Авторский блог Александр Проханов 03:00 5 декабря 2006

ВЛАДИСЛАВ СУРКОВ — СУВЕРЕННЫЙ ДЕМОКРАТ

0
№49 (681) от 06 декабря 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Александр Проханов
ВЛАДИСЛАВ СУРКОВ — СУВЕРЕННЫЙ ДЕМОКРАТ

Заместитель Руководителя Администрации Президента Владислав Сурков — идеолог. Пожалуй, единственный в среде действующих политиков. Он выстраивает "образ русского будущего" не в стерильных лабораториях или интеллектуальных катакомбах, но среди кромешной, актуальной политики, где каждый день — взрыв, каждый контакт — вызов, каждое решение — коррекция исторического пути. Вот уже скоро год, как он "запустил" в оборот формулу "суверенной демократии", ставшую опорой для "Единой России", а значит, и для власти в целом. Поняв смысл этой формулы, можно понять импульсивную, внешне противоречивую деятельность "правящей партии", угадать в сбивчивых заявлениях её лидеров вектор политических устремлений.
"Суверенная демократия" — это лексическая оболочка, в которую упаковано много смыслов. Эти смыслы Владислав Сурков решил, наконец, "распаковать" в своей статье "Национализация будущего", которая сделала "Эксперт" одним из самых читаемых журналов последнего месяца. Мне представляется важным сопоставить идеологию "Суверенной демократии" с идеологией "Пятой Империи", обнаружить их сходства и несовпадения.
И там, и здесь безоговорочно подтверждается факт — новое Государство Российское состоялось. Из катастрофических 90-х, из дыма погибшей Советской Империи родился новый исторический субьект, как мы его называем — "Пятая Империя". Родился среди враждебного мира, и чудо его рождения мгновенно обозначило его врагов — "Иродов", желающих заколоть "святого младенца". Сурков, внятно или намеками, перечисляет этих врагов. Это могучий Запад, навязавший нам "демократию вселенского типа", использующий эту навязанную абстракцию для управления русским развитием. Малейшее отклонение от абстрактного идеала вызывает со стороны Запада невиданное давление, отнимает у России право строить национальный уклад, распоряжаться в интересах развития собственными ресурсами, закладывать новое государство в согласии с неповторимыми традициями. "Суверенность" демократии — это способ отслоиться от назойливых западных контролёров, не пустить Запад внутрь российской экономики и политики, создать зазор для исторического маневра. В этом — феноменология сурковской формулы.
Далее он перечисляет агентуру, через которую Запад стремится восстановить свои позиции в России, лишить её суверенитета. Это "неправительственные", "некоммерческие" организации, живущие на иностранные деньги, надзирающие над русской общественной жизнью, подающие сигналы на Запад, который откликается на эти сигналы очередной политической атакой. Это "оранжисты" — активный слой внутренней оппозиции, те элементы расколотого, "несостыкованного" общества, которые используются Западом для внутренней деструкции. Хворост для быстротекущих революционных пожаров, одномоментно меняющих власть в стране. Это олигархи, могучий, сложившийся при Ельцине слой, опора экономического уклада, который действует в интересах Запада, когда всё русское богатство — сырьевое, интеллектуальное, культурное — работает в интересах западной цивилизации.
Всё это созвучно "Пятой Империи", как созвучна сурковская идея о преемственности всех российских исторических эпох, всех четырех "Империй", включая "Третий Рим" и "Третий Интернационал". Это предполагает конец изнурительной внутриисторической борьбы, направляет историческую энергию на взращивание нового государства.
Сурков, как и ревнители "Пятой Империи", отводит главное место в строительстве государства работе, "Общему делу" — огромному "производственному заданию", которое должен получить народ, строящий суверенное государство, озабоченный его судьбой и развитием.
"Развитие" — вот чем дышит работа "Национализация будущего". Рывок в технологиях, авангардное конструирование, творческий порыв, страсть к познанию, научному, культурному, религиозному. Базовый слой, взращивающий государство, по Суркову, — это творцы, пассионарии, одолевающие энтропию уныния и неверия. Именно так мыслят себя и кавалеры "Имперского ордена". Сурков рассматривает демократию, парламентаризм как способ включить в "дело" все слои населения. Все страты, все сословия, все народы, согласуя свои интересы через парламент, образуя "собор", включаются в "Общее дело".
Владислав Сурков — демократ. Он проделал длинный путь "демократической эволюции" от банкира "Менатепа" периода безбрежного либерализма к "суверенному демократу" времен путинской стабилизации. Он чувствует угрозу, нависшую над "демократией", предощущает её возможное свертывание. Предвидит катастрофические периоды ближайшей российской истории, когда централизм, и только он, будет способен мобилизовать народ. Сурков страшится этой неизбежности, бьётся над "люлькой демократии", как кормилица, у которой вот-вот пропадёт молоко. Этот материнский страх делает честь Суркову, наполняет "Пятую Империю" демократическим содержанием. Для него Император — это демократия. Сурков — "демократический империалист".
Здесь мы, возможно, расходимся. Централизм всё больше проступает сквозь камуфляж мировых демократий. Цивилизация стремительно усложняется. Управлять ею можно лишь с помощью новой "культуры", новых методик и практик, за которыми не поспевают старомодные парламенты и партии, становящиеся декоративными атрибутами "новой реальности". Сурков страстно, почти религиозно наполняет "имперский проект" своим демократическим содержанием. Чего не сделали до сих пор "левые", не предложив "новый левый проект". Не сделали ни "правые", ни "клерикалы", ни "радикальные националисты".
Сурков — художник, авангардист, конструктивист, справедливо полагающий, что идеология — это, во многом, дизайн, красота, абсолютно нетрадиционное творчество, где тени великого прошлого лишь аранжируют рывок в грядущее. Этот русский рывок, осуществленный по закону "нелинейных функций", реализуемый в "квантовой логике", позволит "перепрыгнуть" исторический ров, отделяющий бедную, изнывающую, дезорганизованную Россию от ослепительного Будущего.
Еще одно откровение работы Суркова — неявно он признает крах "национального государства", невозможность построить чисто русское государство, но лишь имперское, с включением в имперское строительство татар, якутов, чеченцев, — всех народов России, которая по-прежнему, потеряв драгоценные окраины, остается империей. Может существовать как империя. Иначе "Россия для русских" — без Татарстана, Сибири, Кавказа — еще один бессмысленный, обреченный на гибель огрызок. Имперский характер "суверенной демократии" несомненен.
Конечно, Сурков в нынешней его фазе — западник, глобалист, еще не решившийся провозгласить глубинный, неповторимый смысл русского топоса, мистический дух "русской цивилизации", космизм русского "инобытия". Но он — молодой идеолог, у него еще всё впереди. Катастрофы, о которых он говорит, заставят его обратиться к "русской идее" как к альтернативе падающему в пропасть Западу. Уповать на гигантские, скрытые в неповторимой русской истории резервуары энергии, которая питает философию "Русской Победы". Вероисповедание божественной России.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x