Сообщество «Форум» 19:01 16 февраля 2022

​​​​​​​ Ягодная надбавка

5

Интернет безбрежный и бездонный, даже порой утонуть можно, а связь сотовая, готова связать с кем угодно, даже наверное с Марсом! Вот жизнь прекрасная. Одним словом очень удобно. Но тут необходимо понимать, что за всё в жизни платить надо, и за комфорт , и за удобство. Вот как было раньше в стране Советской. Работаешь, где нибудь в Нижнеянске или Холмске, или в Снежногорске, а пункт один переговорный, на главпочтамте и ты идёшь на этот пункт переговорный утопая в сугробах, утром рано, перед работой. Ждёшь в зале на удобной скамейке или диване, а когда говорят :» Баку! Вторая кабина!», то ты радуешься, как ребёнок от такого далёкого счастья, берясь за трубку телефона. Ну, возможно нам чего-то и не хватало, но под солнцем Великой страны Советской людям простым было хорошо и свободно. Да, ещё скажу Вам по секрету, что вкус ягоды северной или дальневосточной, это как поцелуй бога. Надо только взять и собраться, чтобы увидеть просторы необъятные замечательной страны Советов и ты, об этом никогда не пожалеешь! Но вот к примеру знатоки скажут. Да, там районные коэффициенты, северные и надбавки и поэтому денег много! Спорить не буду. Да, надбавки, но не в надбавках счастье. Просто счастья от количества денег не бывает. Счастье зависит от другого, а вот от чего, каждый сам для себя решает.

Скупая улыбка декабрьского солнца чуть-чуть отвоюет у кромки льда полоску воды, не замёрзшей, но морозная ночь, всё опять на свои места поставит. Думай, не думай, но зима стреляет прицельно из ледяного лука и вода тоже ёжиться от мороза. Север это не юг. На Севере всё по другому и люди здесь живут иначе. Север внешне суровый, но где-то в глубине души, Север добрый. Север добрый от большого количества людей, добрых и хороших. На Севере дальнем, на Севере ближнем рождаются добрые сказки о жизни и жизнь здесь не ёжиться от сильного ветра и мороза, потому, что живут здесь настоящие люди

Cообщество
«Форум»
Cообщество
«Форум»
2
Комментарии Написать свой комментарий
16 февраля 2022 в 19:43

О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ СЛУЖБЫ НА СЕВЕРЕ

Конечно, наша служба была достаточно опасной, мы все постоянно «ходили по краю».
Как-то зимой прихожу утром на службу и узнаю, что вчера вечером наш новый начальник штаба выслал наш ледокол «Руслан» в море на ледовую проводку с одной сменой экипажа. Не сыграл сбор, на который ушло бы какое-то время. Не вызвал меня или не сел на ледокол сам, в конце концов. Считал, что двое-трое суток одна смена выдержит. Ему скомандовали сверху немедленно отправить ледокол, он и отправил.
Этот начальник штаба был неплохим моряком, но представления не имел, что такое работа на ледоколе.
Там не просто отключается все, без чего можно обойтись, и вся энергия бросается на винты. Там все живут вместе с ледоколом, отдают ему свою энергию. Стоит капитан на мостике и полностью сливается с ледоколом: «Ну, родной, еще метр!»
И когда капитан не улавливает момент, когда надо дать команду: «Стоп, машина! Полный назад!», когда ледокол заклинивает во льду на час, на два, а то и больше, все, и, прежде всего, капитан, заболевают вместе с ледоколом.
Иногда я годами не сходил на берег, мог месяцами не вылезать из штурманской рубки или не сходить с мостика. Но отстоять больше чем четыре часа капитанской вахты на мостике ледокола при ледовой проводке даже и не пытался. Четыре часа и я был никакой, все из меня уходило в ледокол. Любую каторгу я предпочел бы постоянной службе на ледоколах.
Конечно же, я не только высказал начальнику штаба все это и многое другое, но и исчеркал все оперативные журналы, предсказывая, что неукомплектованный экипаж ледокола не выдержит больше десяти-двенадцати часов проводки во льдах, а затем его надо спасать.
Ошибся. Экипаж «Руслана» под командованием капитана Иголкина продержался почти сутки.
Однажды в январе мне пришлось выполнять спешное, поэтому не очень продуманное, спецзадание недалеко от северного полюса на допотопном судне. Команда там была военная. Навигационное вооружение судна: гирокомпас и магнитный компас. Ну и я с секстаном.
Гирокомпас там был установлен в трюме, в самом низу. Добираться туда было очень сложно. А у полюса гирокомпас был уже бесполезен. Ориентировались по магнитному компасу, который тоже работал не ахти.
У бесполезного в тот момент гирокомпаса сидел штурманский электрик, матрос. Я его навещаю каждые два часа и уговариваю бросить гирокомпас и подняться наверх. Ведь если нас раздавят льды, то он не успеет выскочить!
А он ни в какую:
– Мне дед сказал: служи хорошо – я и буду служить.
Он знал, что исправный гирокомпас – последняя, после магнитного компаса, наша надежда на возвращение. Да и мне, и ему, наслышанным о странном поведении гирокомпасов у полюса, было интересно увидеть все воочию. Посмотреть на «плавающий» гирокомпас: как он теряет способность удерживать направление при подходе к полюсу, а потом снова обретает ее. Ну и что, что мы могли погибнуть? Зато мы увидели своими глазами «плавающий» у полюса гирокомпас!
Когда вернулись, я обменял фингалы, которые собирался поставить своим начальникам за промахи, допущенные в обеспечении похода, на десять суток отпуска для этого матроса, чтобы он съездил к деду.

***

Как и все на Севере, я участвовал, иногда очень плотно, иногда косвенно, в Северном завозе. И всегда было одно и то же: лето проходит, а наши суда стоят в точках разгрузки и докладывают, что по такой погоде нет никакой возможности разгружаться.
Вот который день стоит наш сухогруз «Кострома» у одного из наших постов за Полярным кругом и, по донесениям, не приступает к разгрузке. Доносят, что зыбь и накат не позволяют.
И подогнать их нельзя. В этом месте в войну устанавливали артиллерийскую батарею. И первая попытка выгрузки ее на берег закончилась трагически. Погиб, разбившись о скалы, эсминец, погибли люди, не успев выгрузить пушки.
Подкрался я к «Костроме» на малом судне, залез на борт. Стояло лето. Солнце – круглые сутки. На море-океане – тишь и благодать. На «Костроме» кто загорает, кто рыбачит, кто отправился на берег за грибами и ягодой. За Полярным кругом шла северная надбавка, поэтому капитаны судов тянули с разгрузкой.
Вы думаете, я начал кричать об обнаруженном мной преступлении? Ни боже ты мой!
Вежливо поздоровавшись со встретившими меня членами экипажа, принял приглашение капитана «Костромы» Климова испить чайку в его каюте. Но видом их я насладился. Выглядели они так, будто из моря к ним на борт залезло жуткое чудовище. Боцман схватился было за топор.
За чайком обсудили с Климовым ситуацию. Климов был самым опытным и самым известным нашим капитаном. Уже тогда ему было за семьдесят. Прошел войну. Подготовил почти всех наших капитанов вспомогательных судов, послуживших у него в помощниках и старпомах. Климов не просто сросся с «Костромой». Судно было как бы его собственным. Как кто-нибудь копит деньги на автомобиль или дачу, так Климов копил деньги, чтобы купить что-нибудь для государственной «Костромы». Новую восьмимиллиметровую обшивку корпуса или что-нибудь для древней, еще с кулисами, машины судна. Климов совершил подвиг, за который все моряки должны ему поклониться. Он тайно завез Юрия Визбора в погранзону и вышел с ним не только в Белое море, но и в Северный Ледовитый океан. Уже сочинив множество прекрасных морских стихов и песен, Визбор смог увидеть море наяву благодаря Климову. И не разочаровался ведь!
Главное, дело было сделано. Если я поймал самого Климова, то никакой другой наш капитан не рискнет больше ловчить.
И я вступил с Климовым в сговор. Но не в свой карман, а в государственный. Мы договорились, что он не будет больше ловить северную надбавку, а я ему за это буду подбрасывать интересную работу.
И подбрасывал.
Как-то подходит ко мне мой начальник штаба и приказывает организовать доставку кирпича на Соловки. Состав с кирпичом опоздал, и фронт работ на зиму для Соловецкого стройбата оказался под угрозой срыва.
Соловецкие острова уже были заперты льдами. Я нарисовал схему, в которой показал, что проход в подвижных льдах извилистым фарватером в гавань Благополучия в ближайшие месяцы невозможен.
Начальник штаба не поверил. Нашел капитана судна, согласившегося доставить кирпичи. Судно было однотипным с “«Костроме».
Они не смогли даже подойти к Соловкам. Их затерло льдами и затащило на камни. Кирпичи пришлось выбросить за борт, чтобы уменьшить осадку и сняться с камней.
На следующий год ситуация повторилась, но уже с сеном. Сено запоздало, коровы на Соловках оказались под угрозой голодной смерти, а Соловецкие детишки могли остаться без молока.
Я говорю начальнику штаба, что берусь за доставку сена, а он в крик.
– Это невозможно. Вы же сами рисовали. Да и я сам убедился в прошлом году.
Но детишки без молока – это совсем иное, нежели солдатики без работы. За это можно пойти на многое.
Я передал эту проблему Климову, и он доставил сено, разработав оригинальный проект прохода во льдах двумя судами в связке, чего раньше никто не делал. Наоборот, во льдах, во избежание навалов, суда старались держаться подальше друг от друга.
Я бы до такого никогда не додумался. Я же был начальником, подлавливал Климовых, и не очень мог заниматься продвижением за передовые рубежи достижений человечества.

16 февраля 2022 в 20:02

Евгений-511
Волобуев-311
Уважаемый Евгений Кузьмич, добрый вечер! Великолепно! Это просто реальная фантастика, а какие люди! Вот про кого фильмы снимать надо!
Большое спасибо!
С уважпением, А.Штибин

17 февраля 2022 в 22:41

Александр Штибин:

"Ну, возможно нам чего-то и не хватало, но под солнцем Великой страны Советской людям простым было хорошо и свободно. Да, ещё скажу Вам по секрету, что вкус ягоды северной или дальневосточной, это как поцелуй бога".
-----------------------
Замечательные слова! Прекрасное сравнение!
Добра и удачи Вам, уважаемый Александр!
С признательностью, Л.Ф.

18 февраля 2022 в 03:46

Людмила
Федорова
Доброе утро! Большое спасибо, уважаемая Людмила!
С искренней благодарностью.

3 марта 2022 в 09:03

Я полагал, что Волобуев обычный шизофреник, который свихнулся и зациклился на фглонизме и фглонистах и гибели капитализма.
Но что выяснилось. Он оказывается еще и писатель? Причем очень талантливый. Надо признаться не ожидал от Волобуева такого.

Разглагольствования Волобуева о том, что капитализма и капиталистов уже нет – скучны и занудны. А вот что касается его рассказов, то тут все обстоит совсем наоборот. Хотя и прочитал только один, "О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ СЛУЖБЫ НА СЕВЕРЕ".

Понравилось. Трудно оторваться.

1.0x