нагрянувшего на нас и увлечённая выработкой коллективного решения или предложения.
Но что мы видим на самом деле? У каждого вызревают как прыщики на лице у подростка отдельные идеи, мысли, предложения, мнения или вспоминается интересная тема из прошлого или из истории которую спешно выставляют на обозрение, а при внимании других и для обсуждения. Как не обидно это будет читать, тем к кому я вполне обоснованно обращаюсь здесь со словами уважаем(ая)ый, но я понимаю, а главное с обидой ощущаю, что собравшиеся здесь умные, талантливые, имеющие очень солидный багаж знаний, могли бы намного полезней использовать своё время.
Благодаря открывшемуся мне пониманию сути вещей отлично знаю, как быстротечно время нашего теплокровного пребывания в этом мире, и как тяжело придётся тысячелетиями исправлять нашим телам и Душам, то, что мы не реализовали здесь и сейчас из представленных нам возможностей. Что тратили время на усердное обсуждение того, о чём нравиться говорить, или ещё хуже вступали в бесполезную перепалку с теми, которых невозможно переубедить, но так хочется ответить на их оскорбления.
То, что Вы уважаемый Виктор Сенин, обозначили как копачёвская теория, которую я пытаюсь продвинуть, на самом деле является ПУТЕМ РЕАЛЬНОГО СПАСЕНИЯ РОССИИ. В котором, во-первых было убедительно рассчитано, что страну обязательно приведут к такому положения как сейчас и которое будет не улучшаться, а ухудшаться при сложившихся представлениях и отношениях. А во-вторых, зная, что такой путь описан и тщательно выверен, что существует некоторая практика применения этих разработок, делать вид, что вы этого не знаете, и разбираться в этом не хотите – непростительно. Выдвигать идеи, реализация которых вызывает сомнения, тратить время на их обсуждение или на споры и распри по другим несвоевременным темам, не пройдёт бесследно. Поскольку, те к кому я здесь обращаюсь, знали из моих сообщений о наличии спасительного пути, но проигнорировали возможность оказаться причастными к такому важному и полезному делу, каждому из вас придётся ответить, за такое решение. Как вы понимаете, ответить не здесь и не сейчас, а несколько позже.  

3 января 2015 в 16:25

С Новым Годом, Вас, Виктор Сенин! И с Новым бурным появлением на сайте.
Еще раз попрошу: давайте, все таки, не обо всем сразу, а следовать порядку изложения статьи. Из ее третьей части, содержащей конкретные предложения, мы прошли в разделе 1 Планирование импортозамещения пункты а) и б). Давайте зафиксируем, то, что не вызвало возражений:

Надо воссоздавать Госплан; в планировании работ по импортозамещению недопустимо планировать "экономические" (сводные финансовые) показатели; планирование и организацию работ по импорозамещению должен возглавить опытный хозяйственник с полномочиями (на посту) первого зама главы Правительства. Зафиксировать все это важно, хотя бы для того, чтобы в этом свете дальше смотреть, как пойдет дело в реальности.

Переходим к обсуждению пункта в). Здесь у меня краткое замечание: предложения данного пункта выходят далеко за рамки темы раздела 1, поэтому данный пункт следовало представить как очередной раздел. Но это - по форме, что не мешает обсудить пункт в) по содержанию. Готовлю свой комментарий.

3 января 2015 в 21:19

Основная идея Госплана сегодня - быть государственным заказчиком продукции предприятий и гарантировать оплату этой продукции.
Для этого сначала выясняется потребность в той или иной номенклатуре у торгующих организаций, а главное цену по которой эти организации готовы покупать продукцию и ее количество. Затем Госплан проводит конкурс среди изготовителей(поставщиков) и, при необходимости, финансирует развитие или постройку нового производства.
Таким образом, Госплан является ЕДИНСТВЕННЫМ посредником между предприятиями-изготовителями и торгующими организациями.
При наличие твердого спроса ( а определенное количество сбыта товара всегда гарантировано), не трудно Госплану и найти инвесторов, в расширяющееся производство.
Также решается вопрос и с импортозамещением.

3 января 2015 в 22:20

Владимиру Машкову
Спасибо за Ваше внимание к моей статье. Мне как раз было неудобно, что я не отреагировал на Вашу просьбу прокомментировать одну из Ваших статей, но я все время это держал в голове, а сайт периодически читал, в том числе про горяченькие пельмени – это было отклонение от тем, но очень понравилось. И, как Вы видите, название данной статьи тоже оказалось особым.
Что касается п. в), то я его немного дополнительно раскрыл в комментарии от 03.01.2015. 8:51. И очень интересно было бы послушать Ваше мнение.
К комментарию Олега Летютина про Госплан. В нынешних условиях (рынок) государству сложно быть заказчиком всей продукции (для части продукции госзаказ - по-русски, или "правительственные закупки" - по терминологии ВТО - важная мера помощи собственным производителям; вопрос правительственных закупок - среди обсуждаемых мер в рамках Дохийского раунда ВТО). Поэтому в нынешних условиях от государства требовалось бы гарантировать рынок сбыта на 3-4 года вперед спектром мер - и госзаказ, и понятные импортные тарифы, и то, что не будет менять политика импортозамещения. Покупать может ни в коем случае не только государство, но и рынок, но государство должно помогать приоритетным отраслям/производителям (помогать посредством обсуждаемых в статье и комментариях механизмов).

Виктору Сенину.
Спасибо за благожелательную оценку моей статьи. Всегда ждешь оценок после публикации материала.

Обдумывая комментарий Олега Летютина и Ваш – добавлю еще один важный аспект (он, с одной стороны, не совсем в рамках статьи, но это – как дополнение, еще одна мысль). Вопрос: эффективность участия России в мировой экономике. Тезис: во многом государство формирует те параметры, по которым оно потом участвует в мировой экономике (пример: Китай девальвировал юань, затем создавал свободные экономические зоны, ориентированные на экспорт). Именно государство формирует стратегию, влияет на курс валюты, регулирует внешнюю торговлю, оказывает (или не оказывает поддержку отраслям внутри страны) и пр.
Так вот, попробую объяснить модель участия России в мировой экономике буквально в нескольких фразах. Модель участия – с 1992 г. по 2014 г., включительно; теперь уже очевидно, должна быть (но не утверждаю, что будет) реформирована.
1. У России огромное положительное сальдо внешней торговли товарами. В 2000-2013 гг. суммарно мы экспортировали товаров, по данным Росстата, на 4,3 трлн. долл., только за 2011-2013 гг. – более чем на 1,5 трлн. долл. (84% экспорта – сырье). Это огромная цифра!
2. Но как использовались эти средства.
С одной стороны, нефтедоллары направлялись и в бюджет, и через бюджет при В.В. Путине они стали направляться населению, на зарплаты и на пенсии – расходная часть консолидированного бюджета увеличилась с 1,9 трлн. руб. в 2000 г. до 24,9 трлн. руб. в 2013 г. (цены номинальные, но все равно рост значительный). Считаю, что это – большая заслуга Президента России В.В. Путина. Это позволило населению воспрянуть духом, остановилось сокращение населения. Человеческий капитал – это крайне важно. Но есть и другая сторона медали. Социальные расходы – это потребление в текущем периоде, которое идет в ущерб инвестициям, т.е. можно говорить о «проедании» нефтедолларов. (Отмечу, чуть отклонившись от рассуждения, что сейчас, при снижении цен на нефть, благосостояние населения (почти всех нас) гарантированно снизится.) Но если бы потребительские расходы в тучные годы перенаправлялись через зарплаты и пенсии – на покупку продукции нашей промышленности, это было бы позитивом. Однако…
Во-первых, импорт увеличился с 33 млрд. долл. в 2000 г. до 316 млрд. в 2013 г., а ведь в 2000 г. этого импорта нам хватало. Когда импортируются те же товары, которые могут быть произведены и в России – это минус. Если ввозится оборудование, которое используется нашей экономикой для модернизации, то, с одной стороны, это плюс. С другой стороны, в СССР было развитое станкостроение – и то, что сейчас мы эту продукцию импортируем – это все же минус. Отношение импорта к экспорту в 2000 г. составляло 1 к 3, в 2013 г. – 2 к 3. То есть по этому направлению – проедание нефтедолларов. На импорт приходится треть от внутреннего потребления, казалось бы, немного.
Но во-вторых, еще около трети потребления приходится на продукцию отделений иностранных компаний, открытых в России. То есть нефтедолларовый дождь, через бюджет проливавшийся, в том числе на население, частично уходил данным компаниям. Это тоже «проедание».
В-третьих, отток капитала. По данным компании Tax Justice Network, в офшорах сосредоточены капиталы российского происхождения в размере 800 млрд. долл. К вопросу о валютном контроле.
А также и другие строки платежного баланса показывали отрицательное сальдо.
Кроме того, из-за притока нефтедолларов рубль укреплялся (наплыв валюты означает ее избыток, следовательно, она дешевеет, а рубль дорожает). Из-за этого конкурентоспособность экономики ухудшалась.
То есть в целом, учитывая перечисленное выше – наши производители получали выгоды от высоких нефтяных цен далеко не в том объеме, как это было бы в идеальной ситуации.
Неконкурентоспособность вызвана курсом валюты, внутренними издержками и тарифами, отсутствием должной защиты от импорта, отсутствием необходимой государственной поддержки.
3. Ситуация, когда в странах-экспортерах ресурсов происходит более быстрое развитие ресурсных отраслей по сравнению с обрабатывающими, получила название голландская болезнь или ресурсное проклятие – по примеру Голландии, индустриальной страны, где после обнаружения газа в Северном море стало происходить ухудшение структуры экономики. При голландской болезни в сырьевые отрасли идут лучшие кадры, т.к. в них выше зарплаты (в России непрестижной стала профессия инженера); в них больше инвестируют, тогда как обрабатывающий сектор становится относительно недоинвестированным и т.д.
С ресурсным проклятием сталкивается отнюдь не только Россия – мы абсолютно не уникальны. Например, в аравийских монархиях, которые, казалось бы, в последние годы развиваются ускоренными темпами, стоимость вырабатываемой продукции на одного работника росла в 1970-2013 гг. медленнее, чем в США.
В то же время есть ряд примеров, когда экспортерам сырья удавалось избежать ресурсного проклятия. И это – важнейшая тема, на нее следует обратить внимание, наряду с тематикой по Госплану, налоговыми и кредитными льготами и пр. (Если только цены на нефть не «сохранят» на 2015-2016 гг. на низких уровнях (а такой сценарий как среднегодовые цены в 60-65 (70) долларов за баррель, я оцениваю как весьма вероятный). Страны, которым удалось избежать ресурсного проклятия, это Норвегия, Индонезия, Малайзия, Мексика, даже Ботсвана, их стратегии различаются, но результат достигнут.
4. Пример о развитии экономики Норвегии в условиях преобладания нефти в экспорте. В экспорте Норвегии которой доля нефти и нефтепродуктов составляет 63% (сравнимо с российскими 71%). Эта страна умышленно выкачивает нефть, планируя почти полностью ее выкачать к 2020 г. (будто бы что-то зная о перспективах нефти), а все нефтяные доходы направляет не в бюджет, а в суверенный инвестиционный фонд Глобал, аналог российского ФНБ. Глобал инвестируется в акции, облигации, недвижимость и доходность за 1999-2012 гг., с учетом всех кризисов, составила 5,2% в год – существенно выше европейской инфляции. В Глобал аккумулировано более 800 млрд. долл. – это крупнейший институциональный инвестор в мире, который контролирует почти 1% мирового рынка акций и более 1 % мирового рынка облигаций. При этом Норвегия сейчас развивается вообще без этих нефтяных средств, а ВВП на душу населения настолько высок, что страна даже не хочет вступать в ЕС. Вот такой своеобразный стресс-тест функционирования нефтеэкспортирующей экономики без проедания нефтяных денег. Но в нужный момент все эти нефтедоллары будут использоваться в интересах Норвегии. При этом Норвегия – маленькая страна, поэтому все средства ее фонда Глобал инвестируются за рубежом, в России могут быть и другие подходы – чтобы в нужный момент нефтедоллары инвестировались внутри страны. Важно в данном примере показать, что найден такой подход, что данные средства и не проедаются, и не усиливают голландскую болезнь. Кстати, при нынешних планах использования российского ФНБ – есть вопрос – является ли это максимально эффективным, дает ли максимальный мультипликатор или максимальный рост ВВП, создает ли максимальное количество рабочих мест.

Олегу Летютину
Отдельно о ВТО. Я сам не совсем сторонник ВТО. ВТО – это игра по правилам, установленным не нами. Действительно, когда 84% экспорта – сырье, а импорт – более чем на 90% - продукция обрабатывающей промышленности – вопрос, кому вступление в ВТО, «нам» или «им» более выгоден – риторический. Понятно и то, что в 2000-е точка зрения о невыгодности ВТО вообще перестала рассматриваться. Но есть и два противоположных момента.
Во-первых, в 2000-2001 гг. импортные тарифы были уже сильно снижены. В результате, к 2018 г. (окончание переходного периода при вступлении в ВТО) средний размер тарифов в промышленности окажется 7,3% - по сравнению с 9,5% до вступления в ВТО; в сельском хозяйстве – 10,8% по сравнению с 13,2%, т.е. дельта – совсем небольшая. Помогать своим производителям нужно другими мерами (что также сложно в рамках ВТО, но есть девальвация как мера).
До 1989 г. мы торговали с третью мира по нашим правилам. Сейчас этого нет, а на внешние рынки нас никто не пускает, никому там не нужны дополнительные конкуренты. Поэтому вступление в ВТО дает нам право хотя бы играть по понятным правилам игры.
Олег, но по данному вопросу в целом - не считайте, что я Ваши мысли оспариваю.

3 января 2015 в 23:05

Евгению Бирюкову
Не буду отстаивать свои позиции - они ясны. Повторюсь только, во время санкций они актуальны.
Занимался развитием производства в Госснабе СССР, потому сейчас все время ратую за развитие собственной станкоИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ промышленности, понимая ее значение. У меня сейчас на заводе старые мастера с ностальгией вспоминают советский инструмент и клянут китайский, которым приходится работать.(немецкий дорогой, а советский по качеству не отличался и даже в некоторых случаях превосходил немецкий)

3 января 2015 в 23:39

Олегу Летютину
Олег, Вам не нужно отстаивать Ваши позиции, потому что мы, как говорят сейчас, "на одной волне"
К сказанному Вами только-что добавлю, что если открыть в Яндексе карту Москвы в мелком масштабе, то все, что серым - это бывшие промышленные предприятия. Где они сейчас? Где Серп и Молот, Завод им. Орджоникидзе, ЗИЛ, АЗЛК и т.д., и т.д. А ведь это были колоссы, на них работали десятки институтов, с ними были связаны сотнипредприятий.

4 января 2015 в 00:20

К Вашим, Олег Летютин, дополнениям по теме Госплана. Дай Бог, чтобы его создали сначала для решения задач по импортозамещению, без чего в ближайшее время нашей экономике будет все хуже и хуже.

Дальше его функции конечно смогут и должны будут дополняться, на мой взгляд, в следующем порядке: переход к Госплану формирования и отслеживания выполнения госзаказов (как Вы сказали); отслеживание выполнения поставок и работ, связанных с техногенной безопасностью особо ответственных промышленных объектов и коммуникаций; выгодное для любых производителей и потребителей посредничество Госплана, исключающее множество других сугубо паразитических посредников (в том числе и в юридической форме торгующих организаций). Обязательно - планирование и отслеживание работ: по содержанию в должном порядке и ускоренному преумножению лесного массива; по очистке и содержанию в должном порядке водоемов и прибрежных зон; по внедрению новейших технологий и освоению производства самой передовой продукции; по искоренению, совместно с Госстандартом, вредных для здоровья компонентов пищи, лекарств, одежды, детских игрушек. И т.д.

Для выполнения все новых и новых функций Госпланом потребуется создание новых средств автоматизации управления: информационных банков данных, программных средств, средств переработки информации и связи. Здесь наилучший ориентир - концепция автоматизации управления народнохозяйственным комплексом академика Глушкова: кратко охарактеризована в моей статье от 01.10.14. "Сталинская система управления экономикой в прошлом и в будущем" глава "Попытка академика Глушкова автоматизировать Сталинскую систему управления экономикой".

4 января 2015 в 05:05

Евгению Бирюкову:
Ваши комментарии-это классика по раскрытию сущности современного экономического положения России.Очень порадовали соображения Сенина и остальных авторов.
Вот только заставить правительство прислушаться к мнению своих граждан не получится. У правительства довольно примитивная политика по приватизации,по вывозу капитала,по устранению государства от управления экономикой, служения государства глобальному бизнесу, а не какому-то там народу. Принципиально важно, что выжить, народу нельзя,не отказавшись от либеральной социально-экономической политики, проводимой правительством Медведева и Банком России.

4 января 2015 в 10:09

Виктору Степанову
Спасибо за Вашу оценку. А насчет прислушивания к мнению граждан. А.А. Проханов последовательно проводит через свою газету мысль, что "все - не зря". Давайте из этого исходить.

4 января 2015 в 10:30

Владимиру Машкову, по Вашему комментарию
1. Совершенно точно понятно, что государство не может оставаться в стороне от планирования в том или ином виде. Во многих странах под влиянием СССР взяты за основу пятилетки; если не они, то долгосрочные программы, с конкретными индикаторами и контролем - последнее и в развитых капиталистических странах. Государство должно думать, понимать в масштабах развития экономики всей страны - это не задача бизнеса, который сосредоточен на развитии на микроуровне.
2. Замечательно, что в своих материалах Вы документируете наработанный положительный опыт.

1.0x