Авторский блог Евгений Дмитриев 03:00 15 апреля 2008

ОПЕРА.РУ — ПРЯМОЕ ДЕЙСТВИЕ

0
НОМЕР 16 (752) ОТ 16 АПРЕЛЯ 2008 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Евгений Дмитриев
ОПЕРА.РУ — ПРЯМОЕ ДЕЙСТВИЕ
«Майская ночь» в театре Станиславского и Немировича-Данченко
В оперу ходят по трём причинам: для утверждения статуса, для получения эстетического наслаждения, для стимулирования мозгового кровообращения. В идеале совмещаются все компоненты. В реале же отсутствие первого нередко и действует, как правило, благотворно; упор на втором — роскошен, но нечаст и является уделом знатоков-от-консерватории; повышенное внимание к третьему — способ проживания зрелища людьми неспециальными, но сообразительности не лишенными.
Относясь, безусловно, к третьей категории граждан, я намеренно не стану касаться второй составляющей оперного качества. Замечу, что спето и сыграно было хорошо. Я бы употребил кое-где даже более сильный комплимент (например, "изумительно точно"), но задача сегодня иная.
И продиктована она не блестящим дирижёром Феликсом Коробовым (музыкальным руководителем постановки), но Александром Тителем — в чём-то уникальным режиссёром нашей оперной сцены. Задача которого — как раз и есть "удаление из зала" зрителя "первой категории".
Расправившись с этой частью публики, режиссёр немедленно приступает к игре с тем, кто способен к активному соучастию. Интеллектуальное взаимодействие начинается неожиданно: в то время как на Украине на русский язык в зрительном (пока только, к счастью, кино-) зале наложено эмбарго, Александр Борисович начинает "Майскую ночь" в Москве с трансляции "просьбы о выключенных мобильниках" на "нэзалэжний мови". Которая звучит, правда, после русского и английского текстов, но всё равно — оцените жест!
Запрограммировав таким образом лубочность восприятия, Титель с помощью художника Владимира Арефьева (вот ещё один чародей подмостков!) продолжает карнавализиро- вать ситуацию. Не выходя парадоксальным образом из полностью мифологизированного народного сознания. Сверхсерьёзного, между прочим. Отметим пока эту "точку перегиба" от низкого к высокому и двинемся дальше.
Титель в своём спектакле упраздняет пространство и время. Он отображает русский космос, стоящий выше категориально и простирающийся шире умственно, чем чаяния этнолюбивых малороссов или великороссов по отдельности. Он глубже смыслом также и мечтаний национал-космополитов общерусской идеологии. Он универсален, а некоторый "нац. колорит" придаётся зрелищу народным представлением о рае. Вот оно — наше!
Для начала А.Б.Титель интегрирует русский Золотой век по времени. Тому способствует сам музыкально-драматургический материал. Расцвет русской литературы представлен Гоголем. Музыка Римского-Корсакова создавалась в период наибольшей мощи русской композиции. Даже "критаюга" (тот же век золотой) русского театра нашла отражение в спектакле Тителя: в нём есть Станиславский, привлечённый Чеховым. При этом драматург сам попадает в карусель "Майской ночи" анектодично: посредством оружия, которое появляется, но не стреляет.
Культурному "раю земному" Титель придаёт материальный довесок в духе народного хилиазма. Тучные стада и бескрайние нивы Александр Борисович снайперски точно помещает в сладостное время Союза и Сталина, реальный Золотой век русского геополитического могущества.
Однако не нужно думать, что социальное государство "Майской ночи" Тителя основано на плоском примитивизме потребительской вселенной. Мир, построенный на сцене, существует на трёх уровнях. Понятно, что русалки ему почти имманентны. С "низом" у селян Н.В.Гоголя проблем нет: утопленницы свободно оперируют среди живых. Умерших в данном раю не бывает: есть "не-мёртвые".
О мире же "горнем" напоминает лестница, которая без видимой пользы висит посреди сцены весь первый акт. Тоже нетривиальный образ: Небо — оно в повседневной жизни неудобно, Бог, конечно, живый, путь к нему открыт, но воспользоваться этим фактом торопится не каждый. И всё же "частные пространства" Тителем отменены. Его спектакль живёт в непрерывном мире сакральных возможностей. А его "мгновенная промежуточность" обусловлена еще одним очень важным обстоятельством.
Известно, что наибольшие напряжения достигаются в чаяниях. Провидцы появляются на переломах эпох. Экстатики сопровождают революции. Чрезмерность во всём есть спутник мессианских устремлений, и более всего она проявляется в области тонкой материи. Потому и переживают ренессансы многочисленные "сатьяюги" (= критаюга = Золотой век) философии и поэзии.
Ожидание "спасителей" сопровождается "народностью", она вызывает лозунговость; жизнь, не теряя в сложности, тяготеет к "прямому действию".
О сложности пишет поэт переломного времени: "Всё смешалось в общем танце, И летят во все концы Гамадрилы и британцы, Ведьмы, блохи, мертвецы" (Н.Заболоцкий, "Обэриутская колыбельная"). Простоту проповедует пророк "Общего дела" Николай Фёдоров в философии.
Предельности интеллектуально-философской экзотики (воскрешение всех ушедших для достижения всеобщего счастья — Н.Ф.Фёдоров) Титель и Арефьев сопоставляют столь же невероятное изобилие природы. Где "висящий над косогором неподвижный серп луны" превращается во втором акте в два, три (кто больше?) ночных светила на небосводе.
Революция тотальна, она дарит новые смыслы; для своих творцов и их попутчиков она — действительно, рай: "Высока земли обитель. Поздно, поздно. Спать пора! Разум, бедный мой воитель, Ты заснул бы до утра. Что сомненья? Что тревоги? День прошел, и мы с тобой — Полузвери, полубоги — Засыпаем на пороге Новой жизни молодой".
Вот она — упомянутая выше "точка перегиба". Серьёзный абсурд. Великая поэзия. Во всём видимая. В простоте совершаемая. Революция навсегда. Вечное обновление и вечное возвращение. Грандиозное всеобщее воскрешение и слияние в танце готичных русалок с хуторянами — не это ли русский космос?
Изображенный Тителем-Арефьевым точными до наивности выразительными средствами. Заставляющими, однако, вспомнить Оскара Уайльда, устами одного из своих персонажей сказавшего, что "простые развлечения — последнее прибежище сложных натур".
Незамысловатость и эффективность применяемых для строительства данной вселенной мер придают действию не просто достоверность — реальность. Магическую, но столь же отличную от виртуальной, сколь отличен заголовок данной статьи от цепочки символов "http://www.opera.ru/action_directe". Которая имела бы смысл, заговори мы о беспочвенных фантазиях потерявшего святость постиндустриального мира.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой