Какая модернизация нужна России сегодня?
Авторский блог Александр Айвазов 03:00 9 марта 2011

Какая модернизация нужна России сегодня?

<br>
0

Какая модернизация нужна России сегодня?
Специально для «Завтра» Александр Айвазов 09 марта 2011 года Номер 10 (903)
В. АЛЕКСАНДРОВ
На море, в воздухе, на суше
Сквозь пламя, воду, медный звон, —
Быстрее, выше, дальше, лучше!
Герой — во всём… Всё это — он!
Он льёт металл и пашет поле,
Ракетам старт даёт — в полёт! —
Весь мир, как жизнь, подвластен воле
Того, кто лидерство берёт
Юрий Чубенко

В последний день зимы в Москве состоялось заседание Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России при президенте, посвященное внедрению универсальной электронной карты (УЭК). «Гаджет» по имени УЭК, стоимостью всего-то в 170 млрд. рублей можно считать третьим реальным действием, которое осуществил президент Медведев с момента провозглашения им проекта «модернизации». Первым было сокращение числа часовых поясов на территории России, вторым — проект «Сколково», обещающий многомиллиардные откаты в ходе его реализации. И несмотря на то, что с экранов телевизоров, со страниц газет и из Интернета на нас обрушивается лавина словоблудия по поводу модернизации России, никаких других реальных проявлений этой самой модернизации пока не видно.
Сам лозунг «модернизации» был выдвинут президентом Медведевым в качестве основного лейтмотива его предвыборной PR-кампании 2012 года — нужно же ведь ему чем-то отличаться от «демократических реформ» Ельцина и «стабилизации» Путина. Но содержательная часть «модернизации России» до сих пор не совсем понятна обычному россиянину, да и не только ему. Большинство либеральных экономистов считают, что «модернизационная стратегия — это развязывание рук рыночным силам и помощь им для максимально быстрого преодоления отсталости во всех формах». Но эта идеология у нас господствует вот уже 20 лет и добилась только удивительных «зияющих высот» в развале российской экономики.
А вот с точки зрения проректора ГУ-ВШЭ Льва Якобсона: «Модернизация — это просто каждодневное усилие найти что-то новое, освоить то, чего не умел, начать производить новую продукцию. Это настрой на конкуренцию. Это и некоторая готовность к риску. Короче говоря, это органичность изменений. Не сюрпризов, которые обрушивает на человека государство, а тех изменений, которые сам человек или предприятие порождают в своих интересах… модернизация — это не столько сочинение программ, сколько повседневная забота об инициативных людях, будь то ученые или бизнесмены».
«Ё-МОБИЛЬ» КАК СИМВОЛ БУДУЩЕГО РОССИИ
Чтобы было понятно уважаемым читателям, что же такое эта пресловутая модернизация, рассмотрим ее на примере российского автопрома. Ни у кого не вызывает сомнения, что наш автопром сильно отстал от современного мирового уровня. «Москвичи» и «ИЖы» приказали долго жить, «ВАЗ» и «ГАЗ» еще держатся на плаву, благодаря мощной государственной поддержке, и только «КамАЗ» более или менее конкурентоспособен на внутреннем и мировом рынках. Поэтому руководство России стремится модернизировать российский автопром за счет привлечения крупнейших автомобильных концернов мира. Стратегическим инвестором «ВАЗа» стал концерн «Рено-Ниссан», наш лучший внедорожник «Нива» разработан совместно с «Шевроле», сборочные заводы у нас построили «Фольксваген», «Рено», «Тойота» и другие мировые автомобильные гиганты.
Но это всё сборочные производства. И хотя российское правительство добивается от своих западных партнеров, чтобы от 30% до 50% комплектующих для подобных сборочных предприятий производилось на территории РФ, это всё равно сборочное производство не самых новейших образцов. Чаще всего нам сбрасывают уже отработавший на Западе модельный ряд автомобилей. Самые последние и самые современные автомобили западные автоконцерны предпочитают изготавливать на своих заводах, чтобы не делиться «ноу-хау» с «российскими партнерами». А когда Сбербанк попытался купить автомобильную фирму «Opel», ему дали от ворот поворот, показав реальное место России, которое наша страна должна занимать в мировом разделении труда — поставщик сырья, и больше ничего.
Поэтому неудивительно, что российские либералы, такие, к примеру, как Я. Паппэ (главный научный сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования РАН) утверждают: «В краткосрочной и среднесрочной перспективе Россия »обречена« на отставание от развитых стран… Наш путь модернизационного развития — это средний бизнес в несырьевых отраслях, работающий на вторых ролях в глобальных кооперационных цепочках с иностранцами… Мы в обозримое время не сможем проектировать и производить в рыночных масштабах суперкомпьютеры. Но наверняка способны по заказам западных интеграторов выпускать какие-то элементы, проводить исследования, писать программы. Нужно только направить все силы на поиск именно такой кооперации…Та же самая ситуация в других отраслях »нового хай-тека«: в информационно-коммуникационном комплексе, биотехнологиях, фармацевтике. Здесь для нас тоже возможно только частичное участие в мировой кооперации, причем на вторых ролях. И следует соглашаться на любое сотрудничество по этим направлениям, даже если нам предлагается малая доля в добавленной стоимости».
Мы не будем оспаривать абсолютно невежественную позицию Я. Паппэ по поводу суперкомпьютеров, однако напомним, что президент РАН не так давно на встрече с Путиным просил профинансировать окончание разработок по суперсовременным суперкомпьютерам, не имеющим аналогов в мире. Та же ситуация и в других отраслях «нового хай-тека», где у нас есть суперсовременные разработки, значительно опережающие западные аналоги. Но российское государство вывозит за границу все «излишки» государственного капитала и отказывается финансировать российские разработки. А российский бизнес выводит свои капиталы в оффшоры, а если и вкладывает их внутри страны, то исключительно в сырье и спекулятивные операции, дающие быстрый возврат капитала со значительным доходом.
Но как говорится, «в семье не без урода», и в автопроме таким «уродом» стал олигарх Михаил Прохоров, получивший всемирную известность своими веселыми похождениями в Куршавеле. Все нормальные западные автоконцерны производят автомобили на основе двигателей внутреннего сгорания и новомодные электромобили. А Прохоров решил профинансировать этакого «конька-горбунка» — гибридный автомобиль, который получил название «Ё-мобиль». В этом автомобиле «все не как у цивилизованных людей» (читай, на Западе). В обычном авто колеса крутит двигатель внутреннего сгорания, а аккумулятор только заводит двигатель. В «Ё-мобиле» двигатель внутреннего сгорания только подзаряжает суперконденсатор, который подает ток на два электродвигателя, вращающие передние и задние колеса отдельно, что делает «Ё-мобиль» полноприводным авто.
Благодаря тому, что в «Ё-мобиле» всё не так, как в нормальном автомобиле«, количество узлов и деталей в нем в 2, 5 раза меньше, чем в обычном авто (400 вместо 1100), а следовательно, он намного проще и дешевле в изготовлении. Более того, учитывая, что двигатель внутреннего сгорания у него не вращает колеса, а заряжает суперконденсатор, он очень экологичный и экономичный — потребляет всего 3. 5 литра бензина на 100 км. И с полным баком всего в 20 литров бензина или газа способен проехать 1100 км без дозаправки. Модульная конструкция из 400 взаимозаменяемых блоков позволяет максимально упростить производство, ремонт, обслуживание и адаптацию к запросам клиентов по комплектации »Ё-мобиля«. А кузов, изготовленный из композиционных материалов, обладает повышенной безопасностью, т. к. во время столкновения энергия удара демпфируется по всему кузову.
Тут явно сработал русский архетип »Левши«, который постоянно делает что-то не так, как нормальные (с точки зрения либералов) западные специалисты. Но самое главное заключается не в этом. Американским, европейским и азиатским автомобильным концернам, чтобы перейти на производство »Ё-мобиля« нужно ликвидировать две трети заводов своей автоиндустрии, т. е. выбросить на улицу десятки миллионов своих рабочих, потерять две трети своего основного капитала и т. д. и т. п. На это не пойдут ни они сами, не позволят им сделать этот шаг и их правительства. А вот Россия, где автоиндустрия находится в недоразвитом состоянии, может сделать этот прыжок в будущее совершенно безболезненно.
Но это не модернизация экономики, это называется по-другому — это опережающее развитие. Именно этот принцип опережающего развития, а не модернизацию, предлагает положить в основу стратегии развития российской экономики академик С.Ю. Глазьев в монографии »Стратегия опережающего развития России в условиях глоабльного кризиса«. В своей монографии С.Ю. Глазьев показывает, как можно не догоняя развитые страны по тем параметрам, по которым они ушли от нас далеко вперед, обогнать их за счет овладения новым шестым технологическим укладом, который формируется в мировой экономике в настоящее время: »Ключевая идея формирования антикризисной стратегии заключается в опережающем становлении базисных производств нового технологического уклада и скорейшем выводе российской экономики на связанную с ним новую длинную волну роста«.
»В России существуют конкурентоспособные отрасли, способные предъявить спрос на продукцию нового технологического уклада: атомная, авиационная, судостроительная, ракетно-космическая, электронная промышленность, др., — утверждает С. Глазьев. — Не хватает только активной научно-технической политики государства, критически необходимой на настоящем этапе развития. Наличие в России развитой фундаментальной науки важно для восприятия чужих открытий, накапливания собственных заделов в соответствующих областях знаний, создания кадрового потенциала для прикладных НИОКР. Все это благоприятствует комбинированию зарубежных и отечественных изобретений, что может иметь критическое значение для коммерциализации последних, придания им уникальных качеств«.
»Чтобы выйти из тупика, — пишет С. Глазьев, — необходимо кардинально изменить экономическую политику государства. Она должна основываться на наращивании национальных конкурентных преимуществ, на магистральных направлениях формирования нового технологического уклада. Для этого требуется соответствующая концентрация имеющихся в стране финансовых, информационных и интеллектуальных ресурсов… При правильной экономической политике еще можно выйти на траекторию опережающего развития, своевременно наращивая научно-технологические преимущества на ключевых направлениях становления нового технологического уклада. Но времени на раскачку больше нет«.
ОПЕРЕЖАЮЩЕЕ РАЗВИТИЕ — ОПЫТ СТАЛИНА
В конце 1920-х гг. перед руководством СССР стояла та же самая дилемма, которая стоит сейчас перед руководством России: продолжать постепенную модернизацию отсталой экономики страны, или одним рывком перескочить с не до конца сформированного в Российской империи третьего технологического уклада на четвертый, который в то время еще только начинал формироваться в мировой экономике? Многие советские экономисты предлагали сначала реализовать ленинский план ГОЭЛРО, развить НЭП, создать легкую, текстильную, перерабатывающую и другие отрасли промышленности, направленные на постепенное удовлетворение уже существующих потребностей населения страны. И только потом, к концу 1930-х гг., накопив необходимые материальные и финансовые ресурсы, начать индустриализацию и коллективизацию страны. Но тогда СССР оказался бы абсолютно не готов к новой мировой войне, которая была не за горами. А нападения на СССР таких мощных противников, какими были Япония на Востоке и Германия на Западе, неизбежно привели бы к порабощению и расчленению СССР на отдельные, зависимые от этих агрессоров страны.
И Сталин, используя начавшийся мировой экономический кризис, выбрал стратегию ОПЕРЕЖАЮЩЕГО РАЗВИТИЯ: »СССР использовал шанс приобретения необходимых для индустриализации страны технологий в период Великой депрессии 1930-х годов. В этот период западные компании особенно нуждались в заказах, и СССР получил возможность в короткие сроки овладеть передовой техникой и производственными навыками. По заключавшимся в то время договорам иностранная фирма была обязана подготовить строительный или технологический проект с полным описанием и спецификациями оборудования, станков и механизмов; передать советскому заказчику свой производственный опыт (технологические секреты, патенты и др.) ; прислать в СССР квалифицированных специалистов для наблюдения за строительством и пуском объекта; разрешить советским инженерам и рабочим осваивать производственные методы компании на ее предприятиях в ходе зарубежной практики и командировок…
По имеющимся данным, в 1923–1933 гг. в тяжелой промышленности СССР было заключено 170 договоров о технической помощи: 73 с германскими компаниями, 59 с американскими, 11 с французскими, 9 со шведскими, 18 с фирмами других стран. Такие крупнейшие в Европе предприятия, как Днепрогэс, Сталинградский и ряд других тракторных заводов, Магнитогорский металлургический комбинат, Нижегородский (Горьковский) автозавод строились при активном участии американских компаний. По поставкам оборудования 1-е место занимала Германия, 2-е — США, 3-е — Великобритания. Компании International General Electric, Ford Motor Company, International Harvester, Dupont de Nemours стали ведущими зарубежными партнерами СССР« (С.Ю. Глазьев). Эту же сталинскую стратегию полностью повторяет современный Китай, который своими заказами новейшего технологического оборудования позволил Японии и Германии преодолеть кризис.
Именно эта стратегия опережающего развития позволила экономике СССР сделать огромный рывок вперед: подготовиться к войне и стать в ней победительницей, перестроить всю экономику СССР на базе четвертого технологического уклада, основой которой стал двигатель внутреннего сгорания. А объединение крестьян в колхозы позволило сформировать базу для использования тракторов в сельскохозяйственном производстве, что невозможно было сделать в единоличных крестьянских хозяйствах, где было невозможно использовать трактора. Это привело к резкому повышению производительности труда в сельском хозяйстве и высвобождению огромных масс населения — в основном, молодых крестьян —для использования их рабочей силы в промышленности и на ударных стройках пятилеток.
Кстати, те же процессы происходили в этот исторический период и в США, только на рыночной основе. Миллионы американских фермеров, разорившись и лишившись своего имущества и земельных владений, которые были заложены в банках, умерли от голода и холода, пока Рузвельт после прихода к власти не начал реализовывать свой »новый курс«. Не случайно ющенковская пропаганда для иллюстраций »украинского голодомора« часто использовала фотографии голодающих американских фермерских семей. Это был неизбежный процесс перехода от использования в сельскохозяйственном производстве лошадиной тягловой силы на использование тракторов и другой самоходной сельхозтехники.
Но не сельское хозяйство, а именно мощное индустриальное производство, созданное в 1930-х гг., стало базой для Победы в Великой Отечественной войне и практически на 50 лет определило развитие экономики СССР. Именно сталинская стратегия опережающего развития сделала возможной и реализацию »ядерного проекта«, и первенство СССР в освоении космоса. Если бы в конце 1920-х гг. победили силы, призывающие к модернизации экономики Советского Союза, он бы перестал существовать уже в 1940-х гг., а мировая история пошла бы другим путем. Но в СССР был Сталин, который правильно определил приоритеты развития страны и выбрал стратегию опережающего развития.
В нынешней России есть ученые в лице С.Ю. Глазьева и других экономистов, правильно оценивающих ситуацию и предлагающих новую стратегию опережающего развития страны. Но у России нет адекватных руководителей страны, способных правильно оценить состояние российской экономики и выбрать верную стратегию ее развития. Медведевская модернизация — это стратегия превращения России во второразрядную страну, работающую на вторых ролях в глобальных кооперационных цепочках по заказам западных интеграторов и поставляющую необходимое сырье на мировые рынки, о чем говорилось выше. Плюс поставщик »мозгов« и инновационных идей для мозговых центров Запада, для чего и создается »Сколково«. Не случайно наши либералы убеждены, что »часть блестящих русских отличников Москвы и Ленинграда неизбежно будут уезжать в Кембридж и Гарвард«.
Что касается В. Путина, то он в последнее время решил привлечь »экспертное сообщество« для внесения изменений и улучшений в сформулированную им в 2008 году »Стратегию 2020«. Но кого же он привлек в качестве экспертов? Ба, знакомые все лица и »мозговые центры«! Высшая школа экономики, во главе с ректором Я. Кузьминовым и научным руководителем Е. Ясиным. Первый по совместительству является мужем Э. Набиуллиной, министра экономического развития РФ, которая настолько бездарно занимается разработкой стратегии развития России, что не смогла предвидеть кризис. А второй — верный соратник и идейный сподвижник Е. Гайдара, разрабатывавший и осуществлявший экономическую политику России в 1990-х гг., которая закономерно привела к дефолту 1998 года.
Другой базовый »мозговой центр« — это Академия госслужбы при правительстве РФ, которую возглавляет В. Мау — также соратник Е. Гайдара, принимавший самое активное участие в разработке экономической политики в 1990-х гг., результатом которой стал дефолт 1998 года. Подбор В. Путиным таких »экспертов« для разработки долгосрочной стратегии развития России до 2020 года гарантирует нам полный её провал в период мирового кризиса 2012–2015 гг., который начнется уже через год-полтора.
Если героями отечественной модернизации сегодня считаются чубайсы и вексельберги, то это не модернизация, а »модернизация«, результатом которой будет очередной дефолт, а не мировое лидерство, о котором говорится в безыскусных, но искренних поэтических строчках, напоминающих нам о сталинской опережающей модернизации, а потому избранных в качестве эпиграфа к этой статье.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой