О ЗАКОНЕ БЕЗ БЛАГОДАТИ
Авторский блог Денис Тукмаков 03:00 22 июля 2009

О ЗАКОНЕ БЕЗ БЛАГОДАТИ

0
НОМЕР 30 (818) ОТ 22 ИЮЛЯ 2009 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Денис Тукмаков
О ЗАКОНЕ БЕЗ БЛАГОДАТИ

8 ИЮЛЯ Патриарх Кирилл встретился в своей резиденции с руководителями "Единой России": секретарем президиума генсовета Вячеславом Володиным и его заместителем Андреем Исаевым. Разговаривали о недавней частичной ратификации Россией Европейской социальной хартии, вызывающей у православной общественности серьёзные нарекания.
О чём тревожатся православные? Принятие хартии понуждает Россию к дальнейшим шагам: введению сексуального воспитания в школах и так называемой "ювенальной юстиции", при которой дети смогут доносить на собственных родителей в органы, и за случайный запрет или шлепок тех якобы смогут лишать родительских прав, — таковы опасения Церкви и многих её прихожан.
Володин и Исаев пообещали Патриарху что-то сложное: "противодействовать пониманию такого толкования Европейской социальной хартии, которое подталкивало бы Россию" к введению двух названных норм.
А уже после встречи с Патриархом Андрей Исаев сделал громкое заявление, приведшее в трепет ревнителей гражданских свобод: "Ежемесячно будем обсуждать проекты законов с представителями РПЦ, чтобы избежать подобного недопонимания в будущем".
Можно уже сегодня представить, с каких именно позиций РПЦ попытается контролировать процесс законотворчества. Буквально через день ответственный секретарь экспертного совета "Экономика и этика" при Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата Павел Шашкин заявил не менее сенсационную вещь: в Московском Патриархате выработали комплекс предложений к Стратегии-2020. Причём основной упор сделан на "ценностном измерении идеологии": по мнению Шашкина, в главном единороссовском документе должны отразиться идеи Социальной концепции РПЦ и свода нравственных принципов и правил хозяйствования, принятого на одном из Всемирных Русских Народных Соборов.
Считая, что "пока не существует общественного консенсуса относительно того, какие именно ценности должны быть положены в основу этого модернизационного проекта", Шашкин продекларировал: "Миропорядок должен быть основан на ценностях справедливости, эффективности и общественной солидарности".
По словам Шашкина, "разрыв между реальным сектором экономики и финансовым капиталом, который и послужил первопричиной текущего кризиса, имеет вполне определенные нравственные причины. Нынешний финансовый кризис — это кризис морали, который в экономике проявляется как стремление к безудержному эксплуатированию природных ресурсов и погоне за прибылью любой ценой, что в свою очередь порождает феномен спекулятивного капитала".
И последняя выдержка из господина эксперта: "Так долго продолжаться не может", и задача общества — "предложить позитивные ориентиры, следуя которым общественные институты, политические партии, предприниматели могут в практическом плане выдвигать рецепты экономической модернизации страны… Без четких идейных установок, ценностных ориентиров чисто техническими способами этот вопрос решить невозможно, и участие Церкви в этой дискуссии, на наш взгляд, является принципиальным".
ВСЕ ЭТИ инициативы выглядят весьма спорными. Кого-то могут смутить формулировки господина Шашкина, особенно там, где дело заходит о "ценностях эффективности" в условиях "безудержного эксплуатирования природных ресурсов любой ценой". Тут уж, как говорится, "или штаны, или крестик". Либо — да воцарится эффективность (откуда прямая дорога к монетаристскому торжеству "эффективных собственников"), и тогда природные ресурсы не должны никого особенно волновать. Либо — будем беречь природу (в духе концепции устойчивого развития вплоть до ликвидации промышленных производств), но тогда какая уж тут эффективность?
Кому-то может даже показаться, что процесс вовлечения РПЦ в мирские дела приобретает и вовсе лавинообразный характер. Ведь ещё не утихли споры по поводу другого странного симбиоза Церкви и власти, заставляющего вспомнить евангельский стих из Нагорной проповеди (Мф. 6, 12): в конце июня Федеральная служба судебных приставов заключила соглашение с РПЦ (в лице протоиерея Дмитрия "Ленин-вонючка" Смирнова) о том, что священники будут помогать приставам взыскивать долги с неплательщиков алиментов и других должников. Не менее диковинно выглядят и планы питерского милицейского чиновника Алексея Сумина наладить сотрудничество с РПЦ, чтобы "во время богослужения священники напоминали своим прихожанам о правилах дорожного движения и о том, как надо переходить дорогу". Прибавим к этому неутихающие споры вокруг преподавания Основ православной культуры в школах, бесконечные переносы костей и гробов, бестактные, наполненные ненавистью высказывания некоторых иерархов о советской истории, о "вонючках", о "войне как каре Господней" и о "необходимости всенародного покаяния", — и вот уже в обществе на глазах нарастает гул отторжения столь агрессивной риторики и избыточного миссионерства.
Однако по-настоящему смущает другое. Стоит задаться вопросом, отчего всё это происходит, и ответ напрашивается сам собой. Да потому что государство не в состоянии само всё это предложить. И судебные приставы не умеют работать с должниками. И гаишники бессильны заставить людей соблюдать ПДД. И "Единая Россия" затачивалась вовсе не под инновационные стратегии. И, как верно отметил православный эксперт Павел Шашкин, государство с обществом так до сих пор и не смогли определиться ни с "ценностями модернизационного проекта", ни с его идеологией. У власти этой идеологии нет, она до сих пор практически не сформулирована. А у РПЦ всего этого в избытке: и ценностей, и идеологического наполнения, и видения будущего вплоть до конца света, и ответов на любые вопросы бытия.
Фактически, любые попытки обуздать Церковь и запретить ей влезать на чужое поле, подменяя государство и гражданское общество, исходят из максим общества Модерна, стремившегося сократить клерикальную составляющую жизни. Однако любой модернистский проект априори был переполнен идеологией, он был пропитан футурологией и социальным конструированием, его вожди и носители досконально знали, куда и зачем они собираются вести свои народы. Уникальной же особенностью современной России является не просто отсутствие внятно сформулированных перспектив развития, но прямое бегство от идеологии как от "обременительного наследства, доставшегося нам от эпохи тоталитаризма". Даже Стратегия-2020 (священники подтвердят это) грешит невнятицей смыслов и идеологическим сумбуром. В этих условиях пенять Церкви за ее гиперактивность как-то не с руки.
НО ЕСЛИ у светского государства нет собственного чёткого проекта и лежащих в его основе безусловных ценностей, если государство идеологически расколото и привыкло быть прагматичным и сиюминутным, то, быть может, ему и правда стоит одолжить всё это богатство у тех, кто им реально обладает и, более того, спешит им поделиться? К тому же РПЦ едва ли не больше, чем какой-либо другой институт, высказывает в последние годы озабоченность судьбой окормляемого ею народа. Не МВФ же это, в конце концов. Почему бы "Единой России" не сказать просто "Да! Давайте сюда этот ваш комплекс предложений!" — и переписать свой программный документ, исходя из новозаветных принципов?
Здесь, вероятно, стоит разобраться, действительно ли идеологемы, предлагаемые Русской Православной церковью правящей партии и всей стране, способны привести Россию к столь чаемому "модернизационному рывку". Ведь само по себе наличие ценностей и идей, равно как и авторитетного института, их продвигающего, ещё не означает, что общество будет развиваться и прогрессировать. Да и сама идея общественного прогресса не слишком-то сочетается с Православием и, как таковая, отсутствует в той же Социальной концепции РПЦ, которую нам предлагают взять за "ценностный ориентир" предстоящего развития.
Можно ли вообще поручать модернизацию целого общества институту, фундаментальной установкой которого является концепция личного спасения, а также "спасение и восстановление самого мира", — но не общества, нации или народа? И не правильно ли будет выделить несколько индикаторов развития — таких как увеличение народонаселения, научно-техническая революция, промышленная модернизация, рывок в области образования и медицины, а также сотворение более гармонизированного общества на месте нынешней "войны всех против всех" — и посмотреть, способна ли РПЦ обеспечить всё это, исходя из собственных доктринальных приоритетов, и если способна, то как именно? Или же, скорее, Церковь волей-неволей окажется препятствием на пути развития, поскольку в её понимании и НТР, и революция в медицине, и, тем более, промышленная революция, взятые вне религиозного наполнения, являются "мечом обоюдоострым" и способны "разрушить духовную гармонию жизни"?
Все эти вопросы требуют осмысления и дискуссии, развернуть которую на страницах "Завтра" мы призываем сведущих людей.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой