Авторский блог Георгий Судовцев 03:00 25 марта 2009

АПОСТРОФ

НОМЕР 13 (801) ОТ 25 МАРТА 2009 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Георгий Судовцев
АПОСТРОФ

Клавдий ПАСХАЛОВ. Русский вопрос. — М.: Алгоритм, 2009, 720 с., 4000 экз.
Игорь ШАФАРЕВИЧ. Русский вопрос. — М.: Алгоритм, 2009, 992 с., 5000 экз.
Когда в одном и том же издательстве одновременно выходят две философско-публицистические книги под одинаковым названием — пусть даже разделенные по времени написания и жизни своих авторов доброй сотней лет, — это может быть связано не с чьим-то недосмотром, а с тем, что в воздухе эпохи это название не просто витает, а сгустилось до консистенции грозовых туч, из которых вот-вот "шандарахнет". Поэтому "Русские вопросы" Клавдия Пасхалова и Игоря Шафаревича стоит рассматривать не по отдельности, а вместе — и вовсе не ради каких-то академически-компаративистских целей, а применительно к самой что ни на есть "злобе дня".
Вполне очевидно, что за ХХ столетие Россия из страны по преимуществу сельской (в городах, по данным переписи 1897 года, жило всего 13,4% населения Российской империи, 16,83 млн. из 125,64 млн. человек) в страну по преимуществу городскую (73,3%, 106,43 млн. из 145,17 млн. человек, согласно переписи 2002 года). И то, что "русский вопрос" рассматривается и Пасхаловым, и Шафаревичем именно как вопрос почвы и вопрос духа, но не вопрос крови как таковой, — чрезвычайно показательно.
Во всяком случае, ни "советскую", ни нынешнюю "российскую" модель трансформации русского народа в некую новую, никогда ранее не существовавшую национально-историческую общность, нельзя признать вполне удавшимися. Хотя и полностью безуспешными они тоже не были.
Игорь Шафаревич прямо связывает советский марксизм с характерной для современного Запада попыткой "уничтожить природу, и заменить ее искусственной природой-техникой. И как частный случай взаимоотношения между природным и искусственным здесь происходил конфликт между городом и деревней... Сейчас строится общество, в котором в идеале никто бы не жил в деревне. В США, может быть, три процента людей живут в деревне и занимаются сельским хозяйством, хотя на сельское хозяйство работает большая часть населения, занимаясь производством удобрений, постройкой машин, научными исследованиями, генетикой... Создаётся впечатление, что это общество враждебно земледелию и ему нужно, почти как при работе в урановых рудниках, к минимуму свести контакт с ним — по возможности заменить человека машиной". С этой точки зрения индустриализация и коллективизация 30-х годов рассматривается им как истинная катастрофа для русского народа, которая поставила под вопрос само его существование. Так сказать, "нам разум дал стальные руки-крылья, и вместо сердца — пламенный мотор!"
"Россию столкнули на чужой путь, а русский народ — в некотором смысле "идеологический", мы можем жить, понимая, что жизнь наша идет к какой-то цели. А вот перегнать кого-то, — таким смысл жизни быть, конечно, не может. Когда Россия была поставлена в положение "догоняющего", она тем самым признала отказ от поиска своего пути. И тем самым признала себя "отстающей", а западные страны "передовыми", автоматически из этого следует. Это была духовная капитуляция перед Западом, перед всей западной цивилизацией... В государственном, геополитическом и экономическом отношении то, что произошло в 30-е годы, предопределило ту катастрофу, которая происходила в 90-е".
Несомненно, что та часть патриотического спектра, идеологию которой выражает и в значительной мере определяет Игорь Шафаревич, чрезвычайно близка к дореволюционному "черносотенству", одним из патриархов которого считался Клавдий Пасхалов. И точно так же сколько-нибудь ощутимая реализация этой идеологии, как в начале ХХ века, оказывается невозможной из-за полного отсутствия любой поддержки со стороны действующей российской власти. И многочисленным ныне сторонникам царственного мученика Николая II, наверное, стоит напомнить слова одного из самых убежденных и последовательных монархистов того времени Клавдия Пасхалова, сказанные после состоявшейся 11 марта 1912 года встречи с самодержцем Всероссийским: "...Чувствовал вовсе не счастье,.. а конечную безнадежность, как будто покинул постель отчаянно и неизлечимо больного человека. Да оно так и есть. И он, и всё, что его окружает, больны недугом «русского» либерализма, который и приведет нас к гибели". И три года спустя: "Знаете, руки опускаются, теряется всякая энергия и охота защищать . — Г.С.], что нас отталкивает и ценит меньше, чем старую подошву..."
Объективно нынешнее положение и правовой статус русских в Российской Федерации гораздо хуже, чем это было в Российской империи или в Советском Союзе. И желающих похоронить русских окончательно, превратить их снова в московитов, рязанцев, новгородцев и т.д. — тьма. Та самая тьма, которая гуще всего перед рассветом.

18 февраля 2024
1.0x