Авторский блог Дмитрий Линтер 03:00 21 октября 2009

ЗА ПРАВО ЖИТЬ

0
НОМЕР 43 (831) ОТ 21 ОКТЯБРЯ 2009 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Дмитрий Линтер
ЗА ПРАВО ЖИТЬ
На вопросы «Завтра» отвечает один из лидеров движения «Ночной Дозор» (Эстония)
"ЗАВТРА". Как, когда и почему появилось, оформилось ваше движение?
Дмитрий ЛИНТЕР. "Ночной дозор" появился в 2006 году. Уже после всех событий 2007 года стало ясно, что имеет место оперативная игра определённых служб, и Эстония стала плацдармом, где апробировались новые формы воздействия на массовое сознание по пересмотру итогов Второй мировой войны, по ослаблению роли России в мировом сообществе. На тот момент мы просто видели, что начинаются какие-то выпады против дорогого для нас символа. 20 мая 2006 года неонацисты под предводительством Тийта Мадисона. В его бытность старейшиной уезда Лихула там был поставлен памятник воинам СС, из-за которого разгорелся международный скандал, в итоге памятник был перенесён в 2004 году в частный музей. Под руководством Мадисона начались провокации против памятника Воину-Освободителю для того, чтобы этот памятник убрать с горы Тынисмяги. Эстонское общество внезапно возбудилось, и в течение недели после 20 мая произошло несколько осквернений Бронзового солдата. Его обливали краской, на него мочились. Однако министр внутренних дел Калле Лаанет сказал, что охрану он ставить не будет, ибо это не его задача. А премьер-министр Андрус Ансип вообще высказался в поддержку переноса памятника. Как реакция на эти слова, в Интернете пользователь под ником "Реальный" призвал самостоятельно охранять памятник по ночам. В истории независимой Эстонии подобные прецеденты имели место — выходили люди в частном порядке, охраняли памятник от осквернений, но это не вызывало широкого резонанса. А после 20 мая люди стали собираться по вечерам, дежурили всю ночь. Я пришёл примерно на второй день. Среди нас был такой человек — Владимир Студенецкий. Примерно через год он скончался при очень странных обстоятельствах. Здоровый, сорокадевятилетний человек умер после внезапного сердечного приступа. Студенецкий был ключевой фигурой в движении "Ночной дозор". Он фиксировал события вокруг памятника на фотокамеру и выставлял их в свой блог, а ссылки оставлял в большинстве русскоязычных Интернет-ресурсов страны.
На тот момент эти ресурсы, хоть и были определённым образом подцензурны, но не так, как сейчас. Сегодня сайтов немало, но они в большинстве своём принадлежат крупным частным фирмам и жёстко цензурированы. В качестве цензора выступают сами владельцы и администраторы сайтов. К тому же, хорошо развит ресурс контрпропагандистов. Есть официальные команды, которые сканируют Интернет и оставляют комментарии на русском, эстонском и английском. Они получают бюджетные деньги, у каждой эстонской партии есть такие бригады. Так как русские не представлены в Парламенте и не оказывают влияния, данная область тотально контролируется этими командами.
Но на тот момент этой работы ещё не было проведено, пространство было относительно свободным, и именно из Интернет-среды родилось движение "Ночной дозор". Весь мир видел события вокруг памятника глазами Владимира Студенецкого. Подписи под фотографиями гласили — "Ночной дозор" опять вышел на вахту", такое название дала супруга Студенецкого.
"ЗАВТРА". Аллюзия на популярное произведение?
Д.Л.Скажу больше, Сергей Лукьяненко — один из почётных членов нашего движения. Причём в своём заявлении он написал, что является нашим соратником с 98-го года, с момента, когда он написал "Ночной дозор".
Организация считает своим днём рождения 27 мая, когда власти Эстонии оцепили памятник. Тогда около тысячи человек вышли на акцию протеста против выходок против памятника.
Сейчас "Ночной дозор" структурирован в некоммерческое объединение. Актив — сорок человек; неактивных членов, которые присоединяются по необходимости, — человек сто пятьдесят. Если учесть, что Эстония компактнее любого маленького региона России, а в Таллине проживает всего четыреста тысяч, из которых русских около половины, то число "дозорных" довольно достойное. Людской контингент — совершенно разный. Средний возраст активистов — тридцать-тридцать пять лет.
Что касается акций протеста апреля 2007 года, то основу составили — четырнадцати-пятнадцатилетние подростки. Те, кто родились уже в независимой Эстонии. И "Ночной дозор" имел к этим протестам только косвенное отношение. Нам вменили в вину организацию беспорядков, в устах высших чиновников Эстонского государства мы уже были врагами. Что показательно, все средства массовой информации после нашего оправдания постирали со своих сайтов все высказывания и обвинения политических лидеров и свои собственные выпады, дабы уменьшить сегодня возможность наших ответных исков.
Ведущим прокурором в процессе по обвинению нас в антигосударственной деятельности и созданию беспорядков вела супруга министра внутренних дел. Того самого, что нас обвинял во всех смертных грехах, и по указке которого нас посадили. Большего правового абсурда представить себе сложно. Суд не дал этому оценку, но он нас оправдал.
А господин министр ныне является руководителем партии социал-демократов, и европейцы признают, что это самый правый социал-демократ в мире. Нет больше такого перца, чтобы так чётко защищал интересы неонацистов.
"Ночной дозор" — в большей степени правозащитная организация. Отношения, выстроенные в нашем государстве, мы рассматриваем в контексте Европейской хартии по правам человека. И мы видим, что Эстония абсолютно недемократична. Что наше правительство ведёт преступную политику по отношению к своему собственному народу. Соответственно, всё это мы пытаемся донести до широкой общественности, совершая акции протеста или поддержки. Мы боремся за право жить.
Основная цель "Ночного дозора" в начале нашей деятельности — защита памятника Воину-Освободителю. Отстаивание наших ценностей. В апреле 2007 года на горе Тынисмяги произошёл ценностный конфликт. Мы были на первом рубеже этой обороны. Естественно, мы больше всего и пострадали. Если бы не было конфликта на Тынисмяги, если бы не было реакции России, то и не было бы и Осетии спустя год с небольшим. Этот конфликт — своеобразная проверка. Многие эстонские политики в момент начала конфликта говорили, что русское население настолько любит колбасу, что никаких ценностей более не имеет. События вокруг Бронзового солдата проявили эти ценности. Наверное, вы нигде не увидите такого глубокого почитания праздника 9 мая, как в Таллине и, может быть, в Риге. Когда люди, не имеющие никакого политического представительства, не имеющие чётко выраженного лидера, внешне ничем не объединённые, десятками и даже сотнями тысяч проходят по дороге к Памятнику, который находится на окраине города в довольно запущенном месте. С утра до вечера в этом районе пробки, всё военное кладбище покрыто цветами, стена цветов выше человеческого роста.
Конфликт вокруг памятника Воину-Освободителю разбудил какие-то глубокие ценностные коды в русском населении. Здесь совсем не только итоги Второй мировой войны. В этом наше отношение к памяти предков, к их подвигам.
И произошло надругательство. Говорят, что не было никакого разрушения памятника, только перенос. Это ложь! За свои слова я готов отвечать в суде. Экскаватором была полностью разрушена внешняя стена позади памятника. Памятник был сорван с основ, стена не была восстановлена. Построена новая, без деталей прежней, например, без Ордена Отечественной войны. Стена являлась одним из оснований памятника и могила — всё это было вместе. Могила сейчас находится в стороне от памятника. Это был комплекс, и он был разрушен. Начало было положено ещё в 1994 году, когда были проложены дорожки и демонтирован Вечный огонь. Тогда же, скорее всего, пропали останки капитана Сысоева.
В 2007-м году произошла кульминация. Теперь Бронзовый солдат несёт за собой не только то событие.
Вообще, название памятника звучало так: "Памятник воинам-освободителям Эстонии от немецко-фашистских захватчиков". Нашими врагами было пущено так называемое "брендовое название" — Бронзовый солдат. До 2007 году мы просили журналистов называть памятник — Воину-Освободителю. Но потом то, что было запущено как информационное оружие против нас — стало нашей победой. Потому что Бронзовый солдат сам по себе приобрёл ценность. Раньше это был памятник воинам-освободителям, а сейчас он ещё стал памятником тем бронзовым ночам, бронзовым людям, которые бились с полицией и попадали в концлагеря современной Европы. Бронзовый солдат стал символом борьбы за наши ценности.
Теперь мы можем прямо говорить, что это Бронзовый солдат. Тот памятник уничтожен. Но поставлен новый памятник. Это совсем другой памятник. В него вложены новые смыслы, их стало больше.
Вот почему место на Тынисмяги не пользуется прежней популярностью. Ценность стала выше. Перенос оказался глубже и сильнее. У нас были жертвы. Помимо Димы Ганина, я предполагаю, были ещё погибшие, о которых не говорят и которых скрывают. Когда арестованных людей избивал, а точнее, убивал тюремный спецназ. Полицейские сами признают, что это "звери", подготовленные воевать с рецидивистами на территории тюрьмы.
"Демократическое" государство устроило провокацию. Люди, которые наиболее ярко и активно выражали позицию, были посажены в тюрьму. Люди, посмевшие выйти на улицу, были засунуты в терминалы и фильтрационные пункты. Было задержано 1300 человек. Дороги к Таллинну были перекрыты. Только зафиксировано было 250 пострадавших от полицейских.
Но никто не понёс ответственности, ни одного уголовного дела в отношении полицейских не было заведено. Об этом в Европе не говорят.
"ЗАВТРА". Зачем всё это нужно эстонской власти? Ведь такая политика обрекает страну на конфликт.
Д.Л. Русские являются маргинальной группой. У русских два театра (есть ещё один частный), у эстонцев только государственных — двадцать восемь. И даже директора русских театров это эстонцы. 60% сидельцев в тюрьмах — русские. 90% наркоманов — русские.
Треть населения — ни одного министра, за всё время независимости был один татарин; в правлении всех партий, представленных в парламенте, нет ни одного русского. Исключение — Татьяна Муравьева, получившая хорошее место в Партии Реформ за неголосование по закону "О сносе запрещенных сооружений", после которого был снесён памятник Воину-Освободителю. Но предатель есть предатель.
Мы говорим о том, что русскоязычное население выдавлено из политического процесса.
Происходит настоящий культурный геноцид русского населения, который проводится государством по государственным методикам. И они открыто это признают. Откровенно признаются, что заслуга эстонских спецслужб — это взятие под контроль русских партий в Эстонии и их полный раскол. Спецслужбы не стесняются вмешиваться в политический процесс, сажать людей за убеждения, запугивать их и даже убивать. Это норма для "демократической" Эстонии.
Так вот, мы выступаем за суверенитет. Второе — нам должны быть возращены наши права, которые у нас отняты. И мы должны получить компенсацию за тот этногеноцид, который осуществляют власти Эстонии.
В первую очередь нужно расследовать, что происходит в Эстонии. Почему русские не имеют права на нормальное образование, почему русские не имеют политического представительства, почему спецслужбы вмешиваются в общественную жизнь. Это не обязательно политика. Под контролем информация, история.
У независимой Эстонии хватает скелетов в шкафу, о которых предпочитают молчать.
Напомню, что Эстония была первым государством, признавшим Советскую Россию. Параллельно произошло предательство армии Юденича. От двенадцати до пятнадцати тысяч человек было уничтожено в концлагерях под Нарвой первым эстонским правительством. И никто об этом не говорит. Идёт постоянная истерика о высылках в Сибирь. Около двадцати тысяч было выслано за различные преступления, в том числу уголовные. А где белые офицеры, уничтоженные в угоду большевикам?
Но, кстати, конституция даже той довоенной Эстонии гораздо более либеральна.
Сегодня русские в Эстонии — это конфликтный ресурс, с которым надо что-то делать. Выбор эстонского правительства — это маргинализация и физическое подавление русских. Это жёстко звучит, но за семь месяцев тюрьмы у меня было достаточно времени обдумать, что с нами делают. То, что правительство объявило нас преступниками, а суд оправдал нас, говорит всё-таки о том, что мы правы в отстаивании наших интересов. По крайней мере, наша правота имеет место быть.
"ЗАВТРА". Один из главных мифов против эстонских русских — вам дано счастье жить в Европе, а вы язык не учите, в общество не интегрируетесь и фактически боретесь против государственности.
Д.Л. С такими чудиками мне приходилось сталкиваться на российских медиа-ресурсах. Они вообще не понимают, о чём говорят. Какая интеграция, я живу в своей стране! Половина моих предков — эстонцы, шведы и немцы, другая — русские, поляки и белорусы. Фамилия — шведско-эстонская. Язык знаю. Да, есть проблема пожилых людей, но вся молодёжь языком владеет. А молодые люди и являются основным двигателем протеста.
Мы — патриоты Эстонии. Но мы считаем, что у власти — правительство преступников.
Они преступили законы нравственные, они преступили законы уголовные. Они нарушили суверенитет нашей страны тем, что начали подчиняться играм спецслужб других стран.
Эти спецслужбы использовали территорию Эстонии как плацдарм атаки на Россию. В этом плане мы всячески желаем поражения нашего правительства. Но я говорю не о государстве, а о правительстве Эстонии. То, что сейчас происходит: ослабление, экономические неурядицы, — нас никак не радует. К тому же, страдает всегда самая незащищённая часть. Русские и русскоязычные — это треть населения Эстонии. Есть районы, где русских почти 98% населения, это Нарва. В Таллине почти половина населения — русские. В начале двадцатого века в Таллине было всего 5 % эстонцев, это был русско-немецкий город. Тарту основал Ярослав Мудрый. Барклай де Толли и Крузенштерн похоронены в Эстонии. Огромное количество деятелей русской истории немецкого происхождения из Эстонии.
Безусловно, мы отличаемся от проживающих в России. Мы прибалтийские русские. Ценности у нас общие, по качествам, наверное, отличаемся. Более медлительные, основательные, с немецкой примесью педантичности. Более спокойные.
"ЗАВТРА". Ничего себе, спокойные! В России общество куда равнодушнее себя ведёт.
Д.Л. Дело в том, что мы на фронте. Когда сидишь в окопе, то всё воспринимаешь гораздо ярче. Стреляют по твоим близким, твоих товарищей выносят — сложно быть равнодушным. Это война, в которой мы на переднем крае. И пленных здесь брать не будут.
Но наша цель не в том, чтобы воевать. Наша цель, чтобы Эстония наконец-то стала демократическим государством, чтобы наши ценности были признаны Эстонским государством. Война нам не нужна. Но мы вынуждены защищаться, брать в руки информационное оружие, организационное оружие. Иначе катком войны нас просто закатают в асфальт. Даже на оккупированных территориях были партизанские отряды. А мы отнюдь не партизаны. Мы открыто противостоим системе, мы говорим, что эстонская система не соответствует ценностям Евросоюза и это нужно менять. Политическими методами это сделать очень сложно, но террористическими методами мы действовать не будем. Но война продолжается. И не нами она объявлена. Мы вынуждены вести эти военные действия, говоря о лжи, о подтасовках фактов, говоря о том, что ваша либеральная общественность открыто врёт, воспевая эстонскую "демократию". Моему ребёнку девять лет, но он уже неоднократно страдал от слежки, обысков. Наше преступление всего лишь в том, то у нас есть смелость говорить, что 9 мая — праздник, что Героев Советского Союза не надо судить, что ветераны имеют право носить свои боевые награды, что во Второй Мировой войне победила не Германия и не США, а Советский Союз.
Русское общество ожидало, что выход на улицу, заявление своих интересов будет воспринято адекватно — наше мнение станет учитываться. Нам дали понять, что оно будет подавляться, а за активность будут сажать в тюрьму. Мы разумные люди, которые просто хотят жить и растить своих детей. Но сама политическая система выстроена так, чтобы подавлять. Мы хотим изменить политическое устройство так, чтобы русские входили во власть, имели влияние. Хватает и эстонских коллег и союзников, которые тянутся к нам. Их, кстати, бьют сильнее, чем нас.
"ЗАВТРА". Ещё один популярный аргумент "в пользу" Эстонии. Имеются прецеденты, когда российские призывники пограничных районов шли служить в эстонскую армию.
Д.Л. В эстонской армии я не питался. Судя по отзывам, кормят неплохо. И колбаса действительно хорошая. Но колбаса — это колбаса. А есть смыслы, ценности.
"ЗАВТРА". В России ходило конспирологическое объяснение апрельских беспорядков. Дескать, это была провокация, направленная на смещение прорусского мэра Таллина.
Д.Л. А он по-прежнему находится у власти. Я очень уважительно к нему отношусь, но он совсем не прорусский. На чёрном фоне серый или бежевый будут казаться белым. А он даже не бежевый. Он из центристской партии. Шестнадцать членов правления, нет ни одного русского. Именно благодаря этой партии возник конфликт около Бронзового солдата, это их министр внутренних дел отказался его охранять.
"ЗАВТРА". Из России эстонская партийная жизнь порой напоминают борьбу нанайских мальчиков. В чём отличие ведущих политических сил Эстонии?
Д.Л. Партия Реформ — это большой бизнес, который сильно пострадал, когда Россия сократила экономическое сотрудничество. Центристская партия живёт за счёт русского электората. Обе партии входят в либеральную фракцию Европарламента, но в Эстонии они как правая и левая рука борются между собой. При этом у них единая голова. Центристы на фоне остальных сил они кажутся более вменяемыми. Но они никак не прорусские. Идёт целенаправленное уничтожение любой политической активности русских партий. Русскому обществу фактически говорят: хотите заниматься политикой — идите в центристы.
Цельного же русского движения, по большому счёту, нет. Есть различные общественные движения, наиболее активное "Ночной Дозор". Есть две партии — Русская партия Эстонии, чей лидер является советником бывшего главы МВД, который подавлял апрельские выступления. Он открыто поддерживал премьер-министра Ансипа, называл "Ночной Дозор" преступной организацией. Очевидно, что человек получает от своей деятельности определённые дивиденды. Русская партия давно уже не влияет на какие-либо процессы. Хотя за счёт бренда она формально в политике представлена. Кажется, только в Нарве у них есть один депутат, на этом всё.
Есть ещё Левая объединённая партия. Там более вменяемые люди, но они имеют ещё меньшую поддержку.
Один из нашей "бронзовой четвёрки" Дмитрий Кленский на последних выборах получил в два с половиной раза больше голосов, чем все "русские" и "прорусские" партии.
"ЗАВТРА". Получается, что Эстония самостоятельно излечиться не может. Ведь и "болезнь" была привнесена извне.
Д.Л. Невнятная позиция России фактически провоцирует людей, ей враждебных или желающих ослабления на антироссийские акции. В том числе и идеологического порядка. В первую очередь, Россия не должна стесняться формировать силы, которые поддерживают её внешнюю политику. Или, по крайней мере, дружественные силы. Должен быть чёткий внешнеполитический вектор.
Второе — все экономические вопросы проводить не через правительство, а через диаспору, поддерживая её таким образом. Если государство ведёт себя по отношению к диаспоре враждебно, то не следует подпитывать само государственное устройство, потому что оно маргинализует диаспору.
Третий шаг — усиление образовательно-культурной экспансии. Частый культурный обмен, увеличение информационного влияния.
Американцы с конфликтным ресурсом работают очень хорошо. Они используют его для того, чтобы создавать на границах Евросоюза напряжение. В эстонском обществе очень популярна тема врагов. В начале девяностых ценности жёстко формировались под руководством США. Выросло целое поколение, для которого Россия — враг. Потому так схожи режимы Саакашвили и сегодняшнее эстонское правительство.
Эстония, дружественная России, вместо сегодняшней задницы, мало того, что может стать великолепной транзитной страной и местом отдыха, но прекрасным пространством продвижения инвестиционных проектов как России, так и Европы.
России нужно жёстко говорить с Америкой. Если будет нормальный вменяемый диалог, чёткая прогнозируемая позиция, то и в Эстонии будет полегче. Они ограничены в принятии многих решений, вектор извне очень силён. В отношении Эстонии нужен кнут и пряник. Пока сама эстонская элита находится в маловменяемом состоянии. Россия должна выступить в качестве доктора.
Беседу вёл Андрей Смирнов

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x