Авторский блог Владимир Бондаренко 03:00 28 ноября 2006

ДРАМА И ПОДВИГ СЕРГЕЯ БОНДАРЧУКА

0
№48 (680) от 29 ноября 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Владимир Бондаренко
ДРАМА И ПОДВИГ СЕРГЕЯ БОНДАРЧУКА

Я искренне рад, что с помощью президента, хоть и заплатив чуть ли не восемь миллионов долларов, из итальянского плена привезли рабочие пленки, отснятые великим русским режиссером Сергеем Бондарчуком по роману Михаила Шолохова "Тихий Дон". Надеюсь, это только начало, надеюсь, со временем привезут и десятисерийную авторскую готовую версию.
Писатель мечтал и просил своего друга сделать новую экранизацию его эпического романа назло всем сплетням и хуле недоброжелателей.
Режиссер долгие годы мечтал снять фильм по роману, два года готовился снимать "Тихий Дон" для советского телевидения. Сам же написал сценарий, сначала на 20 серий, потом, под нажимом руководства телевидения, сократил до девяти. Но… началась “перестройка”, состоялся печально знамени- тый пятый съезд кинематографистов, позорно оплевавший великих мастеров советского кино, прежде всего Сергея Бондарчука, и государство — перестроечно-горбачевское — трусливо отказалось от великого режиссера и великого писателя, беря курс на "Детей Арбата" с их, как утверждали иные критики, "шекспировским размахом". Шолохову и Бондарчуку противопоставили Рыбакова и Абуладзе. Но где нынче те "Дети Арбата" и то "Покаяние"? На помойке времени.
В России снимать фильмы Сергею Бондарчуку было отказано. И как этому радовались те же самые критики и режиссеры, которые сегодня мажут грязью показанный по Первому каналу семисерийный сериал "Тихий Дон". Теперь они — эти же Натальи Ивановы (какое ей дело до кино? но истошная либералка тут как тут, если надо где поругать русское искусство любого жанра, любого направления), Юрии Богомоловы, Михаилы Куперберги, Ирины Петровские, активные "прорабы перестройки", сделавшие всё, чтобы не допускать Сергея Бондарчука до работы на родине, — его же упрекают за использование голливудских кинозвезд, за съемку сериала на английском языке, и даже за отсутствие гражданской позиции в фильме. Мол, всё про любовь да про любовь. А где же трагедия и величие революции и гражданской войны?
Долго ли, коротко ли, но время шло. Нашелся итальянский продюсер Энцо Рисполи, занимающийся строительным бизнесом, который в своих не самых чистых, как оказалось, коммерческих целях — скорее ради отмывания денег — дал русскому режиссеру средства на экранизацию "Тихого Дона". Но с жутчайшими условиями.
Сериал делался прежде всего на американского зрителя — именно там хотел продюсер Рисполи сорвать солидный куш. А значит, ставить надо было откровенно поглупее, попримитивнее, с захватывающими любовными страстями — никакой русской национальной трагедии, никакой загадочной русской души. Как вспоминает Ирина Скобцева, Рисполи так и говорил Бондарчуку: "Для этих дураков американцев надо всё попроще, попроще". Непременно все главные роли должны были играть известные западные актеры, лишь на вторые роли продюсер разрешил взять русских мастеров. Даже супруге Сергея Бондарчука Ирине Скобцевой повезло случайно: в самый последний момент отказалась от роли матери Григория Мелехова Василисы Ильиничны приглашенная западная актриса, искать другую не было времени, и продюсер дал добро. Съемки фильма велись на английском языке.
Пойти на все ужасные условия итальянца, продраться сквозь все голливудские красивости, сквозь западное лицемерие, и всё-таки хоть как-то, но вернуть роман "Тихий Дон" мировому, а затем и русскому читателю — это была и есть задача номер один. И зря сегодня Феликс Кузнецов забывает об этой задаче. Подыгрывая либералам, говорит о “мертвом” фильме Бондарчука. Читатель, который сегодня брезгливо морщится от увиденного в телевизоре, — вспомни, что писалось в те 90-е годы о Шолохове и "Тихом Доне". И кто бы осмелился, да и осмелится ли в ведомстве Швыдкого, даже сегодня вновь экранизировать какое-либо произведение Михаила Шолохова?
Это был, безусловно, подвиг Сергея Бондарчука, согласившегося на все каторжные, суперцензурные условия ради того, чтобы смело поднять знамя "Тихого Дона" как символ великой литературы ХХ века. Об этом бы неплохо помнить иным казачкам и атаманам сегодня, подсчитывающим количество погрешностей в телевизионном сериале.
Меня поразила публикация в "Независимой газете", где нынешние ряженые атаманы упрекают режиссера: "Можно ли себе представить Мелехова без усов — это считалось большим позором…", далее идет большая фотография Артема Житенева этих самых атаманов. Молодец фотограф, а выпускающий в газете и не сообразил. Как и положено, атаманы в советской военной форме, с кучей липовых орденов, выданных неизвестно кем и неизвестно за какие заслуги, и при этом — все, как один — безусые, говорящие о позоре безусых казаков. Сами же отказались от своих обычаев, господа казаки, что же вы требуете от иностранных актеров? Кстати, заодно выскажусь и по поводу непокрытой головы Аксиньи, которой тоже поражаются десятки киноэкспертов из самых влиятельных либеральных газет. В "Московских новостях" удивляется Ольга Мартыненко: как это, замужняя казачка и с роскошными непокрытыми волосами ходит? — позор, однако! Будто в редакции "Московских новостей" в жару этого года все сотрудницы волосы скрывали под повойниками? И откуда слова такие узнали, неужто Виталий Третьяков из-за границы привез? "Повойник", "плетень" или как надобно сидеть в седле? Хотел бы я на Третьякова посмотреть в этом самом казачьем седле. Приезжайте, господа журналисты, на этот самый Дон летом и найдите мне хоть одну покрытую голову замужней казачки — бутылку коньяка поставлю. Нечего теперь уж на зеркало западное пенять, коли сами забыли традиции. Вот что я вам скажу, ряженые казачки.
Девяносто процентов критики во всех газетах посвящено разбору этнографических несовпадений у Сергея Бондарчука с жизнью старого Дона. Даже Наталья Иванова разволновалась: "Подняв икону Бондарчука, мы оказались в дураках. Потому что фильм на самом деле абсолютно нерусский… Получается, что на самом деле на волне патриотизма фильм, в котором играют иностранные актеры, и достаточно плохо, я бы сказала, играют, по сравнению с Быстрицкой, нашей первой еврейской красавицей, в роли Аксиньи, или Эммой Цесарской, которая была необыкновенная красотка…" Уф-ф, в чем же нерусскость по Ивановой: в том, что на этот раз Аксинью играет не еврейка? На самом деле, вот о чем итальянец Рисполи не подумал, и подвел нашего Бондарчука — надо было, оказывается, и третью красотку подобрать на роль Аксиньи после первых двух известных русачек: Цесарской и Быстрицкой... Тогда бы и “казачка” Наталья Иванова успокоилась.
Мало того, что фильм снимался для американского зрителя, и даже Сергею Бондарчуку было не до этнографического сходства деталей, но и наш зритель, если бы его не науськали разнообразные либеральные журналисты и критики, вдруг крайне озабоченные распущенными волосами Аксиньи, знать бы не знал, что было в стародавнем казачьем быту. Фильм-то снимался не музейный, не этнографический… Режиссер умело воспользовался в данном случае политической и культурной безграмотностью итальянского сомнительно-строительного продюсера, ибо опытный либерально настроенный продюсер не рискнул бы в те годы ставить Шолохова. Продюсер клюнул на всемирную известность режиссера, его "оскароносность". Оба пошли на большой риск. Оба во многом проиграли.
У продюсера кончились деньги. Банк, выдавший кредит, забрал и готовый фильм, и отснятые пленки за долги. Дальнейшая судьба неудачливого продюсера меня не интересует, пусть с ним разбирается итальянская полиция.
Сергей Бондарчук — в жутчайших условиях кабального договора, в кратчайшее время, в основном на Дону, недалеко от Вешек, где был отстроен целый хутор: с вётлами, мельницей, плетнями, хатами — за одиннадцать месяцев полностью отснял весь материал. Он бывал строгим и жестким по отношению к актерам, не было времени на мечтания. Как говорит Руперт Эверетт: "Мне понравилось работать с Бондарчуком, это была чрезвычайная личность, очень темпераментный человек…" Еще за шесть месяцев он полностью смонтировал десятисерийный фильм. Фильм был готов к показу англоязычному, то есть, американскому зрителю. Об этом почему-то предпочитают помалкивать озлобленные либеральные поклонники староказачьего быта. Этот, по сути, готовый фильм на английском языке так и лежит до сих пор на полках итальянского банка под запретом, в надежде, что он-то и пойдет со временем гулять по всему свету. Нам за бешеные деньги продали только рабочие пленки фильма. Думаю, после продажи рабочих пленок западные прокатчики уже за относительно дешевую цену выкупят готовый фильм и покажут всему миру. А нам придется этот, настоящий фильм Бондарчука, вновь покупать у той же Америки, но те же наши Швыдкие докажут: мол, покупать-то и незачем, мол, мы его почти что и посмотрели…
И тут уже на первую дымовую завесу бондарчуковской режиссерской концепции: западнизацию всего сценария, использование иностранных актеров и озвучивание на английском языке, — легла вторая завеса: чужой монтаж. Драма продолжилась.
Да, монтировал отснятый материал сын Сергея Бондарчука Фёдор Бондарчук. И вот его, Фёдора, мнение: этот фильм "…можно снимать про любовь. Так вот о любовном, даже не треугольнике, а многограннике на фоне страшных изменений в ортодоксальной жизни русского казачества и повествует "Тихий Дон" Бондарчука, мне так кажется…"
Такой фильм о любовных взаимоотношениях Григория и Аксиньи, Григория и Натальи, Аксиньи и молодого барина, Аксиньи и Степана, Петра и Дарьи, Михаила Кошевого и Дуняши, Пантелея Прокофьевича и Василисы Ильиничны, мы и получили на свои телеэкраны. Своего рода любовно-семейную сагу Мелеховых.
Может быть, стоило отдать все эти рабочие пленки не сыну — любителю любви, а режиссеру из того же поколения, что сам Сергей Бондарчук? Остались же еще стареющие, и, как правило, не занятые режиссеры. Пусть не спеша, по-стариковски, смонтировали бы сериал. У режиссеров того поколения примерно одно видение эпохи, понимание событий истории, иной исторический менталитет.
Фёдор Бондарчук, при искренней любви к отцу, всё видит совсем по-другому, и потому он историю страны выкинул вовсе, чтобы не переделывать под свое видение, не ломать отцовскую концепцию, которую ни развить, ни понять не мог. И получилась любовь на фоне истории. Трагедия любви без национальной трагедии. И сделана она неплохо, что бы ни говорили все нынешние скопища теле- и кинокритиков.
Сравните с "Тихим Доном" все идущие ныне с утра до ночи постельные мелодрамы, от которых не оторвать наших обывателей, и которые дружелюбно приветствуются Петровскими и Богомоловыми. Они же на порядок хуже сляпаны, об игре актеров и говорить нечего! Неужели на фоне нынешнего бездарного сериального беспредела не нашлось ничего поругать, кроме сериала "Тихий Дон"? И чтобы я после этого поверил в объективность нашей критической “киноэлиты”? Продажные дельцы, отыгрывающиеся на мертвом льве — Сергее Бондарчуке... Мне в сериале "Тихий Дон" даже Никита Михалков, с которым частенько не соглашался, показался к месту. И голос его скреплял на живую нитку оборванные места из отснятых пленок "Тихого Дона".
Забудем про все бытовые несоответствия, о которых, если честно, и на самом Дону сегодня простой зритель не догадывается. Если бы не особая антибондарчуковская корысть всех этих злопамятных перестройщиков, разве наши зрители определили бы, как идет настоящая казачья лава, в какую сторону смотрит чуб у Григория, и может ли быть на хуторе мельница? Неужто вдруг нашим киношным русофобам захотелось вдруг вкусить настоящей казачьей лавы, что за садомазохизм? Неужто и всерьез все эти Михаилы Куперберги и Игори Камировы мечтают о ней, настоящей? Неужели им мало слегка европеизированной конницы? Хочется больше крови, расстрелов, пыток: мол, русские — это же живодеры. Почему не пытают друг друга, почему не насилуют ту же Аксинью зверски, а потом не забивают во весь экран так же зверски её насильника, как было в романе? Киноэстеты “жаждут крови” — и Сергея Бондарчука, и Никиты Михалкова, и Михаила Шолохова, и просто крови. Главный упрек критиков: почему Сергей Бондарчук воочию не показал все “зверства большевиков”, крупным планом, с вывороченными кишками и отрубленными головами?..
Да не хотел Сергей Бондарчук продолжать русское кровопролитие в двадцать первом веке! Это вам всем и не нравится.
Сериал отсмотрели и будут смотреть в основном те, кто романа "Тихий Дон" еще не читал. А уж про количество нарядов, или про то, на какой бок казачью фуражку клонят, и вовсе не догадывающиеся. Вот им-то по душе пришлась и русская француженка Дельфин Форест в роли Аксиньи, и сумрачный красавец Руперт Эверетт в роли Григория Мелехова, и великолепный Владимир Гостюхин в роли Петра Мелехова, и даже чересчур оголтелая Дарья, которую столь страстно сыграла Наталья Андрейченко. Ну да, конечно же, это русская казачья история, прочитанная европейскими актерами. Мне было интересно, как поймут западные актеры запутанную казачью историю о любви? Как сыграют наших национальных героев? И сто раз отмеченные критиками какие-то невсамделешные коромысла Дельфины Форест меня абсолютно не задевали. Но, по-моему, наши нынешние Хабенские и все эти графоманистые менты в подметки не годятся своей игрой всему звездному составу "Тихого Дона". Впрочем, к собственно игре и у нынешних критиков претензий маловато набирается. Всё больше пишут о несоответствии с романом и несовпадениях со староказачьим бытом.
Еще одно доказательство осознанной антибондарчуковской газетной кампании. Задумайтесь, что это наши либералы так дружно подчеркивают "голубоватость" Руперта Эверетта — что он там, на экране, штаны с кого-то из казаков снимал?
Не писали бы об этом, так и казачки бы приутихли, в своё время очень даже обожавшие гуляющего по станице красавца. Надо же было кому-то осознанно раззадорить их. Что-то у всей нашей прессы без исключения странное влечение к "голубизне"...
Хочу отметить, что и Дельфина Форест, и Руперт Эверетт чисто внешне крайне близки к описаниям шолоховских героев, можете взять "Тихий Дон" и убедиться сами. Да и старик Пантелей Прокофьевич взят будто бы из самых настоящих турецких казаков. Турок — он и есть турок.
Конечно, это как бы любовный конспект романа. Будем пока довольствоваться им.
Я уверен, что с неизбежностью со временем мы получим, — в конце концов, кому это будет интересно — купим на Западе десятисерийный "Тихий Дон" Сергея Бондарчука. Будем считать нынешний просмотр лишь началом нового открытия великого режиссера.
И разве этого мало? Ведь даже в нынешней версии сквозь все иностранные влияния, сквозь чересчур голливудский монтаж, проглядывается всё та же любовь Сергея Бондарчука к русской природе, великолепные кадры и эпизоды, блестящие пейзажные съемки. Да и построение образов героев строится всё так же, как в "Войне и мире", и в "Судьбе человека". Через чередование раздумий и действий, внешней замедленной демонстрации деталей быта и взвихренного показа поступков героев.
Прошу читателей и зрителей: да не верьте вы разнузданной грязной кампании, забудьте о существовании каких-то геев в природе, о бедных повойниках и даже о неправильном говоре, хотя и здесь эти московско-одесские специалисты донского говора достанут любого до печёнок... Кому хочется услышать, как говорят на Дону, — езжайте на Дон. А кому хочется понять и оценить последний подвиг режиссера Сергея Бондарчука, купите полную версию, как это сделал я, и отсмотрите с большим интересом. Несмотря ни на что, видна рука мастера. Знак мастера. Видны его последняя драма жизни и его последний подвиг.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x