Авторский блог Георгий Судовцев 03:00 5 января 2011

«ФАКТОР F» И ПОЛИТИКА

№ 1 (894) ОТ 5 ЯНВАРЯ 2011 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Георгий Судовцев
«ФАКТОР F» И ПОЛИТИКА

Фраза о том, что российский футбол хотели сделать национальной идеей, а в результате национальная идея захватила российский футбол, сродни знаменитой черномырдинской: "Хотели как лучше, а получилось как всегда".
Впрочем, взаимоотношения футбола и политики никогда не были простыми и однозначными. Всем хорошо известна "футбольная война" в июле 1969 года между Сальвадором и Гондурасом, поводом для которой стал проигрыш команды Гондураса в матчах плей-офф отборочного этапа чемпионата мира по футболу 1970 года. В результате шести дней военных действий с использованием артиллерии, бронетехники и авиации погибло более двух тысяч человек.
Точно так же отделение Хорватии от Югославии неразрывно связано с футбольным матчем чемпионата Югославии, который состоялся 13 мая 1990 года в Загребе, на стадионе "Максимир", между местным "Динамо" и белградской "Црвеной звездой". Именно эта спортивная встреча, в ходе которой на трибунах хорватские болельщики начали хором скандировать "Срби — на врби!" ("Сербов — на вербы!"), после чего в ход с обеих сторон пошли ножи, арматура и бейсбольные биты. Итог — 138 раненых (включая 27 полицейских), а лидеры фанатских группировок впоследствии стали видными политическими и военными деятелями своих республик. В первую очередь это касается серба Желько Ражнятовича, впоследствии более известного как полевой командир Аркан...
По мнению целого ряда экспертов, развал Советского Союза можно было считать неизбежным после того, как чемпионами страны по футболу начали становиться команды из союзных республик: впервые — "Динамо" (Киев) в 1961 году, затем "Динамо" (Тбилиси), "Заря" (Ворошиловград), "Арарат" (Ереван) и "Днепр" (Днепропетровск), — оттесняя былых московских грандов на вторые и даже третьи роли.
Путь ускоренной этнополитической самоидентификации через "большой спорт", наверное, впервые был опробован Третьим рейхом на XI летней Олимпиаде 1936 года в Берлине и тогда же показал как свои плюсы, так и свои минусы. Во всяком случае, хотя "истинные арийцы" безусловно первенствовали в общекомандном зачете (33 золотые, 26 серебряных и 30 бронзовых медалей против 24 золотых, 20 серебряных и 12 бронзовых у занявшей второе место команды США), четыре победы темнокожего американского атлета Джесси Оуэнса в фильме Лени Рифеншталь "Олимпия" отражены не были.
А уж "холодная олимпийская война" 50-х—80-х годов между Соединенными Штатами и Советским Союзом, приведшая к бойкотам сначала московской Олимпиады 1980 года, а затем лос-анджелесской Олимпиады 1984 года, вообще можно считать классической иллюстрацией к теме "Спорт и политика". И футбол, как самый массовый и популярный во всем мире "вид спорта №1", можно считать своеобразным "фактором F" мировой политики.
Вспомним хотя бы совсем недавние события, связанные с выбором страны-хозяйки чемпионата мира по футболу 2018 года, когда потерпевшая поражение уже в начальном туре голосования исполкома ФИФА Англия устроила настоящую обструкцию и победившей России и Международной федерации футбола — настолько сильно оказалась уязвлена национальная гордость обитателей Туманного Альбиона. Плюс это оскорбление, что называется, "легло на старые дрожжи" — невыход сборной Англии на футбольный чемпионат Европы 2008 года, когда в результате фантастических комбинаций с участием Романа Абрамовича вторая путёвка досталась именно сборной России, взявшей тогда пока единственную в своей истории награду — "бронзовую" медаль.
Кстати, именно после этого локального успеха наша "вертикаль власти" — видимо за неимением ничего более понятного и привлекательного для широких масс отечественного населения — стала форсировать "футбол как национальную идею России". Однако очень быстро оказалось, что никакой "национальной российской идеи" на этой базе сформировать невозможно, поскольку в элитных российских клубах более половины игроков — иностранцы, легионеры, которые сегодня здесь, а завтра там и никак не ассоциируют себя с временным местом своей работы, а сборная далеко не всегда способна одолеть даже скромных противников наподобие сборной Словении, где всего-то два миллиона населения, в пять раз меньше, чем в одной Москве...
Но зато "фанатские" группировки различных футбольных клубов российской столицы, как выяснилось, представляют собой достаточно организованную и мощную силу, которая вполне может быть использована в целях политической борьбы. Весьма яркую и красочную картину такого использования мы и смогли пронаблюдать в начале декабря текущего года после убийства "лицами кавказской национальности" "спартача" из "Фратрии" Егора Свиридова.
Но митинг 11 декабря на Манежной площади явно продемонстрировал, что в современных российских условиях применение "фактора F" с какими-то политическими целями, тайными или явными, способно привести к самым непредсказуемым и необратимым последствиям. И уже через четыре дня силовые структуры нашей столицы так "отрабатывали" намеченную у торгового центра "Европейский" возле Киевского вокзала встречу между "кавказцами" и "фанатами", как будто от этого зависела их собственная жизнь. А там посыпало "ледяным дождём" и предновогодним снегом — и всё как будто притихло.
Возможно, до весны, когда зимние сугробы растают, и непритязательная правда нашей нынешней жизни снова предъявит свои права — в том числе в политическом контексте. Тем более, что "сиамские близнецы" Кремля по отношению к "фактору F" неожиданно оказались разделены между собой: Медведев потребовал "сажать, а не воспитывать", в то время как Путин ездил возлагать цветы на могилу Егора Свиридова.

18 февраля 2024
1.0x