ЖИЛИ-БЫЛИ
Авторский блог Анна Серафимова 03:00 17 июня 2008

ЖИЛИ-БЫЛИ

0
НОМЕР 25 (761) ОТ 18 ИЮНЯ 2008 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Анна Серафимова
ЖИЛИ-БЫЛИ

"Дома и стены помогают". Кто не знает эту прекрасную русскую пословицу? Удивительно, но народная мудрость известна и нашим нынешним управителям, в которых мудрости, как и русскости, прямо скажем, не обнаружишь и при хорошем к ним отношении. И кое-какие мудрости эти немудрящие деятели, не мудрствуя лукаво, берут на вооружение. Как, например, выше упомянутую. "Мудрость веков — в жизнь!"
Именно в соответствии с этим постулатом в самом начале перестройки повели себя и до сей поры ведут организаторы капиталистического труда на Руси. Чей дом — Россия? Русских и других коренных народов? Вот пусть им стены и в помощь! А другим, которые тут сами не местные, у которых и стенки-то нету, чтобы помогла, родимая, поможем мы, щедрые на раздачи не нами произведенного. Потому давайте мы тем, кто к нам прибежали беженцами, назвав нас накануне побега оккупантами, подавителями, душителями, выдадим каждому по квартире. Чтобы были у них стены, пусть и не родные. А ещё дадим подъёмные и пособия по скитальчеству и горькой юдоли. А ещё режим наименьшего контроля и спроса, наибольшего благоприятствования во всём и всюду.
А те, кто тут дома — обойдутся и без всего. У них стены есть. Что, остались русские да мордва разная с удмуртами всякими в придачу в голых стенах, поскольку невыплаты зарплат, рост цен обобрали их о нитки. Ну так что ж? Пусть займутся предпринимательством, конкурируют на рынке, а стены им помогут.
Но учитель Валентина Михайловна как нищенкой была, так ею и осталась. А её соседи Руззаевы не успели приехать и поселиться — уж так на ноги встали, что с этих высот на несчастную училку поплёвывают. А разве у неё, местной учительницы, не было таких помощников, как стены?
Руззаевы, приехав из Спитака почему-то не в Баку, к примеру, а в Москву, были поселены поначалу в гостиницу, их семье было предоставлено два номера. Один они тут же стали сдавать тем торговцам с рынка, куда сразу пошли торговать, кому статус беженца и жилплощади только предстояло получить. Беженские пособия им выплачивались регулярно, за жильё платить было не нужно, барыши на рынке тоже были утешением в судьбе ситальцев по чужим углам. Вон, сказуют, и Эйнштейн был беженцем. Эх, что же к нам ни одного эйнштейна не прибежало, а убежало много. К нам же прибежали исключительно на шейны наши, на хлейбны.
В это время семья учителя Валентины Михайловны и инженера Петра Николаевича не получали зарплату месяцами. Но за квартиру обязаны были платить, несмотря на отсутствие зарплат. Прекрасные огородники, они, добираясь до земельного участка когда как (денег порой и на автобусные билеты не было) вырастили, тем не менее, урожай, который мечтали продать, чтобы снарядить детей в школу. Но не то, что на рынок, но и на подступы к нему со своими корнеплодами они допущены не были Руззаевыми. Те, оккупировав рынок, не терпели никакой конкуренции. И как в таких условиях попасть на свободный рынок, как призывали чиновники? Единственное, что могли сделать аборигены, — за копейки продать беженцам свой урожай. Пробовали обойти "рынок" и встать торговать в "несанкционированном месте", но тут же были пойманы милицией за незаконную предпринимательскую деятельность. Урожай был изъят. Таким образом, работающая семья учителя и инженера, подрабатывающая сельхозтрудом, нищала, а спекулирующая их сельхозпродукцией семья "беженцев" богатела.
В номерах гостиницы скитальцы организовали некоторые производства, в том числе по бутилированию минеральной воды, в качестве которой в бутылках фигурировала "водопроводная обыкновенная". Благо, ни за свет, ни за воду платить не приходилось, так что производственных издержек не было практически никаких. И скромный клановый гостиничный цех конкурировал достаточно успешно с местным заводиком минеральных вод, которому приходилось не только платить за всё, нести производственные издержки, но и выплачивать налоги. А это слово не было знакомо предпринимателям Разуваевым вообще. До сих пор.
Далее Руззаевым в соответствии с гуманизмом и человеколюбием была выделена квартира в доме учителя и инженера, которым по-прежнему помогали стены. К этому времени, правда, учителю и инженеру завода минеральных вод выдали долги по зарплате за два года. И вот пустить бы эти "накопления" в дело, но деньги обесценились настолько, что их не хватило даже на обновление изношенной одежды.
Скопленные же Руззаевыми денежки позволили прикупить им пару магазинчиков на рынке. И ларёчек. Небольшой. Но на бойком месте.
Что это за помощники такие плохие — стены? Почему у Руззаевых и их не было, а вон как хорошо дело пошло? Причём их родственники, живущие на родине, в родных стенах, дошли бы до крайней степени нищеты, кабы не новороссийская родня. Им там стены — тоже не помощники! А таких доброхотов, как российские чиновники и правозащитники, которые постановили, что те люди, которые здесь не сеяли, не пахали, должны получить всё здесь и сейчас, там нетути! Стены есть, а щедрых за наш счёт чиновников нету! И не спорится без них дело! Хоть тысячу раз свободный рынок объяви! Ни во рту слаще не станет, ни в карманах денежки не зазвенят Может, дело не только в стенах?
Но на стены у нас, аборигенов, тем не менее, только и упование: и поставят тебя к ней, родимой, если спросишь, мол, почему это такое положение? Тебе сразу закон об экстремизме и стеночку в придачу: становись! И лезть, придёт охота, есть куда.
Но, господа чиновники, не ограничивайте свои знания народной мудрости. Откройте словарь Даля. Там, кроме этой, много и других пословиц с поговорками.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой