Авторский блог Анастасия Белокурова 03:00 30 марта 2011

Служебный планктон

<br>
0

Служебный планктон
Специально для «Завтра» Анастасия Белокурова 30 марта 2011 года Номер 13 (906)
КАДР ИЗ ФИЛЬМА
«Служебный роман. Наше время» (Россия, 2010, режиссёр — Сарик Андреасян, в ролях — Светлана Ходченкова, Владимир Зеленский, Марат Башаров, Анастасия Заворотнюк, Павел Воля, Иван Охлобыстин, Алика Смехова, Тимур Родригез, Дмитрий Хрусталёв).
Сопровождаемое шумными рекламными роликами и лаконичными киноафишами с женскими туфлями на каблуках, под бессмертную музыку композитора Андрея Петрова на экраны страны выползло новое выдающееся творение нашего века — вариация бездарного армянского режиссёра (отметившегося ранее кинопродуктом «Лопухи») на тему любимого народом рязановского «Служебного романа». Обязанная пополнить отечественный прокат очередной байкой в стиле комедий «Ёлки», «Питер FM», «Жара», et cetera, эта псевдоромантическая вампука лишила нас даже возможности рассуждать о художественных особенностях новоиспечённого шедевра. Их нет там даже в зачатке. Зато в наличии удивительные метаморфозы. И дело не только в пьесе «Сослуживцы», над которой авторы основательно поработали. Чтобы понять, что к чему достаточно ещё раз взглянуть на актёрский состав — на чудеса рассчитывать не приходится.
Анатолий Ефремович Новосельцев наших дней (в его роли — Владимир Зеленский) неинтересный человек, отец двух дочерей, еврей-неудачник — что уже само по себе дико, и откровенный лох, которого в реальности вряд ли взяли бы на работу в «крутое» рейтинго- вое агентство. Финансовый аналитик из такого, увы, никакой — скорее можно больше поверить во врача-стоматолога, которого примерно так же изобразил актёр в комедийном цикле «Любовь в большом городе» и «Любовь в большом городе-2». Людмила Прокофьевна Калугина (в ее роли Светлана Ходченкова, играющая ещё хуже, чем в тех же «Любовь в большом городе» и «Любовь в большом городе-2») — офисная мымра с подорванными нервами, неудачами на любовном фронте, в строгих очках и мужском костюме на каблуках.
Дальше — больше. Секретарша Верочка превратилась в секретаря Вадика (как ни странно, довольно адекватный Павел Воля) — модника с замашками гомосексуалиста, мечтающего о карьере модельера. А Оленька Рыжова (вечная няня Анастасия Заворотнюк) щеголяет по офису «в жутких серёжках» и сладострастно провозглашает, что она — одинокая. И на каждом углу практически насилует длинноволосого байкера Юрия Самохвалова (Марат Башаров, забывший об актёрской игре раз и, похоже, навсегда).
Одно из важных увлечений калугиных 2000-х годов — психологические тренинги на злободневную тему — как женщине выжить в мире мужчин и домостроя. «Я — акула, я — акула», — твердят посетительницы клуба деловых женщин с упорством, которому в своё время позавидовала бы певица Линда. «А у акулы нет друзей», — вторит хору офисных одиночеств голосом доктора Быкова лектор Григорий Трусов (Иван Охлобыстин, который, по собственному признанию, сценария не читал, видимо из-за занятости в сериале «Интерны»). Людмила Прокофьевна послушно записывает всё в блокнотик. Рядом сидит Алика Смехова, чья роль сводится к тому, чтобы в определённый момент послать тренинги к чёрту и направить мымру на путь любви и женственности.
Обстоятельства, при которых происходит искомая служебная любовная связь, приводят героев на турецкие берега. В этот «рай на земле» на вечеринку в честь своей новой должности, вывозит офисный планктон Юрий Самохвалов. Там, испив дешёвого Киновского коньяку на корпоративной гулянке, Новосельцев вяло пристаёт к Калугиной, затем оба неуклюже падают в бассейн. Случайная утренняя встреча на фуникулёре, где Калугина с интонациями Алисы Фрейндлих плачет на плече растерянного Новосельцева, убеждает аналитика, что перед ним — отнюдь не мымра. Ночью, расчувствовавшийся Новосельцев лезет в окно к Калугиной и за букет цветов получает стандартный набор, подстерегаемый одиноких людей в отпуске — камера покажет страстный поцелуй и суетливо трепещущие ножки упавших на постель героев.
По приезду в родные офисные пенаты Новосельцев и Калугина понимают, что на смену сексу пришло большое светлое чувство. Но тут в дело вмешивается производственный шпионаж, не снившийся Рязанову и в страшном сне. К слову, Рязанов от современной версии открестился. Автор «Старых кляч» и «Андерсена» сохранил некоторое здравомыслие и премьеру игнорировал. Впрочем, его мнения никто не спрашивал.
Обновлённый «Служебный роман» продолжает зомбировать население идеальной жизнью мегаполиса. Так сказать, поднимать дух россиян в социальной сфере. Живописать мир Москвы как одно сплошное глянцевое шоу. И что характерно, как никакой другой фильм новой России, показывает насколько бездонно глубока пропасть, бытовая и моральная, между прошлым и настоящим нашей страны. Фильм не только получил одобрение у офисных девушек, чья жизнь состоит из корпоративного флирта, топовых брендов, и прочих рекламных проспектов, заменяющих современным яппи здравый смысл, но и вывел тенденции развития отечественного кино на другие орбиты. Пять сценаристов и шесть продюсеров поработали не зря — пусть и не создали полноценное кино, но зато отразили современность на все сто.
И при этом еще прекрасно провели время на тёплом море, вывезли съёмочную группу в Турцию — на эту «роскошь», видимо, и ушёл основной бюджет. То, что вместо живых людей на экране выхаживают манекены, опознать в которых героев прошлого можно только благодаря некоторым, чудом сохранившимся диалогам и чуждым видеоряду музыкальным темам Петрова, не столь уж и важно. Фильм рассчитан на аудиторию, которая плевать хотела на кинонаследие прошлого — антураж турецких отелей для них более выигрышный, узнаваемый фон. Обёртка мнимого финансового благополучия для бедных.
И Калугина, прячущая сомнительную красоту за очками из мысли, что более женственную начальницу в наши дни просто никто не будет слушать, им куда более близка, чем образ подавленной жизнью номенклатурщицы, расцветающей под воздействием любви, созданный Алисой Фрейндлих. Потому и введён в фильм классический перевёртыш — секретарь Вадик учит правильно ходить и одеваться не Калугину, а неумеху Новосельцева. Ведь в Советском Союзе 70-х отсутствовало само понятие «метросексуал», и фразу «Главное — чтобы костюмчик сидел! » — могли позволить себе только «продвинутые» братья-фантасты.
Искусственный позитив, заставляющий неразумных зрителей поверить в любовь биороботов, занимающих разное социальное положение: одна ездит на «бентли», другой — на мотоцикле с коляской, вновь рисует нам вариации на тему «Красотки» и обещает свершение любых, даже самых безумных с точки зрения логики желаний. Как пела группа «Виагра»: «Даже если вам немного за тридцать, есть надежда выйти замуж за принца, солнце всем на планете одинаково светит — и принцессе, и простой проводнице». Принц, в данном случае, и физически, и умственно подкачал, но любовь зла, полюбишь и финансового аналитика с интеллектом растения. Финал фильма, представляющий собой беззастенчивый плагиат из «Реальной любви» Ричарда Кёртиса только усиливает сложившиеся противоречия. Любовная идиллия москвичей и гостей столицы на залитых солнцем улицах — ещё один рекламный проспект города, которого никогда не было. И жизни, которая никогда не случится.


Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой