Авторский блог Лидия Новикова 03:00 5 декабря 2006

НЕ ЗНАЕТ ПОКОЯ ВЕРЕТЕНО

0
№49 (681) от 06 декабря 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Лидия Новикова
НЕ ЗНАЕТ ПОКОЯ ВЕРЕТЕНО
Вопреки «реформам» поднялось из руин сибирское предприятие
Веретено — это фамилия человека, чья жизнь, по случайному совпадению или совершенно закономерно, связана именно с тем производством, в котором главную роль веками играют ткани. Василий Анофриевич — директор Новосибирской швейной фабрики "Северянка", которая ныне — акционерное общество. Предприятие выжило в годы развала — не благодаря, а вопреки пресловутым "реформам". Но каких трудов это стоило и коллективу, и его многоопытному руководителю!
Разрушать и растаскивать легкую промышленность государства начали еще болтуны-"перестройщики", а уж об откровенных крушителях-"реформаторах" нечего и говорить. За свою 70-летнюю историю фабрика и вся отрасль видели всякое, но чтобы успешное производство беспричинно сворачивалось и целенаправленно уничтожалось в угоду любым варягам и ради их личной выгоды — такого позора история легпрома не знала и не предвидела. Стараниями жулья любого ранга уплывали на сторону технологии выработки сырья и материалов, моделирования и пошива продукции, исчезали дорогостоящие станки и целые линии. Одни вывозились и продавались в угаре халявного обогащения, другие, все с той же целью, безжалостно превращались в металлолом…
С исчезновением производства исчезла из отечественной легкой промышленности и ее продукция, далее, по принципу падающего домино, свернули свою деятельность многие Дома моделей, потеряли работу дизайнеры и демонстраторы новой одежды… Так прекратил свое существование и крупный Новосибирский центр модельного творчества, не выдержавший условий и требований дикого "рынка". Веретено, спасавший свою "Северянку", собрал под ее крыло и оставшихся не у дел самых талантливых кутюрье сибирской столицы, которые были готовы попросту разъехаться из родных мест. Сам он крутился под стать своей редкой фамилии, заряжая энергией и родной коллектив, убеждая не бросать дело, сопротивляться, стремиться выстоять. И народ его не подводил: кроили, шили, придумывали, не переставая и несмотря на грошовые в ту пору заработки. Под влиянием времени фабрика акционировалась, но в частную лавочку не превратилась, не отказалась от государственного участия. Это и позволило, к примеру, при закупке нового оборудования в Швейцарии, Японии, Германии получить определённую помощь от властей города и области. Теперь при помощи ЭВМ раскраивают ткани, повышают производительность труда, а в нужный момент — легко перестраиваются на выпуск новых моделей. Чтобы на затовариваться устаревшими моделями, на "Северянке" не реже, чем два раза в год, меняют ассортимент. А чтобы не растерять кадры, директор сумел наладить работу столовой с недорогими ценами и даже возродил пансионат для отдыха тружеников, как это было в советские годы.
Благодаря этим и другим факторам сегодня коллектив фабрики чувствует себя увереннее. Заработали филиалы в нескольких городах Новосибирской области, появились свои фирменные магазины. Изделия "Северянки" узнаваемы, их ждут покупатели, они не залёживаются, достаточно конкурентоспособны. На выставках, в том числе и в Москве, сибиряки нередко занимают первые места среди отечественных швейников. И местные власти уже, кажется, осознали, что свои производители — это надёжно и качественно, в отличие от дешёвого завозного хлама. Опыт "Северянки" показывает, что в стране производство хороших товаров народного потребления — вопрос решаемый, необходимы лишь встречная заинтересованность власти, ее внимание и забота.
А еще нужны друзья и помощники. У "Северянки" среди таковых — депутат Госдумы РФ из Новосибирска, коммунист Любовь Швец, женщина тоже, как видим, со "знаковой" фамилией. Это по её инициативе фабрика уже трижды гостила в стенах Госдумы, успешно демонстрируя свои изделия. Дело, разумеется, не из легких и не из дешёвых — привезти в Москву для показа депутатам товар из сибирской дали. Нужно обо всём договориться и в Думе, и "Северянке" всё просчитать. Но Швец считает особо важным наглядно продемонстрировать законотворцам, что есть в России ростки новых дел, достойный поддержки и распространения опыт, что могут шить модно и красиво и свои, русские умельцв. И она искренне сожалеет, что пока это — редкое явление, когда российское предприятие устояло перед уродливым "рынком" и продолжает выпускать товары для населения. Тем более, современную одежду для женщин. Зато она так же искренне рада, привозя в Госдуму "Северянку". Конечно, это реклама, но не столько для "Северянки", сколько для депутатов. "Северянка" показывает, а Швец доказывает, что есть из чего и с кем возрождать лёгкую промышленность.
В советское время именно эта отрасль была одним из не последних источников наполнения бюджета страны. А что сейчас? Лёгкая промышленность, как и многое другое, "лежит на боку". Если бы не нефтедоллары, то неизвестно, каким был бы наш бюджет. Конечно, это перекос. Но нужно, считает депутат из Новосибирска, поддержать лёгкую промышленность — и показывает коллегам товар лицом. А каждый раз при обсуждении очередного бюджета настаивает на поощрении предприятий вроде "Северянки". Они нуждаются в льготных кредитах, в облегчении таможенного бремени, в оборотных средствах. В ответ на свои доводы слышит от высокопоставленных чиновников министерства финансов привычные отговорки-вопросы: а кому оказывать помощь, за что поддерживать, если они, мол, не умеют как следует изготавливать продукцию? Ее ответ им — выставки изделий "Северянки" в той же Госдуме: идите и смотрите. И те, кто не предубежден, глядя на эту красоту, не решаются сказать, что-де "наши не умеют". Все отмечают: умеют и притом — блестяще. Вот такая "наглядная агитация".
Думается, в немалой мере благодаря упорству, благодаря истинному патриотизму таких людей, как депутат Л.Швец, удалось решить хоть маленькую пока толику проблем в деле перелома драконовской политики минэкономразвития и минфина по отношению к отечественным производителям. В бюджете текущего года появилась строка расходов на погашение повышенных процентов за кредиты для предприятий лёгкой промышленности. В бюджете на 2007 год такая строка сохранена. Но это, конечно, слишком мизерное послабление на фоне жестоких условий того бесконтрольного рынка, в который брошены предприятия отрасли. Они обложены огромными налогами, до 40% от дохода, их подкашивают растущие цены на электроэнергию, ремонты, на переоборудование. Та же "Северянка", чтобы выкрутиться из финансового дефицита, сдаёт, как многие ныне, рабочие площади в аренду.
Остается пока еще острой проблемой и приобретение тканей. Их приходится закупать самим чуть не по всему миру. Отечественная текстильная промышленность тоже рухнула, поэтому "ходоки" из "Северянки" направляются за тканями в Италию, Саудовскую Аравию, Корею. И вспоминают времена, когда продукция фабрики пользовалась спросом не только на внутреннем рынке, но и вывозилась в восточные и западные страны, когда шили для женщин всё — и верхнюю одежду, и лёгкую, и нарядную, и повседневную. Действительно, за семь десятилетий фабрика пережила многое, и об этом можно узнать в её музее, наличие которого — тоже неслабый фактор в деле возрождения любого предприятия. Хранятся в музее "Северянки" изделия и 30-х годов, и то, что шили для фронта, модели послевоенных лет и эпохи придуманного "застоя"… Главная их особенность в том, что сшиты они в основном из своих, отечественных, тканей. Теперь же за ними доводится ездить по белу свету и с горечью узнавать в закупленных тканях бывшие свои, родные, производство которых так бездарно загублено.
Та же Любовь Швец вспоминает, как ещё в дни горбачёвской “перестройки”, когда была проведена либерализация внешней торговли, из нашей страны были вывезены едва ли не в первую очередь ткани. Да-да, до 75% тканей лишились мы в считанные месяцы! Это ткани из натуральных и смешанных волокон, твиды, ткани, прозванные в народе "рогожка", клетчатые шотландки, изобретённые нашими текстильщиками ткани с лавсаном. Все знают, как практичны и удобны шерсть с лавсаном, лён с лавсаном. Их же по дешёвке закупили иностранцы, особенно немцы. А вместе с тканями — заодно и производившие их наши текстильные комбинаты. Теперь из Германии, но уже по рыночным ценам, к нам привозят товары, которые, по существу, являются копией тех, что производились в нашей стране в советское время. Вот такой "рыночный" парадокс, а говоря по-простому — открытое вредительство перевертышей.
Теперь о восстановлении утраченного советского текстильного производства российским швейникам остаётся только мечтать. Как в своё время Горбачёв, а потом Ельцин расшвыривали и разоряли целые отрасли, так и нынешние министры не спешат ничего поднимать и восстанавливать в России. Какое им дело до "Северянки" и до тех, у кого не хватает денег на гламурный шик? Не о народе, а о кучке "элиты" их забота…
Однако Новосибирская фабрика, как немой укор, а скорее — как вызов бездумным "реформаторам", выдаёт всё новые, и всё более интересные, то строгие, то романтичные модели женской одежды. Сосредоточились здесь на том, что наиболее популярно сегодня у покупательниц: на костюмных ансамблях, блузах, юбках, пиджаках из тканей с лавсаном, в полоску, в клетку, которых так много производилось в нашей стране в былые времена. Сейчас бы вернуть их, вздыхают в "Северянке", а мы бы столько еще напридумывали и пошили для наших женщин! И по умеренным ценам, не то что в бутиках, переполненных запредельно дорогостоящим импортом.
Как бы ни было трудно, цен "Северянка" не гонит. И уже самим своим существованием даёт понять, что покоя теперь не видать ни министрам, ни тем, кто выше. Придётся им заниматься и восстановлением текстильного производства, и наведением порядка на внутреннем рынке, где нередко покупателя соблазняет своей дешевизной низкопробный, а порой и вредный для здоровья ширпотреб. Придётся властям оборотиться с Запада на Россию, держать ответ перед потребителем, который желает одеваться в своё, добротное, доступное, отвечающее нашим традициям и вкусам. Не случайно последнюю выставочную коллекцию "Северянки", состоявшуюся недавно, вмиг раскупили даже взыскательные думские модницы. А потом приглашали новосибирских кутюрье приезжать снова, да ещё и заказов им надавали. Так что, как ни старались "реформаторы" — не всё уничтожили в рыночном хаосе. Выжили, сохранились на обреченных было фабриках и заводах России и мастера, и такие директора, как Веретено, не знающие покоя. Как же нужны они для возрождения всех сторон жизни в нашем Отечестве!

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x